Дмитрий Русских, депутат ОЗС

Видео 14:34, 30 марта 2018 717 0

"Особое мнение" от 20.01.14

Дмитрий Русских:
"Когда я увидел этот ролик (ред.: по проекту строительства в овраге Засора), мне показалось, что его где-то нашли... Некоторые товарищи говорят, что это проект "Бочаров ручей" в Сочи... Там везде какие-то водопады, бассейны, все из стекла - это южный проект..." 


Печатная версия передачи:

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Дмитрий Русских

С. Занько: 13:07 в Кирове. Меня зовут Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня будет выражать депутат областного Заксобрания Дмитрий Русских. Добрый день.

Д. Русских: Добрый день. Всем слушателям тоже добрый день. Всех с праздником Крещения, который вчера был. Зима встала на свои рельсы, теперь настоящая русская зима.

С. Занько: Ты наблюдал вчера совершенно потрясающее природное явление — свечение вокруг Солнца, радуга такая двойная была.

Д. Русских: Да, день вчера был просто изумительный.

С. Занько: Над поселком Радужный это было. Радуга над поселком Радужный.

Д. Русских: Мне вообще кажется, что над городом Кировом и над всеми окрестностями было примерно тоже самое.

С. Занько: Говорят, что это хорошая примета.

Д. Русских: Будем надеяться.

С. Занько: Все издания на прошлой неделе и сейчас, в начале этой недели комментируют то, что происходило на заседании дискуссионного клуба «Вечерний», где принимал участие ты, и Борис Веснин. Вас просто разобрали на цитаты, и я сегодня буду к этим цитатам обращаться. Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес-новости» в своей колонке в нынешнем выпуске газеты написал: «В предстоящей предвыборной гонке, что бы кто ни говорил и как ни критиковал, кировские политики постараются выторговать для себя в обмен на поддержку место в будущей системе региональной власти или преференции в бизнесе». Ты согласен, что именно так будет происходить?

Д. Русских: Я думаю, что частично. У нас уже преференции в бизнесе есть у определенной группы, которая в течение десяти лет пыталась их получить, и мы прекрасно понимаем, чем это все закончилось. Насчет системы региональной власти... Я надеюсь, что губернатор Белых не зря пять лет прожил, руководил территорией, он должен четко понимать наш менталитет, должен понимать, что работать у нас очень нелегко, и это связано с тем, что необходимо понимать, что хотят кировчане, их слышать и к ним относится, может быть, в каком-то другом формате, а не то что «я вас слышу, но сделаю по-своему». Мне кажется, что в первую очередь команду должен комплектовать сам губернатор с понимаем того, что он будет отвечать за все, что происходило на территории последние пять лет.

С. Занько: Когда ты говоришь, что он должен их слышать, ты кого имеешь в виду? Те самые элиты, о которых ты говорил и о которых говорит Олег Прохоренко, политические или бизнес-элиты, или народ?

Д. Русских: Если я скажу, что мне ближе народ, то мне многие скажут, как можно слышать народ. Я думаю, что тут нужно постараться слышать всех, в том числе и бизнес, малый и средний я не говорю о крупном, мне казалось, что в правлении Никиты Юрьевича Белых как раз крупный бизнес очень хорошо слышали, и не просто слышали, у меня такое ощущение, что его просто на руках носили. Малый и средний бизнес, промышленные предприятия, которым в условиях экономического кризиса тоже становится гораздо тяжелее, чем было до этого, и жители Кировской области. Будет избирательная кампания, я думаю, что много должно быть у губернатора встреч в рамках предвыборной кампании с населением Кирова и Кировской области. Как раз я думаю, что все минусы и плюсы, пожелания он услышит.

С. Занько: Скажи, пожалуйста, интересы простых граждан и интересы бизнес-элит в Кировской области совпадают?

Д. Русских: Я думаю, что ни должны совпадать. Может быть, на данном этапе они не совсем совпадают, но если бизнес социально ориентированный, он не хочет никуда бежать, но хочет просто честно работать, и чтобы ему не мешали, то то, думаю, что интересы в принципе одинаковые. У нас бизнес дает рабочие места, платит налоги и нахождение его не территории очень важно для города Кирова и области, и в том числе для власти. Думаю, это вообще неразделимые вещи.

С. Занько: Это то, как должно быть. А как есть на самом деле?

Д. Русских: Я думаю, что про кого мы не знаем, кто по-тихому работает, ведет свой бизнес, платит налоги, как-то его развивает, и он так давно уже живет. У нас много бизнеса, про который мы не знаем, который не лезет ни в политику, ни в бюджеты, он просто выполняет свою работу во благо жителей Кировской области. При всем при этом я хорошо представляю, что федерации различных видов спорта Кировской области за все эти годы выжили только благодаря тому, что такие честные и порядочные бизнесмены им на протяжении многих лет помогали, при этом ничего не прося и нигде об этом не крича. А то у нас так очень любят — дали на копейку, прокричали на миллион.

С. Занько: А те крупные бизнес-структуры, про которые мы все знаем?

Д. Русских: Я считаю, что они не работали на развитие экономики и жителей Кировской области.

С. Занько: Хорошо. Далее Олег Прохоренко в своей колонке делает вывод: «Перед Белых стоит непростой выбор: или обещать «всем сестрам по серьгам», или снова брать в правительство лишь людей, независимых от групп влияния, пусть и не наилучшей компетенции». В какую сторону, как ты думаешь, Никита Юрьевич сделает выбор, если такой выбор перед ним стоит сейчас?

Д. Русских: Мне кажется, что Никите Юрьевичу ближе путь оставить все как есть. У нас фактически проблема власти в том, что туда пошли люди-непрофессионалы, люди, которые вообще не понимают, где они живут, как бизнес развивается, как должна социальная жизнь развиваться. Я тебе один пример приведу. Вы мне объясните смысл принятия муниципальным образованием города Кирова решения по строительству «Хилтона» рядом с муниципальной, принадлежащей городу Кирову, и, значит, кировчанам, гостиницей «Вятка»? Это кто мог такую ерунду придумать, когда в интересах другой гостиницы фактически уничтожается муниципальная гостиницы, называемая «Вяткой»? При этом мы четко понимаем, что сегодня и так невелик поток туристов в Киров, и проблема с местами в гостиницах — одна старая, другая новая, одна частная, другая старенькая, муниципальная, какую выберут приезжающие люди? Понятно, что они выберут новую. Ситуация в муниципальной гостинице будет с каждым годом финансово ухудшаться, мы будем нести дополнительные расходы из бюджета по поводу ее содержания и так далее. Меня спрашивают, а что надо было делать. Надо было предложить «Хилтону» выкупить гостиницу «Вятка», из нее сделать или новую, или реставрировать, сделать современную гостиницу. Все нужно было обсуждать. Вы хотите иметь гостиницу? Вот, прекрасная гостиница. Она, в общем-то, сегодня городу как таковая не нужна, это история старых лет, когда были МУПы, они создавались еще в советское время. Вы забирайте, мы даже не будем претендовать на какие-то большие деньги. Вот, допустим, у нас есть проблема с садиками. Давайте мы ее вам продадим, а вы нам построите два детских садика, и забирайте за это гостиницу «Вятка», которая, в общем-то, нам не нужна.

С. Занько: Ты считаешь, что такие решения, как строительство гостиницы «Хилтон» рядом с с муниципальным учреждением — это что такое? Это неграмотное решение тех самых членов команды правительства, которых Олег Прохоренко называет людьми не лучшей компетенции. Поэтому такое решение возникло?

Д. Русских: Можно по-разному к этому относится, или это непрофессионализм, или это какая-то составляющая, принятие решений не во благо города, а во благо определенных людей, крупного бизнеса, который к нам в город приходит, и с ним бегают как с золотом каким-то. Пример - «Коперник». Почему у нас столько внимания приковано к обычной московской компании, которая хочет построить спортивное сооружение? Про нее говорит вся городская власть, про нее говорит правительство, губернатор, население. При всем при этом мы им отдаем лучшее место в городе, в парковой зоне. Почему такой приоритет? Вообще, почему мы должны об этом так говорить? Пришел инвестор, ему дали все условия, и, пожалуйста, работай. Это хорошо с одной стороны, но почему мы выборочно бегаем, чаще с приезжими компаниями, и даем им «зеленый свет», куда они захотят? Хотите в парке — пожалуйста, в парке, хотите на площади Конституции — дадим на площадки Конституции, не вопрос.

С. Занько: Насколько я понимаю, большого количества заявок от местного бизнеса по строительству объектов не было...

Д. Русских: Так говорит городская администрация и правительство области. Я знаю, что есть в Кирове были бы желающие, которые на таких же условиях стали строить спортивные объекты. Два-три года назад всем известный стадион «Прогресс» в лице главного директора завода «Маяк» Сергея Алексеевича Смирнова писал обращение о том, что они бы хотели где-то в черте города построить футбольное поле. Вы знаете, что на стадионе «Прогресс» в зимнее время всегда были организованы массовые катания на коньках. У них возникла проблема, они хотели сделать современное поле с искусственным покрытием. Зимой на такое поле каток заливать нельзя, потому что он его, поле, испортит. Они и решили, что если бы им дали возможность построить современное футбольное поле в городе, они бы его построили. Но им ничего не дали. Пришлось сделать поле там, где оно есть, на стадионе «Прогресс» и отказаться от катания на коньках зимой.

С. Занько: И все же возвращаюсь к своему вопросу, еще раз тебе я его задаю. Ты все-таки считаешь, что это ошибочные действия и неграмотные решения тех независимых от групп влияния участников областного правительство, людей, которых называет Прохоренко людьми с не наилучшими компетенциями, или это все-таки коррупция, например?

Д. Русских: Я больше склоняюсь к последнему. В принципе, даже ученику старшей школы уже понятно, где плюсы и минусы финансовых расчетов.

С. Занько: О коррупции на этой неделе говорят не только в отношении того, что ты сейчас сказал. Материал в «Бизнес-новостях» в текущем номере, «Неожиданно в начале года прилетело МУПам», называется материал. «Контрольно-счетная палата заявила, что по результатам аудита существующая сегодня система организации управления унитарными предприятиями», теми самыми МУПами, о которых ты сегодня сказал, «неэффективно и требует реформирования. Откладывать принятие решения в условиях роста дефицита консолидированного бюджета недопустимо». Этот вывод к чему ведет, что это значит для нас?

Д. Русских: Я считаю, что заключение Контрольно-счетной палаты, которая проверила все областные учреждения, я так понимаю, она, к сожалению, не проверяет город Киров, от городской счетной палаты похожие заявления об эффективности уже были. Это говорит о том, что прошло двадцать с лишним лет, и мы только сейчас поняли, что живем не в социалистическом государстве, а в капиталистическом. Нельзя сказать, что у нас капитализм, но у нас рыночные отношения. В данном случае вся система МУПов давно себя изжила. Может быть, есть какие-то социально важные вещи, которые нужно сохранять и финансировать из городских и областных бюджетов. В общем-то, это кормушка для чиновника, это непрозрачность, это завышенные цены. В последнее время показано, что еще и отсутствие качества. Все это собрав, мы четко понимаем, что от них надо было еще пять лет назад отказываться, и бюджеты были бы сэкономлены, довольно большие суммы денег, которые можно было бы направить на другие цели. Буквально недавно я читал о городских МУПах. Вы все знаете, что сегодня идет процесс над директором муниципального рынка Лузяниным. Там написано про финансирование команды «Динамо». Есть заключение, что все перечисленные МУПы, которые участвовали в финансировании команды «Динамо» как футбольного клуба на протяжении многих лет — это МУП «Гордормостстрой», МУП «Нововятский водоканал», МУП «Кировсвет», МУП «Вяткакомторг», МУП «Куприт» , КТП, АТП, гостиница «Вятка» тоже участвовали, и многие другие. По соглашениям, в ходе судебного заседания похожие друг на друга предприятия на размещение рекламы должны были выплачивать футбольному клубу в среднем от 80 тысяч до 1 миллиона рублей, при этом суммы ежемесячных платежей доходили от 500 до 700 тысяч. У нас в городе примерно 10-15 МУПов, если мне память не изменяет. Если они все в таком варианте помогали не развитию массового детского спорта, не каким-то социальным проектам, а именно футбольному клубу «Динамо», то, получается, сумма в месяц выходила в среднем 5 миллионов.

С. Занько: Ты сейчас говоришь о том, что это был канал для коррупции?..

Д. Русских: Это был канал для распоряжения денежными средствами на усмотрение руководства города, или определенных близких людей.

С. Занько: Что это значит?

Д. Русских: Это значит, что это в принципе не их функционал оказывать футбольному клубу «Динамо» такую поддержку.

С. Занько: А можно прямо сказать, это коррупция или нет?

Д. Русских: Этот вопрос нужно дать на оценку в соответствующие органы. Я не могу сказать, что это на 100% коррупция. В моем понимании, это какое-то извращение. Мы четко знаем, что в 2013 году команде «Динамо» было выделено из городского бюджета напрямую 20 миллионов рублей. Плюс, если мы сосчитаем, что в течение года ему помогали МУПы, которые, как мы видим по заключению контрольно-счетной палаты на 60-70% убыточны, они находили деньги при убытках и снова помогали команде, в моем понимании эта сумма составляла еще 20 миллионов в год. Команда второй лиги финансировалась на 40-50 миллионов в год. Ребят, это нонсенс, я вам скажу. При всем при этом мы говорим, что у нас на детские спортивные площадки денег нет, на развитие спорта в городе нет, обустроить парк у Дворца пионеров нет денег тоже, скверы реставрировать нет денег, а вот финансировать футбольный клуб «Динамо» — мы деньги всегда найдем. Причем не спонсоры находили, не частные компании, а именно их заставили выполнять эту работу. Я думаю, что это не единственный пример, кому они еще помогали. Их городское руководство говорит, что надо еще помочь организации «Елки и палки», и они тоже будут помогать. Это признак того, что деньги есть, но, как говорится, не про нашу честь.

С. Занько: Деньги есть у муниципальных предприятий?

Д. Русских: У них они по-любому есть. Чем отличается МУП от частного предприятия? Если МУПу будет плохо, ему на крайний случай дадут из городского бюджета. И дают. Пускай там сидит хоть Иван Иванович Пупкин, который вообще ничего не понимает, а так часто и происходит, там стоят люди, близкие к власти и покорные. Если он где-то просчитался или искусственно закупил подороже, никто не обратит внимания. У него в конце года получаются убытки — его всегда вытянут. Есть прекрасная палочка-выручалочка под названием городской бюджет. Всем раскидали, и опять МУПы живут своей прекрасной жизнью. Частное предприятие на такие вещи не может идти. Если он будет вести себя как руководство МУПа, то он завтра разорится и не сможет работать.

С. Занько: И вот контрольно-счетная палата сейчас напрямую заявляет, в частности, ее глава Юрий Лаптев прямо заявляет, что МУПы являются тем каналом, через который можно уводить муниципальное имущество, земли, деньги и отмечает, что большое количество сделок носит явно коррупционный характер. И все-таки, к чему это все ведет? Что будет с МУПами? Или что нужно сделать с МУПами?

Д. Русских: Я думаю, что в ближайшее время необходимо в срочном порядке сократить количество МУПов на всем уровне.

С. Занько: Так их и продают. Имущество МУПов продают.

Д. Русских: Продают то, что считают нужным продать, а не то, что не нужно, то и не продают. А что продают? Не знаю, что продают. Я слышал, что продали управляющую компанию Первомайского-Октябрьского районов. Сейчас на выходе стоит управляющая компания Ленинского района. Знаю, что это продают, правда, продают по-тихому и очень странно. Продажа управляющей компании Первомайского-Октябрьского районов в частные руки, чаще всего это Москва, ничего хорошего жителям этих районов не сулит.

С. Занько: Объясни мне, все-таки, пожалуйста. С одной стороны мы говорим, что МУП — это отжившая форма собственности, которая работает неэффективно, с другой стороны мы говорим о том, что их продают неизвестно кому, или известно, но не нашим, и непонятно, как это на жизни отразится. Так где выход-то?

Д. Русских: Выход простой. Те МУПы, которые сегодня существуют, с которыми должны были разбираться и продавать, еще существуют на 90% от советских периодов времени. Раньше не было частника и все вопросы, связанные с благоустройством, строительством, какими-то службами производились муниципальными унитарными предприятиями. Это все понятно. Для чего создавались управляющие компании Первомайского, Октябрьского, Ленинского районов, на самом деле, не совсем понятно.

С. Занько: Это ты рассказываешь, как было. У меня вопрос о том, что теперь делать, когда форма неприемлема, а продают, как говорит КСП, по коррупционным схемам?

Д. Русских: Если продают по коррупционным схемам, то все, кто отвечает за это, в том числе КСП, должны сообщить в соответствующие органы, должны начать проверки и взять под жесткий контроль продажу МУПов.

С. Занько: Заксобрание насколько трепетно и внимательно относится к этому вопросу?

Д. Русских: Мы часто говорим об этом, у нас только не МУПы называют, а КОГУПы. Я по пяти-шести КОГУПам очень жестко говорил, что однозначно стоит вопросы о том, что или там надо наводить порядок, менять руководство, налаживать жесткий контроль, или просто их надо продавать.

С. Занько: Результат?

Д. Русских: Результат очень простой — а воз и ныне там. В данном случае вопрос не к Дмитрию Михайловичу Русских, который об этом говорит, а к руководителю региона и председателю правительства, насколько сегодня есть необходимость эти КОГУПы сохранять и для чего они вообще нужны.

С. Занько: До перерыва у нас остается буквально 2,5 минуты. Это тоже в тему, о которой мы сейчас с тобой говорим. Я заметила, что ты пристально относишься именно к городу. В дискуссионном клубе «Вечерний» ты об этом говорил.

Д. Русских: Я в этом городе живу на протяжении больше сорока лет, собираюсь дальше в нем жить. Я являюсь депутатом по Ленинскому избирательному округу, мои избиратели живут в городе Кирове. Как развивается он развивается экономически, социально, что в нем творится — для меня это больно вопрос. Я беспокоюсь о будущем нашего города. При сегодняшней ситуации, которая сложилась в городе, я наше будущее вижу довольно туманным.

С. Занько: Как ты считаешь, где больше проблем — в городе или в области?

Д. Русских: Я считаю, что проблем хватает везде, но так как в городе живет 500 тысяч населения, и я в нем живу, мне кажется, в городе Кирове их особенно много.

С. Занько: Мы говорили с тобой о социально важных объектах в строительстве. Наверняка не прошла мимо твоего внимания пресс-конференция, которую на прошлой неделе организовал город. Городская администрация презентовала большой проект во воистину исторической застройке в исторической части города. Речь идет о проекте, который охватывает всю цепочку оврагов под общим названием Засора. Движения уже начались, я имею в виду технику. Прямо радостно, очень красивый проект. Ты к нему уже присмотрелся?

Д. Русских: Да, я увидел и очень удивился.

С. Занько: После перся программа «Особое мнение». Светлана Занько у телефона. Мой гость сегодня — депутат областного Заксобрания Дмитрий Русских. Мы продолжаем обсуждать тему большого, грандиозного проекта застройки цепочки оврагов Засора. Перед уходом на перерыв я задала Дмитрию Михайловичу вопрос, насколько понравился ему этот проект.

Д. Русских: Когда я увидел по телевизору и в Интернете этот проект, конечно, я был воодушевлен и одновременно удивлен. Скажу почему, чтобы не сложилось у слушателей мнения, что как что-то хорошее, красивое предлагают, а Русских всегда говорит, что это неправильно, как по «ТерраСпорту» — просто у меня есть сомнения по парку и сомнения, что буде спортивный объект, и почему надо строить его именно в парке, а не в каком-то другом месте, просто потому, что инвестор говорит: «Нет, только в парке!». Точно такая же ситуация тут. Этот проект, конечно, красоты неимоверной. Есть три вопроса у меня. Так, как там нарисовано, хочется, чтобы в городе действительно было, чтобы через десять лет такая красота появилась. Почему мне кажется, что маловероятно, что она появится. Ты правильно сказала, появились заборы и краны, и только после этого появился видеоролик на полторы минуты, что там будет красивого. Это очень странно. Мне казалось, что в развитии города, чтобы кировчане не переживали и не нервничали, четко понимали, что будет в ближайшие десять лет, должен быть генплан города. Это должно быть не тогда, когда зашли трактора, обнесли забором и кировчане закричали: Что вы тут опять творите?», а все должно было быть до этого сделано. Когда я увидел этот ролик... Некоторые товарищи говорят, что его нашли, что это проект «Бочаров ручей» в Сочи. Посмотрев на всю эту красоту, я задумался, насколько в нашем климате и в наших условиях проживания, когда у нас полгода зима, проект с водопадами, бассейным, все из стекла, очень красиво — мне кажется, что это ближе относится к более теплым местам, это южный проект. По всей схожести я бы там еще поставил на воду гондолы и мы бы оказались в Венеции, в Риме, в теплых городах. У меня появились сомнения, что это проект не зимнего города, не для того климата, в котором мы сегодня живем. И еще, я так до сих пор и не понял, что там будет и кто это все будет оплачивать.

С. Занько: Это будет полностью инвестиционный проект, без капли бюджетных денег. Об этом город прямо говорил. Мы с тобой знаем, что бюджет к юбилею города уже выделен и там нет этого проекта.

Д. Русских: Хорошо, тогда я не понимаю, в чем инвестиции этих людей. Там вроде бы все как раз благоустроено, стекло, вода, территория парков... Интерес бизнеса в чем? Тут что-то немножко не стыкуется, на мой взгляд. Я четко понимаю, что мы входим в тяжелые годы, когда многие бизнесы не только сворачиваются, но приостанавливают различные инвестиционные проекты, планы на ближайшие годы, и тут у нас появляются какие-то инвесторы. Кстати, неизвестно, что за инвесторы, никто их не знает. Опять появляются добрые дяди, которые хотят сделать что-то очень красивое в городе Кирове, но как и на что — никто объяснить не может. Поживем — увидим. При этом хочу сказать, что если все получится, то это пять баллов тому, кто это организовал.

С. Занько: Сейчас перейдем к заявлению генерала Солодовникова, который сказал, что как бы ни было, все равно условия для бизнеса в городе Кирове благоприятные, и пообещал в 2014 году продолжить пресекать преступления на предприятиях, работающих с бюджетом. Особое внимание при этом Сергей Солодовников обращает на предприятия, реализующие инвест-проекты в лесной промышленности. Что последует за этими заявлениями, как ты думаешь?

Д. Русских: Я так понимаю, что основной упор сделан на инвест-проекты в лесной отрасли. Я много раз об этом говорил, из девяти инвест-проектов, которые были разработаны на территории Кировской области, сработал только один. Остальные восемь так и не получили своего продолжения, при этом, вы знаете, там не только льготы на налоги, но там даются определенные объемы леса, совершенно бесплатный подарок в моем понимании — это 26 рублей за куб леса, если ты инвестируешь больше миллиарда рублей, плюс преференции со стороны правительства области, и ты в общем-то становишься участником процесса. Если сегодня на открытых аукционах куб леса доходит до 300 рублей, то разница почти в десять раз. И не странно, почему восемь проектов не заработали. Когда ты получаешь лес, фактически его перепродаешь нашему же малому бизнесу за 300 рублей, получая за 26, то можно никуда не инвестироваться — область сама в тебя инвестирует, давая такие льготы, почти ничего не требуя взамен. В данном случае из 9 проектов один только заработал — в Вятский фанерный завод Банк Москвы вложил четыре миллиарда рублей на базе ЛПК Нововятска.

С. Занько: Ты считаешь, что в этой ситуации без генерала Солодовникова просто не обойтись, не разобраться?

Д. Русских: У нас трагедия в том, что так сложилось, что без участия того же генерала Солодовникова уже давно не могут обойтись, хотя должны были обходиться. Это все в полномочиях и Заксобрания, и правительства Кировской области, и всех замов, которые это направление курируют.

С. Занько: Хорошая новость сегодня вышла. Эффективность системы госзакупок оценили в Кировской области. Она оказалась выше, чем в Нижнем, Перми, Москве, Санкт-Петербурге. Хорошо ведь?

Д. Русских: Хорошо. Насколько я помню, у нас экономия по 2013 году составила чуть ли не 1 миллиард 200 миллионов рублей.

С. Занько: Да, есть ведь хорошие вещи в нашей области. Благодаря чему такое случилось, скажи?

Д. Русских: Благодаря тому, что большую часть всех заказов размещают через торговую площадку. Хотя есть очень много направлений, которые этому сильно сопротивляются — например, дорожное хозяйство. Впервые кое-как, криками депутатов, написаниями УФАС, различными движениями все-таки заставили северную дорогу вывести в этом году на открытые торги. На сегодняшний момент можно что угодно говорить, со стороны дорожного комитета и «Вятавтодора» слышу, что все у них законно и все хорошо, но по какой-то удивительной случайно ситуации разница от начальной цены и конечной составила 350 миллионов вниз. Сразу возникает вопрос, почему такая разница? Да, мы сэкономили 350 миллионов денег из бюджетного фонда, но господины Шишков и Запольских нам говорят, что это все ерунда, за такие деньги построить невозможно, это все профанация, обман. Некоторые очень даже не рады этой ситуации. Я считаю, что это правда, потому что две компании — ГДМС, которую уникально сняли с конкурса, и московская компания, очень известная в стране, примерно одни и те же цены дали. Та компания, которая работали те годы, из республики Коми, она дала цену почти максимальную. В данном случае очень сложно оценивать...

С. Занько: Ты считаешь, что эти торги были объективными и независимыми?

Д. Русских: Я считаю, что как бы кто не хотел их исковеркать и испортить, они были объективны, и так надо было делатьвсегда, не только в 2013 году. Мы знаем ситуацию по государственно-частному партнерству, когда тоже не проводились торги, а все отдавалось «Вятавтодору». Очень много всяких таких вещей...

С. Занько: Скажи, Вятавтодор» уже отжил свое в связи с тем, что появляются компании, которые получают контракты в Кировской области?

Д. Русских: Мы сейчас четко увидели, что кроме «Вятавтодора» есть дородные компании, которые работают ничуть не хуже, а порой даже лучше.

С. Занько: Они уже зашли в область. Каковы перспективы с приходом крупных федеральных компаний с такими ценами у «Вятавтодора»?

Д. Русских: Это никак не мешает «Вятавтодору» дальше продолжать свою деятельность, но крупные федеральные компании по ремонту дорог к нам не зашли — это все наши местные компании, которые у нас работают.

С. Занько: И это хорошо?

Д. Русских: Конкуренция — это уже хорошо. Мы видим сегодня заключение КСП, что эффективность и денежная, и качественная существует.

С. Занько: Остался у меня один вопрос, который я хотела с тобой обсудить. Можешь коротко высказаться? Обещаю, что в следующие «Особые мнения» буду задавать тебе больше таких вопросов. Ты все по хозяйству, по политике, а вот у меня такой вопрос к тебе. 28 декабря 2013 года Владимир Путин подписал указ о мерах по укреплению кадрового потенциала. Согласно этому указу, в течение ближайших трех лет Россия будет оплачивать затраты на обучение тем студентам, которые сами поступят в иностранные вузы с ожиданием того, что они вернуться.

Д. Русских: Интересный подход. А если не вернуться?

С. Занько: И тут приводится пример таких стран, как Китай, Северная Корея и даже вспоминают Петра Первого, которые за деньги посылал с обязательным возвратом студентом за рубеж, а Китай и Корея просто выкупают своих студентов обратно с целью поднять экономику страны.

Д. Русских: Тогда возникает вопрос, до чего мы доведем наши вузы, почему мы не можем эти ребятам помогать поступать в столичные вузы.

С. Занько: Здесь имеется в виду уровень преподавания, и вообще, надо где-то нахватываться знаний... Речь идет о ведущих иностранных вузах.

Д. Русских: Мне казалось, раз мы говорим, что мы самая богатая супердержава, то мы должны сами поддерживать на таком уровне наши вузы.

С. Занько: Ты считаешь, что надо вкладываться в наши вузы?

Д. Русских: Я всегда считаю, что свое лучше, чем чужое. Если такие случаи будут и на самом деле принесут такую пользу экономике РФ или тем регионам, которые будут в таком же формате двигаться, может быть, это и есть право на жизнь. Мне кажется, что мы опять немножко передергиваем ситуацию. С одной стороны, мы говорим, что Запад — это плохо, американцы — наши враги, и европейцы наши враги, и непонятно, чего там хорошего, если все враги. Хотя на самом деле я считаю, что это тоже есть формат для того, чтобы частично какие-то новшества в экономике, в социальной жизни, в развитие привносить и делать нашу жизнь страну более европейской, чем азиатской.

С. Занько: Сейчас уже завершаем программу, я последний вопрос тебе задаю, можешь коротко на него ответить. После твоего заявления на дискуссионном клубе «Вечерний» ты сказал, что при кардинальном изменении правительства Кировской области и однозначно без присутствия ряда людей ты готов принять участие в работе команды Белых в случае его избрания на второй срок. Подтверждаешь свои слова?

Д. Русских: Я считаю, что частично вопрос был провокационный, потому что мы не обсуждали мой вход, но так как я человек, который всегда говорил то, что думаю, и вопрос, готовы ли вы при каких-то обстоятельствах работать, я ответил, что как любой человек, любящий свою Родину, готов Родине служить. Если будет такая необходимость и мы по всем вопросам целей и задач будем совпадать и будет такое приглашение — в этом я сильно сомневаюсь, слишком по-разному мы думаем и говорим, то я готов это приглашение рассмотреть, если это будет на пользу Кировской области и кировчан. Я не сказал, что всех ругаю-критикую, а сам работать не хочу. Готов работать при определенных обстоятельствах.

С. Занько: Я напоминаю, что любую программу «Особое мнение» и вообще любой наш проект вы можете прослушать и посмотреть, и почитать на сайте echokirova.ru, в том числе мнение Дмитрия Русских, который сегодня беседовал со мной. Большое спасибо.

Д. Русских: Спасибо всем слушателям, что были с нами.

С. Занько: Я, Светлана Занько, прощаюсь с вами. До свидания.

Д. Русских: Спасибо, до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта