Николай Пихтин, член ОПКО:

Видео 14:34, 30 марта 2018 484 0

Особое мнение от 9.01.14

Николай Пихтин:
"Не ожидал, что Артур (ред.: Абашев) уйдет с поста. По большому счету это внутреннее их дело. Нам важно посмотреть результат — как ОНК будет работать. Или же их политика будет (ред.: направлена) на то, чтобы соблюдались законы в местах содержания, и людям, которые отбывают наказание, стало проще, или же просто давить на УФСИН разными способами и, как говорят в сетях, "кошмарить"..." 


Печатная версия передачи:

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Николай Пихтин

С. Занько: Всем добрый день. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Сегодня свое особое мнение будет выражать Николай Пихтин, член Общественной палаты Кировской области. Здравствуйте, Николай Анатольевич.

Н. Пихтин: Добрый день. Всех с прошедшими праздниками.

С. Занько: Да, кстати, как прошла новогодняя неделя?

Н. Пихтин: Активненько.

С. Занько: Активненько? Да, я вижу, что для вас «активненько», это мы видим и по соцсетям, и по другой информации в Интернете. Все бы было достаточно стандартно в это время, если бы не эстафета Олимпийского огня, о которой мы только что говорили в «Дневном развороте», которая прошла в городе 5 января. Вы там были, вы фотографировали...

Н. Пихтин: Частично.

С. Занько: Ну как частично, руки-ноги были, а вы целиком нет? Вы разместили материалы в сети, разместили фотографию одиночного пикета. Не знаю, видели ли вы задержание активистов... Одного видели, кого?

Н. Пихтин: Я не успел сфотографировать. Не знаю, как его зовут, он стоял внизу, на площадке, а я как раз объектив менял, и в это время произошло — не успел сфотографировать.

С. Занько: Не успели. А вы пришли туда пикеты посмотреть или чтобы поучаствовать в празднике, как многие говорят?

Н. Пихтин: Нет, конечно, про пикеты я и знать не знал, что они будут. В принципе, были они и были, ничего страшного я в этом не вижу. Я пошел просто сфотографировать, специально поехал на вокзал, чтобы посмотреть сам процесс, когда он в Киров пребывает, чтобы его заснять.

С. Занько: Я хочу вас попросить обозначить вашу позицию в отношении и к эстафете, и к Олимпиаде. Можно коротко.

Н. Пихтин: Мне кажется, что это все было чересчур загламентировано. Улицы заранее перекрывались, хотя можно было за пять минут до пробега закрыть. Например, приехал я на вокзал, оказалось, что нужно было аккредитацию получать, чтобы сфотографировать поближе. Мне кажется, что все это излишне.

С. Занько: Вы-то пошли, как сказали, фотографировать это дело просто из своего какого-то бытового интереса, или все-таки рабочие моменты здесь присутствовали?

Н. Пихтин: Больше бытового любопытства.

С. Занько: И как, кроме того, что вы посчитали, что слишком все загламентировано и нужно было иметь «допуск к телу»,в том числе первого лица нашей области, как вообще впечатление?

Н. Пихтин: Понимаете, весь этот процесс я уже видел в сетях, следил за этим на сайтах. Люди писали различные отзывы. У меня такое впечатление создалось, что у большинства кировчан это положительных эмоций не вызвало. Очень много люди возмущались тем, что были перекрыты улицы, что было излишне «заоорганизовано».

С. Занько: Как вы считаете, когда такое большое действо идет, когда тысячи человек выходят на улицы, на самом деле, я тоже была в городе в то время, и Светлана Медведева говорила сейчас о том, что огромное количество людей было, как должны поступать спецслужбы, чтобы нас с вами защищать от того, что, может быть, мы же с вами могли натворить?

Н. Пихтин: Были праздники, довольно массовые, люди выходили, но такого не было, что, допустим, по такому участку улицы «побежит» огонь, и за два часа эту улицу перекрывают и все, останавливают движение, людей не пускают. Это неправильно. Можно было за пять минут перекрыть, они пробежали, и дальше, какой-то волной это делать.

С. Занько: Даже при таком массовом скоплении народа, даже при том количестве машин?..

Н. Пихтин: Более массовые мероприятия я видел.

С. Занько: Я, честно говоря, за всю свою жизнь в Кирове я не припомню таких массовых мероприятий, чтобы по всем улицам это мероприятие проходило...

Н. Пихтин: На Октябрьском проспекте где-то год назад было, кто-то приезжал выступать, был концерт. От Комсомольской до ЦУМа все было заполнено людьми, но никаких заборов в это время не было.

С. Занько: Это Маликов на сцене.

Н. Пихтин: Но тем не менее.

С. Занько: Вернемся к активистам, которых вы видели, некоторых из них вы фотографировали. Кто эти люди, вы знаете?

Н. Пихтин: Нет, я не знаю. Одного, которого я сфотографировал, зовут Антон. Мы где-то пересекались на каких-то общественных мероприятиях. Так близко я его не знаю.

С. Занько: Активисты организации «Автономное действие». На портале «7х7», куда вы тоже пишете, и даже более того, чуть позже я вас спрошу, достаточно большой материал выложен с записями этих ребят, которые рассказывали про сам момент задержания. Девушка и молодой человек рассказывали, что стояли они с плакатами, где говорилось, что «мимо нас пробегают наши школы, больницы и пенсии». Сам процесс задержания не конкретно этого молодого человека, а другого, не могли сотрудники спецслужб мотивировать ничем.

Н. Пихтин: А чем они могли мотивировать? Этот человек имеет право на одиночный пикет, по закону имеет право выйти и с плакатом стоять. Он стоял в таком месте, что никому не мешал, вокруг него было метров 10-15 свободной зоны. Причин для его задержания я не вижу.

С. Занько: Мы с вами, наверное, помним трагические события прошедшего года, когда в Волгограде было сразу два теракта. Понятно, что были усилены меры безопасности по всей стране, скорее всего. Понятно, что нам об этом не сообщили. Я все к тому, что все-таки меры безопасности при таком масштабном действии, как Олимпиада и в связи с тем, что произошло в нашей стране, наверное, все-таки были усилены. Понятно, что спецслужбами был принят особый режим, нам с вами о нем не рассказали, может, нужно было заранее оповестить людей, сказать, что меры безопасности будут усилены. И потом подошел сотрудник спецслужбы и сказал, что в связи с тем, что введен такой-то режим, мы вас задержим и проверим.

Н. Пихтин: Я уверен, что, если бы они объявили, что не допускаются одиночные пикеты, люди просто бы не пошли, или в каком-то другом месте бы встали. Оповещения широкого не было, люди не знали.

С. Занько: Вы считаете, что вообще не стоило обращать внимания на стоящих людей?

Н. Пихтин: Пикетчиков? Мне кажется, да. Они имеют право выразить свое мнение. Они не нарушили закон, почему нет.

С. Занько: Хотели бы вы дать оценку действиям правоохранительных органов при ведении эстафеты? Кроме того, что их там было много, как они себя вели? Как обеспечивали порядок?

Н. Пихтин: Судя по тому, как пишут, в общем-то, они корректно себя вели. Не слышал, чтобы какие-то эксцессы с ними были. Люди всякие попадались, на вокзале видел, что и пьяные были граждане, шумели, кричали.

С. Занько: Такое количество полицейских было оправдано, вы считаете?

Н. Пихтин: Мне кажется, что это было избыточно.

С. Занько: Увеличение количества сотрудников было не единственной мерой. Как вы помните, отменили возможность продажи алкоголя 5 января. Это хорошо?

Н. Пихтин: Плюс движение общественного транспорта ограничили. Я ехал к вокзалу, и кондуктор говорила, что не знает, остановят ли нас сейчас на Чапаева, пропустят или не пропустят. То есть, они тоже были не проинформированы, не знали, как маршруты будут работать, в какое время будут перекрываться.

С. Занько: Это опять вопрос информации, как действует эта система. Здесь мы «хромаем». Смотрите, я все-таки хочу к этому вернуться. В преддверии новогодних праздников и терактов в Волгограде было много вопросов об уровне информированности населения и принятых мерах. Кроме всего прочего, со вчерашнего дня была введена система на ограничения провоза жидкости в самолете. Люди попали в ситуацию, когда не ожидали этого, кто-то вез лекарства, детские смеси и прочее. Информацию об этом запрете мы увидели 8 числа на соответствующих порталах в Интернете, но снова никого не оповестили. Что вы скажете об этой тактике, об этих мерах, которые были предприняты?

Н. Пихтин: Опять же это отсутствие информированности. С медикаментами и с наборами жидкости, которую можно везти в самолетах, мне интересны такая фраза, выдержка, что как бы лекарства не запрещены, допускаются к провозу в ручной клади после их «идентификации службами безопасности аэропорта, прохождения проверки». Как этот

механизм будет проходить? Вот везет человек с собой лекарство, кто будет идентифицировать, нормальное это лекарство или нет, значит, его будут какое-то время держать, а если весь самолет с лекарствами летит? Как-то непонятно.

С. Занько: То есть, то, что приняли эти меры в преддверии Олимпиады, это нормально и понятно нам?

Н. Пихтин: Мне не совсем понятно. Тоже избыточно, мне кажется. Я хотел сказать, по нашему ж/д вокзалу после Волгограда приняли повышенные меры безопасности. То есть, эти «подковы» стали четче работать, прохождение людей фиксировать. Один человек в сетях написал, он заметил, я сам как-то сразу не обратил внимание на это, что внутрь вокзала можно пройти по переходу, спуститься на любую платформу, никакой охраны вообще нет. И с другой улицы, ближе к Октябрьскому проспекту, можно зайти на вокзал. То есть, кому надо, тот пройдет.

С. Занько: Все делается «для галочки», а реальных мер не предпринимается.

Н. Пихтин: Ну как реальных мер. Если стояло 1-2 постовых, а стало — 4-5, то можно сказать, что меры как бы приняты. А результат? Кому надо, тот пройдет через переход, спуститься через платформу и зайдет на вокзал.

С. Занько: Вы говорите, что и ограничения в самолетах сейчас, и на вокзале, и что было при эстафете огня, все было излишне. Что хотите сказать, что у нас все спокойно? Кроме того, что люди себя адекватно ведут, вообще ничего не требуется, никаких мер усиливать?

Н. Пихтин: Спецслужбы лучше знают, они и технически готовятся, и так далее, вычисляют потенциального того, кто может вред принести, и поэтому всех граждан под одну гребенку зачищать, наверное, неправильно.

С. Занько: Всех граждан - само собой.

Н. Пихтин: А у нас получается, что практически всех.

С. Занько: Что касается медикаментов, там действительно было написано, что их можно провозить в самолетах, но после их идентификации или предъявления справки...

Н. Пихтин: Вы не помните процедуру прохождения, допустим, через «подкову» у нас на вокзал? Я где-то месяц назад проходил...

С. Занько: Просто проходишь и все.

Н. Пихтин: Да, я с сумкой иду, мне постовой, охранник говорит: «Откройте сумку». Я открываю, он так быстро взглянул и все. Он не посмотрел вообще, что там лежит.

С. Занько: И вы чувствуете себя при этом совершенно спокойно?

Н. Пихтин: Ну как бы да.

С. Занько: Хорошо. Другая тема. 16 января в коворкинг-центре пройдет очередное заседание дискуссионного клуба «Вечерний». Там два известных нам спикера будут давать оценку деятельности губернатора Кировской области Никиты Белых — Борис Веснин и Дмитрий Русских. Участие Дмитрия Михайловича мне понятно, это его работа — давать оценку того,

как работает власть, критиковать их, или поощрять своими замечаниями. А вот Борис Геннадьевич Веснин в дискуссионном клубе — это такая интересная история.

Н. Пихтин: Что интересного?

С. Занько: Ну как, вы бы его не пригласили, если бы было неинтересно. Расскажите.

Н. Пихтин: Нормальная история. Это человек из окружения губернатора. Он расскажет, какие были успехи, что было достигнуто за первый срок, что получилось, может быть, расскажет, что не получилось, что хотели бы сделать и так далее.

С. Занько: Что нового мы там услышим? Губернатор был у нас в эфире в конце прошлого года, и он рассказывал тоже и о достижениях, и о провалах.

Н. Пихтин: Я хотел бы выстроить эту дискуссию в формате не то что что-то новое услышать, а в формате анализа, что получилось, какой результат, и что не получилось и почему.

С. Занько: Как этот анализ будет проходить? Борис Веснин рассказывает о том, что «мы сделали то-то и то-то». Губернатор тоже об этом говорил в прошлом году. Он рассказал, что еще активнее обозначит свою позицию, и о планах расскажет, обо всем, после того, как произойдут определенные события. Дмитрий Русских об этом постоянно вещает во всех СМИ, и критику свою дает, и все прочее. И что дальше? Вот сошлись эти два человека. Расскажите, как это будет происходить, потому что непонятно тем людям, которые там не бывали. Отчитался Веснин...

Н. Пихтин: Нет, не отчет. Мы настраиваем спикеров, чтобы это был анализ, а не отчет. Не отчет «Ура, мы это достигли», а анализ. Допустим, сделали что-то, какие-то средства потратили, и что мы в результате имеем? В чем стало лучше людям нашей области? С одной стороны, хуже стало, почему — с другой стороны.

С. Занько: Это впервые такой формат, когда приходят чиновники...

Н. Пихтин: В принципе, были в «Вечернем» и депутаты, и Гордума, но такого уровня встречи мы не проводили, это первый опыт. Посмотрим.

С. Занько: Как отреагировали чиновники на это? Понятно, мы всегда тоже призываем к тому, что власть должна быть более открытой, люди должны высказываться, население должно знать о производимых действиях, и почему это сделали, и хотели бы слышать признание в каких-то неудачах с конструктивным разбором ситуации, почему она так сложилась, какой будет выход. Это такой легкий шаг, вы легко сподвигли в данном случае Бориса Веснина на то, чтобы к вам прийти, или было какое-то сопротивление и непонимание? Есть ли запрос у самих чиновников, у властей на подобные форматы?

Н. Пихтин: История такая. Мы, организаторы клуба, собирались и решили на январь взять такую тему — срок закончился, итоги подвести. Что получилось, что это дало, что не получилось, и почему. Было высказано предложение, давайте Бориса Веснина или самого губернатора пригласим на дискуссию и найдем ему оппонента. После того, как мы это решили, я Борису Веснину написал, он сразу откликнулся, никакого сопротивления не было. Единственно, что у нас по сроку было — клуб должен заседать по вторникам, а это 14 число, мы же заседаем 16, потому что где-то 13-14 числа выйдет указ об исполняющем обязанности, и уже законодательно точно будет решено в дальнейшем. Поэтому было выбрано 16 число. Что эта дискуссия даст? У меня есть такая надежда, что наверняка будут на выборах еще

кандидаты, и они, услышав это, смогут скорректировать свои программы. Думаю, что такую пользу может принести.

С. Занько: Неофициально уже заявляли товарищи, что собираются баллотироваться. Кто-то говорил, что «если партия выдвинет, то я пойду». Здесь понятно, что с какой-то определенной позицией Борис Веснин мог об этом говорить. Вы сказали, что подбирали оппонента. Дмитрий Русских — оппонент?

Н. Пихтин: Я считаю, да. Да, он активный. Я ему позвонил, предложил. Он согласился.

С. Занько: Думаете, там будет критика-критика?

Н. Пихтин: У нас цензуры нет, я не могу указывать. Я настраиваю их на то, чтобы был анализ больше.

С. Занько: Расскажите, как участвуют члены клуба, вообще свободный ли вход?

Н. Пихтин: Все заседания клуба «Вечерний» открыты, любой человек может прийти. Формат клуба такой, что по любой теме всегда два спикера, один «за», другой «против». Каждый спикер имеет право привести с собой помощника. Это чем-то соловьевский клуб напоминает, типа поединка. Каждый спикер соблюдает четкий регламент, за определенное время он доносит свою позицию, затем выступает второй. Любой из зала может задать вопрос, и идут выступления из зала. Любой может выступить.

С. Занько: Кто ведет дискуссионный клуб?

Н. Пихтин: Модератор. Скорее всего, им будут Антон Касанов.

С. Занько: Как в процессе общения происходит регламентация выступающих? Бывают ли провокации, как вы с этим боретесь или не боретесь наоборот?

Н. Пихтин: Мы сразу объявляем, что регламент поддерживает жестко. Модератор жестко осекает, особенно по времени. По существу никаких ограничений нет, нормальные человеческие отношения — не грубить, не хамить, не обзываться, не уходить от темы. Говорим по конкретной теме, которая есть.

С. Занько: У вас уже такое профессиональное отношение к ситуации. Посмотрим. На самом деле, интересной, думаю, будет дискуссия. Я приду, послушаю, и многие собираются прийти. Ситуацию в ОНК я бы хотела сейчас с вами обсудить. Общественная наблюдательная комиссия заработала в новом составе буквально недавно, с начала декабря. Только новый состав комиссии заработал, только выбрали председателя, как уже такие изменения происходят. Председатель ОНК Артур Абашев сложил вчера с себя полномочия. Произошло очередное собрание ОНК, семь часов обсуждали различные темы, и в итоге председатель ушел, сообщил об этом в своем блоге. Что-то нет ладу между членами комиссии. Такой результат был ожидаем для вас лично или все-таки нет?

Н. Пихтин: Я не ожидал, что Артур уйдет с поста. Я вчера с ними встречался, разговаривал, мне вкратце рассказали, что там было. Вообще-то, это их внутреннее дело. Нам важно, общественности, посмотреть результат, как ОНК будет работать, как будут посещать места заключения людей, а кто будет председателем — это чисто организационный вопрос, как вопрос с транспортом, с документами, не более того.

С. Занько: Если ОНК стартует вот так вот, достаточно конфликтно, неприятно, можем ли мы рассчитывать на эффективность деятельности этой организации?

Н. Пихтин: Хотелось бы.

С. Занько: Понятно, что хотелось бы.

Н. Пихтин: Хотелось бы, чтобы, несмотря на внутренние разборки, они все же эффективно работали.

С. Занько: Вы знаете нынешний состав ОНК?

Н. Пихтин: Не всех, но знаю.

С. Занько: Как вам кажется, мы можем рассчитывать, что этот состав будет эффективно работать? То, что хотелось бы — понятно. Все-таки дайте оценку. Это можно понять, вы знаете некоторых людей, представляете баланс сил — возник конфликт, есть эти и другие силы...

Н. Пихтин: Я опять же надеюсь, как я могу за других людей говорить. Вчера я высказал такую мысль, ребята ее ухватили, мне так кажется. Мне кажется, что этот состав ОНК должен выработать политику, как он будет действовать, то, что предназначено деятельности ОНК. Есть два момента, на мой взгляд. Первый момент — их политика направлена на то, чтобы соблюдались законы в местах содержания, чтобы людям в местах наказания стало легче и проще, или же второй момент — давить на УФСИН разными способами, или, как говорят в сетях, «кошмарить». Какую политику они выберут, от этого и результат будет зависеть.

С. Занько: «Давить на УФСИН», насколько я вас поняла, это неправильно и плохо. Нужно другую политику применять. Как им облегчить участь людей?

Н. Пихтин: УФСИН начал открыто работать, нормально воспринимает все. Хотя у них есть свои трудности. Порой правозащитники приходят, требуют выполнения закона элементарного, как с питанием был случай. УФСИН в силу своих внутренних проблем не может этого сделать, не то что не хочет, а не может. С питанием такая процедура, что заранее заказывают.

С. Занько: Это касается задержанного Вохминцева?

Н. Пихтин: Да, по Вохминцеву показало, что его в такое время задержали, что уже была оформлена заявка на количество, кто у них там находится. На это количество было питание.

С. Занько: Человека задержали утром, на него не заявили, а когда заявили, было поздно.

Н. Пихтин: Да, питание было уже заказано. Может, предложат такой механизм, чтобы у них держались какие-то сухие пайки на такие случаи. Человек пришел, его не должно интересовать, заказали не заказали, его обязаны обеспечить питанием.

С. Занько: И все-таки, как должны действовать члены ОНК для того, чтобы, не давя на УФСИН, который, как вы сказали, сейчас более открытую политику ведет, помогали людям, которые содержатся в местах лишения свободы или временного ограничения?

Н. Пихтин: Внимательно изучать законы, практиковаться, ездить в различные учреждения, смотреть, разговаривать с осужденными, с работниками УФСИНа, выявлять причины.

С. Занько: В таком случае, должно быть больше юристов в ОНК?

Н. Пихтин: Не то что бы юристов, тех, кто грамотно владеет и представляет, что это такое. Юрист — это не совсем. Может, могут быть два-три члена в ОНК, которые проконсультируют и скажут, как надо действовать.

С. Занько: В свете того, что сейчас у нас примерно поровну сообщений из ОНК о том, куда они съездили, кого посетили, кому помогать собираются, и сообщений, какие происходят распри внутри ОНК, это плюс или минус?

Н. Пихтин: То, что происходят внутренние распри, это, конечно, минус.

С. Занько: Стоит все это вываливать в Интернет, откуда черпают информацию СМИ?

Н. Пихтин: Наверное, они вправе написать про это, но какая реакция будет у других.

С. Занько: СМИ сразу пишут, что Артур Абашев сложил вчера полномочия...

Н. Пихтин: Если условно говорить, он сложил полномочия, он написал об этом. Практически все СМИ об этом написали. Если бы он не сложил полномочия, то один-два СМИ бы про это упомянули только.

С. Занько: Но люди должны об этом говорить.

Н. Пихтин: Конечно, все должно быть прозрачно, открыто. Это же общественная организация.

С. Занько: В том же блоге Артура Абашева мы читаем, что вы, Николай, будете вести раздел «Видеоинтервью» на сайте «7х7». Напоминаю, это такой сайт, который основывается на блогах. Прежде всего хочу спросить, с кем вы планируете общаться в этих видеоинтервью и какие темы собираетесь поднимать.

Н. Пихтин: Да, я предложил интервью-проект. Родилось уже название этому проекту, «Узел» будет называться. Я пока своими силами буду пробовать брать интервью. Диапазон не ограничен — от банальных опросов на улице по каким-то проблемам до каких-то более серьезных. Все это будем монтировать, выкладывать. Не знаю, получится или нет, но на завтра запланировано, договариваемся, что с Ковязиным будет первое интервью. Может, к вам придем, у вас интервью возьмем.

С. Занько: Спасибо. Мы продолжим наше общение после короткой рекламы и вернемся в студию.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня высказывает Николай Пихтин, член Общественной палаты Кировской области. Мы остановились на том, что в рамках проекта «Узел», который запускается на сайте «7х7», вы являетесь...не знаю, как назвать — внештатный журналист, сотрудник?

Н. Пихтин: Я предложил идею, она понравилась, будем реализовывать.

С. Занько: Проект «Узел» включает в себя видеоинтервью с различными людьми. Первый человек, с которым вроде бы достигнута договоренность — Леонид Ковязин.

Н. Пихтин: Да, Артур пытается договориться.

С. Занько: Леонид Ковязин, узник Болотной, сейчас, слава Богу, с нами. Леня в Кирове сейчас, насколько я понимаю. Почему именно с ним первым решили?

Н. Пихтин: Да как-то так, Артур предложил, давайте начнем с него, есть возможность, интересный человек. Почему бы и нет.

С. Занько: Я помню, где-то летом мы беседовали с супругой Лени. Леонид вел дневники из мест, где он содержался. Важно было в этот момент рассказать, что человек чувствует, что пишет. По-моему, не получилось договориться, закрыли ребята информацию, не знаю, в связи с чем. Любопытно будет такой вопрос задать, будет ли Леня печатать дневники, которые он писал, и на каком этапе он закончил их писать. Кроме всего прочего, вы мне на перерыве сказали, что закончите этот проект, может быть, будете подключать других журналистов, блогеров, которые могли бы в этом поучаствовать. То есть, это не авторский такой проект?

Н. Пихтин: Нет, ни в коем случае не авторский. Если появятся хорошие интервьюеры — ради Бога, пожалуйста. Единственно, что будет пытаться формат соблюдать.

С. Занько: Надо сказать, что практически весь контент сайта «7х7» состоит из того, что туда пишут блогеры. С одной стороны, блоги и блогеров называют альтернативой традиционным СМИ, журналистике, идет такая дискуссия, с другой стороны, указывают на то, что у блогеров одни и те же читатели, и их количество достаточно ограничено — читают, цитируют, «лайкают» друг друга, комментируют, то есть, варятся в своем соку. Вы с каким утверждением все же согласны?

Н. Пихтин: Это альтернатива не СМИ, а журналистике, часть журналистов, работающих в СМИ, тоже ведут блоги, потому что блог позволяет отойти от каких-то жестких канонов журналистских норм, писать более свободно.

С. Занько: И тут тоже есть определенная опасность.

Н. Пихтин: Опасность есть, это уже отдельная тема. Единственное, что настораживает, что один блогер размещает свой материал во многих местах, и плюс сам формат дискуссии на многих сайтах некорректно модерируется, я бы так сказал.

С. Занько: Его вообще нужно модерировать?

Н. Пихтин: Мне кажется, нужно. В каком ключе модерировать — убирать хамство, мат, убирать те комментарии, когда человек уходит от темы. У нас очень часто, когда материал появляется, начинают комментировать того, кто дал материал, а не о чем он пишет. Надо, чтобы люди четко комментировали ту тему, которая опубликована.

С. Занько: Как вы можете приказать людям комментировать, посоветовать то или иное?

Н. Пихтин: Если вы посмотрите правила на сайтах, то они практически все об этом и говорят.

Сайт имеет право задать такие правила, какие он считает нужными. Люди обязаны их выполнять, модератор должен за этим следить, вот и все. Почему я об этом говорю — появляется ряд комментаторов, которые фактически отпугивают тех, кто может грамотно изложить свою точку зрения, прокомментировать вопросы и так далее. Они это боятся делать по ряду причин.

С. Занько: Действительно, не с кем бывает людям что-то обсудить, найти единомышленников, достойных оппонентов.

Н. Пихтин: Да, перекидываются сразу на личность, на человека.

С. Занько: И эти личности друг друга знают. Как с этим бороться, только модерацией?

Н. Пихтин: Сайты пусть сами решают. Наверное, модерацией, конечно.

С. Занько: Есть еще такая тема. Культурно-туристический проект «Сказочная карта России» учредил Орден сказочной глупости. Награду будут выдавать ежегодно на самые сомнительные достижения в области продвижения сказочного туристического потенциала. Кстати говоря, весна уже не за горами — когда у нас, в мае-июне проходят Всемирные сказочные игры. Есть уже достижение в нашей области. Первый Орден сказочной глупости за 2013 год получит глава Яранского района Кировской области Владимир Логинов. Почему он получает? В открытой группе в соцсетях «Сказочная карта России» говорят, что орден главе района решили вручить потому, что ему вообще не нужен туризм, даже сказочный. Там Глинышек, в Яранском районе. Может, ну его, этот туризм? Понимаете, что я имею в виду — в каждом отдельно взятом городе, деревне, селе есть у людей дела поважнее, чем продвижение Глинышка...

Н. Пихтин: Давайте сначала о проекте кратко. Проект общественный. Как организаторы проекта решили, так мы и должны это воспринимать, а не указывать им, что они правильно и что неправильно сделали. Вот решили они ему присвоить эту премию — это их право. Самое интересное, когда я начал изучать подробнее об этой награде, по главе этого района, по Логинову, я не увидел ни одного конкретного факта — общие слова одни, что он против. Я вычитал, что он умудрился не выделить землю под организацию парка. Во-первых, он не выделяет землю, выделяют ее депутаты, администрация, никак не он. Это странным для меня показалось. Может, да, он активности не проявляет — я его не защищаю ни в коем случае, я не знаю о его деятельности. Хотел узнать, что конкретно он не сделал, и этой конкретики не нашел.

С. Занько: Это по поводу вручения награды конкретно этому человеку. Много раз говорили о том, что такой местный туризм развивать должны не столько власти, сколько люди заинтересованные — бизнесмены, жители...

Н. Пихтин: Да, жители, бизнес сами должны это развивать, и нечего на власть пенять. Я думаю, Логинов и другие члены муниципалитета задумаются после этой награды, создадут условия и какую-то посильную помощь окажут.

С. Занько: Какие условия может создать непосредственно Владимир Логинов? Сказать: «Ребята, Глинышек — это хорошо, все, кто хочет, вкладывайтесь в это продвижение»?

Н. Пихтин: Хотя бы так, почему нет? Это тоже своеобразное подталкивание других людей к тому, чтобы активизироваться и что-то начать делать.

С. Занько: Осталась буквально одна минута. Вы все-таки за то, чтобы все эти малые туристические формы у нас развивались, или отстаньте от этих людей, пусть хозяйством занимаются вообще?

Н. Пихтин: Я за то, чтобы они развивались, и пусть они развиваются. Если жители какого-то района решили это развивать, то это их право, пусть они развивают это. Власть должна помочь, поддержать, где-то морально, где-то какими-то другими механизмами.

С. Занько: Вообще эта награда такая симпатичная, я вам скажу — индюк на золотом фоне очень красивый сидит. Еще один способ привлечения внимания к этому — это неплохо? Это хорошо, молодцы наши общественники.

Н. Пихтин: Другие главы муниципалитетов задумываются после этого.

С. Занько: Вот как жизнь бурлит, несмотря на то, что новый год и кто-то еще только входит в рабочий процесс. Спасибо, это было особое мнение Николая Пихтина, члена Общественной палаты Кировской области. Меня зовут Светлана Занько, до свидания.

Н. Пихтин: Вам спасибо, до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта