Максим Пасютин, директор "Комсомольской правды" в Кирове

Видео 14:34, 30 марта 2018 784 1

"Особое мнение" от 26.12.13

Максим Пасютин:
"Я готов посчитать и цифру назвать, насколько больше буду налогов платить, если Заксобрание сделает так, что на газету «Комсомольская правда» будут больше подписываться в регионе. Ну например, запретят подписку на другие федеральные издания. Считаю, что нечестно с точки зрения бизнеса  такое предложение делать — это похоже на некое лоббирование..."


Печатная версия передачи

Ведущая: Светлана Занько

Гость: Максим Пасютин

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое Мнение», меня зовут Светлана Занько, и сегодня свое «Особое мнение» будет выражать Максим Пасютин, директор газеты «Комсомольская правда в Кирове». Здравствуй, Максим.

М. Пасютин: День добрый.

С. Занько: Начинаем с Ходорковского, вот освободили Михаила Борисовича, много по этому поводу каждый день обсуждений, выражений мнений, в частности, Алексей Алексеевич Венедиктов резюмировал, наконец - то, свое отношение к освобождению Михаила Ходорковского, он назвал это правильным решением, потому что, и там четыре пункта, позволь, я озвучу. Его осуждение являлось и является несправедливым, его осуждение являлось и является политическим, его осуждение и десятилетнее заключение являлось и является жестоким, а помилование является актом милосердия великодушия со стороны Государства. Наше Государство, скажем, совсем не часто, демонстрирует это умение, быть милосердным и великодушным. Здесь так вот Алексей Алексеевич плавно обходит тему с тем, что помилование было решение Владимира Владимировича Путина, называя это актом милосердия Государства. Хотя, большинство экспертов сходятся, что Государство здесь не при чем, а здесь при чем конкретно Владимир Владимирович Путин.

М. Пасютин: При чем сам Михаил Борисович считает, что «при чем» здесь Владимир Владимирович.

С. Занько: Да. Я не знаю, как ты хотел на эту тему поговорить, с какой стороны, может, со стороны того, как на это освобождение отреагируют журналисты.

М. Пасютин: В первую очередь, для меня это самое интересное и самое неожиданное, наверное, потому что российские журналисты просто полярность показали. То есть, до того, как освободили Ходорковского, самым популярным разговором, относительно профессионализма российских СМИ было, какие они все продажные Кремлем. А теперь ощущение, что все стали продажными Ходорковскому, или, по крайней мере, очень много СМИ. Меня лично, очень сильно раздражает, что СМИ превратились в твиттер – ленту Ходорковского, у меня большая просьба к Михаилу Борисовичу, пусть он заведет личный аккаунт и сам пишет, проснулся, выпил чай, из одного отеля в другой ресторан перешел. Потому что, такого рода подробности, на мой взгляд, абсолютно излишни, я не верю в то, что широкому кругу читателей, слушателей, зрителей, интересно, где первую ночь провел Ходорковский, где вторую, мы скоро будем обсуждать, с кем он ее провел, кто к нему прилетел, кто улетел и так далее. Сам факт освобождения, факт интересный, сам факт пресс – конференции Ходорковского, факт интересный, информационный повод интересный. Тут, конечно, Михаил Борисович, своим десятилетним заключением выпал из контекста, что называется, и устроил открыто – закрытую пресс – конференцию, с которой видео писать нельзя было, однако, все цитаты моментально попадали в интернет.

Тоже была такая нелепая ситуация. Но больше всего меня поражает то, насколько наши журналисты необъективно освещают все, что происходит сейчас в жизни Ходорковского, все вопросы, которые его касаются. СиЭнЭн, а не российские журналисты, посчитали первыми, сколько денег осталось у Ходорковского, и меня это очень сильно тревожит, с точки зрения профессионализма журналистики, почему – то никого это не интересует. Очень мало, кто из СМИ говорит о громком убийстве, пятнадцатилетней давности. О заявлении жены убитого мэра Нефтеюганска, которое она произнесла, кстати, в день освобождения. Отсутствие этих вопросов на пресс – конференции, это действительно, откровенно говоря, для меня, может быть, я кому – то покажусь очередным прокремлевским рупором, в чем меня. Скажу честно, подозревать нелепо. Меня очень сильно смущает, что пресс – конференция Владимира Путина получилась более демократичной, чем пресс – конференция Ходорковского.

С. Занько: Ты считаешь, что Владимир Путин, повел себя более честно, чем Ходорковский в этом смысле?

М. Пасютин: У меня ощущение, что с ним журналисты выполняли ту роль журналистскую, то есть Венедиктов очень любит рассказывать о том, в чем суть журналистской работы, кусать власть. В дано случае, у Ходорковского тоже есть некая власть, и, наверное, его тоже надо кусать. Или что, мы боимся что человек, который уже не миллиардер, но миллионер, и так страдает. Да, видно по Ходорковскому, что он страдает, его трясущаяся голова меня, например, достаточно сильно смущает, что самое интересное, в пятницу, субботу и до обеда воскресенья, об этом тоже никто не говорил. Все показывали его трясущуюся в 50 лет голову, но никто об этом не говорил. Почему?

С. Занько: То есть журналисты, таки образов, действуют по большей части методами желтой прессы, вместо того, чтобы делать серьезные аналитические материалы, и прогнозировать, что будет дальше.

М. Пасютин: Нет, у меня такое ощущение, что вселенского друга всех журналистов всея Руси освободили, и они обсуждают освобождение друга, а не освобождение некого общественно – политического деятеля.

С. Занько: Это происходит из страха потерять некую фигуру, которая, десять лет, грубо сказать, кормила некоторых журналистов, темами различными, или почему такая рефлексия странная.

М. Пасютин: Не знаю, не знаю, почему это происходит, у меня ощущение, на самом деле хуже, когда я говорю про друзей, я, конечно, шучу, в широком смысле друг. Но ощущение, что для Марианны Максимовской, Ходорковский это друг, для Евгении Альбац, Ходорковский это друг, для Ксении Собчак, если не друг, то хороший приятель. То есть, человек, с которым они общались неформально, достаточно много, по всей видимости, до того, как все это случилось. И поэтому, их сюжеты, они как раз, я сейчас про те три эксклюзивных интервью, Ходорковский вообще гений, в этом смысле. Одна открыто – закрытая пресс – конференция, вторая открытая, три эксклюзивных интервью он дал, везде все три с видео. Я думаю, что все банальнее, люди его искренне любят, и поэтому, перестают быть объективными.

С. Занько: Я поняла тебя. Другая тема, совершенно никак не касающаяся Ходорковского. Владимир Путин, высказался на тему новогодних праздников в Гос. компаниях, это такая не новость, он сказал это заранее, в момент, когда они только - только начинались эти праздники, в тот момент, когда уже все бюджеты были заложены, в большие Гос. компании на корпоративы, он заявил, что не против корпоративов в Гос. компаниях, но не за счет бюджета, и предложил сотрудникам сброситься на новогоднее торжество. Поводом к этому заявлению, было выступление одного из участников форума общероссийского народного фронта, где он привел примеры, какие деньги планируются на корпоративы, там, конечно, самый яркий пример был корпоратив РЖД,50 миллионов рублей бюджета, и там еще п убывающей другие Гос. компании. Гос. компании мгновенно отреагировали на предложение, такое замечательное Владимира Владимировича в их сторону, и сказали, надо скинуться, скинемся, только гостей не будем трогать, есть уважаемые гости, есть пенсионеры, какие – то зарубежные, может быть, гости. Давайте скинемся, и будем отмечать. У меня, конечно, есть подозрение, что не совсем все так произошло, но не суть, сам факт очень интересен.

М. Пасютин: Да, мне тоже показался этот факт интересным, а вдвойне интересным показалось то, что Навальный сдает позиции, то есть это явно его тема. Это он должен был выступить, еще в сентябре, когда эти темы еще появились только – только. Еще закупки, очень открыто происходят. Потом мне очень понравилась реакция, спустя несколько дней, звезд, которые начали жаловаться на то, что остались без работы. Оказывается вот кого в первую очередь приглашают Гос компании.

С. Занько: Но им – то неустойку заплатят. Звезды, они здесь лукавят, ты же понимаешь, потому что свое они никогда не упустят.

М. Пасютин: Ну а вообще, если говорить о некой моей личной позиции. То я, конечно, исхожу из понимания, что Государственная компания должна быть в этом вопросе скромнее, чем частный бизнес. И 50 миллионов рублей, смею предположить, не на миллион человек, хотели быть потрачены. А даже, если на миллион, то это по пять тысяч рублей, в среднем на человека.

С. Занько: Это прямо как депутаты Гос. Думы скидывались тоже по пять тысяч рублей на свой корпоратив.

М. Пасютин: Мы же понимаем, что это не на миллион, да, поэтому цифра, намного больше на человека. Я не понимаю, что они на эти деньги собирались скушать.

С. Занько: А ты ни разу не был на слетах РЖД, ни по какому случаю, да? Ты никогда не был в Сочи, когда там собираются со всей страны?

М. Пасютин: Последние несколько лет не был.

С. Занько: А это очень здорово, там с размахом, там икра на столах, как положено, красная, черная, там кормят и поят всех, расселяют в хороших гостиницах.

М. Пасютин: Зато я раз в месяц, два, бываю в вагонах РЖД, и я тебе честно скажу, что там ни икры, ни размаха, очень часто нет. И даже для своего пост новогоднего путешествия, мы с женой выбирали поезд Вятка, потому что там, хотя бы если не икра, то…

С. Занько: Кофе варят.

М. Пасютин: Какой – то минимальный выбор есть. Потому что во всех остальных поездах, это страшно, это просто страшно. Не, я думаю, что 50 миллионов, это все – таки излишек. Надо брать средний ценник, и при чем не уровня высокого ресторана, а именно такого мидл класса.

С. Занько: Здесь надо идти дальше, нужно посмотреть, что будет сделано на сэкономленные средства, на мой взгляд. Вот из этих 50-ти миллионов, сколько будет потрачено, и куда уйдут излишки.

М. Пасютин: Я уверен, что если Гос. компании начнут контролировать куда ушли излишки, они сократят годовые премии, но почему – то вырастут за первый квартал премии и так далее. Тут тоже некий комплексный подход, но, что мне приятно, я на самом деле очень долго ждал этого, то с чего я начал. Навальный сдает, для меня это приятная новость, не потому что я хочу поехидничать, относительно навального, хотя, конечно, к нему не испытываю особой симпатии, а потому что я считаю, что помимо его, эту работу многие люди могут и должны делать в стране.

С. Занько: Хороший показатель, ты считаешь.

М. Пасютин: Да, если это будет массово, это будет прекрасно.

С. Занько: Тут пока не масса, тут пока мы видим некоторых депутатов, но главное, что реакция Путина. А вот если, Путин, еще также будет реагировать замечаниями, на предложения Навального. Представляешь, какой процесс пойдет.

М. Пасютин: Представляю, но, Навальный, в последнее время, крайне мало высказывает какие – то предложения.

С. Занько: У него какие – то частности, личности отдельные, дома частные и так далее.

М. Пасютин: Кооперативы, дела кооперативные.

С. Занько: Да, да. 24 декабря, спикер ОЗС Ивонин, встретился с представителями непарламентских партий. Собрание такое у них состоялось. Сергей Рогожкин, председатель комитета рег. Отделения патриотов России, уделил внимание патриотическому воспитанию, я цитирую, а точнее роли, которую в нем играют средства массовой информации. Это, непосредственно, нас с тобой касается. Вот, что он говорит: « Там же идет постоянный вал негатива, у меня такое ощущение, что там, на 90% журналисты шизофреническую позицию занимают. Не поясняет, почему мы туда, в эту позицию склоняемся. Он, конечно, привел пример, что в журналах должна быть корова – рекордистка, женщина, которая родила пятерых детей. Я, кстати, совершенно не против таких вещей, правда. Но председатель совета рег. Отделения партии «Честно», человек справедливость, ответственность. Для тех, кто не знает, я, например, не знала, Роман Коркин, он заявил, что обязательно контроль над СМИ необходим. И необходимо это прописать в отдельной статье Конституции. Вот такие у нас непарламентские партии любопытные.

М. Пасютин: Самое интересное, что контроль над СМИ, пусть не Конституцией, но в законе о средствах массовой информации прописан, пожалуйста, смотрите. Есть судебная система, я скажу больше, может быть, к несчастью, в том числе нашему, и наших коллег, эта система работает. Против СМИ она работает прекрасно. В частности наше издание, пару недель назад проиграло иск. За одно мы заплатим Кировчанину, на мой взгляд, не совсем честному Кировчанину, 30 тысяч рублей. Еще 15 его юристу.

С. Занько: А ты можешь рассказать, в чем суть дела?

М. Пасютин: Да, суть дела очень простая, это серия публикаций, которые делала «Комсомольская правда» на протяжении нескольких лет, дело касалось пенсионера, по фамилии Кильдибеков, который в один прекрасный момент обнаружил, что больше не является собственником своей квартиры. Его выселили из квартиры, он стал бомжом, он в прямом смысле жил, когда на вокзале, когда у своих друзей. Он, обращаясь в прокуратуру, в следственный комитет, писал заявление, где просил прислать ему ответ по адресу друга, просто, потому что другого адреса у него не существовало. Он был бомжом в прямом смысле значения этого слова в русском языке. Без определенного места жительства человеком. Дальше началась серия разбирательств, последним собственником квартиры Кильдибекова, стал некий Маракулин, бывший сотрудник Органов Внутренних Дел, уволенный оттуда, за вождение автомобиля, внимание, в пьяном виде. Этот человек, спустя пару лет, пишет иск, в котором упоминает, иск к нашему изданию, упоминает, что он из Органов Внутренних Дел уволился по собственному желанию, все мы понимаем по какому собственному желанию, и чьему настоянию, и ни одного взыскания не имел. Но вот такой факт, как езда в пьяном виде за рулем, он имеет место быть, он этого факта не отрицает. И все бы хорошо, но там была целая цепочка действия над квартирой, и наш автор, теперь она правда, уже не работает в «Комсомолке», написала фразу, что Маракулин умудрился подделать подпись в договоре с пенсионером. А вся история заключается в том, что договора между Маракулиным и Кильдибековым не было. Там была цепочка неких действий с этой квартирой. Вот к этому привязался Маракулин, все остальное он не оспаривал, наш брат здесь оказался не прав, мы проиграли иск. Просил Маракулин миллион, суд решил, что его нравственные страдания стоили тридцать тысяч, юридические услуги по иску обошлись ему, якобы в тридцать тысяч, суд решил, что пятнадцать, вот сорок пять тысяч рублей одно предложение. Неловкий шаг, так что система работает, и следить за средствами массовой информации через Конституцию, по – моему, это некое излишество, и вообще попахивает цензурой.

С. Занько: У меня сейчас есть ощущение, что председатель совета Рег. Отделения партии «Честно», не имел в виду следить за средствами массовой информации, чтобы они соблюдали закон, а конкретно внести некие квоты, на ту или иную информацию, и прописать это дело в Конституции. Например, замечательной многодетной матери должно посвящаться столько – то объема материала «Комсомольской правды», про корову – рекордсменку столько – то, про непарламентские партии столько, про ОЗС столько. Понимаешь, ни больше, ни меньше, обязаны. Вот у тебя, в твоей газете, должно каждую неделю по одной корове, пять коров в месяц.

М. Пасютин: Я, может быть, сейчас кому – то покажусь очень жестким, но у меня ощущение, что вот эти две истории, корова – рекордсменка и многодетная мать, они

подразумевались депутатом, судя по всему, без запятой. Как некое единое понятие. Потому что, когда я слушаю большинство депутатов, мне кажется, они очень циничны. Что значит, СМИ раздувают непатриотические ценности. У меня вопрос, к этому самому человеку, который делает такие заявления, он вообще, что понимает под патриотизмом? Газета «Комсомольская правда» по – прежнему называется «Комсомольская», это не патриотизм? Или у нас нормы патриотизма меняются несколько раз на веку. Мне очень трудно сказать. А чем наш с тобой, на сегодняшний день разговор не является патриотическим, например.

С. Занько: Я боюсь, что затруднительно будет и тому и другому человеку ответить на этот вопрос.

М. Пасютин: Соответственно они делают очередные громкие заявления.

С. Занько: Да было бы любопытно, посмотреть на этих людей. Вполне возможно, с ними есть о чем поговорить, на другие темы, они расшифруют, интересно то, что они имеют в виду. Надо будет подумать и пригласить их студию.

М. Пасютин: Ты знаешь, меня радует, тот, кто представляет партию «Честно» в Кировской области, он честно заявляет свою позицию. А тот, кто представляет партию «Патриоты России», говорит о патриотизме. Я так понимаю, осталось дождаться заявлений «Справедливой России» о справедливости в средствах массовой информации, «Единой России» о единении и так далее. То есть, непонятно, с чем выступит ЛДПР.

С. Занько: Это правда. Да, хорошо. Вот какую тему хочу тебе предложить, потому что мне кажется, что эта тема скоро – скоро коснется и нас. Со вчерашнего дня, в центре Москвы расширена зона платной парковки, она расширена до садового кольца, раньше было только в самом центре Москвы. Стоимость в пределах Бульварного кольца выросла в пределах до 80 рублей в час, в остальных местах до 60 рублей. Там разные есть комментарии по этому поводу, но, судя по тому, что говорят эксперты, и теперь уже наши местные эксперты, эта участь уже скоро – скоро, она и нас тоже накроет. У нас тоже будут платные парковки, люди говорят, что это неизбежно.

М. Пасютин: В центре это замечательно, вы сами располагаетесь в центре, я никогда не приезжаю к вам на машине, потому что это проблематично.

С. Занько: Скоро я тоже не буду, чувствую это.

М. Пасютин: Наш офис располагается в центре, это крайне затруднительно, найти парковочное место. Я в этом году был в Европе, и видел, как это работает там. Там все очень жестко, там действительно есть терминалы, паркоматы, по – моему, так их принято сейчас называть, в которых ты оплачиваешь парковку. Если ты даже ее оплатил, но не положил на лобовое стекло талон оплачено, тебя штрафуют. Штрафуют волонтеры, студенты, которым платят какую – то копеечку, правда, не самая высокооплачиваемая работа. Они ходят с терминалом, похожим на те, что принимают карточки, для оплаты в магазинах, только терминал этот работает, по всей видимости, через связи сотовые и на аккумуляторе. На месте выписывают, и кладут тебе сразу на дворник. Мы от незнания, сразу в Венгрии получили два таких штрафа.

С. Занько: Ты представляешь, по – моему, во Франции после девяти вечера, все парковки бесплатные.

М. Пасютин: Но вот это другая тема. В этом же Будапеште, где мы схлопотали, два таких штрафа, очень важно, после шести парковка в центре города, пожалуйста, бесплатна. В выходные дни, после двенадцати в субботу и все воскресенье бесплатно.

С. Занько: А что делают офисные работники. Члены Правительства, которые у нас в соседнем доме находятся, они все будут пешком передвигаться.

М. Пасютин: Скажу честно, что я думаю, система будет работать по – другому. Не знаю, как эта система работает в Будапеште, но, полагаю, это приведет к покупке неких проездных, таких парковочных проездных, то есть тридцать дней парковки можно купить, допустим, заблаговременно с какой – то скидкой. Пятнадцать дней и так далее, это позволит людям экономить, если они постоянно работают.

С. Занько: Но ты знаешь, это безобразие, конечно, нам приходится парковаться, я хочу прямо сейчас в эфире принести извинения, жителям, которые находятся здесь в центре города, на театральной площади. Потому что правда, мы сюда приезжаем, нам приходится зачастую ставить машины во дворах, мы им очень мешаем, я это понимаю, а с другой стороны, когда ты летишь на эфир, и опаздываешь это тоже большая сложность.

М. Пасютин: Именно поэтому я не приезжаю к вам на машине.

С. Занько: Знаешь, какая еще есть история, про парковки, я тебе могу ее рассказать, сюда же в эту тему, у нас есть еще три минуты до перерыва. У меня такая же сложилась ситуация, в квартире, где я сейчас живу, это, где смыкаются Горбачева и Молодая Гвардия. Там дома сдавали без парковочных мест, вот наш конкретный дом, он без парковки сдан, и когда восемь лет назад, мы покупали там квартиру, нам обещали, что есть вот там аппендикс, площадка была заасфальтирована, что здесь будут площадка вашим домам отведена. Потому что у того дома места не хватает, у этого не хватает. Года два назад там появилась парковочка такая, там появились столбики, там появились цепи, сейчас она чистится. Я понимаю, что она принадлежит, или, по крайней мере не принадлежит, потому что нет никаких знаков и документов, насколько я знаю, тоже нет. Принадлежит организации, которая находится через дорогу, улица Ленина, большое такое здание, представляешь себе, там люди в форме ходят.

М. Пасютин: Представляю.

С. Занько: Серьезные такие люди, родственные профессии с бывшей профессией нашего Президента. Я, после того, как в очередной раз меня пожурили, легко скажем, местные жители, вот здесь у офиса, и понимаю, что невозможно проехать по улице Молодой Гвардии, потому что она не чищена, и там вообще невозможно встать у моего дом. Я вечером, когда поздно приехала, около девяти часов, оставила на этой парковке машину и также в 8:30 я ее забирала. В этот момент, там еще не было большого количества машин, в этот момент, там парковался один высокий мужчина, такой серьезный, грозный мужчина, никак не мог припарковаться, я не могла выехать. Я ему посигналила, чтобы он просто дал мне дорогу, чтобы я выехала. Он поперек моей машины встал, вышел, брюки такие

серо – голубые развивались и сказал: «Кто вас сюда звал?» он мне сказал, с железными нотками в голосе. Я говорю, а в чем дело? Это частная парковка, заявляет он мне. Могу сразу сказать пересечение Молодой Гвардии и Горбачева. Я говорю, а где это сказано, я что - то не вижу знаков. Он сказал, что документы находятся в городской Администрации, вот тут, кстати, стоит покопаться. Я говорю, правда, очень странно, у нас у жителей никто не спрашивал, вроде, как нам мест тое не хватает. В общем он меня отчитал, и сказал, чтобы я больше ему не сигналила, когда он паркуется, и, вообще не заезжала на эту частную территорию. Вот такая удивительная история. Я к тому, что парковки, очевидно, платные какие – то нам в центре нужны.

М. Пасютин: Однозначно, нужны, при чем, я полагаю, что 80 рублей, это не такая большая сумма для москвича, современного москвича, чтобы раздувать эту бучу.

С. Занько: И вот сейчас «Справедливая Россия», эта партия, начала собирать подписи для проведения референдума, о целесообразности платных парковок. «Справедливая Россия» уже от специалистов свое получает, что, товарищи, у нас будет коллапс весной, если мы сейчас срочно это не введем. То, что намечается коллапс на наших дорогах, мы тоже сейчас это видим. И с парковками будет то же самое, и я думаю, что, может, поспешить нашим властям с какими – то референдумами, чтобы они были до, а не после.

М. Пасютин: Я думаю, что всерьез стоит задуматься о том, чтобы и у нас вводить. Мы в стране сейчас славимся тем, что многие передовые идеи, действительно, обкатываем, и, на мой взгляд, вот эту идею тоже стоит …

С. Занько: Пора готовиться.

М. Пасютин: Пора, пора, в 2014-м под знаменем «Сделаешь парковки в центре города платными».

С. Занько: Отлично. Это «Особое мнение» директора газеты «Комсомольская правда в Кирове», Максима Пасютина, вернемся через пару минут.

Реклама.

- С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Светлана Занько, напротив меня Максим Пасютин, директор газеты «Комсомольская правда в Кирове». Здравствуйте все те, кто нас только что услышал.

М. Пасютин: День добрый.

С. Занько: Что ты будешь делать пятого января? Ты же уедешь?

М. Пасютин: Да, я пятого января улечу, к сожалению, к великому сожалению, я очень хотел посмотреть эстафету в городе Кирове.

С. Занько: В городе Кирове эстафета Олимпийского огня, 5 января.

М. Пасютин: Так получилось, что в Сыктывкаре я краем глаза видел, второго ноября, а вот 5 января не увижу.

С. Занько: Расскажи, пожалуйста, потому что, ты же знаешь, по поводу Олимпиады, куча претензий, много чего мы говорим, и политические и экономические аспекты разбираем. Само вот это действие, эстафета Олимпийского огня, должно ли накладываться на само это действие, какой – то отпечаток, того абсолютно обоснованного негатива, который испытывают граждане по отношению к Сочинской олимпиаде. Или это все – таки, должен быть праздник спорта, и все.

М. Пасютин: Я думаю, что, я не совсем понимаю, о чем ты говоришь. Наверняка останется некий отпечаток негативный у большинства Кировчан.

С. Занько: От эстафеты или олимпиады, от чего?

М. Пасютин: От эстафеты, конкретно в городе Кирове, потому что это будут неудобства. Но это те неудобства, с которыми просто нужно смириться, и поменять к ним отношение. Тут вопрос ведь в отношении, потому что спустя какое – то время, мы все равно в любом случае в своей памяти оставим только положительные эмоции, таков защитный механизм работы нашего сознания.

С. Занько: Неправда, мне кажется, у русского человека совершенно другой защитный механизм. Давай будем надеяться.

М. Пасютин: Мне, почему – то кажется, что, не смотря на нытье, мы все равно запоминаем хорошее, и какие – то плохие вещи отваливаются сами собой. Негатив может возникнуть у Кировчан, потому что 2 ноября, в Сыктывкаре, я много негатива слышал в адрес эстафеты Олимпийского огня, от жителей города, он возникает от того, что жители не готовы. И он возникает у тех, кто, как правило, этой темой не интересуется, и потом оказывается поставленным перед фактом. Центр города перекрыт, ни направо, ни налево не уехать, автобусы встают. Для любого, кто захочет на чем – либо передвигаться по городу, это будут некие ограничения. Поэтому, если человек не хочет этого негатива получить, надо сейчас начать готовиться.

С. Занько: Кому начать готовиться, человеку, или властям, которые за это отвечают. Может быть, больше пропаганды, больше предупреждений. Потому что одно дела в СМИ что – то там прошло, один раз, мы пропустили мимо ушей.

М. Пасютин: Понимаешь, мы сегодня столкнулись с такой историей, если я правильно понимаю, никто не готов честно назвать время, из вопросов безопасности, где в какое время, в каком конкретно месте окажется Олимпийский огонь. Это бы значительно помогло СМИ в разруливании этого негатива.

С. Занько: Направление потока людей.

М. Пасютин: Абсолютно верно, то есть мы е могли интерактивные карты сделать, чтобы люди 5 января знали, куда им идти, куда не идти в конкретный промежуток времени. Однако, я понимаю, что вопросы безопасности здесь встают на первый план, поэтому никто не скажет. Мы сейчас готовим, решили для себя, примерно посчитать, условно разбить на два, а если получится на 4 этапа, примерно, хотя бы по времени, сориентировать Кировчан. Потому что, раз нет точного расписания, постараемся сами прикинуть, посмотреть маршрут, мы его понимаем, посмотреть, где, в какое время этот

огонь понесут. Не конкретно в 15, 20 минут, А пусть с запасом в два, три часа, я думаю, от этого Кировчане ничего не потеряют, если спланируют свой день так, что в эти два, три часа, в этом районе не будут оказываться. А вообще, считаю, что город только выиграет от того, что эстафета сюда приедет.

С. Занько: Вообще, это все – таки, праздник? Олимпийский огонь, Олимпиада.

М. Пасютин: Конечно, конечно, конечно. В Сыктывкаре, 2 ноября, вы уж извините, что я все про Сыктывкар, просто, действительно, не смогу 5 января увидеть в Кирове, а в Сыктывкаре был свидетелем. Это был настоящий праздник на главной площади города, с выступлениями художественными, песнями, плясками, с дискотекой, диджей московский приезжал.

С. Занько: А люди как реагировали, кто приходил на праздник? Семьями, с детьми.

М. Пасютин: Салют был, да приходили именно так. При чем я был в этот раз в Сыктывкаре на автомобиле, и передвигался, как раз на машине. Сотрудники ДПС достаточно приветливы были, то есть не было хамства, с их стороны, даже, не смотря на то, что я плохо знаю город.

С. Занько: А вот, если бы тебе предложили понести огонь Олимпиады, на отрезке 100 – 200 метров, ты бы согласился? Тебе это интересно? Ты же говоришь это праздник.

М. Пасютин: Если честно, то да, другое дело, я знаю, сколько стоит этот факел, я бы точно не купил себе этот факел.

С. Занько: Факел стоит 13 тысяч.

М. Пасютин: Не потому что не могу себе позволить, а потому что, мне кажется, что он не стоит 13-ти тысяч.

С. Занько: А лучше бы их дарили, эти факелы, как ты считаешь.

М. Пасютин: Это было бы опять же милостиво, со стороны нашего Государства. Мне нравится идея, которую вчера, в эфире, как раз вашей радиостанции услышал, продавать их, например, в спортивных магазинах, почему нет. Пусть что б/у, даже ценнее, с автографами, тех, кто нес, почему бы и нет.

С. Занько: Вот это было бы прекрасно, просто замечательно, они бы тогда еще большую ценность приобретали, наверное.

М. Пасютин: Да, приходишь в магазин, а там витрина факелов, смотришь от и до, почему бы и нет.

С. Занько: Да, может быть есть поклонники. Можно сделать вообще галерею славы, раз уж там будут все наши лучшие спортсмены, кто будет находиться в городе, молодежь от 14-ти лет.

М. Пасютин: Но, что мне не нравится в разговорах СМИ об эстафете, это постоянное акцентирование внимания на то, что факел гаснет. Я со своими коллегами обсуждал эту тему вчера, и мы пришли к такому мнению, что абсолютно, всегда это происходит, и в этом не надо искать, какой – то подоплеки, и на это обращать внимание. Ощущение, что люди, которые это говорят. Я понимаю православных, которые свято верят, что в Пасху, в Иерусалиме, огонь выносят, несмотря на то, что туда зашел священник, без спичек, зажигалок, потому что его обыскивают. Я был в этом самом месте, там действительно рассказывают всем, кто приходит на экскурсию, всех проверяют, без спичек и зажигалок огонь выносят. У меня такое ощущение, что люди, которые обсуждают это сейчас в отношении эстафеты Олимпийской, они тоже свято верят, в то, что этот огонь ни разу нигде не гас, его как один раз подожгли, так он целый год, каким – то образом путешествует. Это все равно, что если бы задала мне, Свет, вопрос: «А ты веришь в Деда Мороза?». И мы бы в серьез так обсуждали, есть Дед Мороз, или нет Дед Мороза. Писать или нет письмо Дед морозу, и жду я снегурочку или нет в новогоднюю ночь. Все – таки, надо быть реалистами. И поднимать буч, насчет того, что Олимпийский огонь гаснет,

С. Занько: Это не буч, это новостной повод, ты же знаешь, о чем журналисты мотивируют, то, что несет Олимпийский огонь, какой – нибудь чемпион мира по биатлону или олимпийский чемпион, уже заранее известно, а вот погаснет или нет этот огонь, этого никто не знает.

М. Пасютин: Ну да, следуя американской терминалогии, это в одном случае, не новость, а в другом новость. Но я всегда себе представляю этакого Романа Титова, плюс сто лет, который спустя сто лет, то есть в 2113 году будет делать обзор Вятской прессы за 2013-й, и будет ржать, простите, над журналистским сообществом, 13-го года, нашего с вами года, вот у нас тема была, больше обсуждать было нечего.

С. Занько: Рома, привет тебе. Так у нас остается буквально три минуты, я не хочу сейчас тебе задавать сложную тему, которая требует, может быть, большего времени, я хотела поговорить о предложении Николая Курагина, директора «Вятича». Он своеобразный Дед Мороз, да, наверное, на Новый год много кто будет продукции «Вятич» покупать, который готов отчислять в бюджет 200 миллионов рублей, в виде акцизов, если ОЗС поможет, и как – то законодательно поможет бороться с Федеральными сетями, за места на полках. Давай про другое немножко.

М. Пасютин: А почему?

С. Занько: Тебе это интересно? Давай.

М. Пасютин: Я готов посчитать, почему. Зак. собранию готов цифру дать, насколько я буду налогов платить, если зак. собрание сделает так, что на газету «Комсомольская правда в Кирове», будут подписываться больше в регионе. Запретят подписку на другие Федеральные издания, то есть это из той же оперы. Или, я думаю, ты готова пообещать, три корр. пункта в области открыть, если тебе зак. собрание гарантирует, что твой сигнал дойдет до каждого населенного пункта.

С. Занько: А другие сигналы доходить не будут.

М. Пасютин: А другие не будут, их будут глушить специально. Очень интересный бизнес, по мнению Курагина, при этом, он, конечно, здесь хитер. Потому что он на волне компании «Покупай Вятское», а кстати, в соседних регионах на ура проходят

аналогичные кампании. То есть, я могу заверить, это не изобретение Кировских чиновников, и Кировских товаропроизводителей, везде, в каждом регионе рассказывают, что свежие товары, только местные, все остальное не свежее. Поэтому, когда «Вятич» в соседние регионы увозят, с ним там борются почище, чем в Кировской области Федералы. Но, считаю, что это нечестно, со стороны бизнеса, такое предложение, все- таки делать. Это похоже на некоторое лоббирование. Хорошо, конечно, что Курагин это делает прямо, а не договаривается об этом кулуарно, а мы получаем, как некое решение готовое. Хорошо, что он открыто об этом говорит, но моя лично позиция, что это нечестно.

С. Занько: А ты думаешь, пройдет, не продет эта инициатива, станут вообще серьезно к ней относиться или нет.

М. Пасютин: Я не могу предсказать, дело в том, что в нашем Государстве, в нашем регионе, в нашем городе, периодически все проходит, поэтому может и пройти.

С. Занько: Может пройти. Спасибо, это было «Особое мнение» Максима Пасютина, директора газеты «Комсомольская правда в Кирове», еще раз спасибо тебе Максим, хорошо, что пришел,

М. Пасютин: Спасибо, Света.

С. Занько: С наступающим Новым Годом!

М. Пасютин: Взаимно, и всех слушателей «Эхо Москвы в Кирове» тоже с Новым Годом!

С. Занько: Меня зовут Светлана Занько, до свидания.

Комментарии (1)

  • 03 февраля 2014 | 18:31

    друг

    Петушок очкастый  :-)

Создание и продвижение сайта