Екатерина Тарловская, депутат Кировской гордумы

Видео 14:34, 30 марта 2018 361 0

Особое мнение от 25.12.13

Екатерина Тарловская:
"Ну а что делать, если факелоносцы упадут?! Если у них не просто погаснет факел в связи с тем, что его халтурно сделали, а они еще и упадут на наших ямах? Этого лучше не надо! Понятно, что это будут впустую выкинутые деньги на ямочный ремонт, но печальней будет, если упадут. Ну а насчет Олимпиады: может, я буду интересоваться ее результатами, но смотреть Олимпиаду я, скорее всего, не буду..."


Печатная версия передачи:

Ведущая: Юлия Афанасьева

Гость: Екатерина Тарловская

Ю. Афанасьева: 13:06 в Кирове, на 101.1 FM программа «Особое мнение», меня зовут Юлия Афанасьева, и у меня в гостях сегодня Екатерина Тарловская, депутат городской Думы, и профессор кафедры госпитальной терапии Кировской Государственной мед. Академии, Екатерина Иосифовна, здравствуйте.

Е. Тарловская: Добрый день.

Ю. Афанасьева: Наконец – то, я выговорила вашу должность без запинки, ура.

Е. Тарловская: Спасибо.

Ю. Афанасьева: Я хотела бы вначале напомнить, как можно с нами связаться. Во – первых, нам можно писать, на сайт echokirova.ru в графу анонсы, также нас можно смотреть, на сайте echokirova.ru есть видео трансляция, у нас в студии две камеры, ну и слушать на 101.1 FM, также можно писать в твиттер, и мне в твиттер, по ходу программы мы читаем, и кое – что озвучиваем. Итак, я бы хотела начать с медицинских новостей, как раз сегодняшние новости, о том, что в России могут появиться в 2014 году электронные рецепты и больничные. Суть в следующем, врач в поликлинике выписал мне рецепт, я пришла в аптеку, а фармацевт уже в курсе, что мне выписали, потому что у него есть электронная база данных и он все это видит. Екатерина Иосифовна, как вам эта идея?

Е. Тарловская: Мне эта идея нравится, все, что уменьшает бумажный документооборот, это всегда хорошо. Если это все хорошо работает, хочется сразу добавить.

Ю. Афанасьева: А какие вы видите в этом подводные камни?

Е. Тарловская: Подводные камни как раз связаны с работой устройств, гаджетами, компьютеров, сама чтобы система, программа, была сделана хорошо, и, чтобы она, действительно быстро работала, чтобы не получилось так, что пациент пришел в аптеку, а там еще про него ничего не знают, и ничего не пришло. То есть, если это работает хорошо, то это хорошо, замечательно, прекрасно.

Ю. Афанасьева: А идея, с электронными больничными? Когда человеку оформили электронный больничный и работодатель получает его уже в электронном виде.

Е. Тарловская: Тоже замечательно. Когда это все полностью выверено программное оборудование, и оно хорошо работает, это всегда хорошо. Только чтобы хакеры в это дело не вмешались, потому что, все – таки больничные листы, это связано с выплатами, с деньгами. Чтобы все было защищено самым замечательным образом, и тогда, в общем – то это нормально.

Ю. Афанасьева: А вы верите, что у нас это можно оперативно взять и ввести. У нас же всегда все как то долго происходит.

Е. Тарловская: Конечно, происходит долго, но это не значит, что этого делать не нужно. То есть в этом направлении нужно идти, безусловно. В областной больнице, когда вводили электронную историю болезни, это тоже было море сомнений, а сейчас доктора, в общем – то даже не представляют, как бы они работали, и получали весь этот объем информации о пациентах, если бы у них не было электронной истории болезни. В клинике мед. Академии у нас тоже сейчас вводится электронная история болезни. И тоже есть проблемы, когда эта программа устанавливается, тут не работает, там что – то не подучается, но потом все начинает работать. Так что, дорогу осилит, идущий.

Ю. Афанасьева: Просто этот момент надо пережить.

Е. Тарловская: Надо пережить, и это всегда хорошо, это удобнее, безусловно, чем на бумажных носителях.

Ю. Афанасьева: А что с подделкой листков нетрудоспособности? Есть у вас информация, насколько это популярно в Кирове?

Е. Тарловская: Нет, такой информации нет, и я думаю, что такой информации нет и по России. Но единичные случаи возникают, потому что понятно, здесь искушение присутствует. Может быть, электронные больничные смогут уменьшить эту проблему. Но я не думаю. Что она такая глобально серьезная.

Ю. Афанасьева: На этом хотят хорошо сэкономить, я сейчас процитирую информационное агентство «Росбалт»: « Фонд обязательного страхования ежегодно выпускает 48 миллионов бланков листков нетрудоспособности, и тратит на их изготовление, около 130 миллионов рублей», это в стране.

Е. Тарловская: Правильно, конечно, это экономия на бумаге, то есть не будут вырубать деревья, для того чтобы делать такое огромное количество бумаги, и это дорого и невыгодно.

Ю. Афанасьева: Давайте еще про Кировское здравоохранение поговорим, тем более, что у нас есть информационный повод. Общественная палата Кировской области провела исследование удовлетворенности жителей Кировской области, доступностью медицинской помощью. И результаты такие, 18 человек из ста, удовлетворены полностью, прокомментируйте, пожалуйста, эти цифры.

Е. Тарловская: Юля, здесь, наверное, надо, все – таки не про 18% говорить, потому что в свое время, когда я работала в общественной палате, мы тоже проводили такие общественные опросы, и здесь есть вторая группа людей, которые скорее удовлетворены, чем нет. Скорее да, чем нет.

Ю. Афанасьева: Да, да.

Е. Тарловская: И принято, вообще складывать эти две группы. Те, которые, безусловно, удовлетворены, и, которые скорее удовлетворены, чем нет. Если мы их с вами сложим, то получится, что за период 12-го и прошедшего 13- го года, скорее удовлетворены медицинской помощью 46,5%. Если мы это сравним с предыдущими результатами, которые проводила общественная палата, в сове время, то цифры получаются очень

близкие. В 2011 году у нас была цифра 53%, то есть, чуть – чуть ниже, чем цифра за 11 год, в плане удовлетворенности. А в 2010 году была цифра 44,3% . В общем, это близко расположенные цифры по сути дела, в пределах ошибки, если так можно выразиться, потому что все – таки, методика опрашивания может несколько различаться и так далее. Но они очень близки. У нас примерно, половина опрошенных, плюс минус, скорее довольно качеством медицинской помощи, чем нет. Здесь гораздо интереснее контингент вот этих довольных людей, от чего зависело, доволен человек или нет.

Ю. Афанасьева: Там получается, что молодежь довольна больше, чем старшее поколение, а женщины довольны больше, чем мужчины.

Е. Тарловская: По –моему, мужчины довольны больше, чем женщины.

Ю. Афанасьева: Сейчас посмотрим. Хорошо, о чем же говорит это?

Е. Тарловская: Вы знаете очень хорошо видно, и общественная палата, которая делала этот опрос, они делают выводы, более удовлетворены медицинской помощью, жители городских поселений, лица мужского пола, молодого возраста, и имеющего по самооценке отличное и хорошее благосостояние. Сразу перед глазами возникает портрет, довольного медицинской помощью жителя кировской области. Это житель города, это мужчина, с хорошим благосостоянием и молодой. Вывод, это тот, кто меньше всего сталкивается с медицинской помощью. А самые недовольные, это люди после 50 лет, и жители сельских поселений. То есть те люди, которые сталкиваются в большей степени, но это абсолютно логично. То есть могут быть, безусловно, претензии у людей к качеству медицинской помощи, они, собственно говоря, были всегда. Но если брать показатель общий, то получается показатель, грубо говоря, 50%.

Ю. Афанасьева: Получается, что этот показатель, за последние несколько лет, почти не менялся.

Е. Тарловская: Да, он почти не меняется, по крайней мере, мы по той же методике делали опрос, что сейчас делала общественная палата. Получается, что 10-й, 11-й, 12-й, 13-й год, примерно цифры одинаковые. Ведь очень зависит, как и кого опрашивать. Здесь методика одинаковая была, опрашивали просто жителей Кировской области, а не людей, находящихся в Кировских больницах, предположим, или кировских поликлиниках. Это мнение жителей Кировской области, как болеющих, так и не болеющих.

Ю. Афанасьева: То есть, получается, опрашивали на улице.

Е. Тарловская: Опрашивают, обычно, на улице, или опрашивающие люди могут приходить на дом, но это гораздо сложнее. Поэтому на улицах опрашивают, около тех мест, где имеют место скопления людей.

Ю. Афанасьева: То, что эта цифра почти не менялась, это хорошо или плохо?

Е. Тарловская: Это говорит о то, что ситуация не меняется. Ни в хорошую, и в плохую сторону. Конечно, хотелось бы, чтобы удовлетворенность медицинской помощью была больше чем 46 или 43% , хотелось бы больше. То есть половина жителей нашей области неудовлетворенны качеством медицинской помощи. Но я могу сказать, что в этом

отношении Кировская область похожа на большинство регионов Российской Федерации, есть такое агентство, которая называется Единая межведомственная информационная статистическая система, которая дает различные статистические показатели. И, в свое время в 2011 году они заявили, что в Кировской области удовлетворенность медицинской помощью составляет 29, 6 %. В свое время контрольно – счетная палата Кировской области поднимала этот вопрос, но надо сказать, что цифра по Российский Федерации за 11-й год была всего 35, 8. По той методике, которой высчитывала Единая межведомственная информационная статистическая система, это Государственный источник статистических данных, получается, что у нас 29,6, а в среднем по России 35,8. То есть, и в среднем по России, очень невысокий показатель по этим данным. В принципе, как любой житель нашей страны, нашего региона, я и вы, можем коротко сформулировать, чем, собственно говоря, мы можем быть недовольны в плане медицинской помощи, потому что это лежит на поверхности. И, кстати , из этого вопроса, это тоже вытекает. Посмотрите, максимальное недовольство, 74% не довольны поликлинической помощью, амбулаторной. Категорически меньше, всего 28 человек, недовольны стационарной помощью, и совсем мало, всего 9 человек, не довольны, скрой помощью. Видите, основная проблема, это амбулаторная помощь, это поликлиника. И это тоже понятно, потому что сейчас мы переживаем колоссальный дефицит кадров, врачей и медицинских сестер, именно на поликлиническом этапе. Мы же говорили и в прошлой передаче об этом. У нас стоят отремонтированные оснащенные поликлиники, которые приобрели, действительно, другой вид, но там некому работать. Люди бегут с амбулаторного этапа, даже участковые врачи, чего раньше не было.

Ю. Афанасьева: А бегут куда? В платные медицинские центры?

Е. Тарловская: Кто куда, в разные стороны. И в платные медицинские центры, которые просто размножаются, катастрофически. Уходят работать в фармацевтические компании, уезжают в другие регионы, достаточно много. Уходят вообще из медицины, то есть кто куда, лишь бы уйти. О чем это говорит, что кризис именно здесь. Люди не хотят, в этих условиях, и условия труда для них, условия труда плохие, и оплата за этот труд недостаточно высока.

Ю. Афанасьева: А как вы считаете, если просто взять поднять зарплату, это решит проблему?

Е. Тарловская: Я не зря выделила две позиции, условия труда и заработная плата, вот эти две вещи, об этом говорят врачи, в простом общении. Они говорят, что невозможно стало работать в поликлинике, у них огромное количество писанины, отчетности, они говорят, мы не поднимаем глаза на пациентов. И пациенты говорят, что врач на меня даже не смотрит, он все время пишет. Это ненормально, это влечет переписки, и искажение данных, потому что человек устает, он не может всю эту безумную отчетность вести, так стопроцентно, ему хочется отдохнуть. То есть вот это вопрос серьезнейший, это раз, во – вторых, в связи с дефицитом кадров, врачам приходится работать ни на одном, а на двух, полутора участках. У них реальная нагрузка по пациентам очень высокая, это тяжело. Физически тяжело, и оплата труда врача, в Российской Федерации, она категорически неправильная. Если мы собираемся интегрироваться в другой цивилизованный мир, мы заявляем о том, что мы такая же страна, как и другие страны, то, в таком случае,

положение медицинских работников, должно быть, примерно, как и в других странах. Мы ведь не бедная страна, мы не в периоде войны, мы не в периоде послевоенной разрухи. Мы можем проводить олимпиаду, наши люди покупают футбольные команды, подводные лодки и яхты. Почему у нас тогда в таком положении находиться должны медицинские работники. В безумном совершенно. Почему мы не находимся в такой же ситуации, как наши коллеги в Европейских странах. Сейчас кстати, очень многие молодых врачей уезжает в Европу работать. Там наших врачей берут с удовольствием. Потому что нашу профессию считают очень тяжелой, европейцы не хотят так долго учиться, и не хотят так тяжело работать. А наши доктора, с удовольствием туда уезжают, и их там достаточно легко берут.

Ю. Афанасьева: Вот смотрите, вы сказали, что много бумажной работы, писанины, отчетности. А сами врачи не предлагают в отчетности, что с этим делать? Просто отменить?

Е. Тарловская: Конечно, подавляющее большинство надо просто отменить. Или вводить электронные ресурсы, но ими должен заниматься не врач, это вообще не его специальность. Я не помню, в прошлый раз обсуждали мы или нет, как работает реальный врач, например, в стационаре, в любой европейской стране. Он ничего не пишет сам, все говорит на диктофон, потом расшифровывает его секретарь и вносит в электронную базу данных. Все, точка. Он ничего не делает, он думает головой, то есть то, чему его учили. Его учили не журналы по отчетности заполнять, а его учили смотреть на пациента, ставить диагноз и назначать правильное лечение. И он за это и должен получать деньги. У нас в стране все перевернуто в этом отношении. И я прекрасно понимаю тех врачей, которые хотят своей работой заниматься.

Ю. Афанасьева: Если об этом говорят уже врачи, если это понимает, условно говоря, весь цивилизованный мир, то почему у нас это не делается?

Е. Тарловская: Это очень интересный вопрос, он у нас тоже присутствует, мы никак не можем понять ,почему он присутствует. Правда, было выступление министра здравоохранения, не очень давно, которое Вероника Игоревна сказала, что да, у нас врачи очень загружены письменной работой, мы их будем разгружать, мы им оборудуем электронное рабочее место. То есть, значит, врач не будет писать ручкой, он будет стучать по клавиатуре. Я совсем не убеждена, что это разгрузит врача, он должен этим заниматься в минимальной степени. На одного врача, должно приходиться не менее 4 – 5 средних медицинских работников. Мед. Сестры, которые все это распечатывают, может быть, даже это не мед. Сестра, просто секретарь, который вносит данные в электронную базу данных и так далее. Врач тогда сможет посмотреть большее количество пациентов. Он сможет больше им уделить внимания, и, в конце концов, сделает гораздо меньше ошибок.

Ю. Афанасьева: То, о чем вы сейчас говорите, в принципе, происходит в платных медицинских центрах, куда мы ходим за деньги. Может, нам тогда сделать платное здравоохранение, и пусть мы немного доплатим, но нам уделят за это больше внимания.

Е. Тарловская: К сожалению, мы не немного доплатим. Если по- настоящему платить, стоимость реальную в нашем мире, которая присутствует, это, в общем – то немаленькие деньги. И ни в одной стране мира, даже в Соединенных Штатах, где коммерческое

здравоохранение, считается, преобладает, люди не платят всю стоимость, это очень дорого. Все – таки, страховая система, она действительно хорошая, просто страдает организация процесса. Почему мы с вами должны платить за плохую организацию процесса, когда это можно нормально организовать. О чем говорит организация платных медицинских центров, о чем говорит опыт наших зарубежных коллег. Это вопрос организации.

Ю. Афанасьева: Хорошо, скажите, вы, как депутат, вы задавали этот вопрос, например, главе департамента здравоохранения, у нас сейчас все поликлиники в ведении области.

Е. Тарловская: Мы, вообще такие вопросы задавали, безусловно, но просто этот вопрос единый для все Российской Федерации, потому что, эта отчетность, это требование не департамента здравоохранения, а это требование министерства здравоохранения. Министерство здравоохранения запрашивает без конца большие объемы информации с департамента здравоохранения, при чем, запрашивает часто абсолютно внезапно. Типа, вы нам должны были прислать еще вчера Они в свое время вынуждены запрашивать в медицинские учреждения, и так далее. Это общая система для всей страны, и она, ненормальна, безусловно.

Ю. Афанасьева: Но мы ведь можем выйти с законодательной инициативой в Государственную Думу.

Е. Тарловская: Это не законодательная инициатива, это не закон, это просто министерство здравоохранения должно кардинально пересмотреть вот эту всю организацию, и сбора статистических данных, и, по сути дела, организацию работы врачей, и увеличить количество средних медицинских работников, на одного врача, и так далее. Это, кстати, тоже будет упираться в оплату труда, и в престиж профессии. Потому что, меньше всего получают средние медицинские работники, особенно, мед. Сестры в поликлинике Это катастрофически низкая заработная плата.

Ю. Афанасьева: Если это понимают в Кирове, то значит, это и там понимают.

Е. Тарловская: Это понимают, вообще во всей стране. То есть все мои коллеги, работающие в самых разных регионах Российской Федерации, мы все говорим одно и то же. Но, пока министерство эту проблему не решило.

Ю. Афанасьева: Мы с вами перед началом программы, за эфиром, говорили о том, что в предстоящем году, расходы на здравоохранение еще снизят.

Е. Тарловская: Это, в общем- то цифры известные, и опять же, Вероника Игоревна, буквально вчера озвучила, что на 16% уменьшится финансирование в Федеральном бюджете системы здравоохранения. И по сути дела, эти данные неоднократно возникали, что в 2015 году финансирование снизится почти на 18%, и доля ВВП, которая тратится на здравоохранение, снизится в 15-м году, до 2,5% ВВП.

Ю. Афанасьева: То есть, если перевести на русский язык, в 14-м, 15-м, 16-м годах…

Е. Тарловская: Постепенно будет снижаться доля федерального бюджета, расходуемого на здравоохранение. И, якобы, будет повышаться финансирование здравоохранения, то

есть откуда – то будут появляться дополнительные суммы, в фонде обязательного медицинского страхования. Для меня это не совсем понятная тема, потому что, процент от ВВП, это некая критическая величина, которая характера для каждой страны, и если говорить о том какой у нас должен был бы быть процент бюджета страны…

Ю. Афанасьева: Все – таки бюджет или ВВП?

Е. Тарловская: ВВП, прошу прощения. Да, это не меньше 6%. Почему? Потому что у нас страховая система здравоохранения, и эта цифра хорошо известна, ее неоднократно доктор Рошаль озвучивал, о том, что не меньше 6% ВВП, нужно для выживания страховой системы медицины. 2,5% это не о чем, практически. Мы поднимались, практически до 3,8 %, даже называлась безумная цифра, в 4,2% ВВП, но тут как считать, опять же. Колебалась она так, но то, что это будет снижаться, это официальные данные. И 2,5%, мне себе очень сложно представить, как это будет выглядеть. Это значит оплата труда медицинских работников, все – таки, у нас будет не меняться в лучшую сторону, скажем так.

Ю. Афанасьева: Это значит, что лучше не будет.

Е. Тарловская: По оплате труда, я думаю, нет.

Ю. Афанасьева: Так получается, лучше не будет не только медицинским работникам, но и нам, как пациентам.

Е. Тарловская: Конечно, я думаю, что будет нарастать дефицит кадров. Он потому что, понимаете, он прогрессирует, мы наблюдаем эту ситуацию. Именно дефицит кадров вырисовывается в отдельную проблему. Сейчас, для того, чтобы попасть на консультацию к узкому специалисту, человеку надо выстоять достаточно большую очередь, от месяца получается, если речь идет о кардиологе, например. Берем узкого специалиста, которого знаю, месяц очередь, чтобы попасть на консультацию, в плановом порядке. В общем – то это о чем - то говорит, хотя, конечно, в странах Европы тоже достаточно сложно попасть на консультацию к узкому специалисту, там тоже надо стоять в очередь, но зато очень легко попасть к своему семейному врачу. Там маленькие ареалы населения, которые обслуживаются одним семейным врачом и это очень легко.

Ю. Афанасьева: Вы знаете, я из ваших слов, делаю вывод, что надо копить деньги.

Е. Тарловская: Я вас напугала.

- Ю. Афанасьева: На платные, медицинские услуги.

Е. Тарловская: Многие люди, действительно, сейчас предпочитают платные медицинские услуги, мы видим какой наплыв пациентов во всех платных учреждениях. Очень большой, на самом деле.

Ю. Афанасьева: В итоге эта ситуация, которую вы описали, судя ко всему, к этому и приведет.

Е. Тарловская: Как то к этому идет, хотя, руководство нашей страны заявляет, что помощь медицинская, в пределах обязательного медицинского страхования, будет

бесплатная. То есть, какие – то вещи, они будут пытаться сохранить бесплатными, но мы видим, что платная медицина, она вторгается в нашу жизнь.

Ю. Афанасьева: Я предлагаю на этом прерваться, потому что на нужно сейчас это сделать. Половина второго в Кирове, мы уходим на рекламу, я напомню, это «Особое мнение» Екатерины Тарловской, очень скоро мы вернемся.

Реклама.

Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в прямой эфир, я напомню, это «Особое мнение» Екатерины Тарловской, депутата гор. Думы, и профессора кафедры госпитальной терапии Кировской Мед. Академии. Я предлагаю, Екатерина Иосифовна, с тем медицинских, перейти на общественные. Например, на неделе, стало известно, что мин. Образования принял решение, об отмене золотых серебряных медалей, для выпускников школ. И теперь у нас школьники будут получать аттестат особого образца. Как вы к этому относитесь?

Е. Тарловская: Плохо.

- Ю. Афанасьева: Объясните.

Е. Тарловская: Потому что, они мотивируют тем, что они повысят прозрачность поступления в ВУЗы, основной мотив. Я думаю, что вот этим конкретно, убрав медали и оставив красные дипломы, они собираются оставить, так называемые красные дипломы отличника, особая прозрачность от этого не появится. Я думаю, что подавляющее большинство детей, которые получают медали, оно эти медали заслужило. И, может, именно в детском и подростковом возрасте, мы именно ценим эти вещи больше всего Взрослый человек, может, спокойнее к этому отнесется. Но ребенок, который получает золотую или серебряную медаль, он ведь хранит ее всю жизнь. Для него это всегда было важно, даже если он ее не использовал при поступлении , или использовал, неважно. Я не вижу глубокого обоснования. Я слышала, как расценивает эту тему директор 28 школы Николай Целищев, я слышала с ним интервью. Я с ним абсолютно солидарна, и, как депутат городской Думы, я готова помочь ему найти деньги, на то чтобы были медали, у детей, которые заканчивают 28 школу.

Ю. Афанасьева: Давайте я процитирую Николая Целищева, для тех, кто не слышал, он сказал, что, в этот век, когда все практично, есть ребята, которые учатся по всем предметам на пять, для меня, как для директора школы, это подвиг, а за подвиг дают медаль. И я могу сказать только одно, в 28 школе медаль останется. Я не знаю пока, где я найду деньги для того, чтобы заказать эту медаль, но я считаю, что если Государство не может решить эту проблему, я как директор, найду средства, чтобы поощрить таких детей.

Е. Тарловская: Молодец, и мы ему поможем.

Ю. Афанасьева: Хорошо, Екатерина Иосифовна, пообещали в эфире. У вас сколько детей?

Е. Тарловская: Четверо.

Ю. Афанасьева: У вас четверо, есть медалисты?

Е. Тарловская: Есть.

Ю. Афанасьева: Вы, как родитель, вспомните, как это было, когда выпускной в школе, когда ребенок получает медаль

Е. Тарловская: Это было очень приятно. И моя дочь, которая получила медаль, она ее до сих пор хранит, и для нее это до сих пор важно. Я не понимаю, почему детей надо лишать вот этого, и ради чего, собственно говоря.

Ю. Афанасьева: А для вас?

Е. Тарловская: Для меня это тоже было очень приятно, но просто я бы к этому отнеслась спокойнее. Но ребенок, для него это действительно здорово, и я не вижу целесообразности в этой инициативе. Овчинка выделки не стоит, что называется.

Ю. Афанасьева: Плюс к этому у нас есть ЕГЭ, которое в основном ориентируется во все ВУЗы.

Е. Тарловская: Конечно, у нас такое количество проблем, что, при чем здесь школьные медали. Печально.

Ю. Афанасьева: Давайте оставим школьников в покое, и дадим им их золото.

Е. Тарловская: Да.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Еще одна Общероссийская новость. На неделе Президент Путин подписал помилование Ходорковского, скажите мне, когда вы узнали, что вы почувствовали?

Е. Тарловская: Я почувствовала радость, совершенно однозначно. Когда выпустили человека, который сидел по недоказанному обвинению, и в котором огромная составляющая, это политическая составляющая, и Россия настолько негативно выглядела в глазах всего Мира, в связи с этим делом. Потому что, мет, это не так широко освещалось в России, но за рубежом, эта темя освещалась крайне широко. И просто я рада за человека, которого выпустили.

Ю. Афанасьева: Вы ведь много ездите по Европе, скажите, были ли у вас разговоры, с вашими иностранными коллегами, то есть, говорили ли вам: «А вот что у вас, там, в России с Ходорковским творится?»

Е. Тарловская: Да такие вопросы задаются, в совершенно реальном диалоге такие вопросы возникают.

Ю. Афанасьева: То есть этим люди, живущие в Европе, реально интересуются.

Е. Тарловская: Они в курсе, да. Вопросы были.

Ю. Афанасьева: А как вы думаете, почему его помиловали именно сейчас?

Е. Тарловская: Это вопрос, на который мы сейчас все равно не ответим.

Ю. Афанасьева: Но мы можем предположить.

Е. Тарловская: Да просто каждый может свое мнение высказать. Вообще гениальный пиар ход, день чикиста, Новый год, грядущая олимпиада, и такой красивый жест. Выпускают Ходорковского, и он улетает в Германию, это выглядело примерно так. Я думаю, что это было выгодно просто по ряду причин, которые, в общем – то, я уже назвала. У него, честно говоря, срок уже заканчивался, речь шла о третьем деле Ходорковского но , может, решили, что уже это будет перебор, как говорится, и вот, в таком красивом жесте, очень срежиссировано это было замечательно, тогда, когда надо, эффект неожиданности. Новый год, у всех настроение приподнятое, и на олимпиаду главы государств не едут, и как то все это обсуждают в негативе. Ну вот, выпустили Ходорковского.

Ю. Афанасьева: То есть это не признак оттепели в политической системе России.

Е. Тарловская: Я думаю, нет, нет.

Ю. Афанасьева: Есть у меня мнение общественного писателя Владимира Буковского, я сейчас его процитирую: « Его выпустили, не потому что он попросил, тут причина всему другая ситуация. Развивается кампания, за бойкот олимпиады в Сочи. И сейчас, она уже начинает принимать угрожающие масштабы. Для Кремля это крайне неприятно, потому что, они эти игры начинали, чтобы улучшить свои силы, а не наоборот. Такая же ситуация была накануне олимпиады 80. Мы с диссидентским сообществом тогда же начали кампанию за бойкот олимпийских игр, и она стала успешной. Тогда Москва была вынуждена спускать пары, и освободить много политзаключенных». Согласны ли вы с такой точкой зрения?

Е. Тарловская: То же самое, в общем – то, только я другими словами высказала.

Ю. Афанасьева: Про олимпиаду. Сами вы к ней как относитесь?

Е. Тарловская: Вы знаете, не очень хорошо, честно признаюсь, по той просто причине, что у меня есть достаточно хорошо знакомые мне люди, которые живут в том регионе. И, вся ситуация, связанная с организацией, с постройками, перестройками, выселением. Переселением людей помимо их желания, в таком, достаточно силовом варианте, это очень драматичная была ситуация, для населения того региона. Еще неизвестно, как это все скажется экологических проблемах, этого же региона, потому что это все достаточно сложно. Все это сопровождалось морем негативных эмоций, которые пострадали. Поэтому, знаете, когда такое радостное событие, как олимпиада, начинает сопрягаться с такими, какими - то вещами, это всегда очень неприятно.

Ю. Афанасьева: Готовы ли вы лично олимпиаду бойкотировать, не смотреть, не включать телевизор?

Е. Тарловская: Вы знаете, может быть, я, конечно, буду интересоваться результатами олимпиады, но честно говорю, мне будет неприятно ее смотреть.

Ю. Афанасьева: Но будете смотреть?

Е. Тарловская: Скорее всего, нет.

Ю. Афанасьева: Про олимпийский огонь хотела у вас еще спросить, 5 января в Киров прибудет эстафета олимпийского огня, и Городская Администрация решила отремонтировать дороги, по маршруту эстафеты. Разделяете ли вы такую позицию, надо ли это делать?

Е. Тарловская: Юлечка, а что делать, представляете, если факелоносцы упадут! То есть у них не просто погаснет факел, который и так, гаснет без конца, в связи с тем, что его халтурно сделали, а они еще и упадут на наших ямах.

Ю. Афанасьева: Киров прославится.

Е. Тарловская: Нет, вот этой негативной славы, уже не нужно. Пусть они лучше не падают, хотя вопрос где – то смешной, где – то печальный.

Ю. Афанасьева: Я понимаю было бы лето, но зима, ямочный ремонт, снег на дорогах.

Е. Тарловская: Они это сделают, все это исчезнет, все это смоет через два три дня. Понятно, что это будут в пустую выкинутые деньги, но, хотя бы, чтобы факелоносцы не упали.

Ю. Афанасьева: Вы считаете, что оно, того стоит.

Е. Тарловская: Печальнее будет, если упадут. Так начинаешь думать, потому что, когда посмотришь на наши дороги, по тем, которым они побегут, маршрут известен, а я, как человек, который ездит постоянно за рулем, очень много, как многие жители ой- ой –ой.

Ю. Афанасьева: Хорошо, последний вопрос у меня, прошу ответить коротко. Факел олимпиады, его предлагают купить, мало того, что он гаснет постоянно. Его предлагают купить, даже цена известно. Для факелоносцев в районе 13 тысяч, для посторонних, дороже. Ваше отношение к такой коммерции?

Е. Тарловская: Их можно было бы, конечно, в каких - нибудь магазинах официально продавать.

Ю. Афанасьева: Именно тот факел, который несли.

Е. Тарловская: В спортивных магазинах. Нет, я бы не стала кому – то там индивидуально продавать, их же очень много сделали. Можно, конечно, продавать, но кому он нужен, мне интересно.

Ю. Афанасьева: То есть вы, к инициативе продаж относитесь нормально, пусть зарабатывают.

Е. Тарловская: Пусть они их продают, но этих факелы, которые гаснут, но кто же их купит?

Ю. Афанасьева: Хорошо, я предлагаю на этом закончить. Это было «Особое мнение» депутата городской Думы, и профессора кафедры госпитальной терапии Кировской Государственной Мед. Академии Екатерины Тарловской. Спасибо вам большое за программу, и всего доброго.

Е. Тарловская: До свидания, всех, С Новым Годом!

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта