Секретарь ОПКО Тахир Мамедов:

Видео 14:34, 30 марта 2018 350 0

Особое мнение от 17.12.13

Тахир Мамедов:
«Мне бы хотелось, если Президент страны говорит об этом (о борьбе с коррупцией — ред.), то он мог бы какой-то концепт предложить... Как-то он развёл руками, он как бы ни при чём, вот так мы и живём...»


Печатная версия передачи:

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Тахир Мамедов

В. Сметанин: Добрый день. Все верно — начинается программа «Особое мнение» на 101,0. меня зовут Владимир Сметанин. Приветствую наших слушателей и приветствую гостя студии, чье особое мнение мы сегодня будем слушать — это секретарь Общественной палаты Кировской области Тахир Мамедов. Тахир Алиевич, здравствуйте.

Т. Мамедов: Добрый день, уважаемые слушатели. Добрый день, Владимир.

В. Сметанин: Буквально накануне Нового года мы с вами встречаемся. Сегодня такой зимний, морозный денек. Настроение у вас праздничное, соответствующее?

Т. Мамедов: Еще не ощутил, на самом деле. Зима недавно пришла. Конечно, готовимся к Новому году.

В. Сметанин: Для многих из нас свойственно накануне Нового года подводить какие-то итоги, задумываться о будущем, о прошедшем. Вам это тоже свойственно?

Т. Мамедов: Обязательно. Это мы тоже делаем. Как раз сегодня на пленарном заседании Общественной палаты мы будем подводить некие промежуточные итоги работы Общественной палаты. Первая тема задана — доступность медицинской помощи населению Кировской области. Вторая тема — работа самой Общественной палаты, работа коллег и деятельность самой палаты как явления, как института гражданского общества в регионе.

В. Сметанин: Свою оценку вы могли бы дать сейчас?

Т. Мамедов: Я могу сказать, что Общественная палата как институт состоялась. Общественную палату слышно, Общественную палату видно. Очень сожалею, что не так много, как модно сейчас говорить, ньюсмейкеров от Общественной палаты, но есть наши коллеги, работ которых не видно в публичной сфере, но работа эта, безусловно, есть. Есть часть коллег, работы которых не видно и они сами не работают. Если взять в целом, то благодаря той атмосфере, которую в том числе создаете и вы, журналисты и ваши коллеги, которые именно в этом здании находятся, я благодарен, что нашей работе достаточное внимание уделяется и эту работу видно.

В. Сметанин: Я знаю, что вы немножечко недовольны дисциплиной в Общественной палате. Собираетесь ее в дальнейшем укреплять?

Т. Мамедов: Говорить о дисциплине в среде глубокоуважаемых людей региона, во всяком случае мне, не совсем корректно, но нужно признать, что есть такие, которые в силу своей основной занятости, основной работы, к сожалению, не могут уделять достаточного внимание деятельности Общественной палаты. Это нас, конечно, огорчает. Особенно когда смотришь, какие потенциалы имеются у наших коллег, которые в принципе могли бы привнести в любой области, не обязательно в сфере своих профессиональных интересов, могли бы много принести пользы обществу, но, к сожалению, они этого не могут делать. Это, так сказать, упущенные возможности.

В. Сметанин: Это долг, общественный долг. Можно как-то «надавить» на их сознание?

Т. Мамедов: Я спорить не буду, это долг, общественный долг. Ведь долг тем ценен, что его каждый воспринимает сам, как считает нужным, относится к нему сообразно внутренним убеждениям. В этом смысле я могу лишь попросить о более активном участии в работе Общественной палаты, в той деятельности, которую мы осуществляем, но не более того. Никаких дисциплинарных взысканий, лишения премий — это общественные деятели, практически все из них — известнейшие люди региона, как по форме, так и по содержанию. Другой вопрос, что человек не может отдавать себя той деятельности, которой взялся заниматься, должен сделать выбор сам. Не могу разорваться, и должен выбрать: либо моя профессиональная деятельность, либо общественный долг.

В. Сметанин: Хорошо, надеюсь, что члены Общественной палаты Кировской области все-таки услышат ваше мнение. Я напомню нашим слушателям о том, что на нашем сайте echokirova.ru есть не только аудио, но и видеотрансляция эфира, можно посмотреть онлайн, можно в записи. Кроме того, гостям «Особого мнения» можно задать вопрос, можете это сделать в процессе эфира. Сегодня в ходе программы мы с Тахиром Алиевичем собираемся обсудить несколько тем. Начну, пожалуй, с темы пока еще свежей. 12 декабря, в день Конституции Президент Владимир Путин выступил с традиционным посланием Федеральному собранию. Юбилейное, десятое. Много отзывов, в первую очередь, в глобальной сети. Кто-то счел это событие совершенно заурядным, кто-то говорит о том, что было много было расставлены. Вы, если не ошибаюсь, присутствовали на этом мероприятии? Читал очень много отзывов, откликов. Профессионалы, политологи не понимают в части местного самоуправления — Президент сказал, что оно должно быть доступно, ближе к народу, там все должно быть понятно, ясно и прозрачно. Вам все было понятно? Какое значение придаете?

Т. Мамедов: Говорить, что послание Президента — заурядное мероприятие, я бы не стал.

В. Сметанин: Простите, перебью: как вы туда попали: по приглашению?

Т. Мамедов: Впервые за многие годы, когда Президенты страны делали свое послание Федеральному собранию, были приглашены руководители Общественных палат регионов. Вы знаете, там принимают участие Совет Федерации, Дума, члены Правительства, судьи. В этом году, впервые опыт, что ли, пригласили руководителей Общественных палат. Насколько я понимаю, это решение буквально в последнюю очередь было принято, второпях, потому что, как мы узнали, за день-полтора телеграмма пришла.

В. Сметанин: Как вы думаете, почему именно второпях?

Т. Мамедов: Я мог бы сказать, в высших эшелонах власти тоже идет своего рода дискуссия... В общем, все не так, как нам кажется, что достаточно все устаканилось, что все понятно и заранее известно. Я думаю, что в том числе из-за этого. На мой взгляд, это мероприятия не является заурядным. Некоторые действительно говорили, что ничего нового там не было услышано. С моей точки зрения, сопоставив предыдущие выступления Президентов, в том числе и Владимира Владимировича Путина, я могу сказать, что достаточно интересные в точки зрения общества «месседжи» я там услышал. Тот посыл, что он уделил внимание Общественной палате — для меня это было достаточно интересно, что Общественная палата должна являться площадкой для дискуссии в обществе. Я не скажу, что это какая-то новелла, но то, что это звучит как послание Президента обществу, это о чем-то говорит. По каждому из посылов можно дискутировать. Говоря о большом плюсе, что Президент отмечает этот факт, необходимость этого явления — Общественной палаты, и обсуждения важнейших проблем общества именно на этой площадке, с другой стороны, я тут же задаюсь вопросом:

это хорошо, но кто задает повестку дня дискуссии? На сегодняшний день, к сожалению, формирование повестки дня снизу идет очень вяло.

В. Сметанин: Либо это какие-то очень уж узкие темы, да?

Т. Мамедов: Возможно и это. Повестка дня формируется в том числе исходя из интересов отдельных персон, в том числе из общества. То есть, есть нюансы. Но тем не менее, по глобальному счету, этот посыл был услышан. Мне достаточно было интересно услышать от Президента, что должна возрастать роль третейских судов. Человек, который 12 лет возглавляет третейский суд в нашем регионе, соответственно, мне это интересно, я по прежнему считаю, что этот институт имеет свое будущее. Возможно, через десятилетия, когда у нас будет предпринимательская культура настолько высока, что не потребуется сила государственного принуждения, достаточно будет мнения квалифицированных юристов, чтобы разобраться в спорной ситуации. Еще один момент - то, что у нас меняется Конституция. На этом, наверное, стоит особенно остановиться.

В. Сметанин: Да, 20-летний юбилей. Президент сказал, что все-таки поправки возможны.

Т. Мамедов: Они не возможны, они уже реальны. Прошли соответствующие слушания в Госдуме и в Совете Федерации...

В. Сметанин: Вы имеете в виду объединение Высшего арбитражного и Верховного судов?

Т. Мамедов: Да, этот раз. Во-вторых, изменение порядка назначения прокуроров. Кстати, этот документ мы только что рассмотрели в Общественной палате в качестве. У меня на этот счет неоднозначное мнение. Почему я связал третейские суды и судебную реформу? Дело в том, что мы идем, скорее всего, по западной модели, когда есть единый суд — громоздкий, долгий, достаточно неповоротливый. Долгий в процессуальном смысле. Когда мы с заграницей разговариваем, что у нас судебное решение по хозяйственному спору можно получить в течение четырех месяцев, то они делают большие глаза, что это невозможно. Там идут годы, если это не третейский суд. Совсем недавно мы отмечали 20-летие третейского суда при Вятской торгово-промышленной палате, там принимали участие представители всех наших официальных государственных судов. Я им сказал, что это реформа повлечет за собой рост обращения в третейские суды, потому что там все гораздо более эффективно происходит, более оперативно. Другой вопрос в качестве. Я не убежден, что мы можем конкурировать по качеству с теми решениями, которые выносят арбитражные суды.

В. Сметанин: В чем причина, почему?

Т. Мамедов: Вы, наверное, имеете представление, как формируются суды, какие люди туда попадают и какой серьезный, строгий подход к выбору судей, их подготовке и так далее. Положа руку на сердце, нужно признавать, что третейские суды — это скорее непрофессиональная деятельность, это практически та же общественная деятельность. Так что, почувствуйте разницу. Эти вещи услышал. Говоря о минусе, могу сказать, что я вообще-то по духу своему поддерживаю слова того же Владимира Владимировича Путина, который привел цитату Бердяева относительно консерватизма. В вопросах конституционного законодательства я — консерватор. Я против изменений в Конституции. Мне очень симпатизировали тезисы Путина, когда он говорил, что «Конституцию по себя менять не буду». Надо отдать должное, честь и хвала. Но Конституция сейчас меняется...

В. Сметанин: А продление президентского срока? В понимании многих это как раз-таки изменение «под себя».

Т. Мамедов: Не он же это изменил, это изменил другой Президент. Тем не менее, соглашусь с вами, на самом деле. Такое изменение в Конституции, именно связанное с судебной реформой, у меня, и я знаю немалое количество людей этой профессии, отношение у нас достаточно негативное. Вы в курсе, что чуть ли не 12 судей Высшего арбитражного суда подали в отставку?

В. Сметанин: Да, и они уже в этой отставке и находятся.

Т. Мамедов: Они ушли в знак протеста против этих изменений.

В. Сметанин: Я неоднократно слышал о том, что это в первую очередь удар по Высшему арбитражному суду. Это мнение звучало у нас в эфире.

Т. Мамедов: Да, если кто связан с этой сферой, кто-то судился в арбитражном суде или в суде общей юрисдикции, они эту разницу почувствовали. Ничего плохого, на самом деле, говорить не хочу. Просто системы разные. Эта система выстраивалась, если хотите, по западной модели профессиональных третейских судов. Во всем мире третейские суды, только в России арбитражный суд. Арбитраж во всем мире — это третейский суд, только в России арбитраж — это государственный арбитражный суд. По этому принципу был выстроен этот суд. Я не хотел бы акцентировать внимание на этом, у нас цель другая. Я прост говорил о тех посылах, которые я услышал. Что касается вопроса местного самоуправления - я не могу сказать, что там что-то было непонятно. Путин говорил о том, что да, есть органы местного самоуправления, которые и так являются самой близкой инстанцией для большинства людей. Соответственно, там должны быть как ответственность, так и возможности. Вопрос в сторону увеличения как их финансов, так и их ответственности. По-моему, это вполне понятно. Честно говоря, я думаю, а какие тут могли быть непонятные тезисы, но в голову ничего не приходит.

В. Сметанин: Хотелось бы какую-то ложку дегтя, что-то такое, с чем вы несогласны со словами Президента, прямо категорически, готовы бы были в горячую дискуссию вступить. Что-то было такое, прозвучало?

Т. Мамедов: Могу сказать, что с некоторым сожалением услышал из уст Президента наличие... Вот, знаете, у нас есть коррупция, многие наши решения... Он как-то так развел руками, будто ничего не может поделать, он как бы ни при чем. Вот так мы и живем, собственно говоря.

В. Сметанин: Причем, вы, наверное, еще в голове держали эти громкие коррупционные дела, которые в этом году в области произошли.

Т. Мамедов: По-моему, не только в области, а по всей стране. Слава богу, что они появляются, слава богу, что мы о них говорим. Мы все понимаем, мы все живем в этой стране, ходим по этой стране, прекрасно понимаем, что это даже не вершина айсберга...

В. Сметанин: А что бы вам хотелось, чтобы сказал Президент? Всем россиянам к Новому году подарок — коррупция будет искоренена? Что-то в этом роде?

Т. Мамедов: Нет. Вы знаете, я давно уже в сказки не верю. Я такого ничего не ожидал и, в общем-то, не услышал. Было бы нелепо это ожидать. Если Президент страны говорит об этом, это он мог бы какой-то концепт предложить. Насколько я знаю, до сих пор нашей страной не ратифицировано международное соглашение в части борьбы с коррупцией. Из

этой области хотелось бы посылы услышать, концептуальные посылы, но не констатирование факта, что у нас есть такие явления, которые мешают экономике и обществу развиваться.

В. Сметанин: Довольно сложно об этом говорить, потому что зачастую в коррупции обвиняют и высших должностных лиц государства.

Т. Мамедов: Да, самое близкое окружение, я об этом и говорю. Очень убедительно было, когда Президент достаточно неубедительно говорил об этом явлении, разводя руками, что, в общем-то, оно у нас есть, вот это плохо. В общем-то, мы все с ним полностью солидарны, мы понимаем, что это должна быть воля высшего руководства, которая будет направлена на то, чтобы искоренить коррупцию, и предложены будут концептуальные моменты.

В. Сметанин: Я еще вернусь к вашим словам по поводу повышения роли Общественной палаты. Со слов Президента, нужно проводить эти общественные слушания по каждому судьбоносному решению, которое затронет интересы многих граждан. Вопрос, может быть, с «подковыркой»: Общественная палата — это единственная площадка, на которой это может обсуждаться?

Т. Мамедов: Безусловно, нет. Я как-то говорил о том, что на сегодняшний день для формирования гражданского общества государство гораздо больше делает, чем само общество. Это факт. Все серьезные подвижки, мало-мальски важные институциональные изменения в нашем обществе происходят по инициативе власти. В данном случае Общественная палата регионов и Общественная палата России — это инициатива власти для создания некоей институционализации, формализации возможностей любых профессиональных сообществ вносить свои вопросы в дискуссии. Если вы посмотрите, какой существует порядок формирования повестки в Общественных палатах, вы абсолютно согласитесь со мной, что это не забюрократизированный, достаточно демократический институт, где могут быть обсуждены любые вопросы. В общем-то, по опыту Общественному палаты Кировской области вы наверняка видите, что вопрос, который интересует вас, ваших коллег, любого гражданина, который носит не личный, а социально значимый характер, то мы его вносим на рассмотрение, конечно. Этих площадок может быть сколько угодно, они существуют, не только Общественная палата есть.

В. Сметанин: Вы с ними на равных?

Т. Мамедов: Почему бы и нет? Мы не считаем, что мы первые среди равных или главнее всех.

В. Сметанин: Большой Брат такой.

Т. Мамедов: Такого самомнения, конечно же, нет. У меня его нет однозначно, потому что я считаю, что, чтобы нас считали силой, мы должны дела свои показывать, я не свой статус формальный.

В. Сметанин: У нас подходит время перерыва. Буквально две минуты и мы вернемся в студию. Я напомню, что это особое мнение секретаря Общественной палаты Кировской области Тахира Мамедова. Через пару мину вернемся.

Реклама.

В. Сметанин: «Особое мнение» в эфире, на 101,0. это особое мнение Тахира Мамедова,

секретаря Общественной палаты Кировской области. Еще раз здравствуйте, продолжаем. Еще немножко «добьем» по посланию Президента Федеральному собранию. Было сказано кое-что интересное по поводу губернаторов. Они с нового года будут привязаны напрямую, да?

Т. Мамедов: Немножко не так. Он сказал, что он озвучит интересную новость для губернаторов, которая заинтересует всех губернаторов. Там говорилось об экономическом росте регионов, как повысить инвестиционную привлекательность. Одним из тезисов, достаточно интересных, было то, что будут составлены инвестиционные карты, официальный рейтинг регионов, который будет делаться на уровне государства. Это с одной стороны, с другой — будут налоговые льготы для регионов. Промышленные парки, различные инвестиционные процессы в регионе, которые приводят к повышению бюджета региона, и эти налоги будут возвращены в регион, то есть, будут оставлены в регионе. Там все похлопали с достаточно большим энтузиазмом, но он добавил, что в пределах тех сумм, которые регион тратит на этот самый рост.

В. Сметанин: Это довольно серьезная же мотивация.

Т. Мамедов: Это мотивация, но не такая уж и большая. Сколько потратил регион на привлечение инвестиций, на то, чтобы инвестиционные процессы пошли лучше, в пределах этих сумм будут льготы для региона. Тем не менее, это тоже был посыл. Сам факт, чтобы будет составлен инвестиционный рейтинг регионов на официальном уровне - я считаю, достаточно хороший посыл.

В. Сметанин: Хотелось бы поговорить еще об одной инициативе, которая исходит из федерального центра. Министерство финансов, возможно, в следующем году прекратит субсидирование пассажироперевозок на пригородном ж/д транспорте. Буквально в начале декабря на базе Общественной палаты Кировской области состоялось обсуждение этой темы. Огромное количество подписей уже собрано, порядка трех тысяч, за то, чтобы не отменяли эти льготы. Серьезные потери понесет региональный бюджет нашей области. С вашей точки зрения эта проблема разрешима? Есть выход из ситуации?

Т. Мамедов: На самом деле, в рамках комиссии по экономическому развитию Общественной палаты этот вопрос обсуждался дважды. С такой инициативой на нас вышла Горьковская железная дорога, именно ее подразделение пассажирских перевозок. Проблему вы уже назвали, она достаточно резонансная, люди беспокоятся. Мне уже писали письма, будут ли такие-то электрички отменены, как будет происходить... Ощущение от этого обсуждения, которое мы провели в начале декабря в библиотеке имени Герцена, у меня лично неоднозначное. Смотрите, что происходит. Есть огромный гигант РЖД. Они сейчас начали искать пути оптимизации своего бизнеса. Это же бизнес. Если у какого-то предпринимателя заканчиваются деньги, инвестиции, он начинает искать внутренние резервы. РЖД начинает искать государственные проекты, где можно поживиться, причем достаточно вольно. Что свой карман, что карман государственный — мне кажется, они не различают. На самом деле, надо понимать, что происходит. Далее, что происходит с пассажирскими перевозками, в частности, с пригородными. Они решили эти подразделения выделить из состава РЖД, дать им самоокупаемость и самостоятельность. Понятно, что в этом огромном бизнесе как раз этот сегмент является менее всего защищенным. Это была государственная политика — доставка граждан до отдаленных мест, где нет инфраструктуры дорожного хозяйства и так далее. Сейчас им вменили в обязанность зарабатывать самим и при этом прекращать федеральное финансирование. Собственно, это все, вся ситуация. Они пришли к нам. Мы свой голос приобщили к их голосу, чтобы громче звучало, что нельзя этого делать. Мы говорить — да, это нам нужно, населению это нужно. В данном случае мне понравилась

позиция нашего дорожного комитета, в частности, спасибо Альберту Владимировичу Запольских. Он в каждом вашем мероприятии принимал участие, он доходчиво и понятно объяснял позицию областного правительства, что у нас нет интереса субсидировать кого бы то ни было, у нас есть интерес доставить людей с точки А до точки Б, как можно эффективнее, как можно дешевле и так далее. На это у нас есть 420 миллионов в этом году. Мы эти деньги будем направлять туда, куда нам выгоднее, куда эффективнее. Естественно, все деньги хотело бы получить железнодорожное хозяйства. Вокруг этого сейчас и идет дискуссия. Естественно, наш дорожный комитет здесь занимает достаточно правильную позицию и свое мнение доходчиво высказывает. Еще не говоря о том, что во время это дискуссии были большие разговоры... Кстати, через несколько дней Путин, выступая на одном из совещаний, говорил про корпоративы, что 50 миллионов собираются тратить на них...

В. Сметанин: На самом деле, это в информации ежегодно появляется. Огромные деньги на это тратятся.

Т. Мамедов: Они веселятся, и все это за счет РЖД. Там на мероприятии было сказано, что не надо платить многомиллионных зарплат высшим чиновникам, не надо содержать профессиональные, в том числе иностранные, спортивные клубы — эти деньги нужно направлять на развитие как раз этих направлений. До нас была доведена информация, я бы сказал, даже ужасающая, что состояние сети и состояние парков — электричек, в общем-то на 80-85% изношено. Еще несколько лет, и не на чем будем возить. Обращаются к населению через Общественную палату — «Помогите!». Вопрос был не совсем понятный для нас, чем мы можем помочь. Там речь шла о повышении тарифов. Есть сбалансированный тариф для Приволжья, где билет, допустим, на десять километров стоит двадцать с лишним рублей. У нас, если не ошибаюсь — 11 или 12 рублей. То есть, подтянуть, сделать среднюю стоимость, 14-15 рублей. Это еще понятно, потому что другого средства передвижения в некоторых населенных пунктах просто нет. Особенно для Кировской области это актуально. Это обсуждение нам еще раз дало понять, насколько ситуация серьезная. Мы подготовили предложение, в том числе для федерального правительства, я думаю, что там будет несколько пунктов к самой организации РЖД, чтобы они несколько пересмотрели свое понимание в отношении этого бизнеса, потому что на электричках много денег не сделаешь. Вы в курсе, сколько стоит сейчас передвижение грузов. Многие хозяйственники переходят на автотранспорт. Это грабеж, это достаточно серьезные сборы. В общим, люди недовольны. И это наше обсуждение обнаружило, что проблем гораздо больше, чем мы знаем. С первого подхода эту проблему не решить вот так вот, тем более на региональном уровне.

В. Сметанин: Не исключено, что Общественная палата вернется к обсуждению этого вопроса, да?

Т. Мамедов: Мы в ближайшее время отправим свои предложения в Общественную палату РФ, чтобы на том уровне этот вопрос тоже актуализировали. Там много нюансов с точки зрения хозяйствования РЖД. Они и так знают, я не говорю, что мы будем им открывать глаза. Мы просто дадим им понять, что эта проблема уже всем надоела, ею надо серьезно заниматься.

В. Сметанин: Чем еще предстоит заняться Общественной палате в следующем году — появилась такая информация. Тема с созданием учебника по истории Вятского края. Тема довольно-таки интересная. Везде, в официальных сообщениях, в том числе на сайте Общественной палаты авторство этой идеи предписывается отцу Александру Балыбердину. Я с отцом Александром разговаривал. Он говорит, что дело было так. Тахир Алиевич выступал на конференции в ВятГГУ, сказал: «Я хотел хорошенько подготовиться, найти какое-то

пособие, но этого пособия не нашел. Его бы неплохо было создать, по истории нашего края». Так дело-то было? Вы, получается, автор?

Т. Мамедов: Вам, журналистам, иногда важны какие-то такие подробности, которым я не придаю такого значения. Мне кажется, интересно другое. На самом деле, было огромное скопление историков. ВятГГУ проводил форум, я был туда приглашен в качестве гостя. Я им высказал свою душевную боль. Я был на одной из блогерских тусовок, так сказать, и услышал, насколько люди с пренебрежением, с неуважением отзываются о Вятке и решил подготовить свой ответ. Я попросил в библиотеке дать мне все учебники, монографии, которые касаются Вятки. В студенческие годы при написании курсовых, диплома я погружался с головой во все эти монографии. Обнаружил, что нет в истории Вятского края объективного изложения материала.

В. Сметанин: Именно объективного? Очень важное слово.

Т. Мамедов: Материал советского периода, 20 лет назад, еще есть. История у нас всегда была идеологизирована, и поэтому несколько не воспринимается фактура того периода.

В. Сметанин: Потому что немало времени уже прошло.

Т. Мамедов: Даже не это. Просто эпоха другая. Мы живем сейчас в другой стране. Я надеюсь, что мы живем в более объективной стране, чем была двадцать лет назад. Выступая, я об этом говорил. Чья это идея, на самом деле, неважно. Если человек глубоко занимается историей, возглавляет исторический центр, сам историк по образованию, и наши мнения сошлись. Он предложил, что Общественная палата выходит с инициативой, правительство области финансирует и ВятГГУ пишет книгу. Такой посыл был сделан, он вышел, спасибо ему за эту инициативу, в нашу комиссию по образованию, науке и культуре с предложением обратиться в соответствующие инстанции для подготовки этого учебника. Неоднозначное мнение...

В. Сметанин: Речь идет именно об учебнике для школьников?

Т. Мамедов: Я бы сказал, речь идет вообще об истории, книге об истории. Что это будет — учебник или какая-то монография, для тех людей, которым это интересно. Как бы к этой идее не относились, я считаю, что историю надо знать, историю того места, где мы живем.

В. Сметанин: Трудно с вами не согласиться. В общем, работа в этом отношении в начале следующего года будет продолжена, да?

Т. Мамедов: Она идет уже сейчас. Все, что от нас зависит, мы делаем уже сейчас. Не знаю, как на это отреагирует ученое сообщество и правительство, потому что надо финансировать.

В. Сметанин: Истекает время программы «Особое мнение». Напомню, что гостем студии сегодня был Тахир Мамедов, секретарь Общественной палаты Кировской области. Спасибо вам большое, всего доброго.

Т. Мамедов: Спасибо вам. Думаю, что в этом году я последний раз здесь, поэтому я поздравляю всех с наступающим Новым годом. Желаю счастья, радости и как можно больше успеть сделать то, что планируете в жизни.

В. Сметанин: Вас тоже с наступающим. Спасибо, до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта