Николай Голиков, главный редактор "Вятской особой газеты"

Видео 14:34, 30 марта 2018 482 0

Особое мнение от 4.12.13

Николай Голиков:
"Реально громкие коррупционные дела появились только в прошлом году. Я думаю, что связано это не с тем, что коррупцию решили искоренить. Вероятно, появилась необходимость показать нам виноватых: кто же виноват, что в бюджете нет денег. Никто же не признается, что виноват курс, которым мы идем..."


Читайте печатную версию передачу:

Ведущая: Юлия Афанасьева

Гость: Николай Голиков

Ю. Афанасьева: На 101.1 FM программа «Особое мнение», меня зовут Юлия Афанасьева, у меня в гостях главный редактор «Вятской особой» газеты, Николай Голиков. Николай, здравствуйте.
Н. Голиков: Здравствуйте, Юлия, здравствуйте, уважаемые слушатели, добрый день, приятного аппетита.
Ю. Афанасьева: Рада Вас видеть снова у меня в студии. Николай, год уходящий, это время подводить всяческие итоги. Сотрудники прокуратуры, на минувшей неделе этим воспользовались и вспомнили самые громкие факты коррупции в году 2013. Они отметили, что количество преступлений выросло, по сравнению с прошлым годом. У вас не возникает такого диссонанса, вроде боремся, боремся, а все равно растет.
Н. Голиков: Нет, диссонанса нет. Во – первых, что значит боремся, боремся, вообще – то у нас объявлена была коррупции война, как раз, если не ошибаюсь, может быть год – полтора назад, у нас началась война с коррупцией. До этого у нас были разговоры, никаких дел не было. Создавались комитеты, по борьбе с коррупцией, какие – то комиссии при Правительствах регионов, которые возглавляли люди, про которых думали, что они и есть, собственно говоря, те самые главные коррупционеры. Примерно так шло, немножко в анекдотическом ключе. Поэтому, собственно говоря, какие – то дела, такие, более менее, реальные коррупционные дела, они начались не так давно. На Московском сначала уровне, а потом, как – то быстро очень подхватили и на региональном уровне. И, думаю, что связано это немножко, не с тем, что вдруг все решили искоренить коррупцию, как явление. А, вероятно, решили сделать две вещи, во – первых, появилась необходимость усовершенствовать ответственность, за плохое состояние, в которое пришел наш бюджет, и Российский и Региональный, и прочие. Появилась необходимость виноватых, условно говоря, виноватых. То есть, кто же виноват, в том, что в бюджете нет денег. Понятно, что никто не скажет, что виноват сам по себе курс, которым мы идем. Поэтому нужны были какие – то конкретные люди. Поэтому была дана команда, найти людей, показать обществу, осудить со всей строгостью закона. И, во – вторых, как я сам еще думаю, все – таки, коррупция, как и многое в нашей стране, перестало быть управляемым. У нас же всем любят управлять. То есть, все должно быть под контролем, все потоки денежные должны контролироваться. И когда, вдруг, наверху поняли, что потоки по ходу своему, там, где они должны контролироваться, и точно также еще и расхищаются, вот тогда, видимо, забили тревогу. Потому что, это уже неконтролируемая коррупция, это уже неправильно. И поэтому решили, лишних людей от кормушки от этой оттащить. При чем, как раз все совпало. Вот эти самые лишние люди, они как раз и оказались теми самыми козлами отпущения, которые потребовались вдруг. Поэтому, я бы не сказал, что у нас как – то так все, что мы все боремся, боремся, их все больше и больше. Нет, сейчас, как раз то время, когда нам показывают какие – то образцы коррупции. И, при чем, как вы могли заметить, на очень разных уровнях, и в Москве, и у нас. И если раньше, всегда говорилось, что зарегистрировано пятьдесят случаев в коррупции, имелось в виду что? Что дяденька дал деньги полицейскому, или врачу, или педагогу, то сейчас, эти случаи уже более насыщенные, уже видим там людей достаточно высокого ранга. Первый зам. прокурора области, давайте вспомним громкое дело по взятке, а взятка это тоже ведь коррупция. Главы районов, предположим. Поэтому здесь сейчас самый пик, поэтому сейчас этих дел много, а потом, когда все лишние будут отсечены, их становиться будет меньше. Мы коррупцию победим. Неуправляемую коррупцию.
Ю. Афанасьева: А как в эту логику вашу, укладывается, например, приезд генерала Солодовникова в Киров?
Н. Голиков: Очень даже укладывается, потому что нужен был человек, который способен, условно говоря, выполнить решение Москвы. Вскрыть на всех этажах прогнившего Кировского общества коррупционеров, чем он с успехом занимается, как мы видим. То есть, у нас, на самом деле выстраивается такая штучка. У нас, коррупция вскрывается равномерно на всех этажах. И власть, околовластных структур, и так далее. То есть дается такой срез картины, бескомпромиссной борьбы, не глядя, на какие – то прошлые заслуги. Генерал Солодовников вписывается идеально в эту картину.
Ю. Афанасьева: То есть, вы считаете, что ему, как раз поставлена такая задача.
Н. Голиков: Безусловно, он сюда приехал, и сразу этим занялся.
Ю. Афанасьева: А самые громкие коррупционные скандалы года уходящего, по вашему мнению, были какие?
Н. Голиков: Я не знаю, дело в том, что я уже вспоминал, и Быкова, и глав этих двух районов, и судью Вятско Полянского, можно вспомнить, который до сих пор, насколько я знаю, дело не возбуждено, там сложная процедура. Там суммы такие сложные, симпатичные, красивые везде звучат. Но для меня лично, как для человека, самым таким громким делом, хотя это дело до сих пор находится в таком процессе вяло – текущем, я имею в виду так называемый процесс, по Уржумскому спиртоводочному заводу. Где все очень любопытно, потому что, люди сидят в СИЗО, при чем, люди сидят в СИЗО, если верить версии официальной, в основном те, кто находились с одной стороны баррикады, то есть те, кто давал. А вот те, кто брал, до сих пор пока либо в бегах, либо вообще нам не названы, потому что, там говорят, что некая коллективная ответственность, коллективное решение. То есть много людей должны находиться, которые с той стороны, которая брала. Потому что, если есть те, кто дают, тем более, что Уржумский завод был продан, значит должны быть те кто получал, и те, кто получал, должны сидеть там же, где сидят те, кто давали. Поэтому этот скандал, мне, кажется, он продлится. Будут, безусловно, на следующий год, потому что, судя по всему, никого отпускать, не собираются. Мне интересно, когда, наконец, мы узнаем фамилии, тех, кто брал. И, во – вторых, когда ж мы увидим, как этих людей пакуют туда же, куда уже упаковали этих пятерых.
Ю. Афанасьева: Судя по вашим словам, я делаю вывод, что дело Уржумского СВЗ, вы считаете все же коррупционным, а не политическим.
Н. Голиков: Дело в том, что дело политическое окраску приобретает, когда в этом деле фигурируют политические фигуры. Но само по себе, коррупционное дело, оно всегда коррупционное дело, кто бы в нем не был замешан, а так, как коррупция это вообще должностное преступление, то соответственно, в нем участвуют люди, имеющие должность, и поэтому чаще всего коррупционные преступления получают политическую окраску. Любое совершенно, Юлия, назовите мне любое коррупционное преступление в Кировской области, которое нельзя назвать политизированным. Взять любого главу района, да, пожалуйста, это все политика. Потому что, сразу начинают вспоминать, а откуда взялся глава, кто его за ручку привел, чей он человек, кому, интересно он эти деньги должен был передать и так далее, и называется куча фамилий, которые уже находятся на самых верхних эшелонах. То есть все политизируется у нас, потому что коррупция дело должностное.
Ю. Афанасьева: А дело Ганжелы?
Н. Голиков: Дело Ганжелы, оно не вполне коррупционное, я бы сказал. Вот это как раз дело экономическое, потому что здесь нет взяток. Здесь речь идет не о взятках, здесь речь идет о хищении, при чем о хищении, по версии следствия, которое совершил, кажем так, собственник, предприятия, каким – либо путем. Условно, как говорят, он брал кредиты, для каких – то целей, сам их тратил на свои нужды. То есть, здесь нет коррупционных целей, это не коррупция, это экономика, это хищение. Поэтому здесь уже политика присовокупляется, именно, потому, что благодаря, самой фигуре, Николая Семеновича Ганжелы. Который, давайте не будем забывать, все – таки, чикист бывший. А чикисты бывшими не бывают, как, в общем – то повелось у нас в России. И, говоря о круге знакомств Ганжелы, мо тоже всегда говорим. Мы говорим о людях, которые с одной стороны пытаются его осудить, условно говоря, предпринимают какие – то действия, и о тех людях, которые пытаются наоборот, вывести его из–под удара. Может быть не вполне вывести из-под удара, но максимально вывести из–под удара. Помнишь, были разговоры, что была попытка его освободить, каким – то образом из–под стражи и так далее. То есть здесь просто вмешиваются политические фигуры, потому что, Николай Семенович Ганжела, фигура, безусловно, очень весомая. И очень многие с ним, либо знакомы, либо имеют какой – то бизнес, либо как – то еще, кажем так. А какая здесь политика, Николай Семенович Ганжела, в политической жизни нашего региона не участвовал.
Ю. Афанасьева: Например, если читать комментарии в интернете, то люди много пишут, что отставка Фердауиса Юсупова, связана с делом Ганжелы.
Н. Голиков: Сейчас отставку Фердауиса Юсупова связывают со всем подряд. То есть, я, как минимум слышал несколько версий этой отставки. Там фигурируют люди, естественно, Ганжела фигурирует там, естественно фигурирует там, некто Кинслер, я сейчас всех не буду вспоминать. Люди, которые имеют свою историю, которым не хватает, какого – то звена, а тут как раз и подставили Фердауиса Ингельевича, и начинают плести такую логическую связку, что, наверное, поэтому. Дело в том, что я, например, не знаю, почему ушел в отставку Фердауис Ингельевич, и я, думаю, вы тоже не знаете. Я думаю, об этом знает Бабич, который подписывал это дело, может быть кто – то знает вот по этой линии, по вертикали. Все остальные могут строить только домыслы, какие - либо. И пытаться эти свои домыслы использовать, как – то в своей борьбе, условно говоря, в своих политических целях. Поэтому возникают такие фамилии вокруг Фердауиса, как Ганжела, как, тот же Кинслер, и так далее, на самом деле мы этого не знаем, и я, не стал бы, просто так гадать.
Ю. Афанасьева: На прошлой неделе у меня был в гостях директор ВСЭИ, Владимир Сизов, и он сказал, что, по его мнению, отставка Фердауиса Ингельевича, это предвыборная история.
Н. Голиков: Вот еще одна версия. Но сейчас, понимаете, у нас сейчас все, предвыборная история. При чем, что самое забавное, выборы у нас только через год. У нас выборы в сентябре 2014 года. У нас сейчас нет никаких совершенно выборов, абсолютно никаких.
Ю. Афанасьева: Но предвыборная кампания идет.
Н. Голиков: На самом деле, идет не предвыборная кампания. На самом деле идет. Я вообще не понимаю, что сейчас происходит. Потому что, с точки зрения логики это необъяснимо. Сейчас все ждут, что скажет Президент, по поводу исполняющего обязанности Губернатора. При чем, все прекрасно, вроде бы, понимают, что повлиять на решение Президента, какими – то действиями здесь в Кирове, невозможно, да и действиями в Москве тоже. Потому что, Владимир Владимирович, он как решит, так и будет, на чем он будет основываться, мы не знаем, никто не знает, на чем он будет основываться. Об этом, может, знают три – четыре человека. Но никто из нас не может знать сейчас в Кирове. И что бы мы ни делали, какие бы козни мы друг другу не строили, как бы друг друга не поливали в прессе, или как – то еще, на вот это решение мы повлиять не в состоянии. Это просто обыкновенное аппаратное решение. Оно принимается одним человеком, и оно значит ровно то, что вот этот исполняющий обязанности, будет до сентября занимать должность губернатора. Поэтому говорить, что сейчас происходит, какая – то, предвыборная компания, это очень смешно, никто же никого не выбирает. Более того, у нас наоборот, никто стопудово, никого не выбирает, и не может выбрать. А вот то, что под шумок, под общее нервное состояние, понятно, что сейчас много шума, много нервов, все чего – то ждут, все что – то рассчитывают. Под это очень нервное состояние пытаются очень многие люди, не то, что очень многие, но некоторые, так сказать, решить свои проблемы политические в том числе. Сейчас ведь уже все, вышли люди, выступают против строительства напротив Дворца дома пионеров, уже сразу говорят: «Это политика, это предвыборная акция». Какая, извините, предвыборная акция, каким боком, на какие выборы это влияет. До выборов у нас год, ну меньше, условно говоря, 11 месяцев, не суть, как до Китайской границы в неудобной позе идти. А такого рода вещи, или, что - нибудь коммунисты сделали, сразу, это у них предвыборная агитация, ну хорошо, я понимаю, Сергей Павлинович, он по должности обязан избираться каждые четыре года, куда только не попадя, нужно избираться, положено. Но, то, что он сделал в декабре тринадцатого года, никаким образом не может сработать на выборах четырнадцатого. Люди так долго ничего не помнят, абсурд. Просто это удобная отговорка. Вот я сейчас с вами что – нибудь говорю, а потом скажут: «Голиков опять там агитировал, вел предвыборную агитацию», и скажут даже за кого, ну узнаю заодно.
Ю. Афанасьева: Ну, узнаем с вами заодно, за кого мы агитируем.
Н. Голиков: Просто еще раз говорю, это, понимаете, не совсем честно. Потому что, говорить, что сейчас, кто – то работает на выборы, либо против выборов, так далеко у нас выборные стратегии не строятся. Во – первых, мы вообще не знаем, кто будет на этих выборах играть. Мы знаем. Условно говоря, Никита Юрьевич объявил, что он собирается участвовать в этих выборах, мы знаем эту фигуру да. Мы, условно говоря, знаем, что Сергей Павлинович Мамаев, собирается участвовать в этих выборах, все. Вот, пока список ограничен двумя фамилиями, смешно говорить. Каков будет реальный список реальных претендентов, никто даже предсказать не может. Всплывают всевозможные фамилии Московские, которые большинство из нас даже не знают. Лидер партии «зеленых» всплывает, кто – то еще. Какой – то зам. министр всплывает. На самом деле, те, кто появятся здесь весной – летом следующего года, это будет для нас полная новость. Поэтому сейчас, как – то строить свою игру, не зная, кто в нее будет играть, это просто глупо.
Ю. Афанасьева: Хорошо, давайте, раз уж заговорили про выборы, то давайте продолжим. Третьего декабря, газета «Ведомости», публиковала информацию. Что партия «Гражданская платформа», выдвинула Никиту Белых, на второй срок, от своего имени. Официальные источники этого не подтвердили. По вашему мнению, насколько это вероятно, выдвижение Белых.
Н. Голиков: Во – первых, в «ведомостях» написано немножечко не так, Юль, там написано, что у нас закон Кировской области таков, что но не предполагает самовыдвижения. Начали они с того, они, наконец, вспомнили, о том, что у нас в Кировской области, есть «Закон о выборах Губернатора». До этого все говорили, что у нас Губернатор может быть самовыдвиженцем. Сейчас их кто – то поправил. Во – вторых они сказали, что у Никиты Юрьевича сложная ситуация, и ему надо подбирать партию. И первая, напрашивающаяся партия, это «Единая Россия», она не подходит Никите Юрьевичу, так. Соответственно, стали думать, какая же партия к нему подходит, там такая фраза, что могла бы его выдвинуть «Гражданская платформа», не более того.
Ю. Афанасьева: Хорошо, переформулирую вопрос. По вашему мнению, какая партия подходит Никите Юрьевичу?
Н. Голиков: Вы знаете, по моему мнению, Никите Юрьевичу, вполне сейчас подходит «Единая Россия», но это мое частное мнение. Потому что, он у нас настолько изменился за эти пять лет, что он стал более Единороссом, чем наши Кировские Единороссы. Это мое частное мнение.
Ю. Афанасьева: Объясните.
Н. Голиков: Я бы не хотел на этом останавливаться. Я, кстати об этом уже неоднократно говорил, он сильно изменился с тех пор, как к нам приехал. А из тех партии, которые могли бы выдвинуть, все, почему то опять же говорят, что «Единая Россия» не может его выдвинуть, забывая о том, что «Единой Россией» у нас управляет Дмитрий Анатольевич Медведев, который всегда был в дружеском расположении к Никите Юрьевичу. Я думаю, что если лидер партии скажет, что надо выдвинуть Никиту Юрьевича, то я думаю, что «Единая Россия», как бы она не относилась в лице своих каких – то других лидеров, к Никите Юрьевичу, они никуда не денутся. Они его выдвинут и будут за него активно работать. У нас так страна устроена.
Ю. Афанасьева: А Никита Белых? Как бы он не относился к «Единой России».
Н. Голиков: Вот это уже другой вопрос. Дело в том, что Никита Белых он в свое время сказал уже, о том, что он уже не либерал. Проскочила такая фраза, где – то не помню, в каком журнале, «Я уже не либерал», сказал. Это на самом деле так. Я думаю, что ради того, чтобы сохранить свое место здесь, если это будет хорошая партия, если «Единая Россия» его действительно поддержит, он, думаю, пойдет на этот альянс совершенно спокойно.
Ю. Афанасьева: А кто же, если не либерал, по вашему мнению?
Н. Голиков: Никита Юрьевич, я уже сказал, он самый нормальный партийный консерватор, он уже работает. Он работает полностью в команде Владимира Владимировича Путина. Кто ж он тогда еще, либералы в команде Путина не работают. Он системный абсолютно человек. Он абсолютно стал системным человеком, я бы сказал, по старой памяти, номенклатурным человеком. Это не обида, ни в коем случае, просто оценка, частная. Он стал номенклатурным человеком. Поэтому его вполне может выдвинуть «Единая Россия». Его, вполне , может выдвинуть «Справедливая Россия». Его, вполне , может выдвинуть, нет, «КПРФ», все – таки, вряд ли. Его может выдвинуть «Гражданская платформа», почему нет. «Гражданская сила», какие там у нас еще гражданские есть?
Ю. Афанасьева: Я помню «Платформу» и «»Силу».
Н. Голиков: «Сила» его чуть ли не выдвинула, она бы и рада его выдвинуть, да он, вряд ли согласится. Слишком небольшая партия, скажем мягко. А из таких партий, которые реальную силу имеют, его вполне может выдвинуть и «Справедливая Россия» и «Гражданская платформа» Прохорова.
Ю. Афанасьева: Кстати, на минувшей неделе депутат ОЗС Кировской области, Николай Киселев, вышел из состава «Единой России». Сам он от комментариев отказался, а вам этот поступок говорит о чем – нибудь?
Н. Голиков: Не особо много. Я знаю Николая Петровича, уважаю его, это великолепный человек, специалист своего дела. Дело в том, что Николай Петрович, он не Единоросс, он всегда состоял в аграрной партии. Потом, как вы помните, аграрная партия влилась в ряды «Единой России». И все, состоявшие в аграрной партии, кто – то автоматом, кто – то не очень, попали в «Единую Россию». Сейчас, насколько я знаю, создается снова, что – то вроде аграрной партии. Я не знаю, собирается ли в нее Николай Петрович, может быть, и сбирается, а может быть, и нет. Он человек в возрасте, он человек заслуженный достаточно, и он вправе, я думаю, принимать любые решения, я бы не стал его комментировать. Ну, вышел и вышел. Моет быть, он вернется в какую – то из аграрных партий.
Ю. Афанасьева: А как вы считаете, если говорить, опять же, о пресловутых, предстоящих выборах. На сколько, на ней велики шансы «Единой России» и шансы кандидата «Единой России»?
Н. Голиков: Давайте вернемся к тому, кто будет кандидатом «Единой России». Вы так говорите, как будто, вы что – то знаете, а я чего – то не знаю. Кто вы персонифицируете, как кандидата «Единой России»? Юлия, кого, кто может быть кандидатом из «Единой России»?
Ю. Афанасьева: Кого – то из действующих членов «Единой России».
Н. Голиков: У нас действующих членов «Единой России» половина города, насколько я понимаю. Половина Серого дома, половина Кремля.
Ю. Афанасьева: Но есть такое мнение, что Василий Сураев будет достаточно сильным кандидатом.
Н. Голиков: Если Федеральная «Единая Россия», говорит, что Василий Сураев будет кандидатом от партии «Единая Россия», на выборах в Кировской области, то у него будут очень большие шансы победить на этих выборах. Кто бы ни был его соперником. Потому что, если Федеральная партия говорит, что этот человек должен стать, то у нее остается ровно два выбора, у Федеральной партии, а Федеральную партию давайте отождествим немножко с Кремлем, где сидят лидеры этой партии. Один самый главный лидер другой формальный. Дело в том, что у нас есть два варианта, как влияет Кремль на выборы. Либо это выборы безальтернативные, фактические, да, когда есть один кандидат, поддерживаемый Кремлем, и кто – то еще у которого, эти кто – то еще, изначально не имеют шансов, набрать больше половины голосов. Чтобы, не дай Бог, был второй тур. Для этого есть много способов, понимаете, да. Есть суды, которые снимают людей с предвыборной гонки. Есть компромат, который заставляет их самих сняться с этой гонки. Есть избирательные комиссии, которые умеют правильно включать компьютер и выключать его в нужный момент. У нас есть много способов ненужного человека убрать с выборов. Есть другой вариант, который был опробован в Забойкальском крае осенью этого года. Когда от Кремля идут два человека. Оба кремлевские, давайте, парни, потягайтесь, да, такие альтернативные выборы. Но это оба человека кремлевские, поддержанные кремлем. В случае, когда поддержка «Единой России» будет на стороне кремля, условно назвали условного Сураева, да. То, у других, у его конкурентов, как бы они не старались, шансов не будет. Такое мое мнение.
Ю. Афанасьева: А вы не считаете, что «Единая Россия» себя дискредитировала, в Кировской области.
Н. Голиков: Дело не в этом. В Кировской области, она себя достаточно давно дискредитировала, еще до того, как мы начали об этом говорит, потому что это такая партия, это партия аппаратная. Но в любом случае, эта партия, как бы она себя не дискредитировала на последних выборах, там, где она участвовала, как партия, она победила.
Ю. Афанасьева: Хорошо, ладно
Н. Голиков: Я еще раз скажу, я не сторонник «Единой России». Если бы были выборы, и , например, на них бы выдвигался даже такой человек, как Василий Сураев, к которому я хорошо отношусь, дело не в этом, я бы оказался, естественно, на другой стороне баррикады. Потому что, я скорее всего, оппонент «Единой России». Но, будучи на другой стороне баррикады, я прекрасно бы понимал, каковы мои шансы.
Ю. Афанасьева: Хорошо. Я предлагаю последние пять минут до рекламы потратить вот на что. На то, что мы, любим, делать перед Новым годом. Много СМИ, например, лично мне сейчас отправляют рейтинги. Просят проголосовать за человека года, событие года, деятеля культуры, банкира, строителя, и так далее. Давайте немного вспомним, что было в минувшем году. Я бы попросила составить ваш личный рейтинг. Что бы вы назвали, например, событием года 2013.
Н. Голиков: Юль, ну, во - первых, когда вы говорите, что вам посылают эти всевозможные списки, мне их тоже посылают. Это, честно говорю, смертная мука для меня. Потому что, я, хотя, работник прессы и живу событиями, живу новостями, то есть каждые те вещи, которые в течение года, происходят, они проходят все через меня, так или иначе. Но у меня цикл недельный. Прошла неделя, новости прошли. Я не меряю годами. Для меня очень трудно вспомнит, что было месяц назад в политике, для меня, тем более трудно вспомнить, что было в начале года. И я уже начинаю думать, а в этом ли году это было, понимаете. Во – вторых, есть многие вещи, которые, когда они происходят, кажется да, это событие год, как минимум. Проходит месяц, два , три, и ты понимаешь, что это не то, что не событие года, это вообще ерунда какая – то была. Что это меня повело, что это я глаза растопырил. То есть, вот таких вещей очень много. Поэтому, когда проходит год, во – первых, мы в нашей газете никогда ничего не итожим. Я понимаю, что очень легко для моих коллег, когда новогодний номер заполняется вот такого рода рейтингами, это приятно. Интеллекта никакого не надо, взял, собрал, фотографии поставил, текстики старые вспомнил, девочки побегали, мальчики поснимали, все хорошо , все отлично. Лично я этим не занимаюсь, мы стараемся делать последний номер, такой же, как любой другой. То есть неделя, события недели, а события происходят всегда, даже перед Новым годом. Поэтому для меня, это затруднение. Я, например, не могу назвать событие этого года, ни со знаком плюс, ни со знаком минус. Нет у меня в голове такого. Вот в моей личной жизни у меня есть события, которые я помню. Например, у меня сын пошел в первый класс, и для меня, это событие этого года. Это да, это серьезно, потому что это уже, как вам сказать, это для меня, правда очень серьезно и очень важно. А вот те вещи, которыми я восхищался, может быть, в мае, а может в апреле, они , на самом деле, для меня лично, как выяснилось, не значат ничего, пустота. Поэтому я не стал бы в таких опросах участвовать. Я участвую в них, я должен, как и вы. Наверное, да. То есть я листаю эти старые газеты, я смотрю где, что, когда, восторгался, писал, пытаюсь понять почему. Но скажем так, не совсем, по – честному я себя веду. Потому что, меня попросили, я, конечно, отвечу. Меня спрашивают, кто был человеком этого года, и я даже знаю, люди , которые меня спрашивают с этой стороны, они хотят услышать, что человеком года был Губернатор Никита Белых. С этой стороны, кто там спрашивают, хотят, чтобы им стал Солодовников. С этой стороны спрашивают, хотят, чтобы этим человеком стал Олег Дорианович Валенчук. Я понимаю, кто спрашивает, и что хочет услышать. Но для меня ни один из этих людей, не стал человеком года.
Ю. Афанасьева: А кто – то стал?
Н. Голиков: Да нет, конечно же. Потому что у нас в этом году, в Кировской области, Юлия, вы сами подумайте, что у нас такого произошло, что у нас какой – то человек, именно человек, не группа товарищей, не правительство области, не какая – то партия, в лице кого – то, а человек, что у нас такого сделал? Я знаю, что некоторые говорят Павлович человек года. Я говорю: «Да Господи, побойтесь Бога!».
Ю. Афанасьева: Солодовников?
Н. Голиков: Солодовников. Ну, он какого года, этого или прошлого? Он впечатление произвел, как человека, в прошлом году, когда приехал. В этом году новизны уже нет, он уже есть, мы привыкли к тому, что у нас есть Генерал Солодовников, и когда мы к нему идем, он всегда нам что – нибудь говорит очень серьезное и важное. Но это уже не этого года событие. А где, собственно говоря, событие Солодовникова? Он делает свою работу, делает ее хорошо и правильно. Понимаете. Я делаю свою работу, давайте меня человеком года назовем, вы делаете свою работу. А вот человека, который, не знаю, в космос слетал, рекорд поставил мировой. Человек, именно человек, который сделал это. Спас десятерых человек, из горящего дома, вот человек года, человек, который, что – то сделал.
Ю. Афанасьева: Ну, может быть, он есть, но мы об этом не знаем просто.
Н. Голиков: Мы его не вспомним. Они, конечно, есть. Потому что, нам предлагают ответить на этот вопрос, исходя из этих фамилий. Вот Губернатор, глава такого – то ведомства, глава такого – то ведомства, главный Федеральный инспектор, лидер партии и так далее. Нужно такие ответы делать. Если напишу, Петров Иван Иванович, я начну объяснять, что он сделал хорошего, но, я все равно окажусь в аутсайдерах, и мой ответ не прозвучит. Поэтому, я очень плохо отношусь к такого рода опросам.
Ю. Афанасьева: Хорошо, а в качестве события года, например, суд над Навальным?
Н. Голиков: Ну, какое же это событие, Господи, это же кошмар какой – то. Во – первых, мы даже событие из него сделать не смогли. Уже об этом говорили. То есть у нас была возможность, Кировская область, у нас суд над Навальным, в кое – то веки событие Федерального масштаба, да какого Федерального, я бы сказал, даже Мирового масштаба. К нам едут корреспонденты из Австралии, черт их возьми. И мы что? И мы стоим, на них всех смотрим, а они там пьют в каких – то наших кабачках, и мы не можем даже наш город показать. Чтобы они запомнили именно Киров, не как позорное место судилищ, а как какой – то город, чтобы для них это стало событием. И в итоге, что? Мы потому ругаемся, что они там плохо про нас написали. Да, конечно плохо написали, потому что мы им себя плохо показали. То есть мы же знали, что это будет, мы ничего не сделали для того, чтобы на самом деле использовать, пусть даже со знаком минус такой повод, чтобы для города это стало событием. Чтобы город, каким – то образом себя поднял в глазах чего - то, показал себя, мы ничего этого не сделали, какое же это событие? Для кого это событие? Тем более, в конце концов, когда все это закончилось. Это, извините, начиналось, как трагедия, закончилось каким – то фарсом, шиком. Эти аресты, освобождение, снижение наказания. Все вот это, понимаете, такая игра была забавная, события не получилось.
Ю. Афанасьева: Я поняла, надо ввести новую номинацию «Пшик года».
Н. Голиков: Вот «Пшик года», может быть, да.
Ю. Афанасьева: Хорошо, я предлагаю сейчас уйти на рекламу. Я напомню это «Особое мнение» главного редактора «Вятской особой газеты» Николая Голикова, и очень скоро мы вернемся.
Реклама.
Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в студию, я напомню, это «Особое мнение» главного редактора «Вятской особой газеты» Николая Голикова, меня все также зовут Юлия Афанасьева. Николай, давайте с политики…
Н. Голиков: В политику?
Ю. Афанасьева: На экономику. А, в политику. С политики, в политику. Ну, хорошо, давайте с политики, в политику. На минувшей неделе полпред президента ПФО, Михаил Бабич, встретился с главными редакторами региональных СМИ, и, в частности, журналисты поговорили с Михаилом Бабичем, о местном самоуправлении. Например, сам он рассказал, о тенденции массового увольнения глав поселений, и аргументировал следующим образом: «Никто не хочет работать, нести такую ответственность, за такую низкую зарплату». Как вы думаете, только ли в этом проблема?
Н. Голиков: В этом, безусловно, тоже, потом что, смотрите, ведь у нас получается так, что в органах местного самоуправления, собрать самый низший вариант этих органов, то есть главы поселений, какие – то сотрудники этих поселений, не знаю как , у кого , сколько этих сотрудников. На них лежит много обязанностей. Они занимаются жизнеобеспечением , условно говоря, целого поселения. Там входит несколько поселков, в это поселение, и они отвечают там за все, абсолютно за все, даже не представить в какой степени за все. Когда, иногда, читаешь новости из поселений, когда люди собираются, и предъявляют претензии своей главе, начинаешь понимать, что он такой, как местный Господь Бог. Он отвечает абсолютно за все. А, во – вторых, при этом, финансового обеспечения, тех нужд, которые есть в поселении, нет ни у кого вообще. Потому что, то, что накопилось в этих поселениях за долгие годы, нерешенные вопросы бытовые, хозяйственные, вопросы обслуживания той же торговли. Знаете, там, все что угодно. Там кошмарные вещи, в той же торговле, когда населенные пункты без магазина, и говорят, ты должен решить эту проблему. И, в принципе, он обязан обеспечить людей снабжением продуктами, а как он может решить, если, коммерсант же не обязан ехать в эту деревню и торговать там. Плюс, иногда бывает так, что вот поселение, в нем единственное здание, приспособленное для торговли, а это здание местного клуба, в котором нельзя, например, торговать алкоголем. Если нельзя торговать алкоголем, соответственно, предприниматель туда не едет и все поселение живет только на привозном хлебе, который привозят без графика, и во всем виноват лава поселения. Там, если брать вот этот уровень, там, во – первых, все друг друга знают. Там нельзя, как у нас, красиво выйти на площадь, с трибуны что – то сказать, ничего не выполнить, и никто тебе не в укор ничего не скажет. Там, ты живешь среди этих людей. И вот этот груз, который постоянно есть, все от тебя чего – то ждут, ты не можешь этого сделать. Там даже дело не в том, что зарплата маленькая, там зарплаты ни у кого небольшие, у нас очень бедно живут люди в сельской местности. Но то, что эта ответственность, совершенно не соразмерная возможностям, даже не зарплате, а возможностям, то есть он должен делать много, а финансово он может сделать только очень маленький фрагмент этого дела. Просто у него нет возможности выполнить свою функцию. Очень трудно так жить, в этом состоянии. Я просто знаком с некоторыми главами этого уровня, они живут в каком – то страшном постоянном стрессе. Я понимаю, что они просто машут рукой, они ничего не могут изменить. То есть они могут, поначалу особенно, все же думают, что у них получится, они начинают ездить в район кто – то по знакомству, кто – то просто на характере, как – то изменить ситуацию. А ведь ее нельзя изменить. Все как было, так и остается. И у него остается один выход, либо сделать лицо ящиком, и просто отбывать свой срок, совершенно не реагируя на селян, но это невозможно, потому что, все друг друга знают, либо уходить. Потому что, золотых гор на этом не заработаешь, а нервные расстройства легко.
Ю. Афанасьева: А что делать?
Н. Голиков: Что делать? Это вопрос, опять же, не уровня местного самоуправления. Это уровень просто работы нашей бюджетной системы. Как она у нас обстроена. У нас бюджет распределяется сверху вниз. У нас сначала решаются глобальные Государственные проблемы, потом еще какие – то глобальные проблемы, потом еще какие – то глобальные проблемы, еще, а потом уже, что осталось, то уходит сюда. На уровне сельских поселений после того, как была разрушена основа сельского хозяйства, у нас была разрушена в Кировской области частное хозяйство.
Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду личное домохозяйство да?
Н. Голиков: Личное подворье, да, крестьянское хозяйство, они были разрушены. Работы у людей нет, денег нет, способов зарабатывать нет, соответственно и бюджета у поселения нет. Потому что, если нет зарплаты у людей, нет бюджета у поселения. Других источников, кроме того, что могут послать сверху, у них тоже нет. Это очень маленькие вещи очень редкое поселение может, каким – то образом, зарабатывать деньги, если им повезет, и есть там, какое – то предприятие, все еще работающее. А то, что к ним сходит сверху вниз, оно очень незначительное. И, тем более, что каждый год, у нас идет перераспределение обязанностей. То есть обязанности приспускаются этажом ниже все время. Из Федерации на уровень области, из области на уровень муниципалитета. А это перераспределение обязанностей, полномочий, как они называют, происходит очень быстро. А вот следующее за ним обеспечение деньгами происходит очень медленно. И в итоге, когда доходит до нижнего уровня, то полномочий получается слишком много, а выполнить их совершенно не на что, о чем мы и говорили. И, опять же изменить эту бюджетную систему, можно только, изменив всю бюджетную систему. То есть, когда бюджет начнет рассчитываться с нужды гражданина, то, что положено гражданину для его бюджетной обеспеченности, и каждый гражданин нашей страны должен вот это получить, а все, что осталось, можно определять куда – то еще. Если мы начнем считать, исходя от этого, тогда, может, что – то изменится. А иначе, что, сейчас у нас как решают вопрос. Придумали программу поддержки местных инициатив, что такое программа поддержки местных инициатив? Ребята, давайте вы за свои деньги сделаете то, что мы вам задолжали. Все долги вам прощаем, так? Мы вам должны, мы вам прощаем. То есть, Государство задолжало тротуары, здания, больницы, водопровод, все должно было сделать за бюджетные деньги Государство, и должно было делать. Но, не сделало, по какой – то причине, а сейчас говорят, давайте скинемся и сделаем. Извините, то есть опять происходит совершенно несправедливо, это не решение вопроса. И, поэтому, у главы возникает вот такой диссонанс, ему очень трудно жить.
Ю. Афанасьева: А вот на уровне полпредства, предложили сократить количество проверок глав поселений.
Н. Голиков: Ах, я про это просто еще не вспомнил.
Ю. Афанасьева: Ну вот, я вам напоминаю.
Н. Голиков: Да, потому что, при всем, при том, что от главы требуют, чтобы дорога была сделана, требует прокуратура, требует ГАИ, если он этого не делает, а не делает мы понимаем почему, потому что у наго нет средств на это. И если он этого не делает, его оштрафуют еще за это, конечно же. В том то и дело, что ответственность на нем лежит полная у него есть полномочия, которые он обязан исполнять. Обрати внимание, у глав поселения есть обязанности. А мы уже говорили об этом, или нет, ты знаешь, что у нашего Губернатора не т обязанностей. В законе о Губернаторе, в законе о Правительстве нашем, у Губернатора не прописано обязанностей. А у главы поселения они есть. А в области есть деньги, а у поселения нет, понимаешь, вот, какой диссонанс у нас возникает. Поэтому я понимаю, почему Бабич этим встревожился, потому что, на самом деле муниципальная власть, система этой власти, это основа страны любой. И она должна, любая страна, строиться исходя от человека, и исходя от маленького звена, как у нас там было, земство, в Европе муниципалитеты и так далее. А когда пирамида перевернута, а у нас она перевернута, то получается так, что основа страны разрушается. Поэтому я понимаю, что Бабич бьет тревогу.
Ю. Афанасьева: Как вы думаете, выхлоп будет, если уже на уровне полпредства.
Н. Голиков: Если хотя бы снизят число проверяющих, при чем реально снизят. Потому что не забывай, что у наших ведомств тоже есть определенные планы. Они должны штрафовать и штрафовать, потому что, в конце концов, они должны приносить деньги в доход Государства, и у них тоже есть вот этот план. И, они должны зарабатывать эти деньги, а кого ж им еще штрафовать. Понимаешь, ведь чем выше, тем труднее. А муниципалитет вещь безобидная, как это может возмутиться глава муниципалитета, глава поселения? Что он может сделать против этого? Он даже, извини за выражение, до суда доехать, так денег не хватит, до ближайшего. Подумайте сами. Поэтому, дай Бог, если хотя бы сократят количество этих проверяющих инстанций, или хотя бы, каким – то образом, стрелки переведут, чтобы не на этих людей. Потому что эти люди не способны этого сделать, потому что, должно пониматься изначально, не может глава поселения отремонтировать дорогу. У него, нет денег даже на то, чтобы отремонтировать тротуары. У него даже вообще просто нет в поселении денег. Поэтому штрафовать по жизни можно за все подряд, любая приезжай инстанция и штрафуй его, вот это надо как то останавливать. Если хотя бы это сделают, уже будет легче, может быть, но ведь сама проблема обеспечения финансового не решится.
Ю. Афанасьева: Поняла точку зрения. Осталось у нас с вами три минуты. Я хотела бы очень быстро попросить вас, прокомментировать цитату из интервью нашего коллеги, директора медиа холдинга, медиа 9, Андрея Шпорта. Он на минувшей неделе пообщался с «Бизнес новостями», и вот что меня зацепило. Он говорит, что есть проблема, наши региональные журналисты готовы делать только новости. Цитирую: «У нас огромное количество ребят, которые готовы работать в новостях, считают, что на этом телевидение заканчивается. А где развлекательный жанр? Почему мы отвергаем такой момент, что зрителю надо дать, что – то другое, кроме крови и политика – экономических новостей ». Вот вы, как журналист, согласны, что вашему зрителю, слушателю, читателю, надо что то другое?
Н. Голиков: Я полагаю, что нашему зрителю. Нашему читателю, нашему слушателю, нужно все, и то и другое, и третье, и что то, может быть, даже еще. Поэтому здесь, я не думаю, что, что - то спорное сказал наш коллега. Он совершенно правильно сказал, что нельзя ограничиваться какой – то одной отраслью. Телевидение, тем более должно, это зрелищный продукт, это не черно – белая «Особая газета», это зрелищный продукт, который имеет возможность показывать, какие – то красивые программы для отдыха, это очень важная функция. Но ведь есть кроме этого, какая - то функция обучающая, есть прекрасные образовательные каналы, что - то еще, то есть много функций у телевидения. Конечно, их надо все осуществлять по возможности.
Ю. Афанасьева: А, вы, сталкивались с такой проблемой, что у вас журналисты говорят: «Нет, я не буду писать развлекаловку, потому что мне интересна политика и экономика ».
Н. Голиков: Нет, у меня журналисты, как раз, с удовольствием пишут развлекаловку, и матерятся, когда я их гоню заниматься политикой и экономикой.
Ю. Афанасьева: Хорошо. Спасибо вам, Николай, за ваше «Особое мнение», у нас, к сожалению, вышло время. Я благодарю вас за эфир.
Н. Голиков: Вам спасибо большое, всем нашим слушателям, огромное спасибо, что они нас слушали до самого конца.
Ю. Афанасьева: Я напомню, это был главный редактор «Вятской особой газеты» Николай Голиков, меня зовут Юлия Афанасьева, спасибо вам за эфир.
Н. Голиков: До свидания.
Ю. Афанасьева: Всего доброго и до свидания!

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта