Юрий Шлемензон, главный редактор телеканала "РЕН-ТВ Киров"

Видео 14:34, 30 марта 2018 1010 0

"Особое мнение" от 3.12.13

Юрий Шлемензон:
«Я считаю, что это достаточно огромная цифра (плата за капремонт — ред.). Прорехи в бюджете, которые будут закрываться за счёт вот таких цифр, это, в моём понимании, нехорошо. То ли мы готовимся к Чемпионату мира по футболу, то ли эти деньги будут уходить...»


Печатная версия передачи:

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Юрий Шлемензон

В. Сметанин: Да, все верно, это программа «Особое мнение». Добрый день. Меня зовут Владимир Сметанин. Приветствую вас. Сегодня вторник, 3 декабря. Сегодня свое особое мнение в нашей студии будет высказывать член Общественной палаты Кировской области, главный редактор канала «РЕН-Киров» Юрий Шлемензон. Юрий Львович, добрый день.

Ю. Шлемензон: Добрый день.

В. Сметанин: Поздравляю вас с наступлением зимы.

Ю. Шлемензон: Да, вошла она в свои права.

В. Сметанин: 3 декабря, настроение уже предпраздничное.

Ю. Шлемензон: Практически, да. Я должен сказать, чтобы не было проблем ни у меня, ни у вашей радиостанции — заранее сообщаю, что все, сказанное мной в эфире, это мое оценочное суждение.

В. Сметанин: Хорошо, поехали. Давай начнем с обстановки на улицах, в связи с последними обильными снегопадами. Вы, как автомобилист, ездите, видите, ходите. Вчера готовил автомобильную программу «Трасса 101», небольшой опрос проводил среди автомобилистов, как они оценивают работ дорожников в первые дни прихода настоящей зимы. Как вы оцениваете, что видите, за что глаз цепляется, чем недовольны?

Ю. Шлемензон: Я хочу сказать, что работа проводилась, это было видно, заметно. Хотя в период снегопада пробки в городе возникали, но это было не так критично, как в предыдущие зимы. А вот по уборке территорий, на что администрация города, как мы видим по публикациям, обратила внимание, то очень хорошо, что это внимание не в феврале-марте, когда уже горы снега на тротуарах, в том числе на проезжей части будут закрывать обзор для автомобилистов. Когда ты выезжаешь со второстепенной дороги, и у тебя на перекрестке кучи снега, и ты высовываешь свой нос дальше и дальше, то это чревато авариями. Даже если мы сейчас посмотрим из окна редакции – тут кучи снега высотой метра четыре и длиной метров семь-восемь. Это стоит от 50 до 200 тысяч для юридических лиц.

В. Сметанин: Давайте поясним, о чем мы говорим – глава города Владимир Быков встретился с предпринимателями, обсудил проблему уборки снега, упрекнул несколько торговой центров – «Jam Moll», «Прайд», а в пример привел ЦУМ, «Вятушку», «Фестиваль» и другие. У этих людей есть техника, есть желание убирать?

Ю. Шлемензон: Да, есть желание. А у других есть желание сэкономить средства, потому что в мае все равно все растает. Если раньше администрация города накапливала снег на обочине, то сейчас видно, что она все же предпринимает меры. В прошлом году это было видно – заранее вывозился снег до таяния. Собственники некоторых территорий относятся к этому крайне наплевательски, и инспектора, которые должны это контролировать… думаю, должны достаточно быстро пополнять бюджет города, чтобы другими силами произвести эту очистку. На аутсорсинг отдать это, за счет бюджета уже.

В. Сметанин: Вы знаете, каждый год создается такое впечатление…

Ю. Шлемензон: Просто они не любят свой город, эти руководители организаций.

В. Сметанин: Я о том, что зима пришла, первые снегопады, в декабре в основном и бывают самые обильные снегопады, почему бы не взяться и не поддерживать чистоту в городе, счищать все до асфальта, до брусчатки, а потом ведь уже легче будет.

Ю. Шлемензон: Ну да, это положено, так и должно быть. У нас же определена в стандарте величина снежного покрова. От асфальта чистого отказались, какой-то минимум есть. Если в центральной части города это все более-менее чистится, то в остальных местах, особенно там, где территория принадлежит городу, но сдана в аренду, уборка обычно затягивается. Оттуда снег перетаскивается, собственники этих территорий сбрасывают снег на проезжую часть, думая, что там все равно будут убирать, но это же противозаконно. Если инспекторская служба все же наладит эту работу, я думаю, им вполне посильно утром проехать по городу и посмотреть, где снег лежит на тротуарах и на проезжей части, штрафовать все то в быстром темпе, если будет желание и воля, и пополнение в бюджете будет неплохое, и улучшится качество уборки своими силами.

В. Сметанин: Вы знаете, я еще такую особенность заметил: пока еще не пришли сильные морозы, но я заметил, что много по городу появилось ремонтных бригад. Что-то копают, колодцы какие-то, и сразу тревога: вдруг где-то тепло пропадет?

Ю. Шлемензон: Так всегда. Расценки повышены в период зимних работ, в это время выгодно их делать. Значит, кому-то надо, чтобы так было.

В. Сметанин: Чтобы «добить» эту автомобильную тему — вам эта новость понравилось, и мне тоже — у нас такой прецедент в области, раньше такого не было...

Ю. Шлемензон: Случаи были, в Омутнинске произошло.

В. Сметанин: Да, автомобилист пробил колесо и ведь отсудил в дорожной организации.

Ю. Шлемензон: Действий нужно произвести совсем немного — пригласить сотрудников ГИБДД, составить акт и подать заявление. Действий немного, но этот гражданин получил более десяти тысяч рублей за поврежденное колесо. Я думаю, если таких исков будет больше, граждане проявят активность в защиту своих требований, то и будут улучшения в дорожном покрытии. За самих себя надо бороться.

В. Сметанин: Если вы попали в подобную ситуацию, вызывайте сотрудников ГИБДД, это стандартное ДТП, пусть они оформляют.

Ю. Шлемензон: Если раньше это дело тянулось год-два, то сейчас довольно быстро все делается и решается.

В. Сметанин: «Добейте» этот вопрос, не пожалейте времени. Чем больше будет обращений, исков, то и дороги будут лучше.

Ю. Шлемензон: Тогда дорожники будут понимать, что лучше за дорогой следить, чем оплачивать судебные иски.

В. Сметанин: Я напомню, что это программа «Особое мнение». В студии — член

Общественной палаты Кировской области, главный редактор телеканала «РЕН-Киров». Еще одна тема. Буквально несколько минут назад у нас закончился «Дневной разворот». Во второй его части мы говорили с генеральным директором группы инвестиционных компаний Александром Сенаторовым, обсуждали ситуацию со стройкой во Дворце пионеров...

Ю. Шлемензон: На территории Дворца пионеров.

В. Сметанин: На территории, да. Активно эта тема обсуждается в последнее время. Вторые выходные подряд там собираются недовольные жители. Буквально параллельно с этим прошла новость, что стройки на перекрестке улиц Карла Маркса и Профсоюзной не будет. Вятская торгово-промышленная палата и администрация города все-таки расторгли этот договор. Вы активное участие принимали в этих процессах. Довольны исходом?

Ю. Шлемензон: Я считаю, что это правильное решение. Общественность добилась того, чего хотела. Мы видим сильнейшее сокращение территорий скверов и парков, которые уходят то под точечную застройку, то еще под какие-то нужды — это неправильное решение. Мы сами знаем прекрасно недостатки определенных насаждений города Кирова, поэтому под любым видом сокращать нельзя, потому что места под строительство торговых центров и спортивных комплексов. Подходить к этому делу, думая головой, полагаю, можно находить решения. По поводу строительство на территории парка Дворца пионеров — партия «Справедливая Россия» заинтересовалась этой стройкой. Они сторонники одного законопроекта об уголовной ответственности за оскорбление памяти о Великой Отечественной войне. Я не думаю, что строительство на территории Мемориала оскорбляет память о Великой Отечественной войне, это как-то натянуто.

В. Сметанин: Строительство в сквере тоже что-то оскорбляло?

Ю. Шлемензон: Да, там были захоронения, между прочим. Есть люди, инициаторы, которые нашли списки. У меня сейчас есть большое количество списков захороненных на этой территории. Есть такое дело, да.

В. Сметанин: Ситуация с парком и сквером для вас абсолютно идентичны, очень похожие?

Ю. Шлемензон: Они похожи, я это расцениваю немножко по-другому, не все со мной соглашаются. Меня в первую очередь смущает исполнитель строительства. Слава организации «Коперник» довольно неоднозначна...

В. Сметанин: «Коперник» — инициатор, автор проекта, строить будет другая организация.

Ю. Шлемензон: Заказчиком все равно является «Коперник», некий шлейф здесь все же присутствует. Хотя я очень большой сторонник строительства спортивных сооружений в городе, их у нас очень не хватает — идея мне очень нравится. С местом есть сомнения, даже с исполнителем больше, чем с местом. Надо, чтобы в городе было больше открытых спортивных сооружений. Есть площадки, которые в вечернее время даже школы используют, в 18 часов открываются все двери, и жители микрорайонов активно это используют — это видно, что спортивные площадки открытого вида активно используются населением.

В. Сметанин: А как же зимой, в мороз? В наших климатических условиях не очень удобно.

Ю. Шлемензон: Как же, играли мы всегда на открытых площадках. В -30 не надо играть, это да.

В. Сметанин: Вопрос доступности этих спортивных объектов — если комплекс будет возведен, Сенаторов сказал, что годовой абонемент в фитнес-зал будет стоить порядка 18 тысяч рублей. Потянем мы?

Ю. Шлемензон: Это чуть больше тысячи рублей в месяц? Полторы тысячи. Я очень сомневаюсь в этой цене, потому что она, если взять рынок такой услуги в городе Кирове, более-менее приличного уровня, то это там обходится от двух с половиной до трех тысяч в месяц. Если эта организация сможет конкурировать при такой цифре при приличном уровне оказания услуг, то это очень хорошо. Но я сомневаюсь — наверное, эта цена была озвучена для того, чтобы было всем приятно, и реальности она далеко не соответствует. Хороший тренер тоже денег стоит, и помещение...есть много вещей с ценообразованием в Кирове, который отличается от Москвы, считающейся одним из самых главных по ценам не только России, но и мира. Сложно судить, но я думаю, что цена достаточно занижена. И смущает меня исполнитель в этом вопросе.

В. Сметанин: А политика вас в этом вопросе не смущает? Подключение всевозможных политический течений. Вот вы «Справедливую Россию» упомянули...

Ю. Шлемензон: Есть такое дело, будем говорить, что политики наиболее активные все же люди. Что это используется в политических интересах — я не могу этого исключать. Когда я занимался проблемами сквера на улице Профсоюзной, я не видел политики здесь, хотя был Дмитрий Русских, представитель партии коммунистов принимал участие...

В. Сметанин: Может быть, этот участок менее заметный, меньшее количество людей заинтересовано, чтобы там не было никакой стройки. А здесь все-таки парк в квадрате Попова, Некрасова, Калинина — огромная территория.

Ю. Шлемензон: По скверу на Профсоюзной было собрано даже больше подписей, чем пока собрано по парку.

В. Сметанин: Полторы тысячи, по последним данным.

Ю. Шлемензон: Там два раза собирали подписи, и количество было достаточно большое. Я не назову сейчас точную цифру, но помню, что она была большая. Я удивился, что приезжали на митинги люди из других районов города на защиту этого сквера, субботники проводились. Когда забор будет убран в связи с окончанием стройки, весной и администрация города обратит внимание на этот объект, и посильную помощь окажут граждане, живущие в этом районе. Там есть, где наводить порядок. Случайно вдруг там сразу пять деревьев свалились...

В. Сметанин: В вопросе строительства в парке Дворца пионеров вам прежде всего смущает исполнение...

Ю. Шлемензон: Исполнитель.

В. Сметанин: Давайте обсудим еще одну тему. В конце прошлой недели в наш город приезжал министр сельского хозяйства Николай Федоров. Посетил Кировский молочный комбинат. Основной целью его приезда было развитие, поддержка именно молочно-перерабатывающей промышленности. Два момента, за которые зацепился — он сказал, что на межрегиональном уровне наша продукция плохо известна или вообще неизвестна, нет раскрученного бренда.

Ю. Шлемензон: Он делал упор на то, что государственная программа по производству

молока плохо выполняется. Он обращал внимание на то, что маркетинг в молочной отрасли на достаточно низком уровне. Я думаю, то, что в других регионах неизвестна продукция Кировского молочного комбината, которая довольно приличного уровня, говорит о том, что ее производство не так значительно в объеме всероссийском. Объем, который производит предприятие-монополист (все остальные практически скончались)... не вижу расширения производства. Как захватывать рынки вокруг всего и вся — само производство сырья, молочная продукция, хотя в Кировской области не на самом худшем уровне...

В. Сметанин: По последним данным, оно выросло немножечко.

Ю. Шлемензон: Выросло, но мы знаем, что по определенным обстоятельствам — в первую очередь, это цена закупа продается в другие регионы. Мы знаем, что у нас покупает и Татарстан, и Нижегородская область забирает. В Татарстане производство молока на должном уровне, у них все на должном уровне, по сравнению с нашим ПФО.

В. Сметанин: Подождите, Татарстан — тоже ПФО.

Ю. Шлемензон: Я и говорю, в нашем ПФО. Высказывания на одном из совещаний молокозавода о том, что цены закупа по сравнению с другими перерабатывающими организациями низки, Федоров отметил, что такая тенденция есть не только в Кировской области. Он говорил о том, что если сейчас оказывается господдержка только производителям молочной продукции, то с этого года планируется еще и переработчикам оказывать некие субсидии. Хотя мы знаем, что во всем мире практически оказывается поддержка как производителям, так и переработчикам.

В. Сметанин: То есть, с вашей точки зрения логика простая: будем производить больше, и наша продукция в соседние регионы пойдет, излишки, так скажем.

Ю. Шлемензон: Да, если мы себя обеспечим, то надо дальше продвигать.

В. Сметанин: Опять же, грамотный маркетинг нужен.

Ю. Шлемензон: Да, любой собственник заинтересован в росте объема продаж, в получении дополнительной прибыли. Хотя, я не знаю, какие цели ставит перед собой предприятие, может быть, оно не желает дальше расширяться.

В. Сметанин: Еще интересная штука: господин Федоров похвалил качество нашей продукции и сказал, что она, может быть, даже подороже должна стоить на вашем внутреннем рынке. Я не знаю, можно ли максимально доступной назвать нашу молочку.

Ю. Шлемензон: Мы знаем, что у нас есть примеры того, что цена завезенного продукта из далекой заграницы не очень отличается от той, которую из Москвы возят крупные компании, эта цена еще ниже бывает, при том, что качество этой продукции на очень приличной уровне.

В. Сметанин: Как вы думаете, готов ли народ платить больше не только за молочку, но за продукты местного производителя, понимая, что тем самым он поможет производителю.

Ю. Шлемензон: Все эти разговоры, что мы друг другу помогаем...каждый должен думать за себя, и когда все будут за себя думать, это будет хорошо, поверьте. Развиваться будет и торговля, и производство, и жизнь людей. Я не понимаю слова «социальная ответственность бизнеса» - платите просто налоги, которые положено платить, и не надо говорить, что вот это так, а это не так. Все же некая жадность наших торговых сетей и даже производителей,

бывает, превышает все минимальные уровни. Говорить о том, что давайте-ка будем покупать подороже, но наше, если оно хорошего качества — оно будет стоить дороже и будет иметь спрос, но если оно не соответствует качеству, то цена не должна превалировать в этом вопросе.

В. Сметанин: Это особое мнение Юрия Шлемензона, члена Общественной палаты и главного редактора телеканала «РЕН-Киров на 101,0. у нас остается несколько минут до перерыва. Хотелось бы еще поговорить на тему, которую мы регулярно поднимаем — это антиалкогольная кампания, антитабачная кампания...

Ю. Шлемензон: Не самая лучшая тема, но все равно.

В. Сметанин: Прямой новостной повод, который появился на прошлой неделе - в юбилейный раз был изъят алкоголь из магазина злосчастного на Хлебозаводской, 28. очередная партия изъятого алкоголя, 2000 литров на 170 тысяч рублей. Доколе, хочется спросить?

Ю. Шлемензон: Я думаю, это связано с большой и качественной работой участкового, в участке которого находится...

В. Сметанин: Это по заявлению был сделано. Претензия в том, что в запрещенное время продавают.

Ю. Шлемензон: Я считаю, что не дорабатывает участковый, на участке которого находится этот магазин. Те меры, которые предпринимались, были не действенны для владельцев данного торгового заведения.

В. Сметанин: Был штраф небольшой.

Ю. Шлемензон: На самом деле, не такой уж и маленький. Я не знаю, статистики у меня нет, может быть, та прибыль, которую он получает от незаконной торговли, превышает все затраты на штрафы. Я знаю, что если УВД занимается каким-то вопросом, то оно его доводит до конца - сколько ни пытались каких-то псевдокафе создать, их позакрывали. Я знаю, что сейчас еще ребята из «Ночного патруля» подключились к антиалкогольной проблеме. Как раз они будут заниматься вопросом по точкам, которые торгуют алкоголем в незаконное время. Мы понимаем, что за этот год достаточно большой рост контрафактного алкоголя произошел...

В. Сметанин: Есть какие-то данные у вас?

Ю. Шлемензон: У меня с собой нет, но даже смертность в этот период возросла. Отравлений много суррогатных. Раньше это списывалось просто на алкоголь, а теперь понимают, что тут дело в суррогатном алкоголе. Мы знаем, что существует масса заменителей, которые круглосуточно продаются у нас. Слава богу, «Почта России», некоторые сети аптеки отказались от «суперлекарственных препаратов». Мы понимаем, что рост акцизов, который ожидается на следующий год, опять толкнет наверняка на рост контрафакта. Это всегда, это во всем мире так. Тоже самое мы увидим с сигаретами — если сейчас продажи контрафактных сигарет не видим, не осуществляем....

В. Сметанин: А что такое контрафактные сигареты?

Ю. Шлемензон: Контрафактные сигареты — это сигареты, которые произведены вне легального производства, могут быть произведены, завезены из-за границы, с них не

платятся акцизы, они делаются на подпольных фабриках...

В. Сметанин: Я так понимаю, это необязательно не упакованные сигареты, на развес...

Ю. Шлемензон: Все упаковано, все налажено, это делают на старых заводах, шахтах, где только не производят. Это подделка, когда вместо одного вида табака используется другой, бумага меняется. Раньше были поддельные джинсы — сейчас этот вопрос снят, нет смысла. Хотя, есть поддельные — вместо хлопка синтетика применяется. Также и в сигаретах. В Европе, когда резко возросли акцизы, столкнулись с огромным количеством контрафакта.

В. Сметанин: И мы с этим тоже столкнемся?

Ю. Шлемензон: Обязательно. Мы не можем жить отдельно от всего мира. Конечно, столкнемся. С лекарствами что ли не происходит такого?

В. Сметанин: По поводу исполнения антитабачного закона. На прошлой неделе УМВД отчиталось: 17 курильщиков были оштрафованы за курение в неположенном месте. Штрафы вступили в силу 15 ноября. Аж 17 человек. Умиляет? Переживаете за этих курильщиков?

Ю. Шлемензон: Я вообще большой сторонник этого закона. Я говорил, что всегда надо бороться с курением, а не с курильщиками, потому что условий для того, чтобы человек бросил курить, не создано. У нас на всю страну около ста специалистов, которые помогают людям бросить курить. Да, я сторонник очень строго наказывать за курение в подъездах, в местах здравоохранения. Есть много мест в этом законопроекте, за которые я поднимаю две руки, но есть такие вещи, которые просто надуманы.

В. Сметанин: У сотрудников полиции есть какие-то планы по количеству оштрафованных за определенный промежуток времени?

Ю. Шлемензон: Никто в мире за курением не следит, на это есть специальные муниципальные службы, которые за это отвечают. Нигде полиция этим не занимается. Я бывал в государствах, где есть ограничения на курения на остановках общественного транспорта, в спортивных сооружениях. Даже в спортивных сооружениях — я ходил на матчи по футболу, по хоккею — в странах, где сильно борются с курением, есть выделенные места на открытом воздухе. Граждане, травите себя как хотите, никто курильщиков «за горло» не берет, никого не расстреливают. Есть специально выделенные места. В аэропортах обещают сделать комнаты, но это только в следующем году, кажется.

В. Сметанин: Появилась новость: Минобрнауки издал некий приказ о том, чтобы разместить таблички, запрещающие курение в школах. А что, до этого непонятно было, что в школах курить нельзя?

Ю. Шлемензон: В уставах всех школ это предусмотрено... Это, наверное, для учителей, потому что, когда идешь мимо школы, очень много курящих. Это страшно плохо, что дети имеют возможность купить сигареты. Штрафы просто драконовские за продажу сигарет детям.

В. Сметанин: Это программа «Особое мнение» на 101,0. В гостях — Юрий Шлемензон. Мы вернемся через пару минут.

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин.

То особое мнение Юрия Шлемензона, члена Общественной палаты Кировской области, главного редактора телеканала «РЕН-Киров». Еще одно событие состоялось на прошлой неделе. Я так понимаю, вы коротко об этом выскажетесь. Законодательное собрание все-таки приняло закон о капитальном ремонте многоквартирных домов. В первое время его реализации люди будут платить в качестве взноса 6 рублей 70 копеек.

Ю. Шлемензон: Я хочу сказать, что это большая сумма, на мой взгляд. Если мы возьмем среднюю квартиру — 50-60 метров, то уже получается около 380 рублей в месяц. Умножаем на год... и это получается целая пенсия человека, который в нашей стране не заработал пенсию не потому, что плохо работал, а потому, что ее не дали. Я считаю, что это достаточно огромная цифра, и прорехи в бюджете, которые будут закрываться за счет этих цифр, по-моему, не очень хорошо. Мы закрываем очередную брешь, готовясь к Чемпионату мира по футболу, или, хотя говорят, что эти деньги будут лежать на отдельных счетах, проверить это будет практически невозможно. Конечно, отдельный дом может открыть свой счет, класть деньги туда, будет бухгалтерия и тому подобное.

В. Сметанин: Опять же многие лазейки появляются...

Ю. Шлемензон: Найдутся они.

В. Сметанин: По вашему мнению, система не будет работать? Не улучшится состояние домов?

Ю. Шлемензон: До того времени, как придет ремонт дома, в котором я живу, например, думаю, что он за счет этих денег прост не осуществится. Понятно, что с аварийным жильем надо бороться, избавляться от него. Была же попытка одного из Президентов нашей страны ввести принудительное страхование жилья. Вот такой способ собирания денег. Мы знаем, что по КАСКО собираются огромные суммы, а они все ревут и ревут, хотя трат на погашение и 50% не набирается, а ведь это миллиарды рублей, на самом деле. У нас много чего можно ввести, потом это тратить соответствующим структурам. При введение такой оплаты потом ожидается социальная норма на электроэнергию — мы это с вами уже обсуждали. У кого-то она будет 50, у кого-то 70, у кого-то — 150 рублей. Бизнес в ЖКХ — вы видите, сколько открывается организаций, бойко обслуживающих население, уже идет борьба за дома. Единичные случаи, чтобы в обслуживании дома отказывали. То есть, это бизнес рентабельный, много компаний в оффшорах находится, это еще раз подтверждает, что все в порядке. Не хватает рук, не хватает еще чего-то, но это же потом. Пацаны, которые вошли в этот бизнес, они ведь хорошо себя чувствуют.

В. Сметанин: Мне понравилась ваша мысль о том, что государство, вводя эти ЖКХ-ные поборы, обслуживает свои интересы. Ну что, начнем в следующем году таким образом готовится к Чемпионату мира. Остается у нас не так много времени, а тем еще много. Завтра в «Дневном развороте» мы будем говорить на тему фаст-фудов. Как известно, в нашем городе вот-вот должен открыться второй «Макдональдс». На днях стало известно, что в «Европейском» появится очередной фаст-фуд «KFС». Мне бы хотелось спросить вот о чем: из многих более цивилизованных, как принято говорить, стран, чем Россия, фаст-фуды уже уходят. Принимаются программы по здоровому образу жизни, за здоровое питание...

Ю. Шлемензон: Массовая экспансия этих игроков, американский и не только, в Россию, конечно, существует. На нее есть спрос, это нельзя исключить. У нас хороший рынок, проживает 140 миллионов населения. Вне дома питается около 23% населения в возрасте от 18 до 55 лет. По сравнению с другими государствами, это очень немного. Я не думаю, что это

такая российская, советская привычка. Раньше ходить некуда было, будем так говорить, а сейчас вроде бы и рады сходить, но не хватает «сухих бумажек», и недостаточно количества мест, на самом деле. Вспомните, когда произошел кризис 2008-2009 годов, в этот период не только в Кирове — в других местах начало резко расти количество точек с фаст-фудом. Почему? Потому что ставка цены за аренду упала, и торговцам фаст-фудом стала выгодно работать. Притом мы знаем, что у нас в фаст-фуде не только иностранные бренды работают: в Кирове «Данар» развивается, «Картошка» была. Были различные точки с азиатской кухней. По франшизе много стало развиваться. Я думаю, этот рынок будет дальше расти — он реально растет где-то на 20% в год, как эксперты говорят. Мы же не говорим, что фаст-фуд — это всегда плохое питание. Это не всегда некачественные и нездоровые продукты. Разные же есть фаст-фуды.

В. Сметанин: Насколько помню, в прошлом году бывший глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко сказал, что гамбургер, пусть даже без червей — это все равно плохо. Гамбургер — это не наша пища, не надо, уважаемые россияне!

Ю. Шлемензон: Онищенко — такой специфический парень, у него свое видение на многие вопросы. Если гамбургерами питать ежедневно, то это грозит... Вообще, если много кушать чего-либо, то это всегда плохо. Я в год два-три раза с большим удовольствием, не буду скрывать, поедаю гамбургер, иногда еще беру картофель, но я не вижу, что у меня от этого страдания в голове происходят или что это здоровье ухудшает. Сидеть ежедневно на фаст-фуде — это плохо. Будем говорить, что пицца — тоже фаст-фуд, то что-то я не видел в Италии пораженных пиццей граждан, все цветущие, хорошо выглядящие люди. Они питаются в основном фаст-фудом — пицца, спагетти.

В. Сметанин: Желудок у них по-другому устроен, наверное. И продукты другие, рацион другой. В общем, для бизнеса это, наверное, неплохо — раз открывается, значит...

Ю. Шлемензон: Это налоги, это рабочие места, ну и место, куда человек может прийти.

В. Сметанин: А есть это или не есть — пусть каждый из нас решает сам.

Ю. Шлемензон: Здоровая конкуренция все расставит на свои места.

В. Сметанин: Еще одна тема на ближайшие полторы минуты. Очень интересная вещи сейчас практикуется в московских школах, там ее планируют ввести повсеместно к 2016 году по планам столичных чиновников. Я говорю о том, что в школах организованы специальные уроки, на которых дети читают печатные СМИ, то бишь газеты. Не просто читают, а анализируют, пересказывают, смотрят структуру подачи материала...

Ю. Шлемензон: Я не знаю, хорошо это или плохо. В период развитого социализма, в котором я прожил большую часть своей жизни, были еженедельные политинформации, мы их вели в школе по очереди, у кого получалось лучше — их сами одноклассники просили проводить чаще. Я лично сам этим делом занимался, мне это нравилось. Я не был активным проводником линии партии, правительства, как говорится, но вместе с тем, ту информацию, которую я читал в прессе, а ее в один период было не так просто приобрести... Я являюсь подписчиком «Комсомольской правды» с 1963 года, когда в третий класс пошел.

В. Сметанин: Сейчас вы бы посоветовали кировским школьникам читать «Комсомольскую правду»?

Ю. Шлемензон: Сейчас — нет.

В. Сметанин: А какие газеты в современных условиях? Нужно ли это нашим школьникам?

Ю. Шлемензон: «Комсомольская правда» стала в моем понимании «желтой» газетой, я впервые прекратил ее покупать. Всегда ее читал именно в бумажном виде. Мне очень не нравится, что она в городе Кирове продается каждый день, по содержанию она отличается от той, что выходит в Москве...

В. Сметанин: Юрий Львович, мало времени. Нашим школьникам посоветуете или не посоветуете? Плохо, не плохо?

Ю. Шлемензон: Надо читать газеты обязательно. Я думаю, они их читают достаточно мало, а уж читать между строк, как мы привыкли, надо всегда, готовить мозг для того, чтобы читать.

В. Сметанин: В формате уроков или в каких-то внеклассных мероприятиях?

Ю. Шлемензон: Это во внеклассных у нас проходило. Эта информация займет 10-15 минут, она полезна для того, кто читает и слушает. Не все же в компьютерные игрушки играть, надо иногда узнавать, что происходит в мире. Новости смотреть вредно, они у нас страшные, а газеты читать нужно.

В. Сметанин: Хорошо. Вот такие советы вы услышали от члена Общественной палаты Кировской области, главного редактора телеканала «РЕН-Киров» Юрия Шлемензона. Спасибо, это было ваше особое мнение. До свидания.

Ю. Шлемензон: Спасибо. Всем до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта