Наталья Осипова, гендиректор КЦ "Вятский"

Видео 14:34, 30 марта 2018 488 0

Особое мнение от 2.12.13

Наталья Осипова:
"...до вас (до эфира) я была у Сырцева, после вас я пойду к Липатникову. И я буду обсуждать с Николаем Михайловичем эту идею: готова ли торгово-промышленная палата поддержать молодых талантливых людей, которые несут культуру. Я думаю, что кировскому бизнесу это интересно..."


Печатная версия передачи:

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Наталья Осипова

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Напротив меня — Наталья Осипова, генеральный директор коммерческого центра «Вятский». Добрый день.

Н. Осипова: Здравствуйте.

С. Занько: У нас все готово для конструктивного разговора: у меня есть вопросы, есть замечательный спикер. Вы буквально только что вышли из Департамента культуры. Мы разговаривали с вами на прошлой неделе, вы собирались туда. Никак не оставляет, слава богу, вас забота о Театре на Спасской.

Н. Осипова: Это не Театр на Спасской, это молодые, талантливые актеры...

С. Занько: Павлович уехал, я не о нем сейчас веду речь, а о том, кто остался, кто работает, каково их положение и какие планы, самое главное. О положении мы много чего сказали, а о планах, что реализуется, как и чем люди себя мотивируют, чего хотят и чего добиваются, вы, наверное, сейчас можете рассказать.

Н. Осипова: Я могу точно сказать, что культура Кировской области вполне может испытывать радужные иллюзии по поводу будущего. Только что узнала от Павла Николаевича Сырцева о том, что принято решение о том, что будет в Театре на Спасской проведен фестиваль. Тот самый формат фестиваля молодых режиссеров, когда они приезжают и презентуют свои концепции, работают с этим театром, с его актерами, с его цехами, с его костюмерами и декоратарами, и затем театр решает, кто из этих четырех или пяти — я не знаю, сколько будет этих молодых людей — будет приглашен в качестве художественного руководителя театра.

С. Занько: Эту идею вы озвучили здесь, в программе «Особое мнение», в процессе, когда уходил Павлович.

Н. Осипова: Да, я с этой идеей довольно долго носилась, правда, я представляла, что ее может сделать ЦИН — Центр Мейрхольда. Человек, который сделал уже несколько таких проектов — Ланской, в театральном мире лицо известное, уважаемое, специализирующееся именно на таких историях, подборах в провинциальные театры молодых людей, которые готовы «обогревать» собой Вселенную, готовы продвигать культуру в народ. Мне эта идея безумно нравится, я очень рада, что такое событие состоится, что Департамент культуры на это деньги выделил.

С. Занько: Вот, деньги выделены. Когда будет это все происходить?

Н. Осипова: Следующий 2014 год — Год культуры, поэтому происходить это будет весной следующего года. Другое дело, что визит меня и Яны Савицкой к Павлу Николаевичу был связан с еще одной, совершенно независимой идеей. У нас есть идеи, которые финансируются федеральными органами власти, есть какие-то областные программы, а это — идея, которая возникла в головах молодых актеров, двое из которых работают в театре на Спасской, двое — нет, и которые хотят поставить спектакль очень модного московского режиссера. Думаю, слушатели слышали это имя — Иван Вырыпаев, более известный нам с

вами в Кирове как кинорежиссер. Он поставил «Эйфорию», и еще один известный фильм «Кислород» по такому же спектаклю. Последняя пьеса этого известного человека, директора театра «Практика» в Москве — это пьеса «Иллюзии». Я ее видела в Москве. Это одно из моих глубоких, личных интеллектуальных событий прошлого года. В этой пьесе играют четыре молодых актера, они рассказывают о жизни двух пожилых пар. Нет такой привычной нам истории, когда один актер играет одну роль, а есть история, когда молодые актеры на сцене рассказывают чужие жизни. Пьеса о любви, о том, на что уходит наша жизнь и в каких иллюзиях мы иногда пребываем. Те пожилые пары буквально на пороге смерти много что интересного узнают о жизни друг друга. Идея очень простая — поставить этот спектакль здесь, в Кирове.

С. Занько: На какой площадке?

Н. Осипова: На независимой площадке, так, чтобы это было в формате антерпризы. Одной из площадок уже согласилась быть «Галерея Прогресса», другой площадкой будет библиотека имени Герцена. Эти ребята ко мне пришли, потому что нужны деньги.

С. Занько: Они прямо пришли к вам за деньгами?

Н. Осипова: Они пришли с идеей, с просьбой наставить их на истинный финансовый путь. Культура и финансы у нас живут в разных галактиках просто. Это миры, абсолютно никак не пересекающиеся.

С. Занько: А почему к вам?

Н. Осипова: Потому что волею судеб я оказалась на пересечении этих миров, точкой на границе этих Вселенных, поскольку всю жизнь занималась в сфере образования и культуры, а последние восемь лет являюсь генеральным директором компании. Волей-неволей мне пришлось понять и мир бизнеса тоже. Хорошо или плохо, но я научилась жить в том мире, все мои друзья, связи с людьми, работающими в сфере образования и культуры...

С. Занько: Я все-таки хочу задать такой вопрос: почему они не пришли к директору Театра на Спасской?

Н. Осипова: Потому что им хотелось сделать именно независимый проект. К директору Театра на Спасской они бы пришли с идеей репертуарного спектакля, спектакля, который нужно поставить в репертуар театра, и тут бы выяснился такой нюанс: какие спектакли выгодно ставить театру? Те, которые будут потом идти на большой сцене, в большом формате и потом привлекут большое количество зрителей. Этот же спектакль рассчитан на малую сцену, и не столько на юного, сколько на взрослого зрителя. Это взрослый спектакль, на самом деле. С точки зрения зарабатывания денег театру это спектакль не может быть интересен, потому что наша малая сцена — это всего-то 30-40 кресел. На этом, как понимаете, много не заработаешь.

С. Занько: Иван Вырыпаев — это действительно известная личность, он получал премии. О нем много говорят, дискутируют по поводу его спектаклей и пьес. Я думаю, что это, в общем, недешевый режиссер. Как эти четыре молодых актера... Я понимаю, что они пришли к вам за советом, где взять деньги, чтобы с ними работали по постановке такого спектакля. Почему они именно на него обратили свой взгляд и не страшно ли им вообще общаться с таким режиссером? Хороший признак, что они чувствуют в себе силы работать с таким режиссером, который будет делать такой спектакль, и мало того, чувствуют в себе силы ставить такую необычную для провинции пьесу, которая неизвестно какой популярностью

будет пользоваться, и непонятно, где они ее будут играть.

Н. Осипова: Да, это веселая история. Я здесь участвую в формате эксперимента: мне интересно, получится или нет. Я хочу сказать, что эти четыре актера на самом деле очень талантливы, и, поскольку я видела уже эту пьесу, я легко представляю, как эти люди смогут расписать эту пьесу на себя. Все-таки, речь идет не о том, чтобы сюда приехал ставить этот спектакль Вырыпаев, который поставил его для театра «Практика» в Москве. Сюда готова приехать Светлана Иванова — тоже известный московский режиссер и актриса, кстати, бывшая жена Вырыпаева, которая собственно и предложила идею поставить эту пьесу... дело в том, что современная драматургия иногда действительно настолько закручена и настолько модернистская, что понять ее простому зрителю бывает не то чтобы сложно — это требует определенной подготовки. Пьеса «Иллюзии» одна из немногих, которую можно воспринимать без этой большой интеллектуальной «подушки», без понимания всех аллюзий, реминисценций, тонкой ткани постмодернизма. Это простая история о человеческой жизни и любви.

С. Занько: Ну и что, вы придумали для них схему?

Н. Осипова: Сейчас мы сидели и продумывали для них схему. Департамент культуры дал нам много хороших советов и нисколько денег. Это не значит, что мы остановимся...

С. Занько: Совет — это тоже хорошо.

Н. Осипова: Советы иногда тоже очень нужны. Я надеюсь, что слушатели вашей радиостанции, возможно, тоже откликнуться и каким-то образом, может, даже советом, в этом деле поучаствуют. Очень не хочется, чтобы Киров потерял то, что было при Борисе — современное, актуальное, интересно, событие. Нам совершенно необходимо, чтобы такие события были, чтобы было в этом городе не просто не скучно, а возможно жить.

С. Занько: Делаем вывод: денег вам в Департаменте культуры не дали, несмотря на Год культуры в следующем году. Все расписано уже.

Н. Осипова: Нам обещали написать письмо поддержки, которое мы приложим к гранту. Я нашла для ребят один интеллектуальный грант, мы напишем, возможно, что-то выиграем.

С. Занько: Есть вариант гранта в хорошем случае, есть вариант коммерческой поддержки со стороны меценатов, спонсоров.

Н. Осипова: Да, до вас я была у Сырцева, после вас я пойду к Липатникову. Я буду с Николаем Михайловичем обсуждать эту идею, готова ли Вятская торгово-промышленная палата поддержать молодых, талантливых людей, которые несут культуру в Кировскую область. Я думаю, что кировскому бизнесу это интересно. Есть такая иллюзия, что в провинции не нужны какие-то чересчур качественные продукты питания, или чересчур качественные продукты культуры. На самом деле, есть люди, которым совершенно необходимо время от времени смотреть хорошие спектакли, слушать хорошую музыку. Мы за этим ездим вы Москву! Это можно же делать здесь.

С. Занько: Вы сказали, что вы оказались на грани, или смешении, пересечению культуры и бизнеса, что волей-неволей вам пришлось этим заниматься. Вы много знаете таких бизнесменов, которые радеют о качественном культурном продукте? Вот вы к нему пришли, к Липатникову. Он пишет стихи, он любит культуру, человек интеллигентный, он скажет: «Наташа, это все хорошо, что ты говоришь. Может быть, хватит этих писем, может быть, на

собрании какого-нибудь совета...»

Н. Осипова: Я вхожу в правление Вятской торгово-промышленной палаты, я могу там выступить.

С. Занько: И вы представляете, как вы это делаете в правлении?

Н. Осипова: Знаете, на самом деле, когда мы были в Департаменте культуры, я себя чувствовала не то что неловко... Всякий раз, когда ходишь просить деньги — бедные актеры! Я представляю, каково им. Я прихожу и говорю, что сама готова дать такую-то сумму, нашла человека, который готов дать такие-то деньги. У меня есть какое-то большее моральное право предлагать участвовать Департаменту культуры...

С. Занько: Вы как продукт видите этот спектакль? Вы, когда идете к бизнесу, вы говорите, что вот, ребят, есть продукт. У нас нет таких меценатов, которые выискивают таланты и пытаются их поддержать — я не видела у нас таких давно. Тогда нужно облечь это в какую-то оболочку, бумагу, где будет сделан их логотип, и они смогут это использовать в своей имиджевой политике, если не в коммерческой.

Н. Осипова: Светлана, я бы хотела несколько скорректировать, потому что не согласна с вами, что в Кирове никто не поддерживает культуру. Тут другая история: люди готовы поддержать культуру, но они не хотят это афишировать. Бизнес поддерживает, разговаривая с Борисом, я узнала много имен, которые помогали ему, когда он здесь жил — это никому не было известно. Кировский бизнес в этом смысле придерживает библейского правила о том, что, когда даешь, правая рука не должна знать того, что делает левая. То есть, дал, и ты этим делаешь угодно скорее Господу, чем на этом свой имидж строишь.

С. Занько: А я вам другое скажу на это. Как другой пример заразителен, так и хороший пример заразителен. Если мы не видим этих хороших примеров, то как другие будут к этому подтягиваться?

Н. Осипова: Да, Светлана, вы правы. Это такая очень мощная православная традиция скромности, меценатства, которая в Кирове очень сильна. Мы сейчас будем западную историю развивать, когда компания, поддерживающая культурный проект, становится и партнером, и главным советчиком, и получает за счет этого имиджевую поддержку, имиджевые дивиденды. Мне очень интересно, что из этого получится... Конечно, у меня тоже есть скептицизм. Я понимаю, что, может, ничего не получится, но что это будет означать? Это будет означать, что через какое-то время талантливая актриса Яна Савицкая уедет из Кирова, точно также, как сейчас уже не работает в Театре не Спасской Алексей Красный, хотя еще живет тут, у него родился ребенок. Если уедет Яна Савицкая, то есть подозрения, что ее муж...

С. Занько: Тогда неизвестно, с кем в весенний период будут делать экспериментальные спектакли режиссеры, которые сюда приедут.

Н. Осипова: Поэтому мне кажется, что весна — это поздновато. Надо было все это делать быстрее, но тут уж спасибо, что хоть весной состоится.

С. Занько: Вы заговорили о качественных продуктах. Я буквально на прошлой неделе в Фейсбуке увидела вас довольно грустной, с баночкой семечек в руках. Вы призывали всех своих знакомых оказать поддержку в продвижении нового продукта, который вам кажется очень важным и полезным. Вы хотите сделать проект с нулевым «старт-апом». Вообще сам

продукт мне показался удивительным, потом я вспомнила, что вы недавно приехали из Англии и подумала, что, наверное, что-то там произошло с Натальей, раз она такой продукт сюда привезла и хочет его продвигать. Что за идея, почему она возникла? Пока вы были две недели в Кирове, не покинула ли она вас?

Н. Осипова: Давайте расскажу, это очень веселая история. Я всегда любила добавлять в разные салаты семечки. Я добавляла семена льна, кунжута, просто обжаренные подсолнечные семечки. Когда я в Англии увидела, что в очень популярных там магазинах органической пищи продаются смеси семян — причем они есть обжаренные, необжаренные, со специями, очень много вариантов у разных компаний — мне показалось, что в мире что-то создано специально для меня, только я почему-то об этом не знаю. На самом деле, я об этом узнала где-то лет пять назад, просто руки до этого до доходили. В этот раз я привезла из Лондона несколько образцов и создала свой микс, он получился немножко отличный от того, что было в английской рецептуре (в английском рецептуре была конопля и репс, которые мы по разным причинам исключила из своего микса). Я создала такой микс, которым я сначала кормила всех своих знакомых. Я разложила по баночкам, ходила по друзьям, в любой встрече я презентовала этот продукт, рассказывая, как это круто с точки зрения здоровья.

С. Занько: Что вы слышали в ответ?

Н. Осипова: Светлана, вы не поверите — всем нравилось. Вы же тоже пробовали, вам понравилось?

С. Занько: Да, понравилось. Я представляю, что в Англии есть магазины экологически чистых продуктов, есть магазины с местными товарами, семейные — мы куча раз обсуждали эту тему. Вы сейчас, в отсутствие всего этого поля возможностей...

Н. Осипова: «Чудо дивное хотел перенесть я в свой удел», — как говаривал князь Гвидон. На данном этапе я могу это продавать только в одном месте, в магазине в Порошино, в магазине «Удачный» в буфете. Мы это запустим через одну точку. В какой-то степени я тестирую эту историю. Эту пятницу я провела в Порошино, мы с нашим поваром смешивали уже промышленно...

С. Занько: Получается, это некоммерческая история? Это такое хобби с вашей стороны?

Н. Осипова: Я бы хотела, чтобы через какое-то время она стала коммерческой, но пока — да, она некоммерческая. Хочу провести эксперимент — запустить нулевой «стар-ап». Я запускаю новый продукт с нулевым бюджетом и с довольно низкой входной ценой. У нас баночка 150 г будет стоить 99 рублей весь декабрь, и, думаю, весь январь и февраль. То есть, первые три месяца будем держать такую цену. Это в два раза ниже, чем это стоит в Англии. Мне сказали, что какие-то смеси подобные видели, но, уверяю вас, не такие вкусные — у нас каждая семечка перебрана, за более высокую цену. Мы же будем держать эту цену за счет отсутствия рекламы — я здесь только для слушателей «Эха Москвы» об этом рассказываю. Никакой рекламы, кроме листовок в том же буфете, мы делать не будем. Что такое реклама? Она всегда входит в цену продукта. Не делая этого, используя труд наших работников, свои помещения и свое оборудование, мы сможем выйти на такую цену.

С. Занько: Вы впервые делаете такой проект, с нулевым «старт-апом»?

Н. Осипова: Да. В мое жизни было много культурных и образовательных проектов. Это — мой первый коммерческий проект, поэтому я была такая грустная на Фейсбуке...

С. Занько: А вы можете сказать, что вот этот проект, как и проект с поиском денег для антрепризы, о котором мы говорили в начале программы — это такие близкие к утопическим проекты?

Н. Осипова: Они оба абсолютно не утопические. Этот зерновой микс, который я назвала «Умное питание» будет уже с сегодняшнего вечера продаваться. Я это уже сделала.

С. Занько: Я просто делаю, и все.

Н. Осипова: Да. Я была готова к какому-то убытку, он был бы небольшой — я сама бы съела все эти семечки за какое-то время. Что же касается театрального проекта со спектаклем «Иллюзии», то здесь мой оптимизм гораздо ниже. Если в продуктовом проекте все зависит от меня, то тут все будет зависеть от того, насколько удачно мы сейчас развернем информационную волну, сколько мы найдем людей, кроме меня, которые будут готовы это дело поддержать.

С. Занько: Вы такой оптимист.

Н. Осипова: Здесь оптимизм гораздо ниже. Мне очень хочется, чтобы это получилось. Потому что иначе они [актеры Театра на Спасской] просто уедут, и мы останемся без культурных событий, без пищи ума.

С. Занько: Вот это предупреждение от Натальи Осиповой, генерального директора коммерческого центра «Вятский». Это ее особое мнение. У меня есть вопрос на три минуты, а после этого я вас еще хочу поспрашивать про бизнес, по поводу регионов, где хотят ввести послабления по малому бизнесу, по поводу эксперимента по расчету налога на транспорт, если вас это заинтересует и по поводу проекта «ТерраСпорт», потому что события разворачиваются. Буквально ответ на две минуты, если не успеем — я вас прерву, потому что будет реклама, тоже бизнес, я потом продолжим. Действующий бизнес-омбудсмен попросил не штрафовать предпринимателей за нарушения пожарной безопасности. Он заключил две или три недели назад договор с МЧС, был об этом разговор у нас на «Эхе». Сейчас МЧС заявляет о том, что будут снижены проверки, исключены из проверки 4800 объектов малого и среднего бизнеса. Основная идея какая: Данелян призвал инспекторов делать ставку на профилактику обучения, а надзоры и штрафные функции приберечь для систематических нарушителей требований безопасности. Вы тоже считаете, что профилактика прежде всего? Что такое злостный нарушитель?

Н. Осипова: Конечно, не на три минуты есть что рассказать по поводу пожарников. Начнем. Я абсолютно поддерживаю эту идею. Мне кажется, это первое хорошее начинание бизнес-омбудсмена, которое реально поможет малому и среднему бизнесу. Действительно, пожарные проверки, особенно в прошлом году, проходили очень жестко, бессмысленно жестко. Как бы хотелось, чтобы происходили эти проверки? Инспектор приходит на мою территорию, где стоит моя собственность, в сохранности которой я больше его заинтересована. Мне нужно, чтобы он помогал мне наладить пожарную безопасность, мне это нужно больше, чем ему. Приходит другой человек, тот, кто будет меня наказывать, исходя из принятых сейчас ГОСТов. Здание моей базы было построено в 1974 году, и он будет меня штрафовать за то, что в 1974 году построили не так, как ему сейчас хочется. Это большие вложения, они не всегда возможны. Вместо того, чтобы потратить деньги на улучшение проводки, системы автоматического пожаротушения я плачу штраф — это наша история прошлого года, нам выписали два штрафа на 200 и на 70 рублей...

С. Занько: 270 рублей? 270 тысяч был.

Н. Осипова: Да, 270 тысяч рублей, и они пойдут не на улучшение пожарной безопасности, а как штраф за наказание меня.

С. Занько: И эти нарушения, которые у вас выявили, вы должны еще исправить?

Н. Осипова: Да, исправить за свои деньги. Мы это все исправляем, но, понимаете, есть же определенный бюджет, есть планы, графики. Кроме того, у нас сейчас на 270 тысяч меньше, чем было бы, если бы к нам пришел добрый инспектор, который бы не за взятку соглашался подписывать бумажки, а который бы нам действительно помог, понимаете?

С. Занько: Это, конечно, любопытно — быть добрым за взятку. Давайте продолжим через пару минут, после рекламы.

Реклама.

С. Занько: Это действительно «Особое мнение», особое мнение Наталья Осиповой, гендиректора КЦ «Вятский». Так что там про добрых пожарников за взятку?

Н. Осипова: Ох, Светлана, вы пытаетесь меня подловить - я так не сказала.

С. Занько: Так все же знают это, Наталья. Когда-то были времена, мы можем так сказать, когда за взятку можно было подписать документы у пожарников, не сейчас. Сейчас все по-другому.

Н. Осипова: Сейчас пожарники перешли в ведомство МЧС, и там действительно очень строгие проверки. Более того, кажется, их зарплата зависит от собранных штрафов. Типа, ты хороший пожарник, если ты собрал много штрафов. Не если у тебя ничего не случается и налажена профилактическая работа, а если ты собрал много штрафов.

С. Занько: Это действительно так?

Н. Осипова: Мне кажется, что да. По крайней мере, наш пожарник нам сказал: «Как же это я вам ничего не напишу в предписании? Мне тогда скажут, что я у вас взятку взял». Я говорю: «Ну как, мы за год сделали так много! Вот, смотрите, это и это мы не доделали, но вот это и это — смотрите, сколько мы сделали! Надо нас похвалить за проделанное. У нас не было никаких инцидентов». На это пожарник отвечает: «Извините, я не могу. Скажут, что я коррумпирован вами. У вас старое здание, не может быть, чтобы я ничего не нашел здесь».

С. Занько: Но ведь есть такие не очень добросовестные предприниматели, которые воспользуются возможностью постоянно вести какие-то разговоры. Сколько должно быть профилактических разговоров, прежде чем будет выписан штраф?

Н. Осипова: Я не думаю, что должен быть профилактический разговор. Я думаю, что должна быть работа — длинная, систематическая, программная работа. Не надо волноваться за наше государство, оно все механизмы давления и так прекрасно использует. Оно не использует другие механизмы — механизмы помощи. Пусть вообще не будет никаких штрафов, пусть не будет вообще давления государства. Действительно, есть недобросовестные люди, которых надо наказывать. В первую очередь государство должно помогать, но не наказывать. У нас запретительная такая политика вообще во всех сферах общения государства и народа доминирует. Это очень меня настораживает, просто как развивающаяся тенденция. Та новость, что Данелян добился, что по многим объектам проверки будут приостановлены...

С. Занько: Кстати, он довольно быстро заключил это соглашение с МЧС. Надо будет посмотреть, как это действительно скажется на бизнесе. Вот, первый отклик от вас я уже услышала.

Н. Осипова: Я бы хотела список предприятий посмотреть, кто вошел в него.

С. Занько: Должно быть, он выложен на сайте МЧС, потому что там всегда открыта информация. В 2014 году, в экспериментальном режиме в пилотных регионах будут введены «налоговые каникулы» для начинающих индивидуальных предпринимателей. Об этом сообщил Игорь Шувалов. Эту идею озвучивал еще Медведев. Шувалов это сказал на предпринимательском форуме 7 ноября. Суть эксперимента следующая: проверить на практике, действительно ли возникнет риск уклонения от налогов, чего опасается Федеральная налоговая служба и Министерство финансов. Шувалов призвал всех пережить 2014 год в эксперименте — выбрать несколько регионов, где будут налоговые послабления для начинающих бизнесменов, а потом уже распространить опыт на всю страну. Теперь выбирают эти регионы. В сообщениях некоторых СМИ Кировский регион тоже назывался как возможный участник этого эксперимента. Вы как к экспериментам относитесь, или, может быть, действительно — кто не рискует, тот не получает развитие малого бизнеса?

Н. Осипова: Светлана, Вы уже поняли, что к экспериментам я отношусь прекрасно, сама вовсю экспериментирую. Если Кировская область окажется такой площадкой, то это будет очень удачное решение и с точки зрения нашей области, и с точки зрения Федерации. Где бы надо такие решения принимать? В депрессивных регионах, где бизнес не дает достаточно налогов, чтобы регион мог жить самостоятельно — вот там нужно стимулировать максимально. Там эти налоговые послабления приведут если не к рассвету, то к какому-то росту. Почему с таким решением, с таким предложением выступает Шувалов? Потому что сейчас реально бизнес «схлапывается», закрываются предприятия. Мы знаем цифры по закрытию малого бизнеса за прошлый год. Мы не знаем еще цифр, следующим этапом будет закрытие среднего. Те цифры в развитии Российской Федерации на ближайшие пять и десять лет, которые мы видим — это очень удручающие цифры. Это цифры длительной и продолжающейся рецессии, в полосу которой мы вступили. Если сейчас ничего не делать, то последствия скоро (а именно их после Олимпиады в Сочи пророчат) будут заметны практически каждому из нас. Будут дорожать продукты, будет инфляция. Не будет уже такого мощного паровоза для вытаскивания экономики, как Олимпиада, которая давала все-таки обороты бизнесу.

С. Занько: Точно уж не малому и не среднему бизнесу Олимпиада давала оборот.

Н. Осипова: Неважно. Общие цифры по росту ВВП она нам давала. Сейчас не будет этих цифр.

С. Занько: У Правительства намерения благие: оно рассчитывает, что к 2020 году не менее половины трудоспособного населения будет занято в сфере малого и среднего бизнеса. Давай оставим, это хорошо ведь, да? Они хотят, они надеются. Пока не обещают, но вроде хотят таких результатов добиться. Есть комментарий нашего эксперта Андрея Вавилова, руководителя кировского регионального отделения «Опоры России». До недавнего времени он выполнял обязанности бизнес-омбудсмена. Предложение Правительство РФ об эксперименте введения «налоговых каникул» в ряде субъектов РФ он назвал «зализыванием ран». Он сказал, что «ее эффект зависит от сознательности уже действующих предпринимателей». В чем сознательность должна вызываться — устоять от соблазна перерегистрировать бизнес на папу, маму, детей, заново его начать, чтобы получить какие-то послабления, и так далее. Он говорит, что риски очень высоки.

Н. Осипова: Я не могу это прокомментировать. Это довольно длинная, нудная история. У нас только не сознательных бизнесменов. Вернее, какой-то процент есть, но это неважно — важна общая статистическая картина. Если нам в общей статистической картине это даст прирост в 10-20% малых предприятий, так это же будет прекрасный результат! Не думаю, что он будет надутый. Открыть предприятие, закрыть предприятие — на каждое из этих шагов нужны деньги. Мне кажется, что маловероятно.

С. Занько: Надо сказать, что Вавилов не считает, что это какая-то страшная, совершенно нереализуемая идея. Он говорит о том, что нужно включить в правовое поле десятки тысяч молодых людей, которые пробуют зарабатывать самостоятельно, дать им это возможность, внедрить «благородный риск» в головы, как он это называет, чтобы люди пробовали себя в бизнесе и в других сферах деятельности.

Н. Осипова: Их еще надо научить.

С. Занько: Да, не просто дать «конфетку», а еще и научить, как этой «конфеткой» пользоваться.

Н. Осипова: Нужны консультанты, которые будут помогать выстраивать бизнес-модели, помогать заниматься финансовым планированием. Эта идея будет работать, если кроме этой идеи к ней добавиться небольшая инфраструктура в продвижении ее в конкретную жизнь. Например, прочитает это предложение какой-нибудь школьник, который думает, в университет ему пойти поступать, как мама с папой хотят, или-таки деньги зарабатывать. Он прочитает эту идею и куда ему с ней? Если бы он точно знал, что он может пойти по такому-то адресу, там есть специалист, который его примет, поможет ему все разработать и который будет его консультировать на первых порах — вот то было бы совсем другой историей. Тогда мы бы получили на первых порах большую эффективность этих начинаний. Конечно, у молодых людей «горят глаза», но они не знают, как...

С. Занько: Эксперименты, которые у нас проводятся, и даже благие начинания какой-то недальновидностью отличаются и как раз отсутствием инфраструктуры...

Н. Осипова: Технология продвижения хорошей идеи в реальную жизнь.

С. Занько: У нас остается буквально две минуты. Я хочу ваше мнение узнать по поводу проекта «ТерраСпорт» в парке «50 лет ВЛКСМ» — это Дворец пионеров, Мемориал, если вы не знаете. Вы слышали про этот проект?

Н. Осипова: Расскажите, Светлана.

С. Занько: Там должны были построить целый комплекс различных зданий с различным назначением. Сейчас осталось одно — 25-метровый бассейн и шесть спортивных залов в одном здании на территории этого парка. Вроде бы все хорошо, вроде бы есть проект, правда, есть сомнения в застройщике — за ним тянется некий шлейф. Представитель компании приедет завтра в Киров, возможно, зайдет к нам на эфир. Но сейчас опять общественность собралась и сказала, что не даст рубить деревья, не даст на территории парка строить никакие вообще здания, вы опять всех обманете, опять будут рестораны, не будет парковок — много-много всего. В любом случае, мы с вами не успеваем, раз вы не погружены в этот проект. В следующий раз вас обязательно спрошу. Если все хорошо, то будем говорить об этом еще завтра в эфире, если придет спикер. Вы его посмотрите обязательно, я непременно вас спрошу. События разворачиваются активно: был один митинг вчера, следующий планируют.

Н. Осипова: Можно, я тогда одну реплику скажу, не по поводу этого проекта, а в целом по ситуации. Еще на Профсоюзной не дали здание строить. Мне кажется, что есть огромное недоверие и власти, и бизнесу.

С. Занько: Если бы было доверие, то здания бы строились? Они нужны в городе?

Н. Осипова: Я полагаю, да. Правда, мне тоже жалко парк.

С. Занько: Это особое мнение генерального директора коммерческого центра «Вятский» Натальи Осиповой. Спасибо вам большое.

Н. Осипова: Спасибо.

С. Занько: Я, Светлана Занько, прощаюсь с вами, до свидания.

Н. Осипова: И я прощаюсь, до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта