Особое мнение Владимира Сизова от 27.11.13

Видео 14:34, 30 марта 2018 382 0

Особое мнение от 27.11.13

Владимир Сизов:
"Я думаю, что уход Фердауиса Юсупова с поста ГФИ на жизни области никак не отразится. Потому что ГФИ - это не тот, кто развивает регион, а тот, кто надзирает и докладывает, куда надо. По всему понятно, что это предвыборное действие. Думаю, что кому-то нужен другой человек на этом посту..." 


Печатная версия передачи:

Ведущая: Юлия Афанасьева

Гость: Владимир Сизов

Ю. Афанасьева: 13.07 в Кирове на 101.0 FM программа «Особое мнение», меня зовут Юлия Афанасьева, и у меня в гостях сегодня ректор Вятского Социально – Экономического института, Владимир Сизов. Владимир Сергеевич, здравствуйте.

В. Сизов: Здравствуйте.

Ю. Афанасьева: Я сначала напомню все наши координаты для связи, нас можно, во-первых, не только слышать, но и видеть, на сайте echokirova.ru, есть он-лайн трансляция. Кроме того, нам можно писать в твиттере, можно писать также мне в твиттер, по ходу программы читаем, озвучиваем ваши вопросы, и даже отвечаем на самые интересные. Итак, Владимир Сергеевич, на минувшей неделе покинул свой пост главный Федеральный инспектор по Кировской области, Фердауис Ингельевич Юсупов. Высказываются, конечно, разные версии по поводу причин, но я хотела бы вас о, другом спросить. Как это отразится на жизни Кировской области, как вы считаете?

В. Сизов: Мое мнение будет, может быть неожиданным. Я, думаю, что особо никак не отразится. Потому что, главный Федеральный инспектор, это не тот, кто развивает регион, а, в общем – то тот, кто надзирает, наблюдает. И докладывает туда, куда надо. Будет другой, у нас, кроме главного Федерального инспектора, еще много надзирающих органов.

Ю. Афанасьева: Но мы ведь, все понимаем, что, так скажем, интонация докладов, о состоянии в регионе, может быть разной.

В. Сизов: Интонация может быть разной, безусловно, тем не менее, принимается решение, о назначении высшего эшелона руководителей, непосредственно в Кремле. И там, исходят далеко, не только с интонации главного Федерального инспектора, есть и другие основания.

Ю. Афанасьева: А когда вы узнали, о том, что покинул пост Фердауис Юсупов, как вы отреагировали?

В. Сизов: Мне этот человек был симпатичен, Фердауис Ингельевич, я его знал лично. Немножко жалко, конечно. Всегда человека жалко, но это личное отношение. Но с точки зрения, общего управления регионом, я думаю, ничего не изменится.

Ю. Афанасьева: А вы удивились?

В. Сизов: Надо сказать, что удивился, да.

Ю. Афанасьева: Когда мне сказали, я сказала: «Да ладно, быть не может».

В. Сизов: Потому что, с таких должностей сами не уходят, хотя и по собственному желанию. Поэтому и удивился.

Ю. Афанасьева: А как вы считаете, может быть, это предвыборное событие?

В. Сизов: Если не вдаваться в какие – то конспирологические теории, сильно, то по всему понятно, что это все – таки, предвыборное какое – то действие. Потому что, уход главного Федерального инспектора, накануне выборов, больше никак, ничем, нельзя объяснить.

Ю. Афанасьева: А предвыборное, это как вы понимаете? Убрать неугодного, поставить кого – то нужного? В каком контексте?

В. Сизов: Скорее наоборот. Не то, что неугодного, а поставить кого – то своего. Да. Кому – то очень нужен другой человек.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Вот кстати, про главного Федерального инспектора, о том, что у нас скоро будет новый, заявил Михаил Бабич, на пресс – конференции своей в Нижнем Новгороде. Кроме этого он сказал еще, что проект межрегиональных авиаперевозок в ПФО будет продолжен. Переходим с тем политических, на экономические. Продлен он будет до 2016 года. Скажите мне, пожалуйста, вы уже успели воспользоваться этими авиарейсами, и слетать в какие – нибудь соседние города?

В. Сизов: Нет, я вообще, предпочитаю ездить на машине, потому что, это иногда, бывает быстрее, чем ждать задержки рейсов, добираться до аэропорта через пробки. Потом немножко трястись от страха, чтобы не произошло, как в Казани, и возвращаться. Поэтому дальние, конечно, расстояния, куда – то заграницу, даже в Москву, может быть, имеет смысл летать на самолетах. Но на небольшие расстояния, в общем – то, в настоящее время не вижу.

Ю. Афанасьева: То есть, между регионами ПФО, принципиально не полетите?

В. Сизов: Понимаете, меду регионами ПФО, рейсы устанавливаются не для людей, скажем так, не для простых людей. Для чиновников, только чиновникам нужны рейсы межу регионами ПФО, больше никому они не нужны. Может быть, не многим предпринимателям. Обычные люди ездят не по границам, установленных каких – то административных делений, как ПФО, искусственное же, совершенно, образование. А по естественно сложившимся родственным связям. В основном ездят куда? В Москву, в Петербург, может быть, в Нижний Новгород, все, а ПФО, вообще большое образование, и там, обычному человеку, что там делать, я не знаю. В Саратове, каком – нибудь, что он там потерял, если у него там родственников нет.

Ю. Афанасьева: А считаете ли вы этот проект, по авиасообщению, нужным, эффективным.

В. Сизов: Он, на мой взгляд, экономиста, ну не выгодны авиаперевозки в Кирове. Никакие заявления, о том, что выйдет аэропорт на окупаемость, через два три года. Я в них не верю, не выйдет. Будет убыточным, был и будет. И только в этом состоянии он может существовать. Но, с другой стороны понятно, зачем власти региональной аэропорт нужен. Потому что, если есть аэропорт, область имеет другой статус. Если аэропорта нет, область получается вообще такая, никому ненужная в хвосте. То есть, это статус на вечер. Но она, для Кирова, убыточная, потому что, расчеты, которые делают, те кто собираются…

Ю. Афанасьева: Компания «Новапорт», инвестор.

В. Сизов: Да, «Новапорт». Они полагают, что у нас 4 миллиона человек, и, довести до 0, 25, такой коэффициент у них летности населения. Может быть, неправильно говорю. Но они не учитывают тот факт, что не так надо считать этот коэффициент совершенно, потому что, население, во-первых, чуть по - меньше, это не важно, но летают не все население. Зачем полетит, человек, из какого – нибудь, Малмыжа, допустим, из Кировского аэропорта. Он лучше в Казань уедет, и оттуда полетит. Понимаете. И вообще, из сел ездят меньше. Поэтому надо это число жителей, длить, как минимум наполовину. То есть, исходить из семисот тысяч потенциальных, так сказать пассажиров. И уже этот коэффициент, умножать на 0, 25. И будут совершенно другие цифры. А чтобы, я опять так, свои расчеты делал, чтобы окупаемость была нашего аэропорта, надо, чтобы пассажиропоток был 250 тысяч человек, в год, минимум.

Ю. Афанасьева: Но, об этом же, заявляет и «Новапорт».

В. Сизов: Ну, вот видите, скажем, совпадают наши цифры. Но если вы умножите семьсот на 0,25…

Ю. Афанасьева: Получится сто семьдесят пять.

В. Сизов: Сто семьдесят пять, никак не дотягиваем, все равно будет убыточным. И, при чем, сто семьдесят пять, это максимально возможная цифра, вот в чем дело, то есть больше не будет. Скорее будет меньше.

Ю. Афанасьева: То есть, вы считаете, что не получится у компании – инвестора.

В. Сизов: Не получится, нет.

Ю. Афанасьева: Так, может быть, и закрыть его, за ненадобностью.

В. Сизов: Я же сказал, что области нужен статус.

Ю. Афанасьева: Статус, да.

В. Сизов: И вообще, в принципе, я бы не говорил, что шансов нет, шанс есть, но в этом случае, надо изменять город и область. Прежде всего, город Киров. Надо, чтобы сюда полетели. Мы все считаем, сколько у нас жителей, и сколько из них полетит куда – то. Не забывайте, что полет в две стороны происходит. Если к нам захотят лететь, мы же почему – то едем Москву, едем в Питер, мы хотим туда ехать. Надо, чтобы люди захотели сюда прилететь, сюда приехать.

Ю. Афанасьева: По вашему, зачем люди могут захотеть прилететь сюда. Что здесь нужно сделать?

В. Сизов: Много чего надо сделать на самом деле. Кстати говоря, чтобы люди захотели летать из аэропорта, до него надо хотя бы электричку или какой – то трамвай пустить. Потому что, через эти пробки, я вот не хочу туда добираться. По Щорса попробуйте проехать в час пик.

Ю. Афанасьева: По Щорса в час пик сложно. Согласна.

В. Сизов: А чтобы хотели, надо область развивать, это во – первых. И экономические составляющие, чтобы было и инвесторам интересно сюда приезжать. Может быть, какие – то финансовые даже центры здесь. Почему бы и нет. Почему только Москва только финансовый центр, давайте Вятку сделаем финансовым центром. Но я, конечно, так, просто фантазирую. Но скорее, что здесь могут быть интересные производства, а второй момент, это, конечно, и туризм. Если мы будем здесь что – то интересное делать, это не обязательно архитектурный туризм, может быть и событийный туризм, правильно, разные вещи. Но, надо людей сюда привлекать. В этом случае, может быть, аэропорт и будет окупаться. Но я исхожу из нынешнего состояния. Из нынешнего состояния города и области, аэропорт никогда не окупится. Если здесь ничего происходить событийного не будет.

Ю. Афанасьева: Хорошо, поняла. У нас накануне еще прошла прямая линия губернатором. Я, если правильно помню, там как раз и про аэропорт говорили, и про инвестиции, и про проект поддержки местных инициатив, про поездки в районы, про интернет, и так далее. И в частности обсудили еще антиалкогольную программу. Никита Белых сказал вчера, что она обязательно будет продолжена. Лично вы, к этим алкогольным мерам как относитесь?

В. Сизов: Я отношусь отрицательно.

Ю. Афанасьева: Именно к антиалкогольным мерам?

В Сизов: Да.

Ю. Афанасьева: Так, объясните.

В. Сизов: Ну не ко всем, может быть.

Ю. Афанасьева: К каким конкретно?

В. Сизов: Скажем, я не против того, что с какого – то времени и по какое – то, лишь бы это не было очень жестко, запрещена продажа алкоголя. То есть, это может быть единственное, и все. У нас есть в стране опыт введения «сухого закона», 1985 год. По статистике, она существует, тогда потребление, а был «сухой закон», то есть было совсем запрещено, тем не менее, потребление алкоголя упало всего в два раза. То есть не в три, не в сто, а всего в два раза. Но ведь как считают, официально. Зато стали употреблять все денатураты, и так далее. Повысилась моментально смертность, от отравлений и так далее. У нас есть уже небольшой опыт и по Кировской области. Было введено в 2011, если я не ошибаюсь.

Ю. Афанасьева: Что именно?

В. Сизов: Введены первые меры, по ограничению продажи алкоголя.

Ю. Афанасьева: По – моему да.

В. Сизов: Насколько я знаю, опять статистика показала, что в этот же год, когда были введены эти меры, потребление алкоголя выросло. Не сильно, но выросло. Почему? Потому что, когда человек приходит, и знает, что один раз столкнулся, два раза столкнулся, что он хотел купить алкоголь, а ему не продали. Что он делает? Он закупает заранее. То есть стали покупать больше, на то время, когда не смогут приобрести, а если мы приобрели больше, чем необходимо, что получается? Получается, что люди имея этот запас, они, в общем - то, себя не ограничивают, и могут его и выпить полностью. А так, может, и не купили бы, и не выпили бы больше, чем надо.

Ю. Афанасьева: Но вот смотрите, накануне, на пресс – конференции, Никита Белых сказал, что по употреблению алкоголя, наша область была первой в ПФО, теперь стала третьей.

В. Сизов: Может быть, я, кстати говоря, хотел перепроверить эти данные, пока не смог найти статистику, у меня времени не было. Поэтому, не могу, так сказать, прокомментировать, могу только предположить, что какие – то области стали пить больше, чем мы. Это ведь тоже статистика.

Ю. Афанасьева: Или там меньше запретов.

В. Сизов: Не, очень хитрая статистика. Что значит, первое, третье место. А сколько стали на душу населения, больше или меньше пить. Вот о чем надо говорить.

Ю. Афанасьева: На душу населения, по – моему, меньше, если не ошибаюсь.

В. Сизов: Потому что, места, они ни о чем не говорят, на само деле.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Вы отрицательно относитесь только к этому запрету продажи алкоголя, по времени, либо вообще отрицательно к любым запретам относительно этой темы.

В. Сизов: Вообще, любые запреты, всегда вызывают действия по их обходу. Понимаете, все равно население будет как то пытаться это делать. На самом деле, тут нужны не запретительные меры. Мы страна, которая любит все запрещать, вместо того, чтобы подумать, как по– другому поступить. Чтобы люди не пили, у нас, в России, надо предложить, что – то другое. Чем заниматься? Раньше хотя бы ходили свободно в волейбол играли, в футбол. Сейчас тоже, конечно, играют, ходят, но за это надо денежки платить, а раньше, заводы были, у всех это все было, предоставляли бесплатно. Сейчас бесплатно никто не предоставляет. Уже какое – то ограничение. Людей надо занимать, сами люди заниматься не могут. Летом они еще занимаются, в саду, это, кстати, была гениальная, с моей точки зрения, гениальное изобретение партией и правительством…

Ю. Афанасьева: Раздать землю.

В. Сизов: Да. Дать землю, шесть соток, и люди сразу стали заниматься землей, забыв про политику.

Ю. Афанасьева: Еще, наверное, на здоровье это сказалось. Многие худеют, я знаю, в период весенне - летних полевых работ.

В. Сизов: Но это отдельная тема.

Ю. Афанасьева: У вас есть сад?

В. Сизов: У меня есть, да.

Ю. Афанасьева: Вы там работаете? Или отдыхаете? Или это дача?

В. Сизов: У меня большая, скажем так, дача.

Ю. Афанасьева: Картошку сажаете?

В. Сизов: Нет.

Ю. Афанасьева: Что сажаете?

В. Сизов: Цветы. Я не сажаю, жена сажает.

Ю. Афанасьева: Понятно. Вы отдыхаете. Скажите, Владимир Сергеевич, вообще формат общения, власти с народом, в виде прямой телевизионной линии. Считаете ли вы его эффективным?

В. Сизов: Давайте я вам тоже вопрос задам. Для кого эффективным? Для власти или для народа.

Ю. Афанасьева: А для обоих. Услышать друг друга.

В. Сизов: Для власти, безусловно, эффективно, это пиар. Человек появился, отчитался , рассказал красиво, проверить трудно. Для народа как?

Ю. Афанасьева: Ну как, позвонил во время прямого эфира, задал вопрос губернатору.

В. Сизов: Во время прямого эфира очень трудно дозвониться. Если могут дозвониться, то это 20 человек, 30 максимум. В- третьих, эти прямые эфиры регулярно проходят, давайте тогда, спросим. Я бы вопрос задал: «Вы в прошлый раз, в мае выступали, что изменилось, какие вопросы вы решили, из тех, что задавались населением?». Даже, если 30 человек задаст вопросы, это, в общем - то, капля, в море проблем у населения. У нас миллион триста тысяч население, у каждого есть проблемы. Пусть миллион этих вопросов, а решили только тридцать. Что за эффективность?

Ю. Афанасьева: Ну, мы ведь понимаем, что большинство проблем однотипные. Или, например, где – то дорога плохая. Это касается ни одного человека, а целого населенного пункта.

В. Сизов: С моей точки зрения, гораздо эффективнее, если посылать свои проблемы, вопросы, непосредственно руководителю, и он действительно их решает и потом отчитывается. Я за такой – то и такой – то период, реши такие вопросы, если у вас есть еще проблемы, присылайте их, решу. То есть на таких прямых встречах, эфирах, лучше отчитываться руководителю, чем слушать вопросы. Как будто он не знает какие у нас проблемы. Все он знает прекрасно.

Ю. Афанасьева: Понятно, что знает, какие проблемы. Хорошо. Скажите, к вам сотрудники, со своими проблемами, как обращаются?

В. Сизов: Напрямую.

Ю. Афанасьева: То есть, точно также приходят, садятся, говорят Владимир Сергеевич…

В Сизов: Да, да. Рассказывают свою проблему, я им говорю, пишите заявление, озвучивайте свою проблему. Что вы хотите. Ну и если есть возможность, решаю.

Ю. Афанасьева: А сколько у вас подчиненных?

В. Сизов: Больше ста человек.

Ю. Афанасьева: Ну ладно, по сравнению с количеством жителей области, конечно, меньше.

В. Сизов: Большая разница. То есть, жители области это не подчиненные. Я же не считаю студентов, у нас еще полторы тысячи студентов, кроме подчинены. Подчиненных у руководителя, гораздо меньше. Это аппарат, аппарат правительства подчиненных. А жители области не в подчинении, извините.

Ю. Афанасьева: Жители области, конечно же, не в подчинении, я не имела это в виду. Хорошо. Недавно, депутат Гос. Думы от фракции «ЛДПР», Кирилл Черкасов, предложил проверять губернаторов, которые собираются идти на второй срок, на детекторе лжи. Как вы к этой инициативе относитесь?

В. Сизов: Какая – то странная немножко инициатива. Потому что, априори, мы должны признать, что все, кто губернаторы. Или все, кто, так казать, кандидаты в губернаторы, возможные преступники и лжецы, да? Так ведь, раз мы хотим проверять, как – то, в общем странно. Мне это не очень нравится, такая инициатива. Я думаю, что мы должны заботиться, об имидже своих руководителей. Это безнравственно, скажем так.

Ю. Афанасьева: А вас не смутило в этой инициатив, то, что Кирилл Черкасов, предложил проверять именно тех губернаторов, которые идут на второй срок. А тех, кто идет на первый срок, видимо, они честные.

В. Сизов: Да, смутило, честно говоря, не понимаю почему. Мне кажется, если проверять, то в первую очередь надо тех, кто в первый раз идет, а не второй. Второй, как – то уже себя зарекомендовал, люди итак знают, врет он или не врет, правильно?

Ю. Афанасьева: А вы, как ученый, доверяете ли этим аппаратам, полиграфам?

В. Сизов: Я, понимаете, аппарату доверяю. Аппарат разработан классно. Я людям, которые его обслуживают, не доверяю. Потому что, это еще один источник для коррупционных схем, если человеку надо будет пройти этот полиграф, то используя тех людей, которые его обслуживают, конечно, он его пройдет. Можно составить вопросы, можно настроить аппарат, не так как надо настраивать. В конце концов, можно подтасовать результаты. У нас выборы подтасовываются, что ж мы тут, аппарат не сумеем настроить, как нам надо.

Ю. Афанасьева: Вы с таким знанием дела говорите, что я даже волноваться начала. Вы сами когда – нибудь, проходили тестирование на полиграфе.

В. Сизов: Не проходил, но разговаривал с людьми, которые это делали.

Ю. Афанасьева: Понятно. То есть его результатам…

В. Сизов: Доверяю. Аппарат работает, безусловно.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Есть еще одна инициатива у нас. Депутата ОЗС, Михаила Курашина. Он предлагает всех, пойманных за рулем, в состоянии алкогольного опьянения во второй раз, лишь возможности иметь водительские права пожизненно. С этим согласны?

В. Сизов: Все, что запретительное, наказательное, меня всегда смущает. Я против таких, каких – то жестких мер. Мне, кажется, всегда надо искать нечто другое. А тут пожизненное. У меня такой пример, не знаю, может быть, по теме, не по теме. Когда Чикатило поймали, то есть до того как его осудили, двух человек расстреляли, за то преступление, которое он совершил. Понимаете. Это, конечно, крайний случай, но и в случае употребления алкоголя за рулем, могут быть и ошибки. То есть мы знаем, когда было ноль промилле, а человек выпил лекарство, или организм сам вырабатывает алкоголь. И как? Давайте всех теперь пожизненно лишим, потому что, у каждого человека, в организме, будет какое – то количество алкоголя. Но сейчас, хотя бы от этой дурости избавились, то есть вернули промилле, норму.

Ю. Афанасьева: Слушайте, а как, с пьянством за рулем бороться. Только за последнее время у нас было несколько резонансных ДТП, либо с пьяными за рулем, либо так скажем, все знают, что были пьяные, но это считается официально недоказанным. Что делать?

В. Сизов: Здесь надо с человеком работать. С людьми. Воспитывать их каким – то образом, потому что, ведь и раньше было запрещено, и раньше были происшествия. Понимаете, запретительные, карательные меры не решают вопрос. Потому что, человек в момент совершения этого преступления, он не задумывается, как правило, что ему грозит. Это мы думаем. Есть посмертная казнь, например, у нас тоже запрещена. Потому что, есть статистика, есть исследования, что смертная казнь, не является такой угрозой, из –за чего, человек не будет совершать преступления.

Ю. Афанасьева: Да ладно?

В. Сизов: Да, я вам точно говорю об этом. Мы этот вопрос рассматривали, исследовали.

Ю. Афанасьева: Если, например, взять те же Арабские Эмираты. Там, появление на улице в состоянии алкогольного опьянения, считается уголовно-наказуемым преступлением. И зная это, ты, когда едешь в Арабские Эмираты, три раза подумаешь, прежде чем выпить пива и идти погулять на улицу.

В. Сизов: Это не во всех эмиратах так строго.

Ю. Афанасьева: Там нет пьяных на улицах.

В. Сизов: Это в Шахже, в Дубае не так строго.

Ю. Афанасьева: В Дубае точно так же.

В. Сизов: Ну ладно, не будем спорить.

Ю. Афанасьева: Но там нет на улицах пьяных.

В. Сизов: Не будем спорить, я объясню другое. То, что здесь дело не в законе, а дело в тех моральных и культурных принципах, их которые строится арабское общество. То есть, там изначально строится на мусульманских традициях. В мусульманстве запрещено употреблять алкоголь, и это уже столетия, даже тысячелетия, впиталось, как говорится, с молоком матери. Когда вся культура построена на этом, закон уже надстрочно несет характеристику, и если кому то пришло в голову употреблять, то карает. Но на самом деле, у человека уже внутри есть, вот этот запретительный рефлекс, тормоз определенный, который изначально заложен в семье. С детства все это закладывается.

Ю. Афанасьева: Я имела в виду, не столько коренное население, сколько туристов. То есть, например, в России меня ничего не останавливает. А когда я в Арабских Эмиратах, я думаю нет, я пожалуй буду поаккуратнее.

В. Сизов: Вас предупредили заранее, вы приехали туда а неделю. Неделю можно потерпеть.

Ю. Афанасьева: Хорошо. С нашими согражданами что делать? По телевизору объяснять, что пить за рулем нехорошо, пропаганду вести, что?

В. Сизов: Конечно. У нас, когда был Советский Союз, очень хорошо идеология работала, с самого детского сада. И все, что нужно было, закладывалось, были весьма приличные воспитанные граждане, я на себе все это испытал. Я думаю, что те безумные деньги, которые тратятся на правоохранительную систему, если бы их на воспитание, то есть, начиная с детских садов и так далее. Но понимаете, для того, чтобы направить, надо, во-первых, кадры подготовить. Во-вторых, нужно идеологию все – таки прописать. У нас Государство идеологизировано, но, в принципе, и Конституция предполагает, что не должно быть никакой лидирующей идеологии у Государства. Но пусть не идеология, но систему ценностей надо прописать, надо договориться о том, что мы воспитываем, а когда мы не знаем, что воспитывать, ничего и не воспитывается.

Ю. Афанасьева: Вот если бы вам, рассказывали каждый день из телевизора, что вот это делать плохо. Какой – нибудь пример взять. Вы бы это приняли за истину, для себя.

В. Сизов: Не знаю, потому что воспитание делается, не через увещевание каждый день с телевизора. Тут как раз, может быть, наоборот захотелось бы сделать. Это тонкий процесс. Напрямую если сказать, может быть, человек наоборот захочет поступить.

Ю. Афанасьева: На этом я предлагаю уйти на рекламу, мы скоро вернемся, я напомню, это «Особое мнение» ректора Вятского Социально – Экономического Института, Владимира Сизова.

Реклама.

Ю. Афанасьева: 13:34 в Кирове, мы продолжаем «Особое мнение», у меня в гостях Владимир Сизов, ректор Вятского Социально - Экономического Института, меня все так же зовут Юлия Афанасьева. Владимир Сергеевич, давайте про пенсии с вами поговорим.

Много уже в последнее время эту тему обсуждали, чиновники предлагают рассчитывать пенсию не в абсолютных цифрах, а в баллах, потом баллы переводить в рубли. Вы понимаете, зачем это нужно?

В. Сизов: Для того, чтобы как – то рассчитывать пенсию. Понятно для чего нужно.

Ю. Афанасьева: А зачем вот эта сложная схема, баллы, баллы в рубли перевести, там есть определенные условия.

В. Сизов: Понимаете, она сложная для вас, то есть для тех, кто…

Ю. Афанасьева: Для блондинок.

В. Сизов: Нет, при чем тут блондинки. Дело в том, что когда разрабатывается какая – то система, закон, схемы расчетов, о людях не думают. Это же не для людей делается. Это делается для удобства этого ведомства, а скорее всего Государства в целом. То есть здесь нужно понимать. Я посмотрел, как эту систему будут разрабатывать, она действительно немножко сложновата, но дело не в этом. Надо понять, для чего вообще она, новая схема придумывается. Сложная, не сложная. Я могу сказать, объяснить, почему чиновникам надо сложные схемы придумывать. Потому что есть две системы создания, какого – то проекта . Одна система, это когда дается какому – то департаменту, в ведомстве, или управлению, и это управление должно создать некий документ. Другая система, когда дается грант, и под этот грант, какая – то организация научная, тоже создает какой – то документ. Теперь представьте себе, что документ идеально простой и понятный, понятный для людей, состоит всего из двух страничек. Все понятно и просто. А грант шестьсот миллионов. Так примерно стоит, чтобы написать закон. И вы приносите отчет из двух страничек, и хотите за это получить шестьсот миллионов. Понимаете о чем я. Любой чиновник кажет: « Я должен заплатить за две странички шестьсот миллионов?». Непонятно. Теперь, Департамент, какой - то работает, пару десятков людей, они год создавали этот документ, и приносят две странички. Вы можете себе представить эту ситуацию? Поэтому создаются громоздкие документы, чтобы оправдать эти деньги, это рабочее время. К тому же, для министерства закон из двух страничек, очень легко и понятно всем, а что же они тогда делать будут остальное время. Надо обучение проводить, надо аппарат сотрудников содержать, который будет знать, магия определенная. В Китае Древнем, была такая система, что образование имели очень немногие чиновники, и у простых людей было настолько почитание любого документа, где иероглифы написаны, что в конечном итоге пришло к тому, что эти иероглифы сжигали, в качестве жертвоприношения, прося у них здоровья, денег, богатства. То есть обожествили письменность иероглифическую, только из – за того, что были неграмотными. Поэтому в наше время, это почти, то же самое. Сложный документ вызывает некий трепет у населения. А так если все понятно, тебя же будут все спрашивать, вот, ты нас обманул, тут вот так написано, а ты нам заплатил столько. А тут, надо идти к инспектору, к специалисту, чтобы он разъяснил, почему тебе такую сумму начислили, а не другую и так далее. Но это, что касается разработки документов.

Ю. Афанасьева: То есть запутывают сознательно.

В. Сизов: Я бы сказал несознательно. Людей – то не хотят запутать. Хотят отработать, перед вышестоящими органами, свои деньги. Если грант шестьсот миллионов, нельзя по нему отчитаться на двух страничках. Понимаете?

Ю. Афанасьева: Но вы, как ученый, вот эту схему начисления пенсии, поняли?

В. Сизов: Она принципиально понятна.

Ю. Афанасьева: Вы можете мне объяснить?

В. Сизов: А это вам не надо.

Ю. Афанасьева: Хорошо, нашим слушателям объясните, пожалуйста.

В. Сизов: Я хочу вам сказать одну очень простую вещь. Вообще без разницы, как начисляются деньги. В баллах, конечно же, проще считать Правительству, чем было. Но на самом деле не это главное, там есть одна ключевая вещь, которую стоит понять. Как бы ни начислялись эти баллы, как бы эти формулы сложные не строились, в итоге, 1 апреля, каждого года, Правительство принимает решение, сколько оно будет платить денег пенсионерам. Понимаете, идет решение, поэтому вы, никогда не будете знать, сколько вы будете получать денег. Это будет знать правительство, которое будет определять, а оно будет определять, скорее всего, так. Оно сложит все баллы, которые накопились у населения пенсионного возраста, и поделит их на ту сумму, которая есть в Пенсионном Фонде , на этот год, и из этого будет получать сколько стоит один балл. А дальше умножайте на свои баллы, и будет получаться ваша пенсия. Поэтому, конечно, пенсия и сейчас она датируется, ежегодно, она может и уменьшится, в будущем, потому что пенсионеров станет больше , а денег меньше, значит каждый балл будет стоить дешевле. Может быть дороже, может быть дешевле. Но суть одна, Правительство ежегодно будет определять, сколько у вас пенсия.

Ю. Афанасьева: Хорошо, я вас поняла. Если в контексте этого помнить, то, что Государство сейчас ужесточает требования, к негосударственным Пенсионным Фондам, какой вывод лично вы можете из этого сделать?

В. Сизов: Очень интересная система. Сначала Государство всеми способами, я помню эту ситуацию, пыталось, чтобы деньги, накопительная часть, передавалась в эти пенсионные фонды.

Ю. Афанасьева: В НПФ.

В. Сизов: Да, в Негосударственные Пенсионные Фонды. А сейчас оно пытается их придушить, отобрать эти деньги. Вопрос зачем? Я думаю, что изначально так и планировалось, все планировалось изначально. Сначала люди туда отнесут деньги, а потом мы их оттуда заберем.

Ю. Афанасьева: Деньги?

В. Сизов: Да. У Негосударственных Фондов.

Ю. Афанасьева: Интересная теория. Хорошо. У нас с вами осталось пять минут до конца.

В. Сизов: Я думаю эту теорию, большинство граждан наших, так и просчитали. Потому что только 7 процентов, насколько я знаю, унесли деньги, в Негосударственные Фонды. Остальные Государству не поверили, не понесли туда деньги.

Ю. Афанасьева: А вы, как себе на старость копите?

В. Сизов: Скажем так, этот способ, большинству их наших слушателей не подойдет. Нашим слушателям, наверное, посоветовать крепкого здоровья, и чтобы они, будучи на пенсии еще работали, потому что на нашу пенсию нельзя прожить.

Ю. Афанасьева: Нет уж, вы поделитесь. Мне интересно.

В. Сизов: Чтобы, каким – то образом достойно существовать, все – таки надо работать с финансовыми инструментами. Скажем так, акциями, или недвижимостью. Но вкладывать в банки, скажем так, может быть, от инфляции сбережете деньги, но не заработаете.

Ю. Афанасьева: Так, а вы, во что вкладываетесь?

В. Сизов: Я примерно, так сказать, обрисовал вам.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Поняла. Итак, немного у нас времени, как я уже сказала, до конца программы. Я бы хотела поговорить о подарке вашем, который вы сегодня мне принесли. Владимир Сергеевич пришел сегодня не с пустыми руками на эфир. Он принес мне свою новую книгу, презентация которой, состоялась не так давно, 21 ноября. Владимир Сергеевич, я попрошу вас анонсировать вашу книгу, расскажите, о чем она, и почему именно Китаю посвящена?

В. Сизов: Китаем я интересуюсь давно, люблю эту страну, особенно культуру Китая, больше 20 лет этим занимаюсь. Поэтому естественно было, что книга, про Китай. Художественный роман, исторический, или историки – философский. На фоне исторических событий, объединение Китая, 3 век до нашей эры. Развивается жизнь людей, обычных и необычных. Главный герой, это император, великий Китайский император, который, в общем – то, создал первую Китайскую империю.

Ю. Афанасьева: Книга в двух томах. Как долго писали?

В. Сизов: Писал долго, больше десяти лет. Но, потому что, занимался еще и другими делами, то есть двенадцать редакций было у этой книги, зато была возможность отложить, посмотреть со стороны. Были и читатели, мне кажется, что книга получилась.

Ю. Афанасьева: Если сформулировать тезисом главную мысль книги, лично для вас, какая она? Для каждого, конечно же, разная. Для вас, как для автора?

В. Сизов: Книга о том, что, никогда не сдавайся!

Ю. Афанасьева: Это «Особое мнение» Владимира Сизова, ректора Вятского Социально – Экономического Института. Я благодарю, вас, за эфир. Я поздравляю вас, с выходом книги, и обещаю ее прочитать. Спасибо большое.

В. Сизов: Спасибо вам.

Ю. Афанасьева: Я напомню, меня зовут Юлия Афанасьева, я желаю вам всего доброго, и до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта