Особое мнение Максима Пасютина от 25.11.13

Видео 14:34, 30 марта 2018 258 0

"Особое мнение" от 25.11.13

Максим Пасютин:
"Я не верю в то, что люди, которые покупают сейчас у КРИКа квартиры, в итоге пострадают после всех этих действий. Возможно, пострадает руководство КРИКа, возможно, заместители руководителя, может быть, рядовые сотрудники пострадают, оказавшись безработными на какое-то время, но люди, которые покупают там квартиры не пострадают наверняка..."


Печатная версия передачи:

С. Занько: Это действительно программа «Особое мнение». В Кирове 13:06. Меня зовут Светлана Занько. Напротив меня — мой сегодняшний гость Максим Пасютин, главный редактор газеты «Комсомольская правда в Кирове». Добрый день, Максим.

М. Пасютин: День добрый. Только директор.

С. Занько: Директор «Комсомольской правды в Кирове». Слушай, что хотела тебя спросить. Мы встречались с тобой в четверг, накануне фестиваля «На семи холмах», который был призван собрать представителей СМИ нашего региона и дать им что-то ценное, дать возможность поднапитаться знаниями, услышать людей, сведущих в каких-то узких отраслях и дать возможность подискутировать на какие-то темы. Такое очень благое дело, замечательное, полезно собираться, обмениваться мнениями, особенно когда люди приезжают из районов, и получить свежие знания из центра, из Москвы и других крупных городов от известных личностей, «мастодонтов» своего дела. Я подготовила для тебя некоторые свои вопросы, но сначала зачитаю вопрос с сайта. В разделе «Анонсы» на нашем сайте есть для тебя пара вопросов. «Прошел очередной ваш фестиваль», — пишет Иван,- «наблюдается тенденция по снижению уровня, мне кажется. И сумки сменились на пластмассовые конверты, и спикеры непонятные какие-то стали, и «випов» была целая пачка. Раньше глаза разбегались, когда смотрел программы и не знал, куда сходить, а в этот раз даже пропустил пару». И вот еще: «В основном зрелых женщины-журналисты из районов и студенты, где профессионалы? Как думаете, что способствует этой тенденции?».

М. Пасютин: Это все Иван написал, правильно я понимаю?

С. Занько: Да.

М. Пасютин: Думаю, раз Иван так пишет, то фестиваль он знает, видимо, изнутри. Я даже не знаю, с чего начать, наверное, с последнего вопроса, где профессионалы. А разве журналисты районных газет не есть профессионалы своего дела или как минимум журналисты районных газет не должны быть профессионалами? Я часто задумываюсь о том, что журналисты «районок» вместе намного большую аудиторию обслуживают и собирают, чем областные СМИ. Понятно, что каждая конкретная «районка» собирает очень маленькую аудиторию, но такого проникновения в районы, мне кажется, нет ни у кого, кроме как у районных газет. Конечно, исключение составляют Слободской и Кирово-Чепецк, где есть свое телевидение, но если мы уедем чуть дальше, то там кроме «районок», как правило, и почитать особо нечего. Поэтому сам факт того, что много журналистов из районных газет, на мой взгляд, это хорошо. Я был бы вдвойне доволен, если бы журналисты «районок» уезжали с багажом новых знаний с фестиваля.

С. Занько: А есть какой-то отклик от них? Как вы собираете отклики от участников?

М. Пасютин: Мы очень внимательно реагируем на все, что пишут люди в Интернете про фестиваль. Сегодня к вечеру мы, скорее всего, вывесим в наших группах в соцсетях опрос, потому что нам важно знать обратную связь, знать мнения людей. Вчера я лично спрашивал в твиттере, что люди думают о фестивале в это году. При этом мы вполне готовы к ситуации, я прекрасно это понимаю сам, поскольку работаю уже не первый десяток в СМИ, как это ни страшно звучит — я знаю, что люди, которые остаются довольны, редко публично высказывают. Чаще слышишь именно критику, но для нас она и полезна на будущее.

С. Занько: Мне, к сожалению, не удалось посетить семинар Кипраса Можейко, на который хотела сходить. Я к тому, что там были интересные фамилии. Мне очень понравилась тема по экономике, которая освещалась в субботу. Мы понимаем, что это узкая специализация, но есть специалисты, которых она касается. Ты мне до эфира рассказывал, что наблюдал, как люди выходят из этого семинара и даже волновался, хотел понять, в чем дело. На самом деле так неинтересно, нет запроса?.. И здесь пришли к тому же мнению, что было действительно много представителей районных газет, что меня, правда, очень порадовало, потому что мы в Кирове все друг друга знаем, постоянно общаемся — кто на какой позиции, кто чем занимается, кто как пишет. То, что происходит в районных газетах достаточно отдаленно просматриваем, но как там работают люди, знаем мало. Я порадовалась, что эти люди пришли, и какие они для себя семинары выбрали — тоже интересно, на каких семинарах они присутствовали. Я была на дискуссионной площадке, которую мы с тобой анонсировали в четверг — «Свои чужие дети». Проектов несколько существует у нас в городе. К сожалению, несмотря на то, что мы с тобой призывали, чтобы была дискуссия, ан мой взгляд, дискуссии не получилось. Дискуссионный формат на фестивалях вообще возможен или все-таки нет?

М. Пасютин: Три года подряд мы проводим этот фестиваль СМИ «На семи холмах». Все три года, на мой субъективный взгляд, дискуссии не получают и круглые столы не получаются такими, какими мы бы хотели их сделать. Это вовсе не означает, что от этого формата нужно точно отказаться.

С. Занько: А какими бы хотели их сделать?

М. Пасютин: Мы хотим, чтобы после этих дискуссий у тех, кто в них участвует, однозначно складывалось понимание того, что нужно сделать после того, как ты оттуда выйдешь, что конкретно ты можешь сделать в том или ином вопросе, в том или ином формате, у себя в городе, в своем СМИ. Это то, что называется у людей бизнеса «легкий первый шаг», когда ты включаешься в процесс через какое-то легкое действие. К сожалению, на мой взгляд нам пока не удается выйти к такому формату. Это всего лишь значит, что мы будем и дальше пробовать, потому что и я считаю, что одна голова хорошо, а когда собирается много голов, то все они в рамках «мозгового штурма», дискуссий должны рождать какие-то идеи.

С. Занько: Я тебе напомню, на что посетовал Иван, который написал нам на сайте. Он говорит, что «спикеры непонятные какие-то стали и «випов» была целая пачка». Может быть, они мешают, эти «випы»? Имеются в виду чиновники…

М. Пасютин: Если я правильно понимаю, Иван имеет в виду открытие…

С. Занько: Не только на открытии, на нашей дискуссионной площадке в президиуме как раз сидели «випы». Может быть, они мешают? Люди смущаются их?

М. Пасютин: Мне странно предположить, что журналист может стесняться какого-то чиновника, по крайней мере, я не понимаю, почему это может происходить, мне непонятен этот механизм.

С. Занько: Разве это не естественно, особенно в регионах, где высокопоставленные чиновники так бывают далеки от того, что происходит в районных газетах. Не общаются люди. И в общем-то стесняются. После дискуссионной площадки «Свои чужие дети» я не видела, чтобы народ собирался кучками, что-то обсуждая. Правда, к нам подходили представители региональных газет, говорили о своем опыте — но это три минутки, сам понимаешь. В течение полуторачасового мероприятия ни одного слова из зала не прозвучало, а зал был битком набит.

М. Пасютин: Это правда, зал был битком и на дискуссии в первый день, и во второй. Я как идею помечу себе на будущее задуматься, возможно, в следующем году организовать дискуссию, если у нас будет возможность поработать с фестивалем в следующем году — организовать дискуссию, на которой не будет чиновников, не будет тех, кого мы, может быть, потенциально боимся. Опять же, наверное, не стоит загадывать наперед и программировать себя, но у меня такое ощущение, что это может закончиться тем, что «ну вот, мы поболтали-поговорили, а те, кто должен это делать, где они?»…

С. Занько: Давайте их поменяем местами. Пускай в президиуме сидят журналисты. Может быть, кто-то из районов поделиться своим опытом, а «випы» посидят в зале.

М. Пасютин: Тоже идея, обсуждаемо, почему бы и нет. То, о чем говорит Иван — отсутствие «звезд», так он называет, да? Ярких личностей среди приглашенных гостей. Действительно, в этом году у нас не было Тины Канделаки или ее аналога среди гостей. Меня, честно говоря, всегда смущает, что люди приходят на мероприятия подобного толка ради того, чтобы сфотографироваться с Тиной Канделаки. На мой взгляд, пользы в этом году было не меньше, а, может быть, даже больше, чем во многие другие годы. Сам Павел Шорох — руководитель отдела инфографики «РИА-Новости» поделился со мной таким интересным наблюдением с фестиваля СМИ, упомянув участника, который в одном лице сам выступает в роли журналиста, редактора и верстальщика в одной газете. Шорох признался, что ему в рамках этого фестиваля было бы трудно научить этого человека создавать инфографику профессионально. Но полагал, что такого уже не существует, но однако в Вятке есть такое издание. То есть, есть некая возможность столичным журналистам и гостям приехать и увидеть, как живет — я не люблю это слово — провинция.

С. Занько: Сейчас есть возможность поздравить наших коллег, которые были номинированы и которые получили свои заслуженные награды. Я поздравляю.

М. Пасютин: Я тоже поздравляю, присоединяюсь и призываю как можно больше и чаще участвовать во всевозможных профессиональных конкурсах, в том числе региональных, поскольку это и есть некое мерило… Я не понимаю людей, которые брезгливо относятся к участию в подобного рода конкурсах.

С. Занько: Давай перейдем к следующим темам. «Никита Белых поддержал Владимира Путина, который 20 ноября встречался с представителями непарламентских партий», — сообщает «Интерфакс». Наши СМИ тоже эту информацию выдали. По мнению губернатора, на такие встречи надо ходить и он поясняет, почему. Была такая встреча, о ней много говорили, особенно обсуждали выступление Рыжкова и последующие за ним заявления его однопартийцев. Скажи, пожалуйста, ты себе представляешь такую встречу в Кирове? Никита Юрьевич говорит: «Я вас, уважаемые оппозиционеры, приглашаю на личную встречу, где вы каждый в отдельности сможете высказать точку зрения своей партии или свою личную точку зрения».

М. Пасютин: Представляю.

С. Занько: Как бы это выглядело, на твой взгляд? И кто бы туда пришел?

М. Пасютин: Наверное, вопрос не совсем корректный — кто туда пришел, туда пришел бы тот, кого позвали. Вот кого позвал бы Никита Юрьевич Белых — это надо ему вопрос задать. Я вполне себе допускаю и представляю такой формат общения. На мой взгляд, в этом смысле наш губернатор очень открыт к обществу. Другое дело, опять же, результат этой встречи, что из этого получится — вот это другой вопрос, на мой взгляд, в данном контексте намного более важный.

С. Занько: Какой должен быть результат?

М. Пасютин: Мне кажется, как минимум вовлечение в гражданскую активность, в общественную активность тех самых гостей этой встречи в дальнейшем, в будущем. Ведь не ради «поговорить» люди собираются.

С. Занько: Почему бы и не ради «поговорить»? Бывают же различные конфликтные ситуации, недопонимание, не услышали друг друга. Очень многие оппозиционеры приходят сюда, в студию и говорят, что их не слышат. Они говорят, а их не слышат. Вот есть формат, где тебя уж точно услышат.

М. Пасютин: Тогда это тоже результатом можно признавать, согласен. В этом смысле это может быть тоже результат.

С. Занько: Эта встреча какая? Ты ее представляешь себе «горячей» такой?

М. Пасютин: Однозначно. Эмоциональной, горячей, возможно, периодами выходящей на повышенные тона –— да, конечно. Я в этом не вижу ничего плохого. Сдержанность, если человек не является таковым в жизни — зачем? Это же наигранность.

С. Занько: Пресс-секретарь Президента России считает, что власть в нашей стране стала более открытой. 25 ноября в интервью журналу «The New Times» Дмитрий Песков сказал, что «мы стараемся отвечать на все запросы прессы. Если власть не даст ответов, это сделает кто-то другой», — заявил он, и в то же время подчеркнул, что для Владимира Путина, например, семья является закрытой темой, а во всем остальном наша власть очень открытая и дает комментарии совершенно открыто и вовремя, самое главное. Насколько открытой ты считаешь нашу местную власть? Тебе, как журналисту, какого рода открытости не хватает в общении с нашей властью?

М. Пасютин: На самом деле я давно лично, и даже за своей подписью не отправлял запроса ни в одну…

С. Занько: Но ты же следишь за тем, как власть общается со СМИ и какую дает информацию?

М. Пасютин: Как минимум, я эту информацию вижу и наблюдаю.

С. Занько: И какой ты ее видишь?

М. Пасютин: Мне кажется, годы ничего не меняют. Меня вообще смущают такие формулировки: «власть стала более открытой». Я, как человек, ушедший из журналистики в бизнес, все чаще говорящий именно в бизнес-категориях, — насколько процентов открытее?..

С. Занько: Как ты будешь это замерять?

М. Пасютин: А как ее замеряют те, кто говорит, что она стала более открытой? Мне кажется, есть чиновники, которые были и остаются открытыми, есть те, кто приходят и становятся открытыми, есть те, кто закрыт по сути своей.

С. Занько: Ты, как директор, говоришь, что журналистикой не занимаешься какое-то время. По моим ощущениям, если ты был журналистом, ты им остаешься, это понятно.

М. Пасютин: Безусловно.

С.Занько: Ты, как директор, который тоже контролирует процесс, понятно, тоже читаешь материал, который выходит в твоей газете. Ты видишь сейчас какую-то тенденцию в общении власти с народом и СМИ? В каких частях власть стала открытее, скорость информации, может быть, увеличилась, жалуются ли журналисты, говоря, что пришли в «пустоту», ничего не интересно, или наоборот, все здорово?

М. Пасютин: Наверное, я сейчас буду забит ногами коллегами из цеха, но я считаю, что у нас другая проблема на сегодняшний день в журналистике. Попытка говорить о том, что власть стала более открытой или более закрытой, как раз попытка того, чтобы прикрыть собственную профессиональную проблему. Я считаю, что у нас проблема с профессионализмом в журналистике на сегодня. Когда для журналиста запрет и точка, он перестает что-то делать — это проблема для общества. Мне в этом смысле более правильной кажется позиция Венедиктова, который после инаугурации Белых на пресс-конференции сказал, что у журналистов проблема с самоцензурой, а не с цензурой со стороны власти. Это как раз мощный показатель. Возвращаясь к дискуссии: журналисты бояться «больших дядек и тетек», сидящих в президиуме и не высказываются. Так это не проблема «дядек и тетек», это проблема журналистов, проблема отрасли нашей. Эта проблема, на мой взгляд, очень большая и важная. К сожалению, в обществе она малообсуждаема, поскольку общество пока не видит своей заинтересованности.

С. Занько: Возвращаемся к встрече с представителями оппозиции, вернее, к представителям оппозиции возвращаемся. Кирилл Черкасов, представитель партии «ЛДПР», предлагает проверять губернаторов, идущих на второй срок, на детекторе лжи. Ты читал это?

М. Пасютин: Слышал.

С. Занько: Добровольно предлагает это делать. Вопросы должны составлять экспертные сообщества, не разъясняется, из кого они будут состоять, и после этого, пишет Черкасов, «нужно публично показать, как губернатор прошел тест, а мы потом сделаем свои выводы». Это хорошее предложение?

М. Пасютин: У меня от этого сообщения, от этой новости возникает только одно ощущение: ЛДПРовцы окончательно нашли свой пиар-почерк, на любом уровне причем уже. Мне кажется, это слегка бредовая идея. Почему мы так должны доверять детектору лжи? Неужели устройство невозможно обмануть? Я полагаю, что можно. Я, конечно, не специалист в этих вопросах, но я считаю, что любое устройство можно обмануть. Любое устройство создано человеком и там есть некий алгоритм действий. Насколько мне известно, детектор лжи реагирует на некие биологические показатели, но и их можно обманывать. Можно ускорить, можно замедлить сердцебиение. Люди, которые этим профессионально занимаются, могут обмануть, собственно говоря. Губернаторы будут вынуждены осваивать техники обмана детектора лжи...

С. Занько: Потом, кто еще предоставляет детекторы лжи, кто входит в экспертный совет...

М. Пасютин: Да, такой хороший рынок, очередная коррупционная составляющая, на мой взгляд. Здравого зерна в этом не вижу абсолютно никакого. Если бы эти журналисты не боялись и не занимались самоцензурой, можно было бы внимательно следить за тем, что делал человек в публичном или во внепубличном поле, а потом рассказывать.

С. Занько: То есть, недостаточно одного срока губернатора, судя по всему, для Кирилла Черкасова, чтобы определить, врет этот человек народу или нет.

М. Пасютин: Вот я об этом и говорю. На мой взгляд, проще посмотреть по материал журналистов «до» и «после».

С. Занько: Может быть, нам правда не хватает еще шоу с участием публичных лиц? Или публичных порок или публичного восхваления?

М. Пасютин: Мне кажется, это история не совсем здорового общества, если мы хотим превращать все в шоу. Может быть, народу этого хочется. Я не поддерживаю.

С. Занько: Хорошо. А вот встреча с писателями? Владимир Владимирович встречался с писателями на прошлой неделе...

М. Пасютин: Тему очень сильно обсмеяли на прошлой неделе.

С. Занько: Он пошел на эту встречу с подачи некоторых писателей и потомков знаменитых писателей. Ты следил, ты читал?

М. Пасютин: Только в твиттере, поскольку активно читаю твиттер. Твиттер — это такая среда, которая не дает объективной оценки. Ввиду фестиваля я из некоторого информационного поля провалился, и деталей встречи не знаю.

С. Занько: У нас Президент каждый день с кем-нибудь встречается, да еще и не по одной встрече бывает. Ты уже сказал, что встреча с представителями оппозиционных партий была бы, наверное, очень интересной всем — и губернатору, и оппозиции, и нам. Встречу губернатора Никиты Юрьевича Белых с нашими кировскими писателями ты как себе представляешь? Даю поле для фантазии. Поскольку ты «выпал» из информационного пространства, то даю тебе возможность пофантазировать.

М. Пасютин: Мне трудно предполагать, как бы это могло быть.

С. Занько: Хорошо. Ты наших кировских писателей представляешь себе?

М. Пасютин: Вот, я как раз об этом хотел сказать. В случае с тем, что мы называем кировской оппозицией, я примерно представляю, о ком речь, то в случае с писателями у меня, конечно, меньше и хуже представление, но я некоторых писателей знаю.

С. Занько: Это сигнал к тому, что надо встретиться в одном месте, так, чтобы ярко все СМИшники осветили и о них узнали наконец.

М. Пасютин: Я боюсь, что мы их после этого можем не узнать и предполагаю, что эта встреча может носить два таких направления, два вектора. Это вектор «спасибо вам, вы нам помогли. Я книжку издал. Если бы не вы и не ваш фонд, то не выжить бы», и второе направление — «вы совсем забыли об этом, вот советские годы» и так далее.

С. Занько: Полезно?

М. Пасютин: А какая польза будет от этого? Я реально не понимаю, какая польза.

С. Занько: Тоже самое и люди говорят, например, Иван, который спросил, какая польза от твоего фестиваля? Ты говоришь: нужно встречаться, развиваться, обсуждать.

М. Пасютин: Я объясню. Если на встречу с кировскими писателями привести какого-нибудь московского писателя, а еще желательно плеяду московских писателей, то тогда точно надо встречаться. Тогда, я уверен, ты меня спросишь, а зачем там губернатор?

С. Занько: Ну да, это уже другая встреча!

М. Пасютин: В том-то и дело. В этом и отличие фестиваля СМИ для журналистов и встречи губернатора с писателями. Если Никита Юрьевич посчитает нужным, то посчитает нужным. Я не представляю, какую пользу обществу это может принести.

С. Занько: Это особое мнение Максима Пасютина, директора «Комсомольской правда в Кирове». Через пару минут, когда пройдет реклама, мы поговорим с тобой о факелоносцах, которые 5 января принесут в наш город факел Олимпиады, попробуем успеть поговорить об уходе с поста ГФИ Фердауиса Юсупова и о ситуации в «КРИКе».

Реклама.

С. Занько: Продолжается «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Напротив меня — Максим Пасютин, директор «Комсомольской правды в Кирове». Давай начнем с ухода с поста ГФИ по собственному желаению Фердауиса Юсупова. Он ушел на прошлой

неделе, буквально в прошлую пятницу стало известно. Чуть ли не я тебе первая сообщила прямо на фестивале.

М. Пасютин: Не чуть, а именно ты и сообщила мне эту новость.

С. Занько: Ты тогда тоже очень удивился. Ничто вроде бы не предвещало...

М. Пасютин: Очень. У нас в стране часто так происходит: ничто не предвещает, и потом вдруг — «ба-бах»! Сразу после фестиваля я начал читать книжку, которую мне на фестивале и дали почитать. Это книга Маттиаса Шеппа, главного редактора Российского корреспондентского бюро известного немецкого журнала «Der Spiegel». Книга называется « Инструкция по применению: Москва». Она о Москве, о том, где чего можно сделать в Москве, как понять москвичей. Первая глава называется так: «Философия пофигизма». Он рассказывает о философии русского «авось», которое непонятно ни одному европейцу и американцу. Мне кажется, у нас все в политике происходит благодаря это философии, или вопреки философии пофигизма, русского «авось». Логично было бы, если бы ГФИ ушел бы с поста раньше, когда были заявления, требования от некоторых общественных групп в регионе, например, после истории с Ганжелой. Но тогда все улеглось. А здесь — да, ничто не предвещало, я был удивлен.

С. Занько: Какие еще эмоции, кроме удивления, у тебя вызывает уход Фердауиса Ингельевича? Ты сожалеешь или не сожалеешь? «Один ушел, другой придет», — так высказываются некоторые спикеры. Не так важна вообще должность федерального инспектора в регионе, насколько она важна?

М. Пасютин: То, что ты сказала в самом конце, ближе к моей позиции. Действительно, с тех времен, когда ГФИ только-только появились как отдельный чиновничий статус, мне кажется, они уже потеряли всякое влияние в регионах. Вот тогда действительно была власть, власть, которую боялись все в регионе, потому что этот человек через одного, через полпреда, мог все доложить Президенту.

С. Занько: В твоем представлении, это были такие «смотрящие» в регионе?

М. Пасютин: Они не только в моем представлении были. Я как раз в то время журналистикой занимался, и я очень хорошо помню Главного федерального инспектора Валентина Николаевича Пугача и его работу с прессой. Он был действительно активный участник политического в том числе процесса, потому что, так или иначе, политикой ГФИ не призваны заниматься, также как и губернаторы, но в политической жизни региона они активно участвуют. Это не только разрезание ленточек, это не только заявления, это дела конкретные. Как минимум, тогда, я помню, все говорили о том, что задача ГФИ — привести в региональное законодательство в единый стандарт с федеральным. Вот этой формулировки и того, как они будут это делать, боялись все. Я так понимаю, теперь законодательство приведено. Если вдруг какие-то отдельные случаи возникают, за этим внимательно следит прокуратура. У ГФИ практически не осталось никакой власти. Кстати, во времена Пугача на посту ГФИ был проект «Киров — культурная столица Приволжского федерального округа». В рамках этого проекта в Кирове прошло несколько замечательнейших спектаклей. Премия «Золотая маска» приезжала в наш город. Я такого

культурного всплеска не помню с тех пор. Сейчас это, собственно говоря, одна из рядовых должностей. Собственно, один ушел — другой придет.

С. Занько: Мы с нашим проектом «Мама, папа, я здесь» от аппарата ГФИ получали серьезную поддержку. Достаточно позвонить в пресс-службу, сказать, что нам нужны какие-то коммуникации, сведения, и Фердауис Ингельевич лично поддерживал, приходил сюда, в эфир, рассказывал про свой проект. В Приволжском федеральном округе и здесь он воплощает свой проект по детям. В этом смысле мы очень активно сотрудничали, на самом деле. Я, еще не будучи редактором и не занимаясь журналистикой на радиостанции «Эхо Москвы», я получила поддержку со стороны ГФИ. Непосредственно я тогда не обращалась, но тогда решалась проблема обманутых дольщиков, и как раз наблюдала присутствие Фердауиса Ингельевича прямо в нашем доме. Проблема эта решалась, на самом деле. Это такие маленькие частности хочу тебе сказать. У меня просто с этим что-то связано. Если ты говоришь, что сейчас ГФИ — это такая номинальная должность, и инспектор вроде бы такого серьезного влияния в регионе не может иметь, просто это, видимо, массово в регионах...

М. Пасютин: Конечно, это федеральная, не региональная тенденция.

С. Занько: Будет ли кто-то очень стремится занять эту должность? О борьбе за место ГФИ слышно не было.

М. Пасютин: Нет, думаю, что не будет.

С. Занько: Это будет назначенец? «Варяг», как у нас любят говорить.

М. Пасютин: Один из принципов назначения ГФИ, изначально закладываемый в эту должность — этот человек не должен быть местным. Поэтому, я полагаю, и сейчас это будет происходить. Хотя, Фердауис Ингельевич был в свое время местным.

С. Занько: Да. То есть, сейчас чего-то громкого, после того, как Фердауис Ингельевич по собственному желанию ушел, ждать в отношении этого места ГФИ не стоит?

М. Пасютин: Я думаю, что да. Это моя личная позиция.

С. Занько: Конечно. Следующий вопрос, который я хотела бы задать — это серьезная ситуация, в которой задействована компания «КРИК». Прошли проверки к офисах компании. Сейчас осмотр помещений в рамках проверки — большого количества информации в СМИ нет. Мы знаем, что это большая корпорация, у которой огромный оборот — в 2012 году он составил 1,3 миллиарда рублей. Много программ под эту корпорацию заведено — программа «Служебное жилье», «Строительство малоэтажного жилья в Шутовщине», «Молодым — отдельное жилье», очень важные программы. И сейчас такая напряженная ситуация с угрозой уголовных дел, непонятно, что будет с руководством, в каком состоянии корпорация — конкретных сведений нет, идет проверка. В связи со всеми этими проверками и возможными уголовными делами какими ты видишь перспективы работы самой корпорации в следующем году?

М. Пасютин: Трудно сказать. Все, что сейчас происходит, не скажется позитивно на корпорации. У нее действительно есть несколько проектов, которые реализует только она, я имею в виду, в области недвижимости. Я сам активно интересовался в этом году новостройками в городе Кирове, поскольку приобретал квартиру, и одну из квартир, которую мне бы хотелось, купить ее можно было только у «КРИКа». Я не знаю, но мне кажется, у них вполне себе стабильное экономическое положение на сегодняшний день. Кардинально, резко ничего изменится не должно. Скорее всего, они это почувствуют постепенно, то есть, резкого обрубания хвоста здесь не будет. Один пример могу привести. В банке «Хлынов» напрямую получить ипотечный кредит невозможно, но через Кировскую региональную ипотечную корпорацию его можно оформить. То есть, вы оформляете кредит в «КРИКе», а его покупает банк «Хлынов». Я рассказываю для того, чтобы те, кто сидит на зарплатных проектах в банке «Хлынов» и хочет взять ипотеку, все пойдут в «КРИК». А я не думаю, что в городе мало людей, которые сидят на зарплатных проектах.

С. Занько: Корпорация важна, безусловно. Ее работа в области важна, и важно, по твоим словам, чтобы ее работа не была нарушена никакими проверками.

М. Пасютин: А разве можно считать неважным, когда корпорация решает одну из самых насущных, наверное, проблем для россиян — жилье? Я много читаю материалов из темы так называемого «лайфхакинга». Люди обсуждают, что важно в жизни на самом деле и расставляют акценты немного иначе. Так вот, в Европе, например, иметь квартиру, в которой 20 квадратов — это норма, зато много путешествовать можно. Для россиян по-прежнему лучше дальше Кировской области никуда не выедем, но у нас будет собственная квартира. Поэтому «КРИК», который помогает решать такую проблему, есть очень важная структура, безусловно.

С. Занько: И все-таки, ты никакой остроты в этих событиях не видишь? Очевидно же, что тут очень серьезная ситуация. Надо вспомнить обязательно, что весь уставной капитал составляют правительственные деньги, и проверки, которые идут, безусловно могут накопать какие-то не те платежи, нарушение платежной дисциплины...

М. Пасютин: Критично это будет для кого? Для директора Рылова?

С. Занько: Для директора Рылова, для областного правительства и для людей, которые пользуются услугами корпорации.

М. Пасютин: А в каком смысле это критично для областного правительства, на твой взгляд? Имиджевые потери?

С. Занько: Да, безусловно. Денежные еще.

М. Пасютин: Губернатор Белых выжил и живет вполне успешно после обысков в его кабинете. Ему уже никакие имиджевые потери не важны.

С. Занько: А деньги?

М. Пасютин: Это другой вопрос. Я полагаю, что это одна из самых важных, значимых историй, то, даже если у региона не будет суммы в бюджете, чтобы закрыть эти проблемы, скорее всего, найдутся средства, которыми эта проблема будет закрыта. Другими словами, я хочу сказать, что не верю в то, что люди, которые покупают сейчас у

«КРИКа» квартиры в итоге пострадают от всех этих действий. Возможно, пострадает руководство «КРИКа», возможно, пострадают заместители, возможно, пострадают рядовые сотрудники, оказавшись безработными на какой-то промежуток времени. Люди, которые покупают квартиры, не пострадают наверняка. Все-таки надо отметить этот тренд в нашем государстве: решение жилищного вопроса — нацпроект в свое время, теперь Хинштейн со своими дольщиками. Я думаю, что здесь не дадут возможности этой ситуации так громко накипеть.

С. Занько: Есть у меня еще один вопрос, который мы с тобой не успеваем обсудить, но просто очень коротко. Город нашел решение проблемы с парковками и пробками в историческом центре. Предполагается несколько улиц сделать с односторонним движением. Ты за или против?

М. Пасютин: Наш офис стоит на улице, где уже одностороннее движение. Это правда помогает увеличивать количество парковочных мест. Мне больше нравится идея, которую я сегодня утром посмотрел в Интернете. Там очень красиво в «гифке», в динамичной картинке показано, как сотня человек умещается в одном трамвайчике.

С. Занько: Я тебя поняла, надеюсь, что и слушатели тоже. Максим Пасютин, директор «Комсомольской правды в Кирове». Спасибо тебе, Максим.

М. Пасютин: Спасибо, Света.

С. Занько: Я, Светлана Занько, прощаюсь с вами. До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта