Олег Прохоренко, главный редактор газеты "Бизнес Новости"

Видео 14:34, 30 марта 2018 608 0

"Особое мнение" от 21.11.13

Олег Прохоренко:
"...Ипотечная корпорация" превратилась сейчас в гигантский инструмент развития Кировской области с оборотом в 1,3 млрд. рублей, и всегда можно найти какие-то неэффективные расходы, если только покопаться. У меня опасение все-таки, что какое-то уголовное дело назревает еще..." 


Печатная версия передачи:

Ведущий: Павел Чарушин

Гость: Олег Прохоренко

П. Чарушин: Добрый день, в студии «Эхо Москвы в Кирове», 13 часов 6 минут, это программа «Особое мнение». Меня зовут Павел Чарушин, и сегодня гость Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес Новости».

О. Прохоренко: Добрый день всем, надеюсь, что добрый.

П. Чарушин: Видео, и аудио трансляция, доступны на echokirova.ru, также вы можете написать вопросы Олегу, по ход нашей беседы, на том же сайте echokirova.ru, в разделе «Особое мнение», есть страничка специальная, там есть форма.

О. Прохоренко: Туда еще не поступало никаких вопросов?

П. Чарушин: Нет, все вопросы, в основном, мои будут.

О. Прохоренко: Хорошо

П. Чарушин: И вот первый из них. Олег, ты пишешь в своей колонке, редакторской, в газете «Бизнес новости». Доброте, которая сопутствовала операции по поиску пропавших мальчиков, братьях Вовы и Сережи Кулаковых, которые 3 ноября ушли из дома в поселке Речное, Опаринского района, до сих пор не найдены. И, видимо, найдены уже не будут, потому что поиски я так понимаю прекращены. Правильно?

О. Прохоренко: На самом деле, поиски прекращены там, месту их пропажи. Но поиски ведутся дальше, в Кирове, в каких – то крупных населенных пунктах. Потому что, не исключено, что их мог кто – то забрать, увезти. Они могут еще какое - то время скрываться, не очевидно, что не нашли их следов. Ничто не может пропасть бесследно, и в данном случае надежда никогда не исчезает. Просто, чем больше времени проходит, тем меньше шансов тому, что они действительно могут быть живы. Но здесь, я все равно надеюсь, что будут продолжены и поиски, и, надеюсь, что детей найдут.

П. Чарушин: Ну, вообще да, должны были быть, хотя бы какие – то вещи, потому что, прочесан был лес, и прилегающие болота и все остальное, достаточно существенно и тщательно и не могло ускользнуть от внимания поисковиков, какая – либо деталь, не могли ускользнуть. В этом поиске, вообще, бескорыстно участвовали люди разные, это были даже предприниматели с техникой.

О. Прохоренко: Да, Кировские предприниматели.

П. Чарушин: В итоге мальчиков до сих пор не нашли. Этот результат, отсутствия информации, где они находятся, системный результат. Или шансы, все – таки, есть?

О. Прохоренко: Нет, у Лизы Алерт, насколько я знаю, все – таки неплохой результат по поиску пропавших детей, в целом. К сожалению, здесь информация поступила очень поздно, о том, что они пропали, спустя три дня. Это уменьшило шансы найти их с помощью собак, потому что дожди шли, и следы, очевидно, смыло. Но в целом, я считаю,

что это не показатель, того, что в данном случае мальчиков не нашли. Там еще поиски осложнены, туда добираться сложно. Если это происходит где – то, в более, населенном месте, где есть дороги, где есть выходы к населенным пунктам, то там, все – таки эти процессы происходят гораздо лучше. На самом деле, мы рассматривали, у нас материал вышел, люди ищут людей в газете, даже центровой, я бы сказал материал, хотя мы не являемся социальной газетой, общественно - политической газетой. Мы, все – таки экономическое и деловое издание, но решили посвятить, отвести этой теме достаточно важную роль, именно в силу отклика большого количества людей, которые безвозмездно предложили свою помощь. Помощь не просто в поиске, а помощь в виде вертолета, самолета. Помощь, в виде своей техники.

П. Чарушин: Это был частный вертолет?

О. Прохоренко: Да, это был частный вертолет, « Вятка авиа», компании «Вятка авиа», Олега Кочкина, и это очень дорогого стоит, когда люди окликаются. Дай Бог, чтобы мы всегда, ко всем социальным нашим бедам, так вот плечом к плечу вместе вставали в ряд, и тогда, я думаю, что многие проблемы будут разрешимы. Гораздо проще. То есть это такая школа, единения, в данном конкретном случае результат есть, даже если детей не нашли, то есть результат, как раз выраженный в отклике, в многочисленном отклике людей, которые не считаясь со своим временем, не считаясь со своими затратами, приняли участие в поисках.

П. Чарушин: Вообще, прямая связь между экономическим развитием, и возможностями, которые имеются для поиска людей, она очевидна. И, казалось бы, при нашем финансировании ВПК, при тех инновациях, о которых постоянно говорят, у нас должны быть и технические средства, соответствующие для поиска. Тем не менее, вертолет нам предоставляет частная компания, хотя МЧС, наверняка, и базой, и самими вертолетами тоже обладают. И эти ресурсы, наверное, могли быть использованы. И вообще, еще есть и военные, у которых ресурсы несопоставимо большие, и , может быть, они могли бы каким – то образом поучаствовать.

О. Прохоренко: Я не берусь оценивать оснащенность наших МЧС, хотя, более чем уверен, что все силы, которые были возможны, они приложили. Какой – то техники, летной техники, у них, к сожалению нет. И мне почему – то кажется, что здесь вопрос в бюджете, то есть, если выделяется определенная сумма, то денег больше взять неоткуда, кроме как, из кармана предпринимателей, руководителей. Потому что, есть ограничения и по бензину, элементарно, и по людскому составу. Люди должны охранять, МЧС, в частности, они, занимаются пожарной охраной, они должны выполнять свою основную функцию тоже, тушить пожары. Каждый человек, выделенный на эти поиски, это прямые затраты, и отвлечение людей от своей непосредственной деятельности, тем не менее, эти вещи были сделаны. Что касается армии, у нас, к сожалению, не так много тут осталось военных, в области. То есть большое количество частей расформировали. Несомненно, можно было бы , если бы на то была воля, привлечь в том числе и солдат, хотя это тоже сейчас считается их непрофильной функцией. Их отключают от того, чтобы прибирать в казармах, от того, чтобы строить какие – то объекты. Они, все – таки военные, есть военные. Они должны заниматься своей непосредственной деятельностью, а не так, как было еще несколько лет назад. Поэтому, хорошо известная, расхожая фраза Федора

Михайловича Достоевского: «Даже счастье всего мира, не стоит одной слезинки на щеке невинного ребенка», она в данном случае, наверное, уместна. И, действительно, можно было, каким – то образом привлечь не только общественность, но еще и усилить поиски за счет военных. Но я говорю, что это Федеральная структура, и здесь отмашку могут дать только с Генерального штаба, сверху, на Региональном уровне решить такой вопрос невозможно. Это должна быть инициатива, в том числе, самих военных тоже.

П. Чарушин: Насчет инициатив, которые позволяют нам улучшить, и экономическое положение, и вообще, сделать регион более привлекательным. Привлекательным для инвесторов. Московская компания «Новапорт», договаривается об инвестициях в аэропорт «Победилово», они уже достигли с губернатором Белых, Никиты Белых, неких условий, неких соглашений, оно подписано. Но что это за компания «Новапорт», кто за ней стоит, доверять ли ей, смогут ли они что – либо сделать. Потому что, аэропорт «Победилово», уже много лет на субсидировании, он убыточен. Что может произойти такого, что он вдруг станет приносить прибыль? Хотя бы перевозки.

О. Прохоренко: Начну издалека. На самом деле, наш аэропорт «Победилово» некоторое время, до прихода Никиты Юрьевича Белых, вообще не работал. И мы были связаны с Москвой, с большой землей, только по средствам железной дороги и немножко автомобильной. И с открытием аэропорта, естественным образом встал вопрос о том, что его нужно датировать. Самостоятельно он существовать не может, он может быть датирован из бюджета, до тех пор, пока не возникнет снова необходимость у большинства людей летать. Пока не будет определенный пассажиропоток, тогда эта услуга станет окупаемой, тогда этот аэропорт сможет себя окупать. Как раз, то, что я видел, по «Новапорту», им удавалось это сделать. И в интервью, которое идет у нас в газете, с Романом Троценко, председателем Совета Директоров «Новапорта», кстати, интересный очень человек, если посмотреть его биографию, творческую, трудовую карьеру, то он работал, и в Гос. структурах, и был Председателем Правления «Альбарак Казахстан».

П. Чарушин: И, по–моему, был советником.

О. Прохоренко: Является советником Игоря Сечина. Президента компании «Роснефть». Это , как мы знаем, один из друзей Владимира Владимировича Путина. Поэтому, я думаю, что компания эта, с этой точки зрения, она надежна. И, те вещи, которые он говорил, я не могу проверить, потому что давно не был в Новосибирске и в Томске. Но тогда, когда я там был, это был 2007, 2008год. Томск поменьше, аэропорт, примерно, здание, такое же, как у нас в Кирове. А Новосибирск шикарнейший аэропорт «Толмачево», международного уровня фактически. Может даже конкурировать с «Внуково», по своей оснащенности. Так вот, там – то все с летным делом хорошо. Хотя в Томске была точно такая же аховая ситуация, как рассказывает Троценко, как в Кирове. Был коэффициент авиационной подвижности, это такая штука, исчисляется, сколько в год людей летает, хотя бы раз. И коэффициент 0,04, это значит совсем малое количество, 4 человека что ли, в общем, очень малая часть населения летает самолетами, летало. Так вот им…

П. Чарушин: Им удалось эту ситуацию переломить.

О. Прохоренко: Им удалось переломить, за несколько лет, подняв коэффициент с 0, 04 до 0,25. Во сколько раз получается? В 6 с лишним раз.

П. Чарушин: А, неизвестно, за счет чего, это произошло?

О. Прохоренко: Я не возьмусь сказать, за счет чего.

П. Чарушин: Может быть, цены упали.

О. Прохоренко: Нет, делается это за счет удобства. Дело в том, что обслуживание аэропортов не предполагает снижение цен. Это могут сделать авиакомпании, это две разнее структуры, обслуживание аэропортов и самолетная деятельность. Так вот, у нас цены, действительно могут снизиться, если появится какая – то конкуренция. Если будут летать не маленькие самолетики, как сейчас, если будут летать самолеты большой вместимости, то соответственно снизится и цена. Это зависит сейчас от достройки взлетно - посадочной полосы, которую нам обещают не первый год, но в этом году, якобы, до конца года она будет сдана. И тогда уже боинги и аэробусы, хотя бы боинг 737, смогут садиться в Кирове, в аэропорту «Победилово». И сюда смогут прийти гораздо большее количество авиакомпаний. К тому же, нужно учесть, что сейчас стоимость билета на железнодорожной перевозке немаленькая.

П. Чарушин: И постоянно растет.

О. Прохоренко: Да, и человек вынужден уже задумываться, лететь ему или ехать поездом. Чем меньше будет этот разрыв, чем удобнее будет расписание самолета, потому что расписание самолетов тоже не очень удобное на сегодняшний день, об этом тоже говорит Троценко. А связано это с тем, что мы не стоим в приоритете, у Московских аэропортов. То есть они выделяют нам промежуток времени такой, который не занят, нужно понимать. А для предпринимателей, или чиновников, которые летят из Кирова в Москву, это время тоже не ахти, какое удобное, и они предпочтут, наверное, поездом переночевать, и с утра быть в Москве, нежели самолетом приезжать к обеду, когда уже все вопросы, должны быть решены. То есть, за счет этих вещей, «Новапорт», я так вижу, намерен увеличить пассажиропоток, увеличить авиационную мобильность населения области. За счет удобного расписания, за счет удешевления билетов, конкуренции на этом рынке, нескольких авиакомпаний, и за счет естественной конкуренции с железной дорогой, единственным, до недавних пор, связующим звеном, нас со Столицами.

П. Чарушин: Но и, возможно, у Троценко просто есть рычаги влияния на Московские аэропорты.

О. Прохоренко: С такими связями, я думаю да. Когда он советник Игоря Сечина, я думаю, у него есть такие рычаги влияния. В этом смысле, у меня есть уверенность, что это не какая – то левая контора, которая может кинуть. К тому же, говорит он очень разумные вещи, относительно субсидирования. Если на сегодняшний день, идет субсидирование чисто аэропорта. Строительство, покрытие каких – то затрат, оно снижается очень несущественно. Он предлагает субсидировать, все – таки авиаперевозчикам их прибытие сюда, то есть делать бонусы для авиаперевозчиков, для того, чтобы как можно большее количество их сюда прилетало. И за счет этого развивать аэропортовое хозяйство, за счет увеличения, опять же, потока транспортного, пассажиропотока. Мне бы очень хотелось перенестись лет на пять вперед, чтобы посмотреть, что уже сделано, и насколько те обещания выйти на самоокупаемость, которые были произнесены, они осуществятся. Да

пока еще рано говорить о том, что «Новапорт» уже пришел. Они пока рассматривают возможность. Были подписаны какие – то договоры о намерениях. Но пока, твердой уверенности, что они после нового года скажут, что все, мы заходим, мы берем аэропорт, мы подписываем соглашение о субсидировании от области, с четким пониманием выхода на самоокупаемость, что в этом году 500 миллионов, потом 400, 300, 200 и все, точка безубыточности. То есть, если это произойдет, то это будет маленькое чудо.

П. Чарушин: Про какой год он говорит, как точку безубыточности, по-моему, 2020.

О. Прохоренко: По-моему, тоже 2020. То есть, есть еще достаточно много времени, 6,5 лет. Спустя эти 6,5 лет мы сможем оценить, насколько его слова воплотились в жизнь. Но я уже говорю, что примеры других аэропортов, того же Томского, Новосибирского, и прочих, они говорят, о достаточно серьезном подходе. И он говорит, что мы не можем сейчас точно сказать, когда это все произойдет. Нужно сделать очные тонкие расчеты, со многими неизвестными, коэффициентами и так далее. Опять же для меня, я немало поездил, полетал, и в Европу и по стране, и знаю, что тот населенный пункт, областной центр, центр региона, который лишен возможности летать или в котором эта возможность очень неудобна. Он, действительно отрезан от каких – то инвестиций, он отрезан от туристического потока, от просто нормального сообщения в цивилизованном мире, в глобальном мире. И остается уже на задворках цивилизации на долгие-долгие годы, поэтому те попытки, которые сейчас предпринимаются, они, в общем, правильные, даже, если это связано с большими затратами бюджета. Ведь сейчас обвинения идут, в первую очередь, что мы тратим такие деньги, а у нас народ не летает. И мы тратим эти деньги получается на тех, на единицы людей, опять же чиновников и бизнесменов, которые итак, в общем – то, не бедствуют, для того, чтобы они летали. Нет, мы тратим эти деньги, вкладываем их, для того, чтобы у нас хоть какое – то будущее было завтра.

П. Чарушин: Насчет будущего. Буквально на днях, произошло объединение троллейбусного и атобусного предприятия в Кирове. Что создало, как будто бы, на первый взгляд, некую монополию. Отразится ли это, на стоимости, в ближайшем будущем, билетов, вообще, к чему это приведет?

О. Прохоренко: Я не думаю, что подорожают существенно билеты, в ближайшем будущем. Нужно понимать, что тарифы устанавливаются региональной службой по тарифам. Они пересматриваются раз в год, а то и реже. Пересматриваются не на ту составляющую, которую запрашивают автоперевозчики, потому что здесь вопрос еще очень тонкий политический. Перед любыми выборами, как правило, тарифы значительно не повышаются. А то, что касается объединения, с какой точки зрения, конечно, город прав, уменьшит затраты на управление, и, насколько я понял, планы такие вынашивались уже не первый год, объединить эти две компании между собой. Но в истории всегда так, что – то укрупняется, что – то разъединяется, там, где есть плюсы, есть своего рода минусы. А вообще мне печально, печально, что в Кирове монополизируется рынок, печально, что монополизируется он муниципалитетом. На мой взгляд, лучший вариант, всегда, это паритет между частным извозом и муниципальным извозом. Муниципальный извоз должен быть социальным, более дешевым, более затратным, но он долен быть. Он должен быть, особенно в те точки, где возможно получить прибыль. То есть, на каких – то дальних дистанциях, на выселках, людей нужно все равно доставлять, нужно давать им

возможность эту услугу получать. В то же время, с рынка уходят частные перевозчики, это вроде как естественный процесс, но с другой стороны противоестественный, в Кирово – Чепецке, например, понятно, он не такой растянутый, но там частный извоз преобладает, а муниципальных перевозчиков, насколько я знаю, вообще нет, И они, достаточно неплохо между собой конкурируют. Конкурируют не за пассажиров, чтобы как можно больше напихать, как сельди в бочке, в один транспорт, конкурируют, в том числе по уровню сервиса. Одним словом, нужно давать отчет, что любое муниципальное предприятие, оно все равно будет менее эффективным, с точки зрения затрат, чем любое частное предприятие в муниципалитет. Конечно, проще обновлять автопарк, потому что проще получить какие – то бюджетные субсидии, или хотя бы гарантии, или что – то еще, и обновить парк автобусов, с этой точки зрения, с точки зрения управляемости удобно. Но намного сложнее наладить рыночные отношения так, чтобы частные перевозчики тоже могла оказывать качественный сервис, качественные услуги, но делать это все равно необходимо. Все равно нужно давать возможность частному извозу тоже существовать, и зарабатывать на этом рынке, в честной конкурентной борьбе с муниципальными перевозчиками.

П. Чарушин: Недавно новость была про Москву, она меня удивила. В Москве только - только собираются вводить такой сервис отслеживания нахождения автобусов, троллейбусов на своих маршрутах. Дело в том, что в Кирове…

О. Прохоренко: В Кирове он уже существует порядка 3 – 4 лет.

П. Чарушин: Да, нескольких лет, я сам смотрел, когда придет автобус, например в Порошино, это актуально, особенно, узнавать, где он находится на трассе.

О. Прохоренко: Центральная диспетчерская служба, в этом отношении, хорошо у нас очень сработала, такой сервис, разработав. Сейчас смотрю статистику, он держится в десятке, может, в пятнадцати, самых популярных сайтов, по версии Вятка на сети. Я думаю, что им просто нужно унифицировать этот сервис, под электронные коммуникаторы, под планшеты, для того, чтобы было удобно заходить, не загружать эту программу.

П. Чарушин: Я с телефона это делал.

О. Прохоренко: Да, чтобы человек с телефона мог на остановке посмотреть. На самом деле была еще более блестящая идея, и была заказана уже остановка, и так она пока, по-моему, в Кирове не появилась. Остановка, где указывалось бы время прибытия следующего автобуса. Технически, предпосылки все для этого есть. Создана система навигации, то есть мы знаем, где какой автобус, на каком маршруте сейчас находится. Рассчитать время с учетом пробок, конечно, оно может меняться. Я бы не говорил этого, если бы не видел, как это действует в Кёльне, например. Там когда на остановке стоишь, будь то метро, автобус, неважно, на остановке указывается, какой маршрут, через сколько подойдет. Это удобно для людей, которые там стоят

П. Чарушин: Возможно, это расписание берется за основу, потому что они там соблюдают расписание в секунду, и отклонение на несколько секунд штрафуется.

О. Прохоренко: У нас не худшая система. То есть у нас система навигации, у нас система GPS навигации, которая позволяет рассчитывать время с точностью до минуты, время прибытия любо транспорта.

П. Чарушин: Вообще, накопив, некий критический объем данных, они смогут очень глубокий анализ провести из пассажиропотоков, скорректировать что – то, и на этой основе, и улучшить. Но в каком – то будущем.

О. Прохоренко: Возможно даже это, какой - то сервис, на котором можно зарабатывать. Более, чем уверен, и эти же электронные остановки, с табло, они являются рекламоносителями неплохими. Но этим заниматься должна, опять же, не муниципальная служба. Должен появиться предприниматель, который возьмет на себя это бремя. Инвестирует средства, рассчитав четко, когда ему эти деньги отобьются. Установить эти остановки и отбивать их на рекламе, вот, в общем – то, у нас такие мысли есть. Другое дело, что отдается приоритет не электронным остановкам, а просто, что рекламные компании, которые размещают рекламу, будут брать остановки, брать шефство. Будут размещать там рекламу, и ухаживать за ними. То есть смотреть надо всегда чуть дальше, надо строить, стратегически, выстраивать направление движения на будущее, и смотреть, что хорошего есть в самых передовых странах мира, и пытаться внедрить это уже сегодня. Понятно, что это опять затраты. Муниципалитет, не может эти затраты нести, но создать условия, чтобы кто – то, частник, вошел на этот рынок и стал оказывать услугу, это можно, вполне.

П. Чарушин: По поводу сервиса, которые могут работать через интернет, а в интернете как мы знаем сейчас бушует буря, по поводу запрещения, отключения сайтов. Буквально на днях, Федеральная служба, по контролю за оборотом наркотиков, Роскомнадзор, и Роспотребнадзор, вместе втроем утвердили критерии определения интернет ресурсов, которые следует включать в реестры запрещенных сайтов, то есть этот сайт отключается, им предупреждение сначала выносится, правильно. Этот совместный приказ публикует Всероссийская газета, и теперь у нас есть абсолютно прозрачные критерии оценки информации, размещенной на сайтах. И, соответственно, последующие решения, о блокировке, или не блокировке сайта. Как до этого момента решение о блокировке принималось?

О. Прохоренко: Честно говоря, не знаю. Слава Богу, мы с этим просто не сталкивались. То, что это делается, и, наконец – то критерии введены, это в любом случае благо, по крайней мере, можем довести до сведения редакторов портала и ограничивать тот, или иной контент, к себе. Сложнее это делать в соц. сетях, но тоже возможно. Что касается нас, у нас есть всегда опасность, у нас есть всегда комментарии, незарегистрированных пользователей, которые могут быть размещены. То есть мы отслеживаем свой контент, четко отсекаем то, что противоречит закону, но есть комментарии, которые являются точно таким же контентом, и здесь следить в режиме он –лайн каждый раз бывает достаточно сложно. Здесь очень важно, чтобы сохранилась процедура сначала предупреждения, со стороны контролирующего органа Роскомнадзора, а затем, уже за невыполнение этого предупреждения, сайт попадал в ряды недобросовестных, иначе это такая очередная борьба, не с недобросовестными, а с негодными, какими – то ресурсами.

П. Чарушин: Продолжим это обсуждать после короткой рекламы.

Реклама.

П. Чарушин: Продолжается программа «Особое мнение», в студии Павел Чарушин, и Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес новости». До рекламы мы обсуждали критерии оценки сайта, для его блокировки. Киберугроза, сама по себе, взлом сайтов, их атаки, она теперь дополнилась еще одним существенным сектором. Это заказные взломы, с размещением определенного рода информации, возможно даже на скрытых страницах, после чего, сайт блокируется надолго, месяц, три, какой – то есть длинный срок для обжалования и для того, чтобы все процедуры прошли, и сайт был разблокирован. Как с этим вообще иметь дело, и как с этим соотноситься?

О. Прохоренко: Я уже говорил до рекламы, о том, что оптимально, если бы за некоторое время до отключения было предупреждение, с возможностью исправить и убрать с сайта тот, или иной контент. Почему, потому что, действительно может быть недобросовестная конкуренция, особенно, если речь идет о какой – то коммерческой компании, у которой есть свой сайт. И чтобы устранить конкурента, на информационном рыке, почему бы и нет, тоже не исключаю, то есть информационный сайт, какой – либо, таким же образом можно зачистить. Здесь может быть конкуренция со стороны Государства, когда есть неугодный ресурс, можно, таким образом, неугодный ресурс, на какое – то время, особенно предвыборное время, закрыть, для того, чтобы не дать ему возможность говорить. Эти все тонкие моменты, они должны найти отражение, я не изучал, к сожалению, пока еще внимательно эти критерии. Знаю, что речь идет о контенте, связанным с самоубийством, детской порнографией, распространение наркотиков и так далее. Я говорил, что благонадежные сайты, они в любом случае отслеживают качество своего контента, и всегда юридическая служба рассматривает. Но, к сожалению, мы не гарантированы от каких – то взломов или комментариев, которые у нас, так или иначе могут в череду этих неблагонадежных сайтов поместить, и тогда мы на некоторое время вообще лишимся своего дохода. Лишимся своего ресурса в интернете.

П. Чарушин: Да, этот доход у некоторых составляет астрономические суммы. И в этом интернет костре, который разгорается в последнее время , мы знаем, что инициатива об отмене этого закона, о блокировке сайтов, она набрала очень быстро сто тысяч подписей в интернете, быстрее, чем какая бы то ни была инициатива, на этот момент. И в этот костер подкидывает дрова еще Кировские депутаты, которые вносят в Гос. Думу законопроект, запрещающий распространять изображения тел, погибших при катастрофах, массовых беспорядках, иных происшествиях, а нарушителей предлагают штрафовать на 500 тысяч рублей. Распространение это касается СМИ, интернета, и вообще любых способов, как описывают в своем законопроекте депутаты.

О. Прохоренко: Надо сказать, что законопроект этот предложил Михаил Курашин, зам. Председателя Законодательного Собрания Кировской области, и поддержало большинство депутатов нашего законодательного собрания. Насколько я знаю, эта инициатива уже предоставлена в Государственную Думу, и, может быть, будет рассмотрена. Другой вопрос, что, нужно ли для этого писать отдельный закон, или есть уже нормативные какие – то акты кодексы, где эти вещи прописаны, и, может быть, стоит

внести изменения лишь туда. То есть не городить очередной закон, который нужно снова будет изучать во всех регионах всем юристам. С точки зрения обывательской, я, конечно, поддерживаю всецело инициативу Михаила Курашина, с той точки зрения, что, чем больше мы нагнетаем эту депрессию в телеканалах, газетах, тем, на мой взгляд, печальнее становится наша жизнь. Человек всегда проецирует на себя, и даже, если он сам не сталкивается с подобным, он начинает в подсознании всегда думать, что катастрофа может произойти с ним, и такой ужас может произойти и с ним. То есть мы, под час, сами формулируем свою реальность своими мыслями. Умалчивать, замалчивать, какие - то неприятные вещи нельзя, как показал случай с пропажей мальчиков, даже необходимо иногда, чтобы люди подключались и сами начинали действовать, сами начинали искать выходы из каких – то кризисных критических ситуаций. Но усугублять это, показывая каждый день катастрофы, я точно считаю, ненужно. У меня был, честно говоря, культурный шок, когда пробыв на стажировке в Германии пару месяцев, вернулся домой, а там была возможность смотреть телевизор, я не мог смотреть никакой канал, кроме как канал культура в России. Потому что, по остальным каналам шел жесткач. На канале культура, это канал интеллигентный, говорят разумные вещи, даже то, что касается научных открытий и прочего, если на других каналах пытаются сделать сенсацию, тем самым перегибая этой научной сенсацией все в этом сюжете. То на культуре, говорят реальные ученые, достаточно вменяемые вещи. И то же самое, не увидишь никогда разбитых самолетов, тел, трупов, убийств, и всего прочего. Потом, спустя время, конечно, уже это улеглось, и я вжился в это, но это говорит лишь о том, что на Западе все – таки, блюдут недопущение некоторых негативных каких – то страшных вещей, картинок в телевизор. Для того, чтобы, если сказать просто, лишний раз не портить настроение людей, если сказать сложно, не обрекать себя, не материализовывать и не усиливать это страшное будущее, которое рисуется иногда теле ящиком.

П. Чарушин: Перейдем к другому вопросу. В последнее время, все чаще возникает в информационном поле, информация о Кировской региональной ипотечной корпорации, к ней претензии есть. Какого рода претензии, кто их предъявляет?

О. Прохоренко: На этой неделе, как раз состоялось событие, состоялся суд, при чем, сразу два суда в отношении Кировской Региональной ипотечной корпорации, в отношении Кировских коммунальных систем, инициированный Фондом развития, содействия развитию, жилищного строительства. Этот фонд предоставил участки земли в Кирове, под строительство. Это Солнечный берег, известный всем, он уже застроен в большей части. Это Слобода Зиновы, где строит КЧУС сейчас. И один из аукционов был рассчитан на малоэтажные жилищные строительства, и эти два участка, с первого раза никто их брать не захотел, со второго раза, видимо, поневоле, пришлось брать их на себя Кировской Региональной ипотечной корпорации. И с этими участками как раз вышел сыр – бор, то есть там, с моей колокольни, несколько затянулись сроки сдачи инженерных сетей, как истец в суде заявлял, что деньги были проплачены, акты составлены о строительстве, так называемых внутриплощадочных сетей, по факту они построены не были. Хотя, точка зрения корпорации ипотечной, что у нас есть еще время, срок еще не истек, и достройка была возможна к конечному сроку завершения. То есть, ничего страшного не произошло.

П. Чарушин: Странно, почему тогда возникли претензии.

О. Прохоренко: Там много, видимо, одновременно сложилось обстоятельств. Потому что Счетная палата проверяла деятельность фона РЖС, нашла там неэффективные расходы, в том числе, среди неэффективных расходов фигурировали вот эти два земельных участка в Шутовщине. И, соответственно, чтобы защитить лицо, Фонд РЖС подал в суд заявление, заявление подал в правоохранительные органы, о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества в особо крупных размерах, и тоже сейчас расследование идет по этому уголовному делу. Но здесь наложилась еще другая вещь, на прошлой неделе, в пятницу, как мы знаем, проходили обыски в ипотечной корпорации, и пока неизвестно что там искали, даже не обыски, а проверки, потому что нет уголовного дела. То есть готовиться еще одно уголовное дело, оно, очевидно, не связан с фондом РЖС никоим образом. Ипотечная корпорация превратилась сейчас, в такой гигантский инструмент развития Кировской области, с оборотом в один и три миллиарда рублей, что всегда можно найти какие – то неэффективные расходы, если только покопаться, и у меня опасение, все – таки, что какое – то уголовное дело назревает ещё. На этом, наверное, пока поставлю запятую, и не дай Бог, там накаркать.

П. Чарушин: Спасибо, Олег, у нас совсем не остается времени, это была программа «Особое мнение», в студии был Павел Чарушин и Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес Новости». Всего доброго, до свидания.

О. Прохоренко: До свидания, всем.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта