Роман Титов, руководитель "Вятинфо"

Видео 14:34, 30 марта 2018 335 0

Особое мнение от 12.11.13

Роман Титов:
«Идет сильный спад по вину и не очень существенный спад по крепком алкоголю... на самом деле, не очень хорошая тенденция, потому что это переход людей со «слабовставляющих» напитков на напитки более конкретные... цифры тревожные, потому что есть риски, что на рынок попадает контрафакт... я боюсь, что откровенный шмурдяк уже попадает на витрины наших магазинов...»

Печатная версия передачи:

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Роман Титов

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Напротив меня сидит руководитель холдинга «ВятИнфо» Роман Титов. Здравствуйте.

Р. Титов: И снова здравствуйте. Рад вас всех слышать.

С. Занько: Давай начнем вот с чего. В твоем холдинге «ВятИнфо», в твоем кабинете находится штаб организации «ЛизаАлерт».

Р. Титов: Да, и уже который день на базе этого штаба осуществляются поиски пропавших в Опаринском районе ребят. Поиск осуществляется по городу Кирову, так как есть оперативная информация, которая позволяет с определенной степенью достоверности полагать, что ребята могут находиться в городе. Я могу сказать достаточно свежую информацию, что, по мнению сотрудников поискового отряда «ЛизаАлерт», сейчас необходимы добровольцы среди мужчин и женщин для обклейки в Кирове, особенно в Нововятском районе, который сейчас не очень охвачен, информационных листовок с фотографиями и отличительными приметами пропавших ребят. Кроме того, сегодня и в ближайшие дни остро необходимы на вечернее время для проверки города, для проверки так называемых «злачных» мест, где могут находиться мальчики, мужчины с фонарями и автомобилями. Главное требование — это возраст старше 18 лет, потому что работа тяжелая, но это работа во имя поиска ребят. И еще: если кто-то увидит пропавших ребят, похожих на них людей, очень большая просьба сообщить об этом в полицию по телефону 02, либо на телефон «горячей линии» «ЛизаАлерт» — 8-800-700-54-52. Линия работает круглосуточно. Просьба к волонтерам: заранее для себя определите район расклеивания ориентировок. При себе иметь скотч, ножницы, файл по возможности. Дополнительную информацию можно получить по телефону: 8-915-530-67-64 (Андрей). Еще большая просьба: если вдруг вы увидите детей, их необходимо держать в поле зрения, ни в коем случае не подходить, не выходить на контакт — это должны делать специалисты. Незамедлительно сообщайте даже о тех подозрениях, что у вас возникли. Возможно, что мы совместными усилиями сможем найти пропавших ребят.

С. Занько: Давай скажем, почему сейчас ищем в Кирове и на близлежащих территориях, потому что поступают звонки наших слушателей, читателей вашей газеты, интернет-сайта и всех, кого волнует судьба Володи и Сергея. Они пропали 3 ноября в Опаринском районе, селе Речное. Поступали звонки, свидетели говорили, что вроде бы видели ребят, похожих на них.

Р. Титов: Да, видели, что похожие ребята сейчас находятся на территории города Кирова. Я думаю, что ситуацию можно понять — ребята могли, пропав, немножко прийти в себя, бояться возвращаться домой, потому что их могут наказать, и поэтому сейчас находятся в бегах.

С. Занько: Будем надеяться, что поиски завершаться успехом.

Р. Титов: Мы делаем все возможное, поэтому, ребята, девчонки — помогите, приезжайте, и совместными усилиями мы постараемся ребят найти.

С. Занько: Если кто-то только сейчас подключился, узнал эту информацию — звоните на «Эхо Москвы», 708-502. И в Интернете, конечно, много информации об этом. Теперь я

должна сказать, что передача «Особое мнение» с Романом Титовым выходит не только в эфире, вы также можете нас услышать и увидеть на сайте echokirova.ru, потому что там есть и аудио, и видеотрансляция. Напоминаю слушателям, что все анонсы об «Особых мнениях» вывешиваются на сайте, вы можете писать туда вопросы. Сейчас у нас все готово для конструктивного общения. Есть достаточное количество вопросов. Ты мне говоришь, что вопросы какие-то...

Р. Титов: Скучные.

С. Занько: Скучные, невеселые, «не хочу ставить диагноз нашей жизни». Обновленное ОНК осталось без помещения. Мы говорили об этом еще на прошлой неделе, потому что действующий председатель наблюдательной комиссии Михаил Плюснин приходил сюда в эфир, в программу «Дневной разворот». Он выражал радость, с одной стороны, по поводу того, что достаточно много сейчас членов, гораздо больше стало людей, с другой стороны, он сетовал, что нет помещений. Раньше ОНК базировалась у общественной организации, теперь вообще нет места, где они могут собираться, их интернет-сайт не пополняется, потому что нет человеческого ресурса. Поэтому, получается, к 1 декабря, когда в ОНК должны быть выборы, структура должна установиться, мы видим, что нет, собственно, штаба данной организации. Теперь вопрос: это действительно серьезная проблема и насколько, по-твоему мнению, важно освещать поездки Общественной наблюдательной комиссии, писать отчеты на сайт, какую-то информационную поддержку вести?

Р. Титов: Первый вопрос с самим же ответом на него. Почему создана эта общественная наблюдательная комиссия? Это контроль за выборами, контроль за чем? Что они контролируют?

С. Занько: Контроль за соблюдением прав человека в местах, где люди ограничены в этих правах.

Р. Титов: Я выскажу свою позицию. Да, работа комиссии важна, да, общественный надзор очень важен, но давайте сразу определимся: есть понятие общественной организации. Это организация, которая в числе прочего занимается своим финансированием, сама решает свои административно-хозяйственные вопросы. Если им будут помогать, тот же УФСИН будет выделять им помещение, то вне впадает ли эта общественная организация в зависимость от той, которую она должна общественно контролирует?

С. Занько: Есть опасность такая?

Р. Титов: Я думаю, да. К примеру, организация занимается надзором за условиями содержания заключенных. Помещение им представляет та же самая организация, которая занимается содержанием заключенных. Это же инструмент давления, как мне кажется. Если вы общественники, то вы должны сами организовывать свою деятельность, информировать население, проводить работу, сами определяться с поиском помещения, с ресурсом. Если вам этот ресурс даст государственная структура, то вы впадаете в зависимость от нее. Я так считаю. Этот клич о помощи можно понять, но решить вопрос о пополнении сайта, о финансировании должны сами общественники. Есть инструменты сбора средств, есть краудсорсинг, когда ребята, админы и другие сочувствующие люди, которые могут такие простые вещи, как содержание сайта делать бесплатно, на общественных началах. Обращаться в никуда «А у нас нет помещения, у нас с июня не хватает времени заместить ни одного поста на сайте общественной организации», ну а кто это решить должен? Я думаю, что это внутреннее дело самой общественной организации.

С. Занько: В работе этой комиссии и во многих организационных моментах большое участие принимает Общественная палата, Российская и наша. Никаких заявлений со стороны Общественной палаты пока не последовало. После эфира, может быть, стоит их оттуда ждать, но все-таки, если бы при Общественной палате это было организовано?

Р. Титов: Общественная палата, конечно, должна оказать посильное воздействие. Для этого она и создана — чтобы координировать не для государства деятельность этих самых общественных организаций. Если Тахир Алиевич сочтет возможным помочь, а насколько я знаю, них с Михаилом Плюсниным хорошие отношения, то он поможет. Но это точно не должно делать государство, повторюсь.

С. Занько: Хорошо. Ты видел список членов Общественной наблюдательной комиссии? Там порядка 20 человек.

Р. Титов: Я слышал буквально несколько фамилий, некоторые из них являются достаточно громкими для нашего города.

С. Занько: Это хорошо, что громкие фамилии находятся в этом списке?

Р. Титов: Здесь вот что главное. Эта общественная организация, как мне кажется, должна привлекать внимание к проблематике, к проблеме содержания заключенных, а не к личностям тех людей, которые хотят себе сделать имя на проблемах содержания заключенных. То есть, здесь важно не превращать свою общественную деятельность в свой личный пиар. Вы помочь хотите или хотите себя распиарить? Здесь есть тонкая грань, которую некоторые знакомые мне люди переходят порой.

С. Занько: Я так в разнобой буду задавать тебе вопрос, какие увидела, какие мне показались интересными, которые я для себя положила на стол. Общественную палату попросили посодействовать в создании целевой программы по архитектуре построек советского периода. Ты историк, мы много с тобой говорим на исторические темы. Мне показалось, что это интересно. Активист Александр Осипов (я, к сожалению, не знаю этого человека) выступил с предложением о создании целевой программы по сохранению, восстановлению, содержанию архитектуры построек советского периода. Он считает, что не только здания старше 19 века следует охранять, но ценность представляют также «сталинки», например, которые у нас в Кирове находятся. Очень интересно, что он говорит о том, что при градостроительстве и генеральном планировании города необходимо учитывать эти строения и не допускать в таких зонах точечной застройки.

Р. Титов: Я тоже, к сожалению, не знаю, кто этот активист, но его позицию я в значительной мере поддерживаю. Мы почему-то привыкли считать, что памятники истории культуры — это то, что создано в незапамятные времена. Давайте просто посмотрим, какие интересные объекты были созданы в советские годы. Первый пример, который приходит на память — это здание кировского Главпочтамта. Это едва ли не единственный объект в нашем городе, построенный в жанре конструктивизма, это уникальный и не типовой проект. Это здание уникально, его надо сохранять. Конечно, надо сохранять и эти «сталинки», тем более, что у них срок службы значительно дольше, чем у панельных домов, которые строились в советские годы. Эти дома интересны. Интересно так называемое в народе «Дворянское гнездо» - дом, который стоит рядом с администрацией, во дворе. Что мы видим сегодня? Облик города разрушается, и разрушается в том числе за счет разрушения облика «сталинок». Идет реконструкция внутри домов, перестройка квартир. Квартиры в таких домах, как правило, дорогие, и владельцы стремятся их переделать под свои нужды, организовать там бассейны, снести перекрытия. От этого дом теряет свои конструктивные

свойства. Вместо исторических рам ставятся современные, каждый ставит их на свой вкус, и в итоге эти дома похожи на многоглазые скворечники с совершенно потерявшимся архитектурным лицом. Также точно комплекс «сталинок», которые были частью архитектурного проекта, стоят вдоль Октябрьского проспекта. Это здание бывшего магазина «Диетпродукт» и здание рядом с ним. Это ансамбль исторический, который строился вполне сознательно, вполне комплексно. Сейчас он разрушается, разрушается жильцами, разрушается реконструкцией, которая проводится без учета исторической ценности этих зданий, разрушается также за счет точечной застройки. Почему? Потому что точечная застройка влияет на строительные конструкции этих зданий, идет нагрузка на почву, на фундаменты и здания начинают разрушаться. Конечно, их запас больше, чем исторических зданий, построенных в царскую эпоху, но надо понимать, что нет истории плохой и нет истории хорошей. Было очень горько слышать в День согласия и примирения от некоторых людей, что у нас до 1917 года история была, в 1917 закончилась, в 1990-х снова началась. Нет. История России непрерывна, и история архитектуры тоже непрерывна. Нельзя отделять, считать одни здания хорошими, другие плохими. Они все достойны охраны. Я думаю, что в идеале в России должен быть поднят вопрос о создании некоего единого реестра этих исторических зданий, не просто этих старинных конструкций. Туда обязательно должны войти памятники советской архитектуры, которые важны для облика нашего города, обязательно. Мы же не можем их представить без этих «сталинок». Идея хорошая, я ее всецело готов поддержать, в том числе в своем блоге, посвященном исторической тематике.

С. Занько: «Лидер кировских коммунистов, депутат Госдумы Сергей Мамаев вновь позволил себе высказывания, которые порочат деловую репутацию губернатора», считает Никита Белых. Об этом написали все СМИ. Речь идет о заявлениях Сергея Мамаева на съезде депутатов и глав муниципалитетов. Всякие разные были заявления, все в том же направлении, что и раньше, по которым был уже иск, был суд, который назначил штраф в размере 90 тысяч рублей. Сергей Павлинович высказывает эти самые определенные вещи, я вот сейчас взяла слова из текста, который озвучил Борис Веснин, глава Департамента по вопросам внутренней информационной политики: «Поскольку определенные вещи продолжают опять высказываться, было принято решение снова подать иск». Поскольку Сергей Павлинович высказывает эти самые определенные вещи снова и снова, рискуя собственным кошельком и, мне кажется, собственным здоровьем, я задаюсь вопросом, как и многие — доколе?

Р. Титов: Надо отметить, что то самое выступление Сергея Павлиновича не было похоже на все предыдущие хотя бы тем, что помимо губернатора, который уже не единожды являлся мишенью для выступлений Сергея Павлиновича, являясь его идейным противником, на этом же самом мероприятии под удар попал владыка Марк, в адрес которого Сергей Павлинович тоже допустил несколько высказываний и уважаемый руководитель одного из кировских вузов, которого абсолютно неправомерно обвинили в том, что он якобы в каком-то году не заканчивал такой вуз, в то время как в этом же году он закончил московский вуз. Я считаю, что Сергей Павлинович делает странные вещи, на мой взгляд, потому что как кандидат, выдвинутый в губернаторы как раз на этом самом съезде депутатов, который походил в гор. Администрации, он вроде бы должен быть заинтересован в формировании широкой платформы союзников, в которую должны войти преподаватели и ректоры высших учебных заведений и верующие люди. Сергей Павлинович сам наносит удар по своему электорату, сужая его. Для меня это странно и я пока не могу найти объяснения, зачем, понимая принцип единоначалия в церкви, настраивать против себя всех православных Вятки, обвиняя владыку в каких-то там неправомерных действиях. В конце концов, у нас церковь является организацией, от государства формально независимой, смысл ее критиковать? Думаю, это не депутатское дело. Рискует ли здесь Сергей Павлинович деньгами? Я думаю, да, поскольку, несмотря на то, что он подавал апелляцию, которая должна рассматриваться, пока решения

по ней нет. Насколько я вижу, большая часть того, что он говорил — голословные обвинения, которые фактами не подтверждаются. Мне странна ситуация, когда депутат государственной Думы использует широкую общественную платформу для выступлений не для того, чтобы решать вопросы Кировской области, а чтобы заниматься политической борьбой. Ты занимаешься политикой, ты коммунист, ты критикуешь. Как депутат государственной Думы, ты, наверное, должен способствовать привлечению в Кировскую область новых инвесторов, новых субвенций, новых трансфертов и прочего. Мне бы было очень интересно услышать конкретно по пунктам, как Сергей Павлинович помог Кировской области. В этом, мне кажется, беда не только его, это беда всей политической системы. Мы сегодня, к сожалению, выбираем не поименно депутатов, а не людей, и люди занимаются отстаиванием интересов своей политической партии, голосуют по партийному принципу и действуют по партийному принципу, не будучи подотчетными тем людям, которые за них голосовали. Извините за мое суждение, но голосовали не за Сергея Павлиновича, а за КПРФ. Он прошел по спискам.

С. Занько: Да, но рискует он собственным кошельком.

Р. Титов: Рискует собственным, но это партийная деятельность. При депутатской зарплате, которую сейчас поднимают — она будет составлять 250 тысяч рублей, загасить все иски он сможет даже с одной зарплаты, при этом останется на хлеб, соль и даже на неплохо пожить.

С. Занько: Еще немного о политиках. Прошедшая неделя была наполнена инициативами, которые связаны с именем Владимира Владимировича Путина. Это и законопроекты о государственной символике, и заявления Путина о том, что есть в стране все условия для создания муниципальной милиции, и обсуждение той темы, что учебник истории должен утверждать Президент страны. Из этих инициатив тебе какая больше нравиться?

Р. Титов: Мне они все нравятся, на самом деле. Начнем по инициативе по муниципальной полиции. Здесь, на мой взгляд, два события, которые неслучайно совпали по времени — это доклад кудринского комитета, который вчера, по-моему, был опубликован, о необходимости реорганизации российской полиции, можно сказать, по образцу полиции западной. То есть, там Кудрин что предлагает — предлагает создать муниципальную полицию, которая на «низовом» уровне будет заниматься уличной преступностью, «простыми» преступлениями. Муниципалы финансируются из муниципального бюджета. Также областную полицию, которая будет подчиняться, точнее, координироваться губернатором области и заниматься преступлениями, которые совершены на территории региона. Третий уровень — это федеральная полиция, аналог американской ФБР. Насколько мы знаем, ФБР занимается теми преступлениями, которые совершены на территории более чем двух штатов. Применительно к нам это более чем два региона. Это преступления общефедерального типа. Кроме того, Кудрин предлагает ликвидировать организацию, которая занимается борьбой с незаконным оборотом наркотиков из-за того, что большая часть дел по наркотикам рассматривается и инициируется полицией и ФСБ. Также он еще ряд других мер предлагает. Несмотря на боле-менее публичных расход в пространствах, Путин и Кудрин постоянно демонстрируют друг другу знаки лояльности. И тут раз, и выясняется, что Владимир Владимирович тоже говорит, что для реформирования полиции создались неплохие условия на муниципальном уровне. Насколько я успел посмотреть выступления Путина, то, что он говорит, в принципе соответствует тезисам доклада Кудрина. Здесь уже, я думаю, можно говорить не о какой-то конспирологии, а о вполне согласованных действиях. То есть, есть общественная инициатива, принятая достаточно близким Путину человеком, есть мнение Путина о том, что за исключением источников финансирования, которые пока не совсем понятны, полиция вполне может существовать. Я думаю, что в ближайшее время мы увидим вполне себе реальные действия. То есть, реформирование должно пройти.

С. Занько: А тебе лично эта реформа, если она состоится, нравится? Ты считаешь, она будет эффективна?

Р. Титов: Да. Мне кажется, да, поскольку на сегодня при всех своих плюсах единоначалия, полиция все же — несколько громоздкий инструмент. Мне кажется, что было бы правильным разделить ее на несколько уровней. Есть, условно говоря, уровень шерифов в Штатах — низовой уровень, который занимается малыми преступлениями, есть более серьезные преступления областного уровня. Федеральная полиция позволит сконцентрировать в своих руках намного больший уровень квалификации следствия, и сможет заниматься более серьезными преступлениями. Это разумно и, в принципе, это общемировая практика. Во многих странах это есть. Это увеличит и раскрываемость, и профессионализм полиции.

С. Занько: Хорошо. А что по поводу того, что в Госдуму был внесен законопроект, способствующий воспитанию патриотизма. Ты помнишь, наверное, прекрасно, наверняка читал о том, что думцы готовы поддержать этот законопроект при проведении массовых спортивных и физкультурно-оздоровительных мероприятий. Во всех общественных учреждениях страны должны поднимать флаг, он всегда должен быть над всеми общеобразовательными учреждениями поднят. Гимн должны чаще на всех мероприятиях включать. В общем, очень много таких нововведений, которые призваны придать государственной символике еще большую значимость. Все говорят, что патриотизма мало, вот давайте теперь больше внимания на гимн и флаг обратим, начнем с наших детей и патриотизма станет больше. Практически все фракции в Думе согласны поддержать такой законопроект, вводящий так много формальных действий, связанных с символами нашей страны.

Р. Титов: Я от своей позиции, которую высказал в одном их предыдущих эфиров, не отказываюсь. Я считаю, что патриотизм — это не нечто, навязываемое нам сверху, это чувство гражданина о своей собственной стране. Гражданин должен сам испытывать «восторг» просто от того, что он является гражданином этой страны. Он видит плюсы того, что он является гражданином, он видит некую социальную защиту, видит заботу о себе. Это правильно, когда патриотизм не надо воспитывать, когда он происходит из души. Раз уж получается так, как получается, я скорее поддержу позицию фракции «Справедливая Россия», которая говорит, что надо пойти дальше — нужно прост предусмотреть список поводов, по которым флажки не должны использоваться, и дальше пусть пойдет так, как но пойдет. Да, граждане не имеют права вывешивать флаг на своих домах, на линейках гимн может использоваться, а может и не использоваться. Если дать широкое поле для использования, думаю, граждане сами разберутся.

С. Занько: Думаю, у тебя будет что сказать по этому поводу — привести пример того, как патриотизм с помощью государственной символики воспитывается в других странах, но уже после короткого перерыва.

Реклама.

С. Занько: И это действительно «Особое мнение», особое мнение руководителя холдинга «ВятИнфо» Романа Титова. Меня зовут Светлана Занько. Здравствуйте всем, кто сейчас подключился к нам.

Р. Титов: И еще раз здравствуйте.

С. Занько: Мы продолжаем говорить о государственной символике, о флаге, гимне, по поводу которых сейчас думцы собираются принять закон для того, чтобы поднять патриотизм в

массах. В процессе перерыва я делилась собственными ощущениями — есть представление, что флаг, герб и гимн у нас отобрали. Это где-то далеко, где-то в сейфе, это — не трожь. Непонятно, как с этим обращаться. Это вывешивается не нами и только на тех домах, куда никто не ходит, кроме избранных в прямом смысле этого слова. Помню, в Канаде, когда ты идешь по лесу, ты можешь найти какой-нибудь домик лесника, около этого домика можно найти флагшток, на нем развевается флаг, и еще можно найти картину, когда утром человек поднимает флаг, вечером спускает его. Собственная церемония поднятия и спускания флага, еще и гимн. Нет в этом ничего страшного, явно, что он это делает не по каким-то специально назначенным дням, а когда душа пожелает.

Р. Титов: Да, это не регламентируется никак, и граждане в патриотической порыве, из любви к стране поднимают флаг, поют гимн. Нет законов, которые все это регламентируют. Думаю, что все были в Турции, все видели, что там турецкий флаги не просто на всех зданиях, он еще и на половине футболок, кепок и даже на полотенцах есть. Думаю, если сегодня в России выпустить полотенца с российским флагом, это опять будет скандал на всю страну.

С. Занько: Не дай бог, еще купальники выпустят, как с американским флагом.

В. Титов: Турки — довольно патриотичный народ, у которых Кемаль Ататюрк — типа нашего гибрида Ленина, царя Николая и Сталина в одном лице, которого они боготворят. Они спокойной относятся к использованию своей символики, спокойной относятся к тому, что русские туристы покупают вещи с турецким флагом и увозят его потом в Россию, демонстрируя потом на своих футболках этот флаг. Это нормально. Чем больше будет российского флага везде, тем лучше. Если мы где-то разрешим его использовать, получается, где-то мы запретим его использовать. Давайте ограничим те случаи, где флаг использоваться не может, где это запрещено, пусть остальное останется на воле бизнеса и людей. Пусть флаги будут по всем улицам. На госучреждениях они висят, дополнительные флаги вывешиваются только по праздникам. Если вы идете по улицам Берлина, там гигантские флаги свисают со зданий вне зависимости от праздника, пусть так будет и у нас.

С. Занько: Следующая тема. Спустя три месяца следствие так и не смогло найти виновника пожара в торговом центре «Фабрика». У нас было много эфиров по этому поводу. Была создана (точно уже не могу сейчас сказать) комиссия или комитет при Департаменте предпринимательства. Павел Онуфриев в этом участвовал, Олег Казаковцев был инициатором. Разрабатывались различные стратегии, как помочь погорельцам, по крайней мере,предлагались какие-то реальные инструменты, тарифы на помещения и плюс еще тарифы на кредиты были снижены. Много чем там было, и вот прошло три месяца, но ничего не происходит. «Фабрика» вроде бы не восстанавливается, в СМИ не слышно, чтобы люди что-то говорили. Вообще, вся эта история напоминают ту историю, что покричали-покричали пару дней, недель и все затихло. Дальше все пойдет своим чередом, нет?

Р. Титов: Непонятно действительно, что дальше делать. У здания есть владелец, и этот владелец сам вправе решать, что с этим зданием делать. Давайте вернемся к первому вопросу, с которого мы сегодня начали. Это историческое здания, которое находится в центре нашего города. Оно состоит их двух частей: часть бывшего завода управления и фабричная часть, в которой, собственно, и предполагалась «Фабрика». Каким образом получилось, что это здание не охранялось государством и муниципалитетом? Это историческая ценность, это украшение нашего города. Как эти люди могли получить право на аренду? Я до сих пор не понимаю, как это происходило в центре города, и на это никто не обращал внимания? Действительно надо создавать реестр исторических зданий. Оно должно там было бы быть, и должен быт дополнительный контроль, ведь уничтожен не просто торговый центр, а одно из красивейших зданий в центре нашего города, которое создавало архитектурный ансамбль в

течение столетия. Мне кажется, это вопрос уже не бизнеса совершенно и не торговых площадей, это вопрос восстановления исторического здания. Точно также, как восстанавливаются сегодня церкви на какие-то общественные деньги, пожертвования, должна быть и здесь какая-то инициативная группа, пусть инвестор найдется — надо поднять это здание. Оно должно украшать наш город, а не стоять пепелищем. Очевидно, что, если у собственника нет денег, он ничего делать не будет. Здание будет дальше разрушаться, ветшать и всем будет на это наплевать.

С. Занько: Что-то не наблюдается в нашем городе много меценатов, которые восстанавливали бы подобные объемы таких зданий.

Р. Титов: У нас недавно была инициатива о восстановлении собора Александра Невского. Как-то там что-то движется, пока, правда, ничего не слышно в последнее время. Почему бы не быть инициатива по восстановлению этого здания? Я понимаю, что говорю «хотелки», понимаю, что это здание, с большой долей вероятности, если не найдет нового собственника, то оно будет разрушено. Вопрос даже не в том, чтобы его сохранить, вопрос в том, чтобы другие исторические здания нашего города не погорели. Было здание на улице Московской, в котором был взрыв бытового газа больше пяти лет назад. Его сейчас потихоньку новый инвестор, новый собственник вытягивает. Да, это реконструкция «по-лужковски», из современных материалов, но тем не менее, здание сохраняет хотя бы исторический фасад. Я очень надеюсь на то, что эта территория в центре города привлечет внимание людей, новых собственников и они вложаться в реконструкцию. В то, что найдут или не найдут виновных — это не так важно, виновным ты не предъявишь стоимость этого утерянного здания, ты не предъявишь все потери, которые ты понес во время пожара в торговом центре.

С. Занько: Там штраф — всего 120 тысяч рублей.

Р. Титов: Сгорело и сгорело, кинул окурок и до свидания. Не виновного нужно искать, а думать, что со зданием делать.

С. Занько: Это история все-таки грустный конец будет иметь, или есть надежда?

Р. Титов: Я верю в великую силу бизнеса, верю в то, что эта площадка в центре города все же найдет своего инвестора. Я в это верю.

С. Занько: Очень много статистических данных на этой неделе прошло в новостях. Например, расходы кировчан на алкоголь сокращаются. Продажа водки сократилась всего на 0,8% зато на вино — на 40% с лишним. Тебя такие данные радуют?

Р. Титов: С одной стороны, радуют, потому что это плоды антиалкогольной кампании. Хотя я бы скорее ожидал увидеть спад по водке, по крепкому алкоголю и прирост вина.

С. Занько: Ты бы хотел, или ты ожидал?

Р. Титов: Я ожидал этого. Идет сильный спад по вину и не очень существенный спад по крепком алкоголю... На самом деле, это не очень хорошая тенденция, потому что это переход людей со «слабовставляющих» напитков на напитки более «конкретные». Чтобы не тратить 120 рублей на вино, лучше потратить 180 рублей на водку и будет намного веселее. Кроме того, цифры тревожные, потому что есть риски, что на рынок попадает контрафакт, «левое» вино, которое идет под совершенно левыми акцизными марками, и его продают в магазинах. Мы же с вами не разбираемся, настоящий акциз или нет. Схемы по акцизным маркам существуют уже десять лет. Я боюсь, что откровенный «шмурдяк» уже попадает на витрины

наших магазинов. Антиалкогольная кампания всегда в чем выражается? В снижении употребления крепкого алкоголя и переходе людей на более слабые напитки, то есть, изменение культуры потребления. А здесь как-то странно происходит...

С. Занько: Причем цифры глобальные: 40% — это не 10 и не 5.

Р. Титов: При всем при этом мы заходим с вами в магазин, видим огромные винные витрины — то есть, вина, вроде бы, много продается. По России спад по вину не очень существенный. По прошлому году я помню, что винный рынок держится на прежнем уровне, а по водке спад на 40% по сравнению в уровнем прошлого года. Это надо изучать. Спасибо вам за цифру, я в течение многих лет интересуюсь проблематикой алкогольного рынка. Я пока даже сказать не могу, что это. Наверное, это какие-то теневые тенденции. Я никогда не поверю в то, что весь народ резко переходит на «паленку» и на «фуфырики», но понять, куда идут деньги людей, которые они тратили на алкоголь, было бы очень интересно.

С. Занько: Нужно будет разобраться с этой ситуацией, тем более что сегодня этот вопрос будет в администрации разбираться. У нас остается три минуты, я предлагаю тебе две темы на выбор. Первая — в школах области был открыт доступ к порно-сайтам, и вообще вся эта тема информационной безопасности наших детей, которую все изучают, пишут об этом, но изменений особых не происходит. И такой казусный случай, связанный со всем известным депутатом Санкт-Петербурга господином Милоновым, который сорвал Хэллоуин, праздник в петербургском парке интернационалистов. Вроде бы даже кто-то там был задержан. Там было две тысячи человек, которые праздновали Хэллоуин, вырезали из тыкв подсвечники ив итоге их «замели».

Р. Титов: Мне было бы интересно узнать, на каких основаниях их «замели». Мы с вами говорили на тему Хэллоуина в школах, у меня было свое мнение на этот счет. Здесь просто люди собрались абсолютно не с религиозными целями отметить праздник. Я так понимаю, все необходимые уведомления были поданы. Приходит депутат и разгоняет толпу людей. На каких основаниях? Тогда следующее, что мы можем ожидать от депутата Милонова — это разгон празднования Масленицы. Это языческий праздник, давайте тоже разгонять! Там кукол жгут и прочие страшные вещи делают. Насчет школ и порно-сайтов вопрос не в том, что был открыт в школах доступ к этим сайтам. Вопрос в том, что он не был закрыт, а это вопрос кадров. Сегодня в школах нет квалифицированных системных администраторов, которые могут сделать так, чтобы школьник имел доступ только к той информации, которая ему полезна. Интернет — такая вещь, что там можно легко найти информации, школьник найдет ее дома. В школах Интернет должен быть ограничен, дома — это вопрос родителей.

С. Занько: Полминуты остается. Как ты считаешь, то, что касается информационной безопасности, все-таки централизованно должна быть проведена работа по поводу интернет-сайтов в школах, или каждая школа должна биться самостоятельно?

Р. Титов: Я считаю, что должен быть единый макет сайта школы, должна быть разработана единая концепция общей информационной безопасности школ, которая должна внедряться директорами школ на местах.

С. Занько: Готовый шаблон?

Р. Титов: Готовый шаблон, по которому это мероприятие реализуется, по которому перекрывается доступ к каким-то сайтам и прочее, прочее. Здесь не должно быть самостоятельности.

С. Занько: И с другой стороны, не будут вынуждены в таком случае руководители привлекать новые кадры.

Р. Титов: Конечно.

С. Занько: Спасибо. Это было «Особое мнение» Романа Титова, руководителя холдинга «ВятИнфо». Меня зовут Светлана Занько. До свидания.

Р. Титов: Спасибо, до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта