Олег Прохоренко, главный редактор газеты "Бизнес Новости"

Видео 14:34, 30 марта 2018 199 0

Особое мнение от 6.11.13

Олег Прохоренко:
"В докладе, который вывешен на сайте обкома КПРФ собрано много дискредитирующих фактов. Я стараюсь объяснять в своей колонке, почему этот вброс произошел именно сейчас. Думаю, это вызвано предстоящей встречей Никиты Белых с Владимиром Путиным. Встреча это знаковая, на ней будет определяться, назначат ли Никиту Юрьевича врио губернатора до следующих выборов (сентябрь 2014) или будут искать другую кандидатуру..."


Печатная версия передачи:
Ведущая: Юлия Афанасьева

Гость: Олег Прохоренко

Ю. Афанасьева: 13.06 в Кирове, на 101.0 FM программа «Особое мнение», сегодня у меня в гостях главный редактор газеты «Бизнес новости» в Кирове, Олег Прохоренко. Олег, добрый день.
О. Прохоренко: Добрый день всем.
Ю. Афанасьева: Я хочу вначале, прости, что перебила, хочу вначале напомнить наши координаты, нас теперь можно не только слышать, но и видеть, на сайте http://echokirova.ru есть онлайн трансляция, кроме этого, нашему гостю можно было написать вопрос в эфир на сайте http://echokirova.ru, чем воспользовались несколько наших слушателей. Олег, тебе есть три вопроса, один очень глобальный, я озвучу его в конце, начну со второго: «Олег, вы уверены, что бизнес омбудсмен назначен на этот пост для лоббирования интересов Белых, и его предвыборную компанию ? Спасибо».
О. Прохоренко: Я писал в колонке своей, номер назад, о том, что, в любом случае, это назначение политическое, это мое мнение. О том, что решение принималось, для меня неожиданным было, во-первых, потому что были другие кандидатуры, торгово - промышленная палата предлагала Сергея Шарова, бывшего вице – губернатора и собственника бизнеса в Котельниче, «Опора России» предлагала Андрея Николаевича Вавилова, который уже работал бизнес – омбудсменом, на общественных началах был согласован с Борисом Титовым в Москве. Появилась третья кандидатура, неожиданная. В чем – то приятная неожиданность, в чем – то не очень приятная, может быть, для тех, кто, по крайней мере, надеялся получить этот пост. Но, однозначно, пока могу сказать, что решение это не принесет, каких – то значимых результатов, пока не будет сформирован штат, пока не будут выделены средства, это все будет больше номинально для галочки. Потому что, сам бизнес – омбудсмен, он может решать, какие – то вопросы, но когда это общественная должность, то ему приходится еще работать генеральным директором своего завода, который расположен не в Кирове. Сергей Эдуардович, при всех его лоббирских способностях, а они действительно потрясающие, нужно знать, как он пробивал газопровод через Вятку с Газпромом, подписывая соглашения, ходя по коридорам. То есть в этом плане ему точно не откажешь, в плане лоббирования интересов, в данном случае, если он будет лоббировать интересы малого бизнеса, но политика здесь есть. Однозначно, я считаю, что сделан этот шаг был, для лояльности, не лояльности, но для того, чтобы. Есть такая организация, лига предпринимателей «Деловая Вятка», организация очень сильная по составу участников, и сильная с точки зрения, если они поддержат Никиту Белых на предстоящих выборах, если его кандидатуру согласуют, как в РИО, и затем будут выборы и он пойдет на них, то он получит, безусловно, там определенную долю поддержки.
Ю. Афанасьева: Но, то есть Данелян, для лоббирования интересов Никиты Юрьевича.
О. Прохоренко: Здесь есть такая составляющая тоже, но не только.
Ю. Афанасьева: Но не только, хорошо. Еще один вопрос, тоже про Никиту Белых, как вы относитесь к его политике?
О. Прохоренко: Ой, какой – то глобальный вопрос.
Ю. Афанасьева: Это я вам еще первый не озвучила!
О. Прохоренко: Я не…, хотя меня часто упрекают, в том, что я слишком лоялен к губернатору действующему. Я скорее не слишком лоялен, я стараюсь объективно смотреть. Есть вещи, которые не очень меня удовлетворяют, что касается, например, формирования команды правительства, и критикуют его за это очень крепко. Что касается его самого, как личности, и как губернатора, я считаю, что он достаточно многое сделал, пролоббировал много проектов. То есть, неплохие федеральные деньги, благодаря нему, пришли сюда и тот же «Нанолек», строящийся сейчас в Левинцах проект, и спортивная инфраструктура, то есть очень высоко оценивают, те его ноу – хау или проекты, которые касаются развития гражданского общества. Это, в первую очередь проект поддержки местных инициатив, уникальный проект, реализуемый в кировской области, и который на поверхности, как кажется многим строительства каких – то мелких инфраструктурных объектов в населенных пунктах. А если копнуть глубже, то это активизация людей, на создание каких – либо материальных ценностей, и вообще, на какое – то общее дело. Когда люди учатся слышать друг друга и говорить: «А мы хотим вот это», объединяются и вкладывают свои средства, это очень дорогого стоит. То есть, упрекают эту программу опять же в том, что зачем с людей собирать, это Государство должно обеспечить. Но вот мы так и жили на протяжении многих десятков лет, надеясь, что Государство должно обеспечить и взять за нас ответственность. Но нужно уже переходить, на ой взгляд, что человек сам, каждый для себя, должен отвечать за какой – то кусочек, и тогда мы можем благоустроить мир вокруг себя, не только квартиру, но и подъезд, и улицу, и так далее. То есть, это то, что не отнять, и то, что я ценю очень высоко.
Ю. Афанасьева: Хорошо, третий вопрос с сайта от Дмитрия Синицина, я прошу вас ответить на него кратко. Олег, как вы считаете, каковы итоги двадцати лет пост советских рыночных реформ, что хорошего удалось реализовать на нашей земле, и каковы издержки?
О. Прохоренко: Кратко невозможно, ты сама понимаешь, если бы тебе задали такой вопрос.
Ю. Афанасьева: Глобальный вопрос, я понимаю, но, тезисно.
О. Прохоренко: Тезисно. Мне очень печально. Мы перешли на рыночные рельсы, и это значит, что, все то, что раньше субсидировалось, то есть село и малые населенные пункты, попало под сильное усечение по финансированию. Село начало чахнуть, умирать. Есть объективные малокомплектные школы, какие – то фельдшерские – акушерские пункты, которые были закрыты. Я думаю, это не потому что местные власти не могут пролоббировать, а потому что на все просто не хватит денег. У нас теперь рыночная экономика, и тех дотаций, которые спускаются нам сверху или денег, которые мы зарабатываем, никак не хватит, ни на все дороги, ни на все школы, ни на все детские сады. Это печально. В советские годы мы получали достаточно большие средства, для того, чтобы все это поддерживать. Были ориентированы на то, чтобы люди жили, даже если они не производят продукт, и не являются рентабельными, некоторые хозяйства, сельские хозяйства, они просто поддерживались, для того, чтобы дать людям работу. Сейчас этого нет. Сейчас требуется в рынке, тем более, ВТО все – таки самостоятельная успешность, каждого отдельного хозяйства. И многие сельские населенные пункты оказались за бортом.
Ю. Афанасьева: Судя по последнему номеру «Бизнес новостей», тема сельского хозяйства Вас вообще волнует. В Кировской области.
О. Прохоренко: В Кировской области, что есть? Есть сельское хозяйство, есть лес, есть немножко биотехнологий, я не беру химиков, не беру производство пищевой продукции, потому что это к сельскому хозяйству, так или иначе, относится тоже.
Ю. Афанасьева: Но вот смотрите, давайте уж раз мы заговорили про сельское хозяйство, перейдем к этому блоку вопросов. Мы с вами все равно собирались это обсудить. Я предлагаю начать с инициативы Василия Сураева, генерального директора «КМК». Животноводов, которые продают молоко в другие регионы по более выгодным ценам, он предложил лишить областных субсидий. Ваше мнение по этому поводу?
О. Прохоренко: Здесь есть логика, очень понятная, логика заключается в том, что, все аграрии, которые производят молоко, они получают субсидию на продукт. Все аграрии, которые находятся в Кировской области. Но, когда сторонние регионы, Нижегородская область, Удмуртия, Татарстан, предлагают более высокие цены, переработчики. Естественно, аграриям выгоднее свое молоко поставлять туда.
Ю. Афанасьева: Но, это, же бизнес!
О. Прохоренко: Да, в результате, наша переработка остается без сырья, чем Василий Куприянович недоволен, и недоволен он больше не за себя, он говорит, о том что, он создаст действие агрофирм, у него в планах есть «КМК», там дополнительно и полностью себя сырьем обеспечит. А те, кто работает на чужом сырье, закупном, они могут загнуться и вымереть. То есть здесь всегда две составляющие, и Алексей Алексеевич Котлячков, глава департамента сельского хозяйства, сказал, что мы вводить не будем эти жесткие меры, ограничения продаж молока пока, а) не построим нормальные перерабатывающие комплексы, которые будут делать, так называемые высоко маржинальный продукт. Не просто молоко в пакетах, а йогурты, какие – то творожки, и так далее. То, что можно продавать с хорошей наценкой, хорошей рентабельностью, потому что одно дело, когда закроется несколько перерабатывающих комплексов, которые можно быстро построить вновь, другое дело, когда закроются несколько сельских хозяйств, и скот будет пущен под нож. Их уже восстановить гораздо труднее.
Ю. Афанасьева: А вот смотрите, вообще, по–вашему, резонна такая постановка вопроса. То есть получается, либо сельхозпроизводители, либо переработчики, при этом и те и другие работают в Кирове.
О. Прохоренко: Она в любом случае резонна. То есть каждый отстаивает свои интересы. Вопрос в том, какую позицию примет Законодательное собрание или Правительство области, на чью сторону встанет. И в данном случае, я скорее, придерживаюсь, точки зрения Алексея Котлячкова, то есть, есть резон в том, что аграриям неважно, куда поставлять свое сырье, им важно выжить. И поэтому они поставляют его туда, где им дают большие деньги. Если, представь себе, их лишают дотации. Они могут поставлять только Кировским, а Кировские говорят: «Ага, мы можем цены еще снизить, закупочные». И все, и приехали.
Ю. Афанасьева: Это же не конкурентная ситуация.
О. Прохоренко: Да, и многие закроются, налоги не смогут платить, зарплат будут задерживать. То есть, здесь нельзя рынок ограничивать такими механизмами, нужно создавать условия, нужно создавать дополнительную переработку, нужно стараться повысить внутренние закупочные цены на сырье тоже.
Ю. Афанасьева: А вам не кажется, что в этом случае в Василие Сураеве больше говорит директор «КМК», нежели, депутат ОЗС.
О. Прохоренко: Я думаю, что в нем говорит хозяйственник в целом, и знание ситуации в области, потому что он приводил в пример, как раз другие перерабатывающие мощности. И я не зря сказал, что он свою сырьевую базу готовит очень серьезно, и полностью себя молоком обеспечит, через некоторое время, по крайней мере. А вот Даровской, Вожгальский, Сунский и прочие масло – молокозаводы, они могут, к сожалению, потеряв сырье, они уже наполовину всего лишь загружены, их мощности, могут закрыться, обанкротиться, что – то еще нехорошее может произойти.
Ю. Афанасьева: А давайте еще про одну сельхоз тему поговорим. Это также еще один материал, который вышел в вашем издании, посвященный проблемам сельского хозяйства, о ликвидации «Нолинской птицефабрики». Судя по статье, предприятие гибнет из-за неумелого руководства. Я процитирую, «предпринимательской жадности». Как, по–вашему, это такая общая тенденция на всех птицефабриках? Потому что проблемы на многих сейчас.
О. Прохоренко: Предпринимательская жадность. Я бы не назвал это неумелым руководством.
Ю. Афанасьева: Я сказала «И».
О. Прохоренко: Предпринимательская жадность заключается в том, что ты никогда не можешь предполагать. Что будет завтра, ты сегодня берешь кредит, и обновляешь производство, ставишь новое оборудование, предположим не к этому случаю, а в целом, а завтра вдруг наступает ВТО, или какой – нибудь кризис, или что – то еще. Банки говорят: «Отдавай деньги», а у тебя все вложено и выход на самоокупаемость ещё через пять лет. Вот эта предпринимательская жадность, которая говорит, что нужно развиваться, нужно увеличивать производство, мог бы работать с теми же объемами и ничего не обновлять и тихонько загибаться, тихонько существовать. И тогда предпринимательской жадности нет, но этот человек уже не предприниматель. Он просто хороший управленец, но не предприниматель. В данном случае ситуация очень сложная по Нолинской птицефабрике, сложная она еще с точки зрения социальной, потому что птицефабрика – градообразующее предприятие, для одноименного населенного пункта, поселок – птицефабрика, и людям просто некуда деваться, когда оно закрылось. Некуда стало деваться. Там предпосылок много, мы как – то в программе «Разворот на бизнес», здесь же, на «Эхо Москвы» разговаривали с Алексеем Алексеевичем Котлячковым, с Константином Марковичем, с аграриями, о том, что происходит в сфере производства, яиц в том числе, и куриного производства. К сожалению, там, очень много предпосылок было, для того, чтобы эти предприятия волочили жалкое существование, в первую очередь, это корма. Вступление ВТО здесь сыграло свою роль, то есть корма стали очень дорогими, стало выгоднее поставлять заграницу, нежели продавать по более низкой цене на внутреннем рынке, цена выросла. То есть здесь не только предпринимательская жадность, не только неумелое руководство. Здесь есть некоторые объективные предпосылки, для того, чтобы это произошло. Другое дело, что всегда есть возможность продать бизнес, если у тебя нет достаточно средств, чтобы пережить это тяжелое время, можно было его продать. Скорее всего, владелец, Игорь Загоскин, просто не нашел в данный момент покупателя. И обидно будет, если эта птицефабрика не дойдет до восстановления, то для Нолинска это будет точка кипения и социальной напряженности.
Ю. Афанасьева: Судя по статье, ситуация там совсем плачевная. Я хотела о другом спросить. Некоторые герои вашей статьи вспоминают, что был Советский Союз, и в то время было вот так то и так то. Судя по тому, что в фермерских хозяйствах области, не только на этой птицефабрике, все не так гладко, как вы считаете, может быть имеет смысл эту сферу передать обратно в руки Государству?
О. Прохоренко: Нет, однозначно нет, если у нас не поменяется вообще социально – экономическая формация, я не считаю социалистический строй в этом смысле и социалистическую экономику плохой, но при условиях капитализма отдавать в руки Государства активы, это неправильно. Я думаю, что это будет еще большее «профукивание» денег к сожалению. То есть частный собственник, он все равно думает, какие ресурсы нужны, что имеет смысл брать кредит, где нет, а Государство является не таким умелым собственником. Это показывает пример, того, как у нас строятся крупные инфраструктурные объекты, проекты, с участием Государства, это выливается в огромные перефинансирования, в силу того, что, ты сама знаешь причины. В силу того, что часть денег уходит на «откат» и прочее, когда частник этим занимается, тут уже деньги из своего кармана не будешь лишние отдавать.
Ю. Афанасьева: А вы никогда не замечали ситуации, когда с бизнесом все хорошо, например, у фермеров, у сельхозпроизводителей, все окей, все работают, государство к нам не лезьте.
О. Прохоренко: У них, к сожалению, последние лет пять, все хорошо не бывает.
Ю. Афанасьева: Ну, хорошо, в любом бизнесе. А когда в отрасли начинает что – то происходить, когда что – то плохо, все говорят: «Государство, а где ты? Помогите нам».
О. Прохоренко: Это нормально. Есть кейнсианская экономика, если ты знаешь, когда в периоды кризиса Государство усиливает свою роль в экономике, берет активы, вкачивает деньги в инфраструктурные проекты, в строительство дорог и так далее. Для того, чтобы обеспечить рабочие места, для того, чтобы сделать предпосылки, на будущее развитие бизнесу. Но это не значит, что Государство должно выкупать активы у предпринимателей, и распоряжаться еще менее умело, чем те.
Ю. Афанасьева: А помните, как было с торговым центром «Фабрика»?
О. Прохоренко: В данном случае ты имеешь в виду что?
Ю. Афанасьева: Я имею в виду, когда все работали, когда все с этим торговым центром было в порядке, я знаю, что некоторые предприниматели от налогов уходили. А, когда произошел пожар, все куда пришли? В Правительство области, и сказали: «Дайте денег».
О. Прохоренко: На самом деле, пришли они тоже после программы «Разворот на бизнес», потому что здесь, Олег Александрович Казаковцев, член совета федерации, сказал, что, я эту тему пробью, и, по крайней мере, мы соберем предпринимателе. К сожалению, добиться многого не удалось, насколько я знаю, только были предоставлены льготные кредиты. Кстати, есть смысл узнать, много ли воспользовалось людей.
Ю. Афанасьева: Я говорю сейчас вообще о самой ситуации.
О. Прохоренко: То есть, у Государства в данном случае, тоже лишних денег нет. Есть бюджет, где все прописано, где нет форс мажорных обстоятельств, где нет средств на выкуп какого – либо частного имущества, как правило, наоборот, Государство сейчас пытается от непрофильных активов избавляться. Есть даже установка, что там, где МУП или КОГУП унитарное предприятие является одним из множества, в том числе частных, то есть играет на конкурентном рынке, от такого предприятия, в государственной собственности, нужно избавляться. То есть там итак создана высокая конкуренция, вот там, где нет других игроков, кроме государственного предприятия. Такое предприятие имеет смысл дальше содержать , имеет смысл существования. Я не сторонник того, чтобы в данной экономической формации мы живем, по крайней мере, мы пытаемся жить при капитализме, нужно Государству усиливать свою базу новыми активами, нет. Если мы решим, что да, мы возвращаемся к социализму, плановой экономике, Государство, действительно, забирает большую часть каких – то государственных , важных для Государства сельскохозяйственных или лесных предприятий, тогда да. Но для этого, нужно поменять именно структуру экономики.
О. Прохоренко: Ю. Афанасьева: Я напомню, это «Особое мнение» главного редактора газеты «Бизнес новости» Олега Прохоренко. Олег, в понедельник у нас был выходной, страна вся отмечала День народного единства, как вы этот день провели?
- Очень хорошо, с семьей.
Ю. Афанасьева: Вы отмечали, или это был просто выходной?
О. Прохоренко: Нет, для меня это не праздник, пока, по крайней мере, не сложился, я думаю, и для многих моих сограждан тоже. То есть он такой, пока созданный искусственно. В свое время это был праздник, при царе, День Казанской Божьей матери, но за советское время мы его корни утратили, и для любого праздника необходимо время, может быть даже десяти столетия, для того чтобы он легимитизировался, и воспринимался людьми уже как свой, как родной. Если, седьмое ноября до сих пор у нас в памяти, еще у тех, кто застал парады на Красной площади, парады и демонстрации, до сих пор ассоциируется с таким общим народным праздником. Он тоже существовал недолгое время, не очень продолжительно, но он прижился, и воспринимался и воспринимается людьми, как праздник, то четвертое ноября, к сожалению, нет. Но дополнительный выходной – это всегда возможность, что – то сделать хорошее по дому, побыть с детьми, я это время использовал на сто процентов.
Ю. Афанасьева: Хорошо, многие чиновники у нас называют четвертое ноября праздником, который сплачивает всю страну. Я так поняла, что вы так пока не считаете.
О. Прохоренко: Я бы не сказал так, потому что у нас в этот праздник, как – то так усиливается движение. Это видимо еще с черносотенных времен идет, движение националистов. Русские марши, и я не большой поклонник русских маршей, честно говорю, и меня вообще настораживают те ксенофобские настроения, которые сейчас от столицы ползут постепенно в регионы. Это ужасно. Они вызваны объективными причинами, они вызваны какими – то просчётами в миграционной политике Государства, но их нужно, если не жестко останавливать, то, по крайней мере, стараться ограничивать. Это может привести к страшной резне, я даже думать не хочу в эту сторону.
Ю. Афанасьева: Я имела в виду немного другую национальную идею, точнее хотела спросить про олимпиаду в Сочи.
О. Прохоренко: Это хорошая идея!
Ю. Афанасьева: Да, на тему олимпийского огня в регионах России, на тему самой олимпиады. Сейчас столько линий его иронизируют. Скажите мне, Сочи считаете национальной идеей?
О. Прохоренко: Я начну издалека. Когда решение принималось, могу соврать в каком году, в восьмом, или седьмом, то есть, когда Сочи выиграли олимпиаду среди прочих стран и городов мира. Я работал редактором по Сибири, инвестиционного путеводителя по России, мы тогда восприняли эту новость с таким воодушевлением! Да, это был седьмой год, предкризисный. Решили, что да, Россия сейчас двинется, мы как инвестиционный путеводитель, двуязычный, английско - русский, свой журнал сможем продавать за хорошие деньги, потому что интерес у инвесторов к России будет еще больше с этим проектом. То есть, за счет олимпиады, можно сделать много вещей, в том числе, репутационных и имиджевых. Но за эти годы очень сильно изменилась вообще ситуация в политике, изменилась ситуация в экономике. Мы как – то более депрессивно стали жить, не беднее, но депрессивней. Постоянно в ожидании, какого – то кризиса, мы испытали этот кризис в восьмом году, сейчас какие – то там стагнации, рецессии нам предрекают, и так далее. Политике произошло усиление закручивания гаек, тоже связанное с рядом процессов, с «Оранжевым движением», «Белоленточным движением», с болотной площадью. То есть, как – то стало все напряженно, и Сочи сейчас уже – это, конечно, национальная идея. Но отошло на всем этом на второй план. Те средства, которые были израсходованы, и та информация, о том, как все это делается, конечно, несколько помутнило картинку. Но я думаю, что, когда сама олимпиада начнется, и когда к нам в Киров придет этот огонь олимпиады, это будет как раз между Новым годом и Рождеством, это будет праздник. Я обязательно с детьми схожу, потому что олимпийские игры бывают, не знаю, в последний раз в восьмидесятом, сейчас две тысячи тринадцатый, может быть на моем поколении, то есть, может быть, я олимпийских игр в России больше не увижу. Для меня это в любом случае праздник, я буду, естественно, следить за успехами наших спортсменов, но есть одно «НО». Мы всегда почему – то хотим завоевать все медали, не наблюдал этого в других странах, а если кто – то из спортсменов, возложенные на него надежды не оправдал, конечно, он антигерой, конечно, он негодяй, и так далее. Другие страны более спокойно относятся, когда у них олимпийские игры проходят, они рады любой медали, бронзовой, серебряной, золотой. Они готовы носить на руках любого призера олимпиады, и неважно, какого размера эта страна, неважно, сколько в копилке у них наград. А мы почему – то шивинистки эти меряемся, что вот у нас больше всех наград.
Ю. Афанасьева: Может быть, это максимализм?
О. Прохоренко: Это неправильно. И универсиада из – за этого поблекла в моих глазах. Набрали профессиональных спортсменов состязаться со спортсменами, только ради того, чтобы быть первыми по медалям, это глупо. Надо побеждать честно.
Ю. Афанасьева: Про универсиаду согласна, я предлагаю на этом прерваться, 13.30 на часах, это «Особое мнение» Олега Прохоренко, сейчас реклама, мы, буквально, через две минуты вернемся.
Реклама.
Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в студию, это «Особое мнение» главного редактора газеты «Бизнес новости в Кирове», Олега Прохоренко. Меня зовут Юлия Афанасьева.
О. Прохоренко: Тебе там не поступило вопросов еще, каких - нибудь?
Ю. Афанасьева: На сайт?
О. Прохоренко: На сайт!
Ю. Афанасьева: Мы сейчас проверим, а что, Олег?
О. Прохоренко: На самом деле клевые вопросы, спасибо всем, кто написал, буду ждать новых, резких, провокационных.
Ю. Афанасьева: На сайте нового ничего нет. А сейчас будет. Олег, Совет общественной палаты России утвердил состав Общественной наблюдательной комиссии Кировской области. Занимается она, общественным контролем за соблюдением прав человека, в местах лишения свободы. Созыв этот не первый как я понимаю. Как относитесь вообще к этому общественному институту?
О. Прохоренко: Отношусь очень хорошо. Институт, очень нужный, и во многих странах такого просто нет. Представь себе, члены этой комиссии, их там двадцать человек сейчас. Было, по-моему, шестнадцать, в прошлом созыве. Они могут беспрепятственно, в любое время дня и ночи в любое пенитенциарное учреждение, в любую зону, СИЗО и так далее. Посмотреть, действительно ли там есть голодовка, или это надуманно. Действительно ли там людей избивают или нет.
Ю. Афанасьева: Олег, ты сам в это веришь?
О. Прохоренко: Что значит, верю? Это так и есть! Михаил Валерьевич Плюснин, председатель этой комиссии, он имеет доступ во все учреждения, и если ему откажут, это будет большой – большой, грандиозный скандал. И тоже со всеми остальными членами комиссии. Так заложено Федеральным законом, понимаешь, в этих комиссиях. Ты смотришь на меня такими глазами, как будто ты первый раз слышишь об этом.
Ю. Афанасьева: В Российских законах, очень много, чего написано.
О. Прохоренко: Это единственные люди, которые имеют такое право. Адвокаты не имеют такого права, прокуроры не имеют такого права, члены комиссии, общественники, имеют такое право, наделены. Но есть одно «НО», у нас зоны изоляторы временного содержания, они разбросаны по области, а комиссии не придано никаких средств. То есть она внебюджетная, и это значит, что если они нашли машину, то они поехали, а если денег на бензин нет и машины нет, то не поехали. С этой точки зрения мне бы хотелось видеть в составе совета людей более обеспеченных, которые с одной стороны заинтересованные общественники, а с другой стороны у них есть хотя бы свой транспорт. Но, к сожалению, те, кто были озвучены, я думаю, что их самих надо брать на прицеп и везти. Мы с Михаилом Валерьевичем эту тему обсуждали, он в прошлом созыве говорил. Что все, я не могу больше, потому что это отнимает время, действительно нужно ездить. У тебя есть права, но кроме прав, никакой материальной заинтересованности, конечно, нет. От того, что ты ездишь, как правозащитник, заработков тоже особо нет, потому что, если сидят у нас какие – то известные персоны, личности, за которыми просят посмотреть, все ли у них там благополучно. Как правило, они обращаются к столичным адвокатам за защитой, за написанием заявлений в прокуратуру, прочее, а не к местным, и, это меркантильные вещи, но ездить на что – то надо. Если съездить в Лесное, или в зоны, которые расположены в Опаринском, например, районе, то нужны средства для этого.
Ю. Афанасьева: А вы не считаете, что статус общественного деятеля, подразумевает, что ты что – то делаешь бесплатно и не за деньги?
О. Прохоренко: Нет, Юля, если это происходит в городе Кирове, то ради Бога, это бесплатно все можно делать. Если речь идет о том, что срочно нужно выехать, что есть тревожный сигнал из такой – то зоны, а она располагается в четырехстах километрах, как ты бесплатно поедешь? У нас нет пока мгновенного перемещения из одной точки в другую бесплатно.
Ю. Афанасьева: Купишь на свои деньги бензин, сядешь в свою машину и поедешь.
О. Прохоренко: А оно тебе надо? Такая вот общественная работа, если ты еще являешься, не предпринимателем, а просто журналистом. Ты поедешь? Один раз съездишь, другой раз съездишь, но третий раз скажешь…
Ю. Афанасьева: Но ведь там двадцать человек в этой комиссии.
О. Прохоренко: Да
Ю. Афанасьева: Не обязательно же каждый раз должен ездить один и тот же.
О. Прохоренко: Естественно. Как правило, в комиссии едет не один человек, два, три, четыре. То есть, есть всегда вопросы к полномочию комиссии. Их действительно много, их действительно пускают в любое учреждение, но материальных возможностей никаких. Получается противоречие. Есть возможность с одной стороны, но нет материально – технической возможности с другой.
Ю. Афанасьева: Но знаете, я лично каждые две недели вижу общественников, которые садятся на свою машину и едут, например, в Подосиновец, в предпринимательский десант.
О. Прохоренко: Я тоже их знаю, и это не самые бедные люди…
Ю. Афанасьева: Я понимаю, что это не самые бедные люди, но тем не менее…
О. Прохоренко: У них есть свои машины.
Ю. Афанасьева: Да у них есть свои машины. Но другой вопрос, что за дорога до Подосиновца, это ладно, это опустим. Хорошо, Олег, я поняла вас по этому поводу. У нас не так много времени осталось, я хочу с вами обсудить Сергея мамаева, уже, которая по счету, ваша колонка посвящена Сергею Павлиновичу, чем он вас так зацепил, расскажите.
О. Прохоренко: Он очень яркий политик, это во – первых, во – вторых. Тот доклад, который вывешен у него на сайте, на сайте ОБКОМа «КПРФ», очень интересен, там есть много, действительно дискредитирующих фактов, они общеизвестны, просто собраны в кучу.
Ю. Афанасьева: Дискредитирующих существующую власть.
О. Прохоренко: Действующую власть, региональную власть. Много нелицеприятного, и это радует, что у нас есть свобода слова, есть возможность это выражать. Ноя попытался вычленить те вещи, которые, во – первых, сшиты белыми нитками, во – вторых, те вещи, которые показались мне абсурдными. С этой точки зрения и объяснил. Всегда в своей колонке стараюсь объяснить, что происходит. На поверхности что – то есть, бурлит, кипит, а на дне, почему именно этот вброс, почему именно сейчас, после этого вброса, был вброс информационный по «Нововятскому лыжному комбинату» вчера как раз туда ездил, встречался с новым руководством, и по – прежнему руководителю этого комбината, Господину Ларицкому, то есть это вбросы неслучайны. Чем они вызваны, оказывается, они вызваны предстоящей где – то на днях, встречей Никиты Юрьевича с Президентом Российской Федерации, Владимиром Владимировичем Путиным, где – то она скоро должна состояться. Встреча эта знаковая, на этой встрече будет определяться, назначат Никиту Юрьевича временно исполняющим обязанности губернатора, до следующих выборов, до сентября следующего года, либо будут искать другую кандидатуру, в качестве временно исполняющего обязанности. Сама процедура, по–моему, вступает с января в силу, то есть временно исполняющий обязанности, назначается, потому что срок уже вышел губернаторства. Соответственно, перед этой встречей, есть интересы у определенных кругов политических в области, как можно больше гадостей на действующую власть вылить. Но это нормальная процедуры, я просто пытаюсь это показать, делается это кем – то, но через Сергея Павлиновича Мамаева, он в данном случае оказывается на пике. Раз оказался на пике, то соответственно, он и является героем моей публикации, героем моей колонки.
Ю. Афанасьева: Вы, кстати, в колонке не писали про встречу Путина с Белых
О. Прохоренко: Есть.
Ю. Афанасьева: Невнимательно читала я, может быть.
О. Прохоренко: Это есть. Это как раз основа, то есть объяснение, почему именно сейчас, почему именно это и в таком виде. На самом деле все те факты, и вещи, которые там есть, и документы, которые прикреплены к этому, как бы докладу, непонятно от кого, непонятно кому, они уже звучали. Они готовились, на самом деле, Валерием Васильевичем Крепостновым, а тут Сергей Павлинович вдруг их обнародовал. То есть прослеживается еще одна взаимосвязь, Валерий Васильевич готовил это, если помнишь, в Законодательном собрании, когда выносил инициативу …
Ю. Афанасьева: Импичмента
О. Прохоренко: Да, губернатору. То есть те же самые документы, те же самые факты, дополнено было всего лишь, в Вятских полянах, что сейчас происходит, ну и пара фактиков уже более свежих. А все остальное уже звучало, видишь, наш читатель, это не просто бабушка, дедушка. Наш читатель – человек думающий, я, по крайней мере, так оцениваю. И поэтому пытаюсь ему свое видение рассказать, многие люди понимают это и так. Кто – то недопонимает, и тогда у него в голове, может быть, срастется. Может быть, я, что – то недопонимаю, у меня нет прямых источников информации в Правительстве области или в «КПРФ», но как человек, претендующий немножко на аналитичность, я пытаюсь какие – то факты связать воедино, и сказать, что на самом деле происходит то и то, потому и потому. Вот это моя цель и задача, а не цель и задача уличить Сергей Павлиновича, потому что он мне не нравится. Нет, вовсе нет.
Ю. Афанасьева: А вас в предвзятости не обвиняли?
О. Прохоренко: Кучу раз. Всегда есть люди, которые говорят, причём, в журналистике это сплошь и рядом. Если ты на виду, если твоя фамилия, хотя бы кем – то запомнена и, если тебя знают, тебя будут обвинять в предвзятости. Но честно говорю, никогда не брал денег за какие – то свои публикации, тем более за колонки. Бред.
Ю. Афанасьева: А вам не звонил Мамаев, не говорил: «Олег, что же ты делаешь?»
О. Прохоренко: Звонил было дело, да. Еще год назад, по-моему, но как – то мы не очень выяснили с ним отношения.
Ю. Афанасьева: Что вы ему ответили?
О. Прохоренко: Что было год назад? Ты думаешь, я вспомню? На самом деле, я свою позицию готов ему объяснить, и меня позабавила эта история про то, что «КПРФ» на своем сайте выложила обвинение губернатору, в том, что он пролоббировал интересы «КПРФ» и «Справедливой России» на выборах в Городскую Думу. Приехали, да? И что «Единая Россия» из – за этого низкий процент голосов собрала в Кировской области. Это точно не та карта, на которую «КПРФ» должна ставить.
Ю. Афанасьева: У меня последний вопрос у нас две минуты осталось. Как вы думаете, Олег, ваш прогноз, Назначат Никиту Белых, временно исполняющим обязанности, или нет?
О. Прохоренко: Я останусь пока при своем мнении, в смысле не буду его озвучивать.
Ю. Афанасьева: Хорошо, нам надо закругляться, я благодарю вас, это было «Особое мнение» главного редактора газеты «Бизнес новости» Олега Прохоренко. Я благодарю вас за эфир. Спасибо.
О. Прохоренко: Взаимно. Всего доброго, хорошего дня!
Ю. Афанасьева: Всего доброго и до свидания!

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта