Михаил Курашин, вице-спикер Заксобрания

Видео 14:34, 30 марта 2018 258 0

Особое мнение от 30.10.13

"Валерий Николаевич, на мой взгляд, был одним из сильных звеньев фракции КПРФ. Я думаю, что в любом случае потеряла фракция. Туруло ассоциировался с КПРФ, его сторонники поддерживали КПРФ, и заявления о том, что Валерий Николаевич представляет РотФронт - все это ведет к расколу электората, расколу сторонников партии..."


Печатная версия передачи:

Ведущая: Юлия Афанасьева

Гость: Михаил Курашин

Ю. Афанасьева: 13.07 в Кирове на 101 FM программа «Особое мнение», меня зовут Юлия Афанасьева, у меня в гостях сегодня вице – спикер ОЗС Михаил Курашин. Михаил, Добрый день!

М. Курашин: Добрый день.

Ю. Афанасьева: Я сначала напомню наши контакты, нас можно не только слушать, но и смотреть, на сайте echokirova.ru, идет пряая трансляция, у нас в студии две камеры, можно писать в твиттер, можно писать мне в твиттер, мы в течение программы обновляем и кое – что озвучиваем. Михаил, хочу я начать с новости сегодняшнего дня, в 13:30 в Первомайском Суде рассмотрят вопрос, по избранию меры пресечения Сергею Лузянину, есть ли у Вас прогноз на исход этого заседания?

М. Курашин: Сразу, как говориться, в карьер. Может, мы начнем с того, что, наконец – то, настала бабья осень, у нас тепло!

Ю. Афанасьева: То есть теперь есть и такое понятие, есть понятие «бабье лето»

М. Курашин: К сожалению, да, ввели, опять же, СМИ, в частности, я столкнулся в интернете с этим понятием. Поэтому хочу всех поздравить с «бабьей осенью». Хочется верить, что она, вся такая теплая и сухая…

Ю. Афанасьева: Плавно перейдет в «бабью зиму»

М. Курашин: Нет, зиму хочется, все - таки настоящую. Что касается данного вопроса, опять же, мы можем лишь поверхностно, очень даже поверхностно оценивать всю эту ситуацию, потому что, кроме перечисления статей, мы не имеем представление о конкретных фактах, и конкретных событиях, которые будут предъявлены нашему коллеге. Поэтому, все – таки я думаю, что правильнее будет дождаться, по крайней мере, первого заседания, чтобы понять, в чем конкретно он будет обвиняться.

Ю. Афанасьева: Его обвиняют по трем статьям, это хищение, превышение полномочий…

М. Курашин: Я сейчас конкретно говорю, что статьи мы понимаем, а вот конкретные факты, что за названиями этих статей кроется, то есть мы пока из всего этого, можем понимать, что речь идет о некотором нецелевом использовании прибыли, которое получало предприятие, о нанесении телесных повреждений сотруднику милиции. Это то, что знали мы, на момент начала истории.

Ю. Афанасьева: Хорошо, как вы считаете, его оставят под стражей, или нет?

М. Курашин: Я думаю, что, опять же, если до сегодняшнего момента не произошло освобождения, то, скорее всего, оставят.

Ю. Афанасьева: Хорошо, поживем – увидим, посмотрим, чем закончится.

М. Курашин: Тем более, прошу прощения, что перебил. Тем более, что, та информация, которая появлялась в СМИ, последняя по знакомству сделана. Она говорит о том, что, моховик уже работает во всю, и в каких – то частях он сознался, в каких – то не сознался. То есть я думаю, что под стражей его, все – таки, оставят.

Ю. Афанасьева: В общем – то, скоро мы узнаем, оправдается ваш прогноз или нет. Завтра у нас внеочередное пленарное заседание ОЗС, Михаил, и завтра ваши коллеги будут рассматривать вашу инициативу, по поводу расчлененных тел, показанных по экрану телевизоров. Вас уже многие обвинили в цензуре. Что вы отвечаете этим людям?

М. Курашин: Давайте начнем с того, что завтра очередное заседание Законодательного собрания, я не борюсь с расчлененными телами, а, предлагаю, скажем, так, не играть на этой теме средствам массовой информации. А относительно того, что в данном случае было указано в комментариях, и каким образом проходил данный вопрос на комитетах. Здесь, наверное, можно сказать следующее, не смотря на то, что данная тема так живо сыграла, честно говоря, не ради того, чтобы мы начали обсуждать этот вопрос так активно в средствах массовой информации. Но, как говорится, что случилось, то свершилось. На самом деле ни о какой цензуре речь не идет. Когда мы говорим о том, что мы хотим видеть объективные события, но без тех элементов, которые наносят действительно серьезные травмы не только родственникам, но и в принципе простым зрителям. Ни в какой мере мы не затрагиваем вопросы ограничения. То есть да, события: ДТП, аварии, стихийные бедствия, это все то, что подлежит освещению, и не должно замалчиваться. Но странно, и странно слышать от некоторых журналистов, что без показа трупов, или без показа частей трупов, данные события, будут, не столь объективно освещены.

Ю. Афанасьева: А, что такое цензура, по – вашему ?

М. Курашин: Если бы мы вообще говорили о том, что не показывать подобные факты, то есть не показывать, предположим, ДТП, не показывать взрывы, то есть вот это, и я бы считал, что можно говорить об определенных ограничениях, определенной цензуре. Здесь же мы говорим о том, что журналист, человек, который стремится к объективному освещению, должен использовать возможности разнесения различного вида информации. Но при все при этом, учитывать, что эта информация каким – то образом влияет на человека. И избегать ситуаций, когда подобными материалами, информацией, можно нанести травму.

Ю. Афанасьева: Хорошо, какую травму и кому нанести?

М. Курашин: Всем зрителям. На самом деле, приведу элементарный пример, который, кстати, почему - то, приводится мне, в качестве контраргумента. То, что, если освещая события с ДТП не показывать трупы, то профилактического урока не будет. На самом, деле погорите с водителями, кто сталкивался с ситуациями, когда он видел трупы.

Ю. Афанасьева: Я много раз видела трупы.

М. Курашин: Много профессиональных водителей, которые испытывают травму настолько, что, в течение нескольких дней, они не могут есть, не могут спать. Это разве

профилактическая мера, это, в принципе, ущерб здоровью человека. И моральному и физическому. Вы на себя переведите, то есть, как вы реагировали?

Ю. Афанасьева: Вы знаете, я на самом деле видела трупы много раз, по работе мы не один раз снимали, и на меня это производило впечатление прямо противоположное. Я всегда задумывалась о том, что надо бы помедленнее ездить, на самом деле, и аккуратнее. На меня, наверное, это, в конечном итоге, производило только положительное воздействие, в плане того, что я пересматривала манеру вождения, я переставала гонять, обгонять и так далее.

М. Курашин: Опять же, отчасти с вами можно согласиться, это раз, во- вторых, когда мы говорим о ситуациях показа подобных событий, через средства массовой информации, его смотрят не только водители.

Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду детей?

М. Курашин: Да и не только, у нас же не все на машинах. Даже средний, старший возраст, то есть эти люди, в данном случае, получают негативную информацию, которая влияет на их психику, которая влияет на их душевное здоровье.

Ю. Афанасьева: Вы знаете, Михаил, основной закон многих СМИшников, многих телевизионщиков, в том числе – мы показываем то, что смотрят, если бы не смотрели, мы бы не показывали. Может быть, это телезрители такие, телезрители это сами смотрят, сами сознательно выбирают. Может быть не с того конца начали?

М. Курашин: А кто сказал, что телезрители это смотрят?

Ю. Афанасьева: Рейтинги канала НТВ.

М. Курашин: Вопрос заключается в том, что на сегодняшний момент, альтернативности телезрителей не так много. Канал НТВ, но мы, наверное, неправильно делаем, что переходим на конкретный канал, потому что может много претензий и вопросов потом возникнуть. Но вопрос заключается в том, что речь идет не только о том, что они показывают насилие, речь идет о том, что там достаточно много фильмов, речь идет о том, что они, на фоне других СМИ, достаточно объективно пытаются анализировать ситуацию. Мы взяли, какой – то один контекст, что там одни трупы и поэтому все смотрят. Да не поэтому смотрят, я вам могу сказать, что, предположим, я смотрю какие – то сериалы на НТВ, но не ради трупов, я смотрю новости на НТВ, но, опять же, не ради трупов.

Ю. Афанасьева: Но подождите, есть программы о происшествиях.

М. Курашин: Они есть не только на НТВ.

Ю. Афанасьева: Да, они есть на многих каналах.

М. Курашин: Есть на наших замечательных каналах, региональных.

Ю. Афанасьева: Так, если бы их не смотрели, то их бы не показывали, вы так не считаете?

М. Курашин: Нет, не считаю. Что в данном случае альтернативность? Чем отличается, предположим, с точки зрения структуры программ, для рядового зрителя? Вы – профессионал, я – любитель, зритель.

Ю. Афанасьева: Я теперь тоже зритель.

М. Курашин: Для чего, какая существует разница, в структуре телепередач, на различных каналах, как Федеральных, так и Региональных. Они, примерно, все в одной линейке находятся. Новостной блок, развлекательный блок, блок происшествий и так далее. Они все одинаковы, поэтому альтернативность смотреть или не смотреть, она слабая. Я, с довольствием бы, вместо дорожных войн, смотрел бы другую передачу, если бы она была качественная, интересная и развивающая. Но в это время, к сожалению, многие каналы не могут предложить мне, какую – то иную альтернативу.

Ю. Афанасьева: А можно выключить телевизор, и почитать книгу.

М. Курашин: Можно. Поэтому, иногда, я так и поступаю.

Ю. Афанасьева: Но я хочу заметить, что многие телезрители вашему примеру не следуют, потому что, мне кажется, что ровно в тот день, когда у этих программ упадут рейтинги, их уберут из эфиров каналов и так далее.

М. Курашин: Я считаю, что, если это сделают все, в один момент.

Ю. Афанасьева: Мы можем друг друга к этому призвать.

М. Курашин: Мы получим более качественное телевидение.

Ю. Афанасьева: Так, может быть, нам к этому призвать наших сограждан? Чтобы мы перестали это смотреть, а не телекомпания.

М. Курашин: Я, честно говоря, встречаясь с людьми, читая газеты. Я не видел ни одного комментария, ни одной реплики, ни одного мнения, о том, что, слушайте, здорово, что на наших каналах, есть такое большое количество передач с человеческими жертвами, я не видел. Зато я видел много других, обратных, в которых говорили: «Сколько будет продолжаться это литье насилия?». И, опять же, мы можем с вами рассуждать, рейтинги, не рейтинги, пойдемте в школу, пойдемте, поговорим с учителями. Как они считают, надо это показывать или не надо?

Ю. Афанасьева: А у нас же по поводу детей, есть закон о защите детей от подобной информации.

М. Курашин: Вчера на одном из комитетов, когда мы инициативу обсуждали, выступал наш коллега, работающий на общероссийском телеканале, который сказал, что да, подобное ограничение есть, «ноль плюс» и так далее. Но уже, в принципе, доказано, что они не работают.

Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду Станислава Куршакова?

М. Курашин: Да. То есть, когда идут новости с пометкой «0+», предполагая, что это для всех возрастов, и там неожиданно появляются кадры, связанные с военными событиями в

Сирии, или ДТП и так далее, никто не ограничивает детей, в том, чтобы это увидеть. Поэтому отсюда вытекает вторая вещь, а почему? Первая, что у нас на самом деле в законе достаточно размытое понятие популяризация культа насилия, то есть что мы под этим понимаем? Мы можем все по – разному понимать. Тем более средства массовой информации могут одно понимать, а мы можем другое. А второе, отсутствует ответственность, как раз вторая часть инициативы, вторая инициатива, заключается в том, чтобы установить эту ответственность. За то, что эта информация появляется, то есть до этого момента не было, сейчас, когда, предположим, средство массовой информации попадет под штраф административный, пусть это пока немного. Речь идет о том, что для юр. лиц это будет 40-50 тысяч, пусть это пока немного, и если все – таки она не подействует, то можно поднимать вопрос о том, что пусть этот штраф увеличивают.

Ю. Афанасьева: Хочу вам зачитать, мне пишет в твиттер - блогер Роман Орловских : «Жму Михаилу руку за его позицию. На нашем ТВ, крайне мало позитива, не «развлекаловки», а именно позитива». Поддерживают вас, Михаил, интернет – жители.

М. Курашин: Спасибо Роману.

Ю. Афанасьева: Я хотела бы еще зачитать определение цензуры. Это википедия. Цензура М. Курашин: контроль власти, за содержанием и распространением информации печатной продукции, передач радио, телевидения, веб – сайтов, порталов и так далее. Вы не считаете вашу инициативу цензурой?

М. Курашин: Нет, мы не говорим об ограничении информации. Мы говорим о некой моральной стороне данной информации. Точнее я говорю.

Ю. Афанасьева: Хорошо, Михаил, да, вы говорите. Ваша инициатива требует внесения изменения закона о СМИ, это закон Федеральный, и насколько я понимаю, инициатива будет передана в Гос. Думу.

М. Курашин: Оба законопроекта, и о внесении изменения закона о СМИ, и о внесении изменения в кодексе об административной ответственности, это да, Федеральный уровень. Переговорил я с депутатом Гос. Думы, Сергеем Дорониным, который подтвердил, что он готов взять данные законопроекты, если они будут здесь приняты, и дальше с ними аотать в Гос. Думе.

Ю. Афанасьева: А какова судьба дальше, какой срок рассмотрения, когда вам должны ответить?

М. Курашин: Это, на самом деле, процесс достаточно сложный. Я честно скажу, мне не нужен ответ, мне нужно решение, чтобы этот вопрос был внесен на комитеты, я очень надеюсь, что Сергей Александрович в этой части мне поможет. Если он будет внесен на комитеты, рассмотрен комитетами, тогда дальше он уже, будет внесен на пленарное рассмотрение. Сказать, что есть какой – то срок, я не скажу.

Ю. Афанасьева: А временную перспективу вы, какую предполагаете?

М. Курашин: По закону должен в течение тридцати дней поступить ответ, о том, что с этой инициативой будет происходить, то есть от Гос. Думы должен поступить

соответственно, либо они принимают ее к рассмотрению, либо не принимают, по каким – то причинам, вот это последняя связка с нами, а дальше этот законопроект будет работать на Федеральном уровне.

Ю. Афанасьева: Понятно. Скажите, Михаил, а какие еще, такие горячие темы для обсуждения вы предвкушаете на завтрашнем пленарном заседании ОЗС?

М. Курашин: По – моему , как раз, завтрашнее пленарное, оно будет все состоять из горячих тем. Потому что здесь у нас и вопросы, связанные с внесением изменения в бюджет этого года, с принятием в первом чтении, бюджета следующего года, принятием бюджета Фонда Медицинского Страхования на следующий год. То есть это то, из - за чего мы пошли на разделение двух пленарных заседаний, когда в первом, пятнадцатого числа, мы попытались рассмотреть массу вопросов, для того, чтобы завтрашнее пленарное заседание у нас, все – таки, в течение светового дня, закончилось. Оставив наиболее сложные, наиболее острые вопросы на тридцать первое. То есть, помимо этого, можно говорить о том, что достаточно «жарко» будет завтра обсуждаться закон об установлении норматива, на капитальный ремонт многоквартирных домов, сюда же бы я отнес и горячее обсуждение, которое, я думаю, тоже возникнет, вопрос, по поводу приостановления действия закона о социальной поддержке инвалидов. Это тот много центральный закон Дмитрия Михайловича Русских, с которым он семь лет бьется, который, мы договорились в тринадцатом году, что мы переносим начало на 1 января 2014 года, но сейчас, в связи с тяжелым финансовым положением, правительство выходит с предложением перенести начало, на пятнадцатый год. То есть, пока этот закон на уровне совета Законодательного собрания комитетов, не поддержан, то есть мы настаиваем, что он должен вступить все – таки с 1 января 2014 года, я думаю, что завтра будет, в том числе, обсуждение этого вопроса.

Ю. Афанасьева: Напомните, пожалуйста, нашим слушателям, какие меры поддержки предлагает этот законопроект?

М. Курашин: Там расширяется перечень категории инвалидов и детей – инвалидов, которым устанавливается дополнительная финансовая выплата. Речь идет, о достаточно немалой категории, то есть сейчас, по предварительным расчетам, речь может идти о восьмидесяти тысячах человек, которые под действием этого закона. Да, речь идет, может быть , не о большой сумме, дополнительной, но в конечном итоге, и по мнению автора законодательной инициативы, и по мнению представителей данной категории, от этой помощи никто не откажется.

Ю. Афанасьева: Понятно. Скажите, пожалуйста, Михаил, у вас идут сейчас комитеты, обсуждаете ли вы с другими депутатами на комитетах, в кулуарах, то, что произошло с Валерием Туруло на прошлой неделе?

М. Курашин: На самом деле, Валерий Николаевич, на мой взгляд, был одним из сильных звеньев фракции «КПРФ». Решение исключения, лично для меня, оно достаточно неожиданное, потому что в конечном итоге, во многом, погоду фракции делал именно Валерий Николаевич. И по происшествие трех лет, теперь выясняется, что два таких знаковых человека, как Валерий Николаевич, как Дмитрий Михайлович, которые, в принципе, ассоциировали всегда себя с «КПРФ», и выступали от имени «КПРФ», сейчас

оказываются у нас в качестве независимых депутатов. Мнение наших коллег достаточно спокойное. Это проблемы партии, это проблемы фракции «КПРФ». Если они решили идти, уже, скажем так, в рамках некой такой начала избирательной компании, это их собственное мнение. Я с уважением отношусь к тем депутатам, фракции, которые остались. Я, надеюсь, что, в остальном наши позиции, тот механизм взаимодействия, который был у нас выработан, он будет продолжаться, так, как было это раньше. Что касается Валерия Николаевича, он в данном случае, я считаю, что тоже особо не расстроен, потому что в конечном итоге, он идёт по своей линии, четко ее гнет. Он озвучивает свои позиции, он выходит с инициативами, будь это франк от фракции, будь это его личная инициатива, он, как локомотив летит вперед.

Ю. Афанасьева: А кто потерял в этом случае больше, фракция «КПРФ», либо сам Валерий Николаевич, как вы думаете?

М. Курашин: Я думаю, что в любом случае, потеряла фракция, потому что, все равно, ассоциировался с «КПРФ». Сторонники Валерия Николаевича ассоциировали себя со сторонниками «КПРФ», и подобные решения и заявления о том, что оказывается, Валерий Николаевич представляет «РотФронт», а не «КПРФ», «Трудовой Киров» и так далее, это все ведет к расколу, расколу электорат, то есть расколу сторонников.

Ю. Афанасьева: А в самой фракции что происходит? Сначала Дмитрий Русских, теперь Валерий Туруло.

М. Курашин: Я честно вам скажу, особо в дела их я не лезу. Я знаю, что есть определенный уровень влияния их регионального лидера, этот лидер во многом формирует решение части фракции. Но показательно то, что решение об исключении принимало не абсолютное большинство, от восьми человек, а принималось три на два. Если мне не изменяет память, в решение при всем при этом, самому Валерию Николаевичу не было предоставлено возможности поучаствовать, в голосовании и во всем остальном. Поэтому, что происходит внутри «КПРФ», еще раз говорю, меня, в данном случае, их фракция не столько интересует, сколько работа с каждым из них в рамках общей деятельности Зак. собрания.

Ю. Афанасьева: А когда они объясняли причину исключения Валерия Туруло из фракции, я хочу сейчас процитировать : «Туруло только и делает, что критикует Зюганова и «КПРФ», а не «Ельцинско - путинский» режим». Вы считаете это реальные причины, или все – таки нет?

М. Курашин: Я честно могу сказать, кроме его выступления здесь, на «Эхо», я не был у них на митингах, я не слышал от него такой огульной критики «КПРФ», Зюганова, Мамаева, и так далее. Он достаточно критичен ко всем. Он может критиковать и Путина, и Зюганова, и Белых, и себя, и всех. Он критичен, в этом его сильная сторона, в этом его лицо. И поэтому я считаю, что это не больше, чем прикрытие, каких – то иных причин.

Ю. Афанасьева: Кстати, по поводу иных причин. Это предвыборная история?

М. Курашин: Вы такие вопросы задаете! В данном случае, по – моему мнению, может быть, подготовительная. Потому что Валерий Николаевич, человек, который имеет свою

точку зрения. И предположим, что, если в ходе политической, избирательной борьбы, нужно будет фракционное решение, то это фракционное решение можно не получить, потому что Валерий Николаевич будет иметь свою точку зрения. И поэтому там, очистка рядов от неблагонадежных, как вариант.

Ю. Афанасьева: Хорошо, рассмотрим, как вариант. Мы, наверное, не успеваем до рекламной паузы больше ничего обсудить, нам надо прерваться сейчас на рекламу, и буквально через минуту мы вернемся, я напомню, это «Особое мнение» вице – спикера ОЗС, Михаила Курашина.

Реклама.

Ю. Афанасьева: На 101.0 FM программа «Особое мнение», я напомню. У меня в студии вице - спикер ОЗС, Михаил Курашин, меня зовут Юлия Афанасьева, мы продолжаем. Я хотела бы обсудить во второй части программы назначение уполномоченного по правам предпринимателей, как его все называют, Сергея Данеляна. Михаил, скажите, для вас персона Данеляна была неожиданностью?

М. Курашин: Я знаю, что, он достаточно активен был в рамках своей общественной организации.

Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду сейчас «Деловую Россию»?

М. Курашин: Да, и он был в составе рабочей группы, то есть он принимал участие в составе рабочей группе, по разработке областного закона об уполномоченном. Плюс ко всему, что это предприниматель, с достаточно большим опытом работы, предприниматель, который успел поработать в органах власти. То есть, в принципе, скажем так, как один из возможных вариантов, он рассматривался, когда мы, просто с предпринимательскими сообществами, с депутатами, обсуждали возможные варианты, в том числе, эта фамилия называлась.

Ю. Афанасьева: То есть, лично вы с этим выбором согласны?

М. Курашин: Опять же, чтобы было понятно, сейчас нужно понять, чем этот человек будет заниматься. Если с точки зрения представлять просто интересы предпринимательского сообщества, на уровне органа власти, я, честно говоря, не очень согласен. Но, если, предположим, мы сейчас будем говорить о том, что надо бы ему нарезать такие задачи, как вывод предпринимательства из тени, легализация черных зарплат, помощь муниципалитетам в развитии предпринимательства, и в том числе борьба с незаконным предпринимательством. В рамках общественной силовой нагрузки, сможет ли он с этим справиться, я думаю, что это время покажет. А пока, это решение губернатора, и если он ему доверяет данный объем работы, то удачи ему.

Ю. Афанасьева: Мы за эфиром с вами разговаривали, пока у нас шла реклама, и вы объяснили мне, что Данеляна назначили не совсем уполномоченным по правам предпринимателей. Расскажите, кем же его назначили?

М. Курашин: Чтобы было понятно, есть закон, который мы приняли в двух чтениях об уполномоченном по защите прав предпринимателей Кировской области. Есть те, кто

следит, кто помнит о том, что мы приняли данный закон. Но с пониманием того, что он будет без денег в четырнадцатом году. То есть финансирование, возможно открытие только в пятнадцатом году. И в качестве одного из вариантов, одного из предложений, которое прозвучало, при обсуждении данного законопроекта, что если предпринимательству нужен уполномоченный, то пусть он начнет на общественных началах. И, то, что губернатор решил создать такого уполномоченного, при губернаторе Кировской области, на общественных началах, это как раз, наверное, реакция, на пожелания, которые было высказаны депутатам. Но нужно понимать, что на сегодняшний момент, этот уполномоченный, он больше в статусе советника губернатора, нежели уполномоченного в том смысле, который заложен в Областном и Федеральном законе. Это человек, который в данном случае может транслировать до губернатора, какие – то отдельные позиции, вопросы, связанные с предпринимательством.

Ю. Афанасьева: В общем – то, это могут делать все другие общественные организации бизнеса.

М. Курашин: Я, честно говоря, несколько разочарован в наших общественных организациях, потому что, ведь если следовать логике, то основная задача общественной организации, как раз и заключается в том, что представлять и защищать интересы предпринимательства. Но, насколько данная функция реализуется, как показывает активность обсуждения общественными организациями, вопросов, связанных с тем, что из чьих рядов будет выдвигаться общественный уполномоченный, и каким функционалом он будет заниматься. У меня возникает вопрос тогда, а зачем нужны общественные организации по защите прав этих предпринимателей, если они готовы всю эту работу скинуть на уполномоченного. У нас существует несколько площадок, на которых общественные организации могут вести диалог с властью. Насколько эффективны эти площадки, это опять же вопрос, в том числе, и к общественным организациям.

Ю. Афанасьева: А с чего вы взяли, что уполномоченный будет эффективнее вести диалог с властью?

М. Курашин: Я всегда сторонник того, что если есть один человек, наделённый какими – то полномочиями, то есть конкретная ответственность, то есть он будет ответственным. Если он будет эффективен, то мы это узнаем, если он будет неэффективен, то он будет нести ответственность, в том числе и до того, что и Зак. собрание имеет право отозвать его, снять, условно говоря.

Ю. Афанасьева: Судя по тому, что вы сказали, что например, Сергей Данелян будет работать в статусе советника губернатора, сможет ли его Зак. собрание отозвать?

М. Курашин: Нет, в данном случае, то, что касается нынешней схемы с Данеляном, мы в этот процесс даже не вмешиваемся. Мы можем его подгружать, условно говоря, какими – то своими предложениями, видениями проблем предприятий, которые мы забираем с мест, этим мы будем заниматься. Я сейчас говорю об уполномоченном, который пройдет через всю процедуру, согласно закону.

Ю. Афанасьева: А на сколько вероятно, по - вашему, что это будет именно Данелян?

М. Курашин: Я думаю, что это будет более такая острая и обсуждаемая кандидатура, потому что, отношения и в предпринимательском сообществе, насколько я знаю, к Данеляну неоднозначное. С учетом того, что у нас, все – таки, есть функция согласования, то соответственно обсуждаться данная кандидатура будет. Почему? У всех разные причины, кто – то с ним сталкивался по бизнесу, кто – то сталкивался с его работой здесь, в Правительстве, кто – то имеет и видит своих каких – то представителей, кто – то в принципе не согласен с тем, что раз человек публичный, то толку от него немного, есть и такие мнения. Поэтому, то, что это будет кандидатура Данеляна, ну если он пройдет все этапы согласования, дай – то Бог. Но еще раз говорю, что нужно понимать, что это не представительское лицо, структура, а это структура, которая в принципе будет заниматься тем, что будет работать в интересах предпринимателя во власти, так и в интересах власти в предпринимательской среде. Эту составляющую нужно не забывать, потому что, когда мы говорим о том, что доходная часть нашего бюджета крайне слаба, то один из наиболее таких вероятных вариантов увеличения доходной части бюджета, является как раз работа с бизнесом по его созданию, с одной стороны, а с другой стороны по выводу из тени.

Ю. Афанасьева: Кстати, про работу с бюджетом. Это, может быть, немножко другая история будет, но я хочу привести цитату Сергей Данеляна, по поводу работы на общественных началах: «Позиция ОЗС немного непонятна, том отношении, что они приняли закон о финансировании с пятнадцатого года. Я думаю, это какая – то абсурдная ситуация, потому что не надо было тогда и закон принимать. Если я, к примеру, согласен работать бесплатно, то думаю, что хорошие юристы, а без них не обойтись, не согласятся. Я думаю, что разум все – таки возобладает, и финансирование, с января 2014 года откроют ». Я прошу вас прокомментировать.

М. Курашин: Я могу сказать, что, в свете последних обсуждений бюджета и позиций, высказываний, которые в адрес департамента финансов правительства идут, как по отдельным частям бюджета, доходы, расходы, так и по отдельным статьям. Если не произойдет ничего из ряда вон выходящего, не знаю, например, неожиданно упали большие деньги на Кировскую область, к этому вопросу вряд ли кто- то вернется в четырнадцатом году.

Ю. Афанасьева: А вообще, сама такая позиция, и то, что это высказывание имело место быть. Как вы это оцениваете?

М. Курашин: Высказывание Данеляна?

Ю. Афанасьева: Да, высказывание Сергея Данеляна.

М. Курашин: Логика в этом есть. То есть специлисты, которые будут привлекаться, если предположим сам уполномоченный, коим в настоящий момент является Данелян, может работать в рамках единой составляющей, привлечение специалиста, юриста и так далее, вряд ли это настолько идейно, и, соответственно, для них это будет работа, за которую нужно платить. И человек, соглашающийся работать на общественных началах, должен понимать, что ответственность за этих людей, будет лежать на нем, то есть соответственно, как он будет эти деньги взыскивать? С тех же общественных организаций, но почему – то эту составляющую вообще забываем, хотя, при обсуждении закона она тоже звучала, что если общественные организации сказали, что уполномоченный нужен, пусть участвуют в софинансировании. Тем более в этом году, средств, в бюджете, на это нет. Вот пусть общественные организации помогут.

Ю. Афанасьева: Скажите, мне, пожалуйста, то, что по сути уполномоченного по правам предпринимателей назначили, но при этом не посоветовались с предпринимателями, вас не смущает?

М. Курашин: Еще раз говорю, что фактически, этот человек, советник губернатора.

Ю. Афанасьева: Но в общественном понимании, он все – таки уполномоченный.

М. Курашин: Я бы все – таки говорил о том, что мы говорим о том, что губернатор доверяет ему общаться с общественными организациями. Он достаточно известен во всех общественных организациях, Данелян, и не думаю, что если убрать какие – то личностные моменты, что эти организации, в основной своей массе, воспротивились этому. Да, для кого – то, может быть обидно, что это представитель не их организации. Но это право губернатора, это человек, который фактически, входит в его команду, соответственно в первую очередь, он ориентируется на себя. Он считает, что этот человек компетентен, что этот человек может выстроить диалог, и с общественной организацией и с предпринимателем, и этот человек готов работать в общественных началах.

Ю. Афанасьева: Хорошо, у нас с вами две минуты осталось, у меня к вам последний вопрос. Мой коллега, главный редактор газеты «Бизнес новости в Кирове», Олег Прохоренко, назвал Сергей Данеляна политически уполномоченным, и я хочу вам привести цитату, пишет Олег в своей колонке: «Ответ, вероятно, кроется в предстоящих через год выборах губернатора. Очевидно, что для консолидации элит, и уменьшения числа оппонентов, или хотя бы людей, способных финансово - информационно поддержать другого кандидата. Никите Юрьевичу важно заручится поддержкой, в том числе, такой влиятельной организации, как «Лига предпринимателей» и «Деловая Вятка», а в нее входит много влиятельных бизнесменов». Согласны ли вы с такой позицией?

М. Курашин: В – первых, я на самом деле очень рад, что у нас что у нас есть журналисты – аналитики, не просто кидающие клич: «Ага, вот он там, продался губернатору». Поэтому, это хорошо, что мы размышляем на эту тему. Да думаю, что скрывать уже нечего там, мы понимаем ,что впереди грядут выборы, и губернатору нужно консолидировать силы, которые будут поддерживать его, если он пойдет на выборы и будут ему помогать. Я не вижу в этом ничего зазорного, да это политические люди, политические решения. Можно подумать, что если бы был другой губернатор, то таких бы политических решений не было. Были бы.

Ю. Афанасьева: В данном случае, именно с Данеляном политическое решение.

М. Курашин: Вопрос заключается в том, что все – таки, хочется надеяться, что это назначение закончится политикой. Реальная работа будет проведена, и реальная помощь и бюджетам, и предпринимателям будет оказана.

Ю. Афанасьева: Хорошо, Михаил. Спасибо вам, за ваше «Особое мнение», у нас , к сожалению, снова кончилось время, и мы не все успели обсудить. Это было особое

мнение вице – спикера ОЗС, Михаила Курашина, пленарное заседание завтра, следите за новостями.

М. Курашин: Смотрите в прямом эфире, до свидания!

Ю. Афанасьева: Спасибо, до свидания!

Особое мнение на 101.0 FM.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта