Лев Шварцблат, директор "Бизнес-инкубатора". ОМ от 07.10.13

Видео 14:34, 30 марта 2018 85 0

"... в Европе, когда прилетаешь в любой аэропорт или на железнодорожном вокзале выходишь - есть такси, их видно, известен тариф. По-моему, единственная страна - Россия, где люди в спортивных штанах с ключами ловят тебя прямо у вагона и куда-то тащат. Много лет мы с этим боремся и никак не можем побороть. В том числе и такие нелегальные перевозчики - одна из причин, почему дорожает проезд..."



Ведущая — Антонина Тихомирова

Гость — Лев Шварцблат

А. Тихомирова: Доброго понедельника всем, уважаемые радиослушатели, доброго начала недели. В студии Антонина Тихомирова. Мой сегодняшний гость, который выскажет свое особое мнение — директор учебно-делового центра «Бизнес-инкубатор» Лев Шварцблат. Здравствуйте, Лев Давидович.

Л. Шварцблат: Добрый день, уважаемые радиослушатели.

А. Тихомирова: Не устаю напоминать, дорогие слушатели, что у вас всегда есть возможность в течение пары-тройки день (мы заранее анонсируем, кто будет нашим следующим гостем) задать вопрос на сайте. Сейчас я зачитаю, вопрос объемный. Наверное он связан не с адресностью, почему именно вас спрашиваюь на эту тему, а потому, что — я с утра смотрела, что происходит на медийном поле — есть такая тема, народ возбудился по этому поводу. Интересный, харизматичный гость, почему бы его мнение не спросить? Итак, вопрос от Влады: «В Госдуме дан «зеленый свет» законопроекту о внесении дополнений в статью №69 Семейного кодекса Российской Федерации о расширении перечня оснований для лишения родительских прав. Перечень будет дополнен одной-единственной строчкой: «Родители могут быть лишены родительских прав, если они допускают нетрадиционные сексуальные отношения». Я немножко в ступоре, такое ощущение, что даже при совдепе не было таких «закручиваний гаек». Если в Европе отпускают вожжи в плане самоопределения человека в этой части, то у нас какие-то непонятные драконовские рамки. Что скажете по этому поводу?

Л. Шварцблат: Прежде всего, спасибо за вопрос. Мне кажется, семейные отношения — очень чувствительная тема, здесь очень большое значение имеет национальность, традиции той страны, о которой идет речь. Тяжело ввести единые рамки, которые подходили бы всем странам. Мы знаем, что происходит в Европе. Общаясь с людьми, читая комментарии, многое из того, что происходит, мы не поддерживаем. Например, называть папу и маму не папой и мамой, потому что это дискриминирует кого-то, а родитель-1 и родитель-2 — наверное, в нашей стране это вряд ли возможно. Тем не менее, в Европе такая практика существует. Как бы мы к этому не относились, это означает, что большинство в Европе эту практику поддерживает. Конечно, если такой пункт внесут в Семейный кодекс, очень многое будет зависеть от того, как его будут применять. Очень часто у нас законы трактуются по-разному, в одной ситуации — так, в другой — так. К сожалению, у нас нет прецедентного права, когда есть решение суда, то все остальные суды ориентируются на это решение, не принимая прямо противоположных. Из предпринимательской деятельности знаю, что зачастую по аналогичным спорам два арбитражных суда принимают противоположные решения. Все последующие не знают, на что ориентироваться, что является правильным. Больше всего в этой ситуации меня волнует, как этот закон будет применяться. Все люди разные, можно допустить ситуацию, что люди нетрадиционной ориентации очень хотели бы детей, очень их любят, и что, мы будем их у них забирать, отдавать в детский дом? Мне кажется, тут надо серьезно подумать. Я бы не торопился с введением. В семейных отношениях и так очень много проблем, нужно их последовательно решать. Я приветствую закон о запрете пропаганды гомосексуализма, но то, что касается лишения прав, здесь нужно лишать не за ориентацию родителей, а за то, как они исполняют свои обязанности. Если дети их любят, если родители не навязывают им свои воззрения, если это семья счастливая, то не надо так глубоко заглядывать. Если традиционная ориентация — родители бьют, и еще что-то такое — это более серьезная ситуация, чем та, что предлагается.

А. Тихомирова: На фоне периодических парадоксальных, мягко говоря, заявлений Мизулиной... К слову о правах, о защите прав — сейчас нет конкретного, свежего, яркого информповода, но ваше мнение реально очень интересно. Я хотела узнать, что вы думаете по поводу самой фигуры омбудсмена по защите прав предпринимателей и ее нужности, как федерального масштаба, так и нашего. Для слушателей напомню, что Законодательное собрание отложило этот вопрос, но они вернуться к этому вопросу. Посмотрим, что решит Заксобрание, но мне интересно ваше мнение: нужна эта кандидатура или не нужна? Будет ли действительно легче предпринимателям, если кто-то будет отстаивать их права?

Л. Шварцблат: В этом вопросе есть несколько аспектов. Прежде всего, декларативная эта фигура или нет. Если мы посмотрим на Титова и на то, что ему уже удалось сделать, надо сказать, что та экономическая амнистия, которая сейчас идет — это целиком и полностью его заслуга. После того, как Президент назначил его уполномоченным по защите прав предпринимателей, Титов разработал проект закона об экономической амнистии, в той редакции, в которой он предлагал, законопроект не поддержали. Тем не менее он нашел компромиссный вариант, закон принят. Может быть, кто-то скажет, что туда небольшое количество людей входит, но давайте не будем забывать, что даже если выйдет сто человек, каждый из них — это конкретный человек, у него есть семья, история, есть то дело, которым он занимался. Если в результате амнистии человек выходит на свободу, для него это неоценимое достижение, и для общества тоже. Знаете, мы привыкли большими мерками измерять — десять тысяч, сто тысяч человек. Мне кажется, что право на свободу каждого конкретного предпринимателя — это очень важно. Даже если бы один человек вышел, то даже ради этого, я считаю, стоило бы принимать этот закон.

А. Тихомирова: В принципе, он странно работает. Я сейчас грубо и прозрачно намекаю на ситуацию с Олегом Березиным. Как-то загадочно у нас: кого-то отпускают, а кого-то по неоправданной причине «закрывают». Продолжайте, извините, что перебила.

Л. Шварцблат: В числе мер, которые предпринимаются кировским бизнес-сообществом — составление обращений Титову по поводу ситуации с Олегом Юрьевичем.

А. Тихомирова: Составили, но где результат?

Л. Шварцблат: Он будет, но небыстро. Давайте не забывать, что тяжело нашу страну сравнивать, например, с Америкой — там триста лет свободной рыночной экономики, у нас — двадцать. За двадцать лет выстроить полную, фундаментальную систему, в том числе законов, невозможно. Еще уйдет много времени на проработку нормативных актов, на формирование отношения, на то, как нужно эти дела рассматривать, к каким последствиям это должно приводить. Когда возникла необходимость введения такого поста в Кировской области, была создана рабочая группа, в которую вошли представители органов представительной власти, федеральных территориальных органов, представители всех бизнес-объединений, которые работают в Кировской области — Вятская торгово-промышленная палата, «Лига предпринимателей», «Опора России», «Деловая Россия». У нас изначально были разные взгляды. Мы три месяца работали над этим законопроектом, много раз собирались. Мне очень приятно констатировать, что в конечном итоге группа разработала два окончательных варианта законопроекта, за которые проголосовала практически вся рабочая группа. Это тот вариант, который устроил всех. Да, он компромиссный, но ведь суть демократии как раз в компромиссе и заключается. Для меня очень важно то, что в конечном итоге мы смогли договориться. Работа над проектом была в этом смысле очень полезной, не было желания отстоять свою точку зрения, было желание услышать оппонента, понять, почему он такую точку зрения предлагает, договорится и разработать такой законопроект. Конечно, в таком варианте, в каком сейчас есть этот законопроект у уполномоченного не так много полномочий. С другой стороны, нужно же с чего-то начинать. Как в китайской поговорке: «Длинный путь начинается с короткого шага». Нам сейчас нужно этот шаг сделать. Далее многое будет зависеть от личности этого человека. Здесь у нас тоже достаточно серьезный прогресс: в том варианте законопроекта, который сейчас разработан, право внесения кандидатуру уполномоченного оставлено за общественными объединениями предпринимателей. Только они могут, собрав правление, совет или еще какой-то орган, рассмотреть, принять коллегиальное решение и эту кандидатуру предложить губернатору или Заксобранию. Невозможно, чтобы этот человек возник со стороны, не имея никакого отношения к предпринимательскому сообществу. Это будет человек, которого выдвинут сами предприниматели и от его активности очень многое будет зависеть, от этого будет зависеть эффективность его работы.

А. Тихомирова: Я понимаю, гигантский вотум доверия должен быть, если сами предприниматели выдвинут человека, понимая, что у него получится. Это же здорово.

Л. Шварцблат: Здесь еще один аспект. Когда мы говорим о защите прав предпринимателей, часто голос общественных мнений не слышат, в том числе потому, что не так много предпринимателей объединяются. Чем активнее будут участвовать предпринимательские сообщества в продвижении этих законов, в выдвижении кандидатур, в обсуждении, тем понятнее будет остальным предпринимателям, зачем им нужно туда вступать. Когда они не видят прямой необходимости, они так думают: «политика есть политика, у меня маленькое дело, я им занимаюсь». Известно, что если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобой. Поэтому общественные объединения должны такую роль играть.

А. Тихомирова: Такая фраза — знаете, прямо мурашки...

Л. Шварцблат: Если мы такую кандидатуру выдвинем, договоримся между всеми общественными объединениями и этот человек будет активно работать, то, несомненно, положительный результат от его деятельности будет.

А. Тихомирова: Если вы настолько погружены в тему, то, естественно, отслеживали происходящее. Почему было такое голосование, почему вопрос отложился?

Л. Шварцблат: Может быть, пока депутаты не увидели необходимости, или они взяли время, чтобы подумать. В любом случае, здесь не надо торопиться. Эта должность заработает с 1 января. Это и проект бюджета со следующего года, и все формирование — время еще есть. Не хватило одного голоса.

А. Тихомирова: С другой стороны, если бы сейчас все случилось, человек был бы определен, то у него была бы пара месяцев на погружение, на проработку канвы, концепции дальнейшей работы.

Л. Шварцблат: Насколько я понимаю, законопроект все-таки будет рассмотрен 31 октября. Надеюсь, что его примут, в течение ноября-декабря мы кандидатуру определим и этот институт полноценно заработает.

А. Тихомирова: Думаю, что все сложится и все будет хорошо. Следующий вопрос, который хотелось бы с вами обсудить. Суть информповода в том, что для нелегальных перевозчиков введут штрафы. На фоне того, что произошло буквально несколько дней назад — повысился в автобусах проезд на рубль. Мне смешно, на самом деле. Я уверена, что перевозчикам этот рубль погоды не сделает. Что происходит в транспортной среде, среди тех, кто занимается пассажирскими перевозками? С коллегами обсуждали, что уже сильно выросла цена на такси. Когда спрашиваешь диспетчеров-операторов, с чем это связано, отвечают, что у них тоже там что-то изменилось. Получается, нам с вами как потребителям становится хуже от этой дисциплинарной ситуации. Что вы думаете по поводу штрафов, повышения цен на проезды и прочее?

Л. Шварцблат: В Европе, когда прилетаешь в любой аэропорт или на железнодорожном вокзале выходишь — есть такси, их видно, известен тариф. По-моему, единственная страна — Россия, где люди в спортивных штанах с ключами ловят тебя прямо у вагона и куда-то тащат. Много лет мы с этим боремся и никак не можем побороть. В том числе и такие нелегальные перевозчики — одна из причин, почему дорожает тариф. Я приведу вам в пример конкретную ситуацию, с которой сталкивался в общественных организациях. В одном из районов Кировской области есть легальные перевозчики. Когда ввели лицензирование, они получили лицензию, заменили свой автотранспорт, купили современные микроавтобусы с кондиционерами. У них есть четкое расписание, установленный тариф, они осуществляют перевозки от районного центра в город Киров. Для того, чтобы все обязательства выполнить, они взяли достаточно большой кредит в банке. В этом же населенном пункте есть большое количество нелегальных таксистов, которые не платят никаких налогов, которые демпингуют, отлавливают пассажиров около автовокзала, делают цену дешевле. Перевозчик рассказывает такую ситуацию. Смотрите, вот я работаю по расписанию. Человеку нужно поехать в Киров, а таксист в этот день не вышел. Неохота работать, или сломалась машина. Я должен работать всегда. Человек уверен, что в 12-00, в 14-00, в 16-00 мой автобус придет, он может уехать, он знает цену. Но если эти нелегальные перевозчики работают, они отнимают у меня 20, 30, 40, 50% выручки. Соответственно, у меня нет источников для оплаты платежей, которые у меня есть. С этой ситуацией никто не борется.

А. Тихомирова: Он обращался куда-то?

Л. Шварцблат: Обращался, но мы же с вами понимаем, что такое маленький населенный пункт, где все друг друга знают.

А. Тихомирова: Проще сходить и набить Васе морду: «Вася, прекрати!».

Л. Шварцблат: В прокуратуру он написал заявление. Ему пообещали провести рейд. Вечером накануне рейда они звонят одному из таксистов, таксиста нет. Ему говорят: «Никого нет! На что вы жалуетесь?». Сейчас они ушли, через два часа снова вернуться. Такая вот ситуация. Пока мы как пользователи этих услуг, понимая, что это не всегда легально, все равно пользуемся. Пока государство с этим не борется, ситуация не будет меняться в лучшую сторону.

А. Тихомирова: В наших руках все, в наших силах. На государство, уж простите меня за крамолу, у меня большой надежды нет. Поменять ситуацию в наших силах, то бишь не соглашаться ехать с этим нелегалом.

Л. Шварцблат: Совершенно верно.

А. Тихомирова: Получается, он тогда, разведя руками, «прогорит».

Л. Шварцблат: Ситуация такая, что, когда приезжаешь на ж/д вокзал, дешевле вызвать туда по телефону такси, чем договариваться с этими. Многие так делают. Это пусть в правильном направлении.

А. Тихомирова: Еще одна очень весомая тема. Информповод — в интервью наших СМИ гендиректор предприятия «Абсолют-Агро» Константин Мошуренко заявил, что «Абсолют-Агро» спасти можно, это еще не фатальная история. Несколькими неделями ранее «Бизнес-Новости» писали о плачевной ситуации в этом весомом холдинге, одним из немногих, что сейчас занимаются у нас сельским хозяйствам. Константин Мошуренко говорит, что основные проблемы предприятия сложились из-за вступления России в ВТО. Я общалась с Сергеем Александровичем Дорониным на эту тему, его позицию знаю и в общем-то солидарна с ней. Мне очень интересно, что вы скажете, Лев Давидович, по поводу вступление России в ВТО, потому что сейчас у всех ощущение такое, что накосячили.

Л. Шварцблат: Вопрос интересный. Если мы вспомним историю — 18 лет мы вступали в ВТО.

А. Тихомирова: Да, как пишут СМИ, «топтались на пороге».

Л. Шварцблат: По-моему, Фиджи не вступили и мы. Конечно, детально всех условий вступления в ВТО я не знаю, как и большинство граждан России, потому что приложение к вступлению нигде не опубликовано.

А. Тихомирова: Сергей Александрович говорил, оно на каком-то чудовищном количестве листов, и на русском языке его нет.

Л. Шварцблат: Сомневаюсь, думаю, что есть на русском. Знаете, это как история про мальчика, который кричал: «Волки! Волки!», а, когда они пришли, никто ему не поверил. Так и 18 лет государство всех предупреждало, что вступаем в ВТО, вступаем, вступаем...

А. Тихомирова: Мы эту аббревиатуру выучили наизусть, не понимали, что она значит, но это вступление в ВТО просто в ушах стояло.

Л. Шварцблат: Собственно, никто уже не верил, и думали, что никаких последствий не будет. Тем не менее, они есть, и несмотря на 18-летний период, зима наступила нежиданно, как всегда. Когда выпал снег, мы готовы не были. И бизнес, и государство оказались не готовы. Самыми пострадавшими оказались сельхозпроизводители. Для нашей страны это очень плохо. Мы прекрасно понимаем, что не можем зависеть от импорта, мы должны самостоятельно себя обеспечивать. В ВТО вступила вся страна, а сложная ситуация возникла не у всех предприятий. Правительство при вступлении должно было создать какой-то резервный фонд, предусмотреть меры поддержки регионов, отраслей отдельных предприятий на этот переходный период.

А. Тихомирова: Сейчас постфактум пытаются что-то сделать.

Л. Шварцблат: Какая-то работа идет. Странно, конечно, что, прогнозируя эту ситуацию, нельязя было сделать заранее резервный фонд, с помощью которого предприятия могли бы находить выход из тяжелых ситуаций. Как-то мы выпутаемся, вопрос — с какими последствиями? Как много мы потеряем при этом? Пока никаких активных действий не заметно.

А. Тихомирова: Вы как считаете, это был некий «бантик, некие «понты» что ли? Раз все в ВТО, то и нам надо. Чисто репутационный момент. Больше смотрела власть не на экономические выгоды, а на репутационные.

Л. Шварцблат: Здесь есть два момента. Из постсоветских стран вступила туда Украина. Я был там. Нельзя сказать, что сельское хозяйство там очень сильно уж пострадало. Или у них были более выгодные условия, или они как-то адаптировались.

А. Тихомирова: Там палку в землю втыкаешь и она плодоносит.

Л. Шварцблат: Не всегда и не везде. С Испанией и Францией трудно конкурировать, но возможно. Все страны вступают, более-менее одинаковые условия. Если мы хотим существовать в рынке, то мы должны быть в ВТО, потому что это единое правило игры. У нас есть не только минусы, но и плюсы. Если раньше для наших производителей стали, металлов, такой продукции были заградительные меры, то теперь в рамках ВТО как мы не можем такие меры применять, условно говоря, для свинины, так и они для наших труб. Здесь нужно смотреть баланс не по отдельным отраслям, а в целом. По оценкам, Россия больше выиграла, чем проиграла. Что не было сделано — не было предусмотрено особых мер для сельского хозяйства.

А. Тихомирова: В период «устаканивания», понятно, что бывают нюансы. Вы считаете, что все достаточно позитивно, выправится?

Л. Шварцблат: Мы не можем быть в какой-то другой ситуации, рассчитывать, что мы будем развиваться. В прошлый раз мы вроде бы обсуждали проект продуктовой карты. Продуктовая карта — это то, как Правительство региона сознательно поддерживает наших производителей. Получается поддержка многодетных семей, а все деньги пойдут местным производителям, так как на эти средства можно купить продукцию только местных производителей, в том числе компании «Абсолют-Агро». Другое дело, что эта сумма не очень велика. В силу нашей налоговой политики бюджет региона не такими большими средствами располагает. Если бы у нас здесь были нефть и газ, было бы проще. А так налоговая политика не в пользу таких регионов, как Кировская область. По оценкам Департамента финансов, мы налогов, которые уходят в Москву, платим гораздо больше, чем получаем дотаций. Если бы эта ситуация была бы более правильная, у нас было бы больше возможностей для поддержки местных производителей. Но изменение этой ситуации — предмет переговоров, компромиссов и времени.

А. Тихомирова: Как вы очень правильно заметили по другому поводу, что главное — уметь договариваться. Мы сейчас прервемся на короткую рекламу. Не переключайтесь, пожалуйста.

Реклама.

А. Тихомирова: Сегодня высказывает особое мнение директор «Бизнес-инкубатора» Лев Шварцблат. Лев Давидович, еще одна тема, очень интересующая меня и, я полагаю, всех. Вс мы ходим в магазины, все покупаем еду, что нас в первую очередь интересует — питать собственные телеса. Я о «Пятерочке». Эта федеральная сеть привлекательной мне и моим знакомым не казалась.

Л. Шварцблат: Неприятно зайти, честно сказать.

А. Тихомирова: Начиная с какого-то совершенно непонятного запаха — просто некомфортно, в отличие от (да не упрекнут меня в каком-то таком отношении) «Глобуса», мне действительно больше нравится ходить в «Глобусы». «Пятерочка», видимо, понимая, что обороты не те, на какие они рассчитывали, нужно, чтобы что-то поменялось, бороться за своих покупателей. У них будет во-первых, ребрендинг, во-вторых, будет некий распределительный центр у «Пятерочки» и у «Магнита». В трех словах для слушателей: у нас в нескольких регионах, допустим, распределительный центр был в Перми. Туда стекались свежие продукты, тратилось бы время, пока это все бы довезли до Кирова. А теперь в Кирове хотят сделать этот распределительный центр и, дескать, как говорят в «Х5», будет отныне больше свежей продукции, фруктов, мяса, больше спецпредложений и в регионах, я цитирую, «появится больше местных продуктов» при том, что ценовая политика останется прежней. Мне интересно с экономической точки зрения, как вы прокомментируете все происходящее. Не будет ли это для нашей собственной сети ухудшением в плане бизнеса?

Л. Шварцблат: Это очень наглядный пример действия рынка. Как, например, организован бизнес в «Магните». У них такие дешевые цены, как им удается с такой скоростью открывать магазины? Они придумали схему, когда у них есть распределительный центр, куда свозится вся продукция, большой грузовик, который разъезжает с продукцией по магазинам, и так непрерывно. Примерно по такой же схеме работает «Пятерочка». Когда они этот алгоритм разрабатывали, видимо, у них был расчет на то, что у нас в целом в стране невзыскательная, небогатая публика, которая за дешевую цену съест все, и не надо ей никакого качества — главное, чтобы было дешево. Я помню, когда федеральные сети заходили, в комитете местных товаропроизводителей эту ситуацию обсуждали. Они рассказывали, как пытались сотрудничать с «Магнитом» и «Пятерочкой». Были моменты, когда они говорили, что и нужна продукция со сроком годности от 6 месяцев. Мы понимаем, что из мясной продукции — это консервы, колбаса не может такой срок хранится. Или предлагали сделать эту колбасу за, условно говоря, 100 рублей. Они делали за 100 рублей, но это же невозможно есть. Да, но 100 рублей же. Политика была именно такая. Видимо, опыт показал, что этот ассортимент и такой товар не пользуется спросом. А. Тихомирова: Очень маленький процент населения, который не сделает ни выручки, ничего. Мы привередливые.

Л. Шварцблат: Туда можно пойти за каким-то таким продуктом — за пивом, за какими-то напитками, которые упакованы, без разницы, где продаются, для человека главное — цена. Все остальное люди покупать совершенно не готовы. Даже если у них рядом нет «Глобуса» или «Все на свете» - они лучше остановку проедут, но купят продукты в тех местах, в которых уверены. Они достаточно долго испытывали нас, но в конечном итоге пришли к выводу, что надо меняться. Будут подстраиваться под тот формат, который работает. С точки зрения «Глобуса». Это конкуренция. Поскольку мы в рынке — рынок основан на конкуренции. У нас есть хорошие примеры — тот же «Глобус» в плане продукции, в электронике мы знаем кто. Их приход федерлов нисколько не выбил из колеи. Приход федеральных сетей для местных не означает безусловного поражения. Понятно, что финансовых ресуров, маркетинговых у них гораздо меньше, но это не означает, что у них нет своей ниши и своей стратегии, которая позволит им выжить. Для нас это, безусловно, хорошо. Если «Пятерочка» и «Магнит» станут лучше...

А. Тихомирова: И для производителей станет хорошо, если они их пустят, дадут торговать по-человечески.

Л. Шварцблат: Это хорошо и для «Глобуса» — это его «синициирует» на развитие. Поэтому это очень положительный момент, который показывает, что рыночные механизмы работают. У «Пятерочки» и «Магнита» были источники финансирования засчет выхода на международные рынки. Они продавали акции, покупали кредиты, получали финансирование и за счет этого развивалось. Теперь, поскольку внешние источники в преддверии кризиса сложнее привлекать, а с местными они не очень хорошо пока работают, они вынуждены поворачиваться к тому, что нужно потребителю.

А. Тихомирова: Это действительно хорошо. Как рассказывали местные товаропроизводитеи, они были в роли просителей, а теперь получается наоборот. Сейчас, если «Пятерочка» и «Магнит» возьмутся за голову, теперь они скажут: «А давайте, ребята, вы тоже будете у нас чего-нибудь продавать». Товаропроизводителю будет даже приятно.

Л. Шварцблат: Расскажу еще один очень интересный пример. У меня есть один знакомый в Шабалинском районе, который успешно занимается производством молока, тем самым доказывая, что в Кировской области можно успешно заниматься сельским хозяйством. У них был контракт, они продавали в Нижегородскую область свое молоко по цене, которую им диктовали. Рынок сейчас стал развиваться, производство молока и и молочной продукции увеличивается, соответственно, спрос на молоко вырос. В конечном итоге они нашли другого покупателя в Котельниче, причем заключили договор на условиях более выгодных. Тот покупатель молока был вынужден вступить с ними в диалог. Они сказали, что это случилось впервые — всегда производитель молока был в каком-то унизительном положении, а тут ситуация изменилась. Позитивные сигналы для экономики есть.

А. Тихомирова: Радостно. Очень яркий пример вы рассказали. Я не думала, что есть какие-то позитивные подвижки...дай бог. В оставшееся время, буквально три минутки затронем тему — конечно, она очень объемная, но, думаю, коротко вам удастся своей отношение выразить. В свежем номере газеты «Бизнес-Новости» есть материал на второй полосе о беспокоящей всех теме — пенсии. Даже если мы еще молоды, о будущем думать приходится. Цитирую: «Не иначе как пенсионным ограблением называют новые правительственные реформы в федеральной прессе. Для ликвидации дыр в Пенсионном фонде решено перенаправить туда накопительную часть пенсии всех россиян. Президент страны утверждает, что это не конфискация». Что вы думаете обо всех этих коммерческих пенсионных фондах? К сожалению, придется всего за две минуты прокомментировать.

Л. Шварцблат: Неприятно в этой ситуации то, что постоянно меняются правила игры. Любая экономика развивается, когда есть «длинные» деньги — те деньги, которые будут долго работать. В этом смысле я приветствовал то, что ввели ОСАГО — оно позволило страховым компаниям создавать такие «длинные» деньги, которые они размещали в банках. Банкам это позволяло формировать долгосрочные кредиты.

А. Тихомирова: А это долгосрочность бизнеса, и устойчивость государства.

Л. Шварцблат: Совершенно верно. В любом государстве есть такие инфраструктурные проекты с большим сроком окупаемости — железная дорога, морской порт. Экономика не может без этого развиваться. Глупо требовать от железной дороги окупаемости как от ларька с шаурмой. Варианты такие: или мы печатаем деньги, увеличивая риск инфляции, или мы должны где-то эти «длинные» деньги взять. Они есть, это пенсионная система. Система работает, когда люди доверяют тому, куда вкладывают.

А. Тихомирова: Или как было раньше, когда вариантов нет.

Л. Шварцблат: Самое страшное, когда государство все время шарахается — один год так, потом так... Люди не понимают, что за ситуация, степень доверия очень низкая.

А. Тихомирова: Сейчас говорят: лучше у меня не будет никакой пенсии, я буду в кубышку складывать, а потом на проценты жить или еще что-то.

Л. Шварцблат: Опять же к системе «белых» и «серых» зарплат. Отличается тем, что с белой зарплаты мы платим налоги, причем большая часть их, 20 или 30%— это пенсионные вклады. То есть, 30% со своей зарплаты мы каждый месяц отдаем туда. Нам бы хотелось, чтобы мы понимали, куда мы их отдаем, что с этими деньгами будет и как много мы получим обратно. А когда нам говорят, что сначала такие правила игры, потом такие, а потом такие, потом мы пенсию вообще пересмотрим — то степень доверия минимальная. Когда работодатель предлагает работнику варианты, работник понимает: лучше я возьму все, включая эти 30% и сам распоряжусь пенсией.

А. Тихомирова: Уповать на что? На то, что государство эту ситуацию все-таки более жестко проконтролирует и перестанет шарахаться? Потому что пока мы в стадии «шараханья» и пребываем.

Л. Шварцблат: Совершенно верно. Мы пребываем в состоянии «шараханья», и это самое плохое, что может быть в этой ситуации.

А. Тихомирова: Очень много удалось обсудить. Я признательна вам за интереснейший эфир. Думаю, все радиослушатели разделяют мой восторг. Сегодня бы в гостях и высказывал особое мнение директор «Бизнес-Инкубатора» Лев Шварцблат. Лев Давидович, большое вам спасибо. Удачной рабочей недели. Удачной недели и вам, уважаемые радиослушатели. В студии была Антонина Тихомирова. Всего доброго.

Л. Шварцблат: Всего доброго.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта