Михаил Курашин, вице-спикер Заксобрания. ОМ от 02.10.13

Видео 14:34, 30 марта 2018 44 2

"Если бы мне предложили подписать коллективное обращение в поддержку Олега Березина, я бы отказался. Здесь есть несколько мотивов, начиная от личных и заканчивая тем, что лучше перестать отвлекаться на подобные вещи и концентрироваться на непростых ситуациях с бюджетом. Но мне, как и коллегам из моей фракции, пока не предлагали ничего подписывать..."




«Особое мнение» от 02.10.13

Ведущая — Юлия Афанасьева

Гость — Михаил Курашин

Ю. Афанасьева: На 101 FM программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева и у меня в гостях сегодня вице-спикер областного Законодательного собрания Михаил Курашин. Михаил, здравствуйте.

М. Курашин: Добрый день.

Ю. Афанасьева: В начале программы я бы хотела напомнить наши координаты. Во-первых, нас можно не только слышать, но и видеть: на сайте echokirova.ru идет трансляция, а у нас есть две камеры, можно рассмотреть в деталях. Можно писать в эфир в твиттер vyzvon43, мы читаем, озвучиваем. Можно писать мне в твиттер, я также оперативно за этим слежу. Михаил, я бы хотела начать с вопроса с сайта echokirova.ru. Наши слушатели имеют возможность задавать вопросы перед эфиром.

М. Курашин: Это правильно.

Ю. Афанасьева: Я с вами в этом абсолютно согласна. Вопрос от Сергея: «Говорят, что на днях депутаты приняли коллективное обращение в поддержку Олега Березина. Так ли это?».

М. Курашин: Я не слышал ни о каких обращениях, так же как и коллеги нашей фракции, и из коммунистической фракции тоже не слышали. Мы тоже располагаем какими-то слухами, с кем мне удалось переговорить, по крайней мере... Я не знаю, о каком обращении идет речь.

Ю. Афанасьева: Скажите, пожалуйста, Михаил, а если завтра депутатов будут просить подписать такое обращение в поддержку Олега Березина, лично вы подпишите?

М. Курашин: Нет. Здесь есть несколько мотивов, начиная от личных и заканчивая тем, что этот процесс в принципе уже затягивается со всевозможными арестами, заключениями под стражу, письмами и обращениями. Я считаю, что это нужно уже заканчивать отвлекаться на подобные вещи, потому что впереди у нас самих такие непростые ситуации с бюджетом и лучше концентрироваться на этом.

Ю. Афанасьева: Не до мелочей.

М. Курашин: Я бы не сказал, что это мелочи. Все-таки речь идет о конкретном человеке.

Ю. Афанасьева: О депутате, об одном из ваших коллег.

М. Курашин: Если будут спрашивать правоохранительные структуры наше мнение — это одно дело. А таким образом заниматься, самим что-то инициировать, я считаю неправильным.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Давайте с вами поговорим об итогах прошлого заседания ОЗС. В прошлую среду, если мне не изменяет память, вы собирались и в окончательной редакции приняли 18 законов. По вашему мнению, какие из принятых законов были самыми важными, перечислите, пожалуйста.

М. Курашин: Всегда на этот вопрос мне хочется ответить: а какие неважные законы у нас есть? Как мне кажется, все законы, которые принимаются, необходимы. Если они напрямую не касаются граждан, то в любом случае касаются опосредованно. Такой градации, как важное-неважно у закона нет. Есть законы, которые бурно обсуждаются, есть законы, скажем так, сложновоспринимаемые. Здесь одним из бурно обсуждаемых законов был закон об уполномоченном по защите прав предпринимателей. Если говорить о сложно обсуждаемом, я бы назвал закон о фонде капитального ремонта многоквартирных домов. В чем сложность данного закона? Мы понимаем, что на сегодняшний момент позиция федерального центра ведет к тому, что все больше реализуется концепция того, что собственники жилья должны сами оплачивать все расходы, связанные с их собственностью, но в то же время механизм, по которому должен произойти этот переход, на наш взгляд, достаточно резкий. Мы считаем — в данной случае я выражаю мнение и нашей фракции, и других коллег по Законодательному собранию — не совсем он ориентирован на реальные возможности граждан, к тому, чтобы с завтрашнего дня уже ощутить на себе в полной мере ответственность за капитальный ремонт своего здания.

Ю. Афанасьева: А когда должен произойти этот переход? Как указано в законе?

М. Курашин: С 2014 года уже вступит в действие закон, по которому будут формироваться фонды капитального ремонта, а жильцы, соответственно, будут ежемесячно платить, вкладывая деньги в этот ремонт. До сих пор вопросов остается очень много, и один из ключевых — это вопрос, сколько платить. Потому что это отдано на откуп регионам, на наши разговоры с Департаментом ЖКХ. Пока это находится на стадии осмысления позиции, потому что норматив, рекомендации, которые нам даны федеральным центром, говорят, что позиция должна быть на уровне 6 рублей 70 копеек с одного квадратного метра.

Ю. Афанасьева: Площади квартиры, да?

М. Курашин: Если мы возьмем с вами и умножим эту сумму на площадь квартиры, то будет понятно, какя сумма появится в платежке. Мы своей фракцией эту инициативу выдвигали еще на предыдущем Законодательном собрании, мы считаем, что нам нужно всегда исходить из минимальной позиции. На сегодняшний момент минимальная позиция — это 2 рубля с квадратного метра. В то же время есть понимание, что если на сегодняшний момент цифра будет не 6,70, а будет уменьшатся, то будет возрастать доля, которую будет выплачивать областной бюджет, компенсируя эту разницу. Если установить норматив на уровне двух рублей, то областной бюджет будет должен доплатить где-то порядка 1 миллиарда 700 миллионов рублей. Для нашего бюджета это, скорее всего, непосильная ноша.

Ю. Афанасьева: Недавно на общественных слушаниях Никита Белых назвал бюджет 2014 года. Чтобы не соврать, я сейчас процитирую: не просто сложным, а крайне сложным». Каждый год говорят, что бюджет на будущий год будет непростым и так далее. В этом году в чем крайняя сложность?

М. Курашин: Крайняя сложность в тенденциях, которые есть в экономике не только нашей области, а в целом страны и мира. Это то, что называется экономическим кризисом, последствия которого мы начинаем с каждым годом, с каждым месяцем ощущать все острее и острее. В принципе, об этом говорили еще в 2010 и в 2011 году, что кризис наступает. Через СМИ смотрели, как это происходит в Америке, в Европе. До нас это доходит сейчас. Я бы сказал так, что на сегодняшний момент мы пожинаем плоды не совсем эффективного управления того периода, когда у нас были возможности вложить деньги в экономику.

Ю. Афанасьева: Неэффективного управления областью? М. Курашин: Нет, в целом. Страной. У нас был замечательный период 2008-2009 года, когда денег в стране было достаточно много, когда нефть была дорога, когда мы формировали резервные фонды развития, но при всем при этом эти деньги не попали в экономику.

Ю. Афанасьева: Подождите, Михаил. В 2008 году был кризис. Лично мне тогда срезали зарплату на четверть.

М. Курашин: Вы считаете, что кризис был из-за того, что вам зарплату срезали?

Ю. Афанасьева: Нет, я считаю, что урезание лично моей зарплаты было последствием кризиса. Какие деньги в экономику вкладывать, если кризис?

М. Курашин: С точки зрения федерального бюджета у нас один источник хорошей жизни — это газ и нефть. Если вспомним, какие цены на нефть и газ были в тот период и сколько денег поступало в бюджет...

Ю. Афанасьева: А какие были цены на газ и нефть?

М. Курашин: Достаточно приятные для нас. В цифровом диапазоне я затрудняюсь сказать, но они превышали ожидаемые цены значительно и денег в бюджет приходило больше. Если бы эти деньги, повторюсь, шли на развитие экономики, перерабатывающей, производящей экономики, сегодня мы бы не ощущали остро нехватку денег.

Ю. Афанасьева: Насколько я понимаю, тогда они шли отчасти на борьбу с безработицей.

М. Курашин: Борьба с безработицей и развитие экономики — это, к сожалению, два несвязанных между собой понятия. На сегодняшний момент мы видим результат, что основном наиболее растущим источником дохода нашего бюджета является НДФЛ — налоги, выплачиваемые с заработной платы. Чьей? Бюджетников.

Ю. Афанасьева: Ну почему? И нашей с вами тоже.

М. Курашин: Если посмотреть структуру доходов и структуру НДФЛ, которые вчера были презентованы в рамках публичных слушаний, то все-таки основная масса приходится на бюджетников за счет того, что в прошлом году бюджетникам значительно подняли заработную плату согласно майским указам Президента, и в 2014 году этот процесс будет продолжаться.

Ю. Афанасьева: По поводу вчерашних публичных слушаний. Правильно ли я понимаю, что обычных людей, которые пришли послушать «с улицы», там было крайне мало?

М. Курашин: Да.

Ю. Афанасьева: Как вы думаете, почему? Потому что неинтересно, потому что не понимают, потому что все все равно решат без нас?

М. Курашин: Честно говоря, я затрудняюсь ответить, почему их было крайне мало. Одно из объяснений — все-таки приходя на подобные мероприятия, необходимо быть готовым. Освоить, изучить, прочитать, понять большой объем материала, пусть даже в форме презентаций путем сопоставления цифр, понимания логики — это действительно достаточно тяжело. Поэтому кто-то, может быть, посчитал, что он в этом ничего не понимает, кто-то, может быть, решил, что все равно обманут. Ю. Афанасьева: Зачем тогда общественные слушания проводятся? Депутаты и чиновники, которые, как правило, сидят на общественных слушаниях, о проекте бюджета и так узнают. Депутаты на ОЗС — чиновники по определению.

М. Курашин: Путь, по которому идет губернатор и его команда — это путь прозрачности государственного управления. Я считаю, что публичные слушания — это одина из таких форм проявления прозрачности управления. Люди много критикуют решения власти, люди часто обижаются на власть за то, что не решаются какие-то конкретные их проблемы. Но в то же время понять аргументированность и логику того или иного решения не всегда представляется возможным. Здесь в рамках бюджета области, основного в принципе документа, все достаточно подробно и понятно показывается. Если что-то непонятно, то можно спросить. Публичные слушания, на мой взгляд, правильная идея.

Ю. Афанасьева: Вы считаете, это нормально, что там обычных людей «с улицы» нет?

М. Курашин: Я думаю, к этому тоже надо привыкать.

Ю. Афанасьева: Или надо народ тащить всякими способами?

М. Курашин: К этому надо привыкать. Это должен быть такой процесс постепенного привыкания людей к тому, что в принципе они могут сказать о своих мыслях. В любой среде, когда есть площадка, чтобы высказать мнения, они [мнения] сразу не формируются. Они должны развиваться и расти. Когда люди будут замечать, что к ним прислушиваются, выступили представители Общественной палаты, представители Аграрного союза — они получили ответ. Устроили их ответы или не устроили, но, по крайней мере, свое отношение к тем или иным моментам они высказали. Сейчас, если что-то не будет состыковываться с тем, что они услышали от губернатора, от заместителей, от главного финансиста, у них всегда есть возможность сказать, что говорили-то другое. Поэтому когда мы вас критикуем, мы не огульно критикуем, а потому, что вы нам врете, по сравнению в тем, что вы сказали на публичных слушаниях. Помимо всего прочего сразу хочется напомнить, что разговор по обсуждению бюджета и участию в этом общества не заканчивается. 14 октября будет депутатское слушание. Там уже более узким кругом депутаты Заксобрания будут обсуждать бюджет. Сейчас есть время сформулировать свои вопросы и попробовать их задать через депутатов.

Ю. Афанасьева: Насколько я понимаю, на депутатские слушания в принципе тоже можно прийти?

М. Курашин: У нас сложилась такая практика, что все мероприятия открытые. Я думаю, здесь никаких особых ограничений нет. Если у кого-то возниканет желание прийти и послушать, задать вопросы — никаких ограничений не будет.

Ю. Афанасьева: Недавно Правительство презентовало «бюджет в картинках». Простыми словами, для широких слоев населения рассказано, как формируется бюджет и каковы его основные показатели. Я сегодня посмотрела это на сайте Правительства области, получила удовольствие. По вашему мнению, такой проект нужен?

М. Курашин: Конечно, нужен. Я уже тоже смеялся на эту тему — скоро мы будем и законы, и все решения, и бюджет делать в комиксах для того, чтобы последнему школьнику было понятно, как формируются решения, каким образом они принимаются, исходя из чего, что получит, что не получит человек в результате того или иного закона.

Ю. Афанасьева: Как вы ожидаете? У нас бюджет пока не в комиксах, пока он в форме презентации. Вызовет ли этот проект действительный интерес у людей?

М. Курашин: У тех, кто действительно пытается думать над происходящим в области, думаю, интерес должен вызваться. Зная опыт работы журналистов и людей, находящихся в интернет-среде, думаю, они его обязательно скачают. К концу года или к середине будут появляться какие-то сравнения: обещали это, а получилось это. Я думаю, это такой рабочий механизм, который будет работать не только сейчас, при обсуждении, но и потом, в процессе контроля над реализацией бюджета.

Ю. Афанасьева: С журналистами понятно — мы же дотошные, мы достанем информацию, даже если бюджета в картинках не будет. А вот Иван Иванович, который работает на заводе, вечером, придя домой, полезет в Интернет, изучит ли этот документ? У него интерес вызовет, как вы думаете?

М. Курашин: Зря вы так об Иване Ивановиче.

Ю. Афанасьева: Я очень доброжелательна.

М. Курашин: В конечном итоге в таких средах и обсуждается, правильны или неправильны те или иные решения. Я думаю, если он сам не прочитает, то прочитает в СМИ о каких-то мыслях об этих презентациях, и это его может заинтересовать. Понятно, что его напрямую это вряд ли коснется. Бюджет, имеется в виду. Как ежедневное чтиво и книгу под рукой он вряд ли будет его использовать. С той точки зрения, что попробовать, все ли действительно так открыто и доступно — это первая мотивация. Вторая — в рамках бесед с друзьями и коллегами, чем-то козырнуть, может быть. Третье, еще раз повторю — это СМИ, которые, обсуждая и сравнивая цифры, тоже могут заинтересовать человека, чтобы он посмотрел, например, сколько денег будет выделено на промышленность, соответственно, как будет чувствовать его предприятие, есть ли у него гарантии, что он завтра будет работать на этом предприятии.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Давайте с вами поговорим еще о законопроекте об уполномоченном о правах предпринимателей. На заседании ОЗС его отклонили. Скажите, пожалуйста, лично вы как голосовали?

М. Курашин: Я голосовал за документ.

Ю. Афанасьева: За то, чтобы его приняли?

М. Курашин: Да. Я был членом рабочей группы по разработке данного законопроекта. Н протяжении всего периода, я считаю, что этот законопроект действительно сбалансированный, продуманный. Не понимаю тех, кто его не поддержал.

Ю. Афанасьева: Одной из мотиваций были деньги — 4 миллиона рублей на работу уполномоченного и его аппарата. Это достаточно много. Сейчас нам деньги нужны на другие дела. Такую мотивацию понимаете, поддерживаете.

М. Курашин: На самом деле, первая мотивация была не в этом. Первая мотивация — в порядке избрания, назначения. Законопроект на всех стадиях своей подготовки с этим постоянно сталкивался. У нас есть уполномоченный по правам человека, уполномоченный по правам детей и ряд депутатов заявлял: давайте сделаем идентично уполномоченного по правам предпринимателей, его будет назначать Заксобрание. В то же время Федеральный закон предлагал несколько иные модели согласования данной кандидатуры, что отличает уполномоченного по правам предпринимателей от других уполномоченных.

Ю. Афанасьева: А что за закон?

М. Курашин: Кандидатуру необходимо обязательно согласовывать с предпринимательским сообществом и с федеральным уполномоченным, чего нет у других уполномоченных. В результате родилась конструкция, когда кандидатура, предлагаемая предпринимательским объединением, депутатами поступала губернатору, губернатор выбирали из предложенного списка кандидата, согласовывал его с федеральным уполномоченным, с Законодательным собранием и в конце концов назначал.

Ю. Афанасьева: То есть, выбирал все-таки губернатор?

М. Курашин: Да. Но мы понимаем, что объем согласований приводит к тому, что в том числе Законодательное собрание могло играть решающую роль, потому что без согласования кандидатуры фактически процедуру необходимо начинать заново.

Ю. Афанасьева: Загвоздка была в распределении полномочий между ОЗС и губернатором? Кто главнее?

М. Курашин: Звучали и подобные мысли, на мой взгляд, очень мешающие. Был долгий процесс согласования позиций между 15 предпринимательских объединений, наиболее сильных и развитых в нашей областью и властью, с которой они сотрудничают для решения вопросов.

Ю. Афанасьева: Согласования позиций...

М. Курашин: В отношении закона, функций, полномочий и так далее. За полгода работы рабочей группы тот механизм назначения был согласован с этими организациями. Он устроил 11 организаций из 15. Когда депутаты высказывали мысли о том, что нужно по-другому назначать — получился некий противовес по отношению к предпринимательскому сообществу, которые согласились с этой позицией. Что касается денег. Звучали мысли, что он должен работать на общественных началах. Мы с вами должны прекрасно понимать, что значит работать на общественных началах. Человек должен на что-то жить.

Ю. Афанасьева: Это значит, что ты зарабатываешь деньги в другом месте, а этим ты занимаешься в перерывах.

М. Курашин: Это тогда называется конфликтом интересов. Если я зарабатываю деньги в другом месте, а потом защищаю сам себя. Другой вопрос, здесь я, наверное, тоже выступил бы на стороне тех, кто это высказывал, что, может быть, финансировать надо не за счет бюджета, а за счет тех же предпринимательских сообществ. Тогда отношении предпринимательских сообществ было бы другое. Можно было бы обсуждать с ними, насколько он нужен, насколько он эффективен. В ситуации, когда уполномоченного оплачивает бюджет, предпринимательским сообществам не так интересно, насколько этот уполномоченный эффективен. Этот момент я считаю тоже дискуссионным. В ходе подготовки законопроекта он сначала предполагался в двух чтениях, потом было предложение все-таки рассматривать в первом чтении. К сожалению, даже в первом чтении он не прошел.

Ю. Афанасьева: Я хотела бы вернуться к механизму утверждения полномоченного, о котором вы ранее говорили. Как по-вашему: почему возникло такое противоречие со стороны депутатов? Это какая-то «подковерная» борьба, или там действительно есть принципиальные моменты?

М. Курашин: На мой взгляд, нет принципиальных моментов, потому что модель, которая предлагалась федеральным законопроектом, предполагает, что депутаты участвуют в выдвижении, в назначении путем голосования и также они могут инициировать снятие. Три ключевых позиции, связанных с влиянием на уполномоченного, тут присутствовали. Поэтому, на мой взгляд, мы все-таки больше говорим о том, что, может быть, не все депутаты понимают значимость, необходимость данного уполномоченного. Про это тоже приходилось разговаривать, потому что они говорили, что у нас есть уполномоченный по правам человека, пусть он этим занимается. Это, знаете, по принципу — появился в деревне врач, пусть он и роды принимает, и зубы лечит, и операции делает. Если посмотреть, как загружены наши уполномоченные по правам человека и по правам детей, мне становится их жалко. Объем обращений идет достаточно большой. Если они еще и возьмут на себя такую специфическую группу, как бизнес — а она очень специфическая — они просто с этим не справятся. Поэтому было бы необходимо дополнительно объяснить, что уполномоченный — это не просто чиновничья структура, он действительно необходим. Предпринимателей немало, проблем у них достаточно много. Обращаю внимание, что проблемы в основном касаются муниципального и федерального уровней. Многие говорили, что будет конфликт интересов с исполнительной властью. Нет больших претензий к региональной исполнительной власти у предпринимателей. Есть претензии к муниципалам, есть претензии к федеральным контролирующим структурам. Вот он с чем в первую очередь должен был бы работать. Кроме того, какие-то «подковерные» игры тоже присутствуют. Иногда, как мне кажется, превалировало желание повысить статус Законодательного собрания в том, что мы с в данном случае назначаем. Что в себе заключает понятие «назначаем», чем оно отличается от понятие «согласовываем», я, честно говоря, не понимаю. Эти два момента, по-моему, сыграли свою роль.

Ю. Афанасьева: Я предлагаю сейчас прерваться на рекламу. Напомню, что особое мнение вице-спикера ОЗС Михаила Курашина. Сейчас в эфире «Эха Кирова» реклама. Очень скоро мы вернемся.

Реклама.

Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в студию. Это программа «Особое мнение». Я напомню, у меня в гостях сегодня вице-спикер ОЗС Михаил Курашин. Я бы хотела закончить с заседанием ОЗС, потому что остался у нас один вопрос, который мы не успели обсудить. Вопрос касательно включения в повестку вопроса про спикера ОЗС Алексея Ивонина. За эфиром вы мне объясняли, что в этом отношении депутатов обманули, потому что не включили в повестку. Объясните, пожалуйста, всем остальным свою точку зрения.

М. Курашин: На самом деле, парадоксальная ситуация сложилась с обращением депутата Туруло, который обратился в отношении одного из депутатов. Подчеркиваю, депутатов. Обратился в соответствующий комитет Законодательного собрания по депутатской этике и регламенту с просьбой проанализировать, изучить факты того, что данный человек нарушает своими действиями определенные нормы и правила поведения. Вместо того, чтобы обсудить в комитете данный вопрос, по инициативе председателя комитета Яговкина данный вопрос был вообще снят, хотя был включен в повестку. Когда была рассылка повестки заседания комитета, он там присутствовал. Председатель комитета предложил снят, потому что нет фактов и, если факты есть, то ими должны заниматься компетентные органы. На это депутат Туруло вполне логично ответил, что готов предоставить факты, чтобы рассматривать их в комитете. Но комитет решил минимальным большинством снять этот вопрос. Тогда вполне логично: если комитет не рассматривал этот вопрос, то депутат Туруло предложил вынести свое заявление в качестве одного из вопросов на повестке. Вторая непонятная реакция произошла на пленарном заседании. Согласно регламента, при обсуждении дополнительных вопросов, которые могут быть включены в повестку, депутат Туруло выступил, ему заявили, что по регламенту этот вопрос не может быть рассмотрен. Это заявил председатель комитета по регламенту с молчаливого согласия начальника юридического управления и председателя Заксобрания. Я так понимаю, что Валерия Николаевича Туруло эта ситуация не совсем устроила и он поднял регламент, где выяснилось, что его, мягко говоря, ввели в заблуждение. Его предложение в любом случае должны были поставить на голосование, и если бы голосование приняло решение включить этот вопрос в повестку, то должны были включить, если бы проголосовали против — на нет и суда нет. По прошествии определенного времени работа Законодательного собрания он попросил возможность дополнительно выступить и сказал, что его ввели в заблуждение. Произошла третья реакция, которая абсолютно непонятна. Встал начальник правового управления и заявил о том, что вопрос об отставке председателя не может быть рассмотрен по инициативе депутата. Откуда всплыл вопрос об отставке председателя — вообще непонятно, потому что речь шла исключительно об обращении депутата Туруло.

Ю. Афанасьева: То есть, рассмотреть не вопрос об отставке Алексея Ивонина, а вопрос об обращении депутата.

М. Курашин: Далее началась не очень красивая перепалка. Большинство депутатов чуть ли не выкрикивали с места, предлагая поставить все-таки вопрос на повестку, проголосовать и закрыть эту тему. Получилось так, что председатель достаточно долго стоял на своем, не хотел включат этот вопрос. В конечно итоге, к чести Туруло, он сказал, что хочет прекратить все эти прения, вопрос он снимает, но хотел бы, чтобы в ситуации предоставления недостоверной информации депутатам со стороны председателя комитета и со стороны начальника правового управления, нужно дальше разбираться, с каким умыслом они вводили в заблуждение депутатов.

Ю. Афанасьева: Михаил, а каким вы видите развитие этой ситуации? Все равно будет следующая пленарка, будут следующие обсуждения на комитетах.

М. Курашин: Насколько я знаю, в настоящее время ведутся консультации с руководителями фракций о том, чтобы обратиться к председателю с просьбой разъяснения от председателя комитета и начальника правового управления, в том числе принятия решения о соответствии начальника правового управления занимаемой должности. Что касается ситуации, связанной с обращением Туруло, я думаю, что хватит здравого смысла рассмотреть это обращение либо в комитете, либо в специально созданной комиссии, чтобы градус снять. Что мне в этой ситуации непонятно — так это зачем представители «Единой России» накаливают этот градус. Можно было бы на первом комитете по регламенту этот вопрос снять.

Ю. Афанасьева: То есть, обсудили и обсудили.

М. Курашин: Обсудили, какое-то решение приняли, обратили внимание председателя на более корректные действия, более корректные решения. На мой взгляд, ситуация бы разрешилась. Сейчас же ситуация накаляется.

Ю. Афанасьева: А чего боятся?

М. Курашин: Хороший вы вопрос задаете. Это мы с вами обсуждали, по-моему, на прошлой встрече относительно создания прецедента снятия председателя «единороссов». Я не знаю, чего боятся, честно говоря. Возможно, боятся того, что у господина Туруло окажутся неопровержимые факты, за которые нужно будет отвечать.

Ю. Афанасьева: По факту это ведь не грозит Алексею Ивонину снятием с должности?

М. Курашин: Нет.

Ю. Афанасьева: Да, скажут «ай-яй-яй».

М. Курашин: Это максимум, что может произойти. В этой связи чего бояться, я не понимаю.

Ю. Афанасьева: Хорошо, ладно. Предлагаю эту тему временно закрыть, отложить ее. У нас с вами немного времени осталось. Хочу успеть обсудить подорожание стоимости проезда. С 1 октября у нас стоимость прозда на автобусах — 16 рублей, в троллейбусах не поменялась. При этом перевозчики, насколько я помню, просили увеличить до 18, но подняли в Региональной службе по тарифам до 16. Видите ли вы в этом реальное отражение состояния вещей или такую некую уступку гражданам, что вот мы поднимем, но ненамного?

М. Курашин: Я бы сказал, что речь идет об определенной уступке перевозчикам. Это не 18, это 16. Выскажу опять же свое мнение о том, что вообще ситуация с муниципальным транспортом у нас до сих пор не подчинена никакому пониманию и логике. Как у нас существуют компании? Откуда там берутся такие инициативы о повышении цен? Мы понимаем, что аргументировать можно все. 18, завтра они скажут — 25, и они найдут этому оправдание. То, что нам несколько лет назад обещал Кошкин, что в результате транспортной реформы появятся фирмы, которые будут обеспечивать понижение себестоимости и снижение цены — мы этого не видим. Как мы и не видим, что обновляется автопарк. Эти ПАЗики с устрашающим черным дымом сзади как были, так и есть, независимо от того, будет проезд стоить 18 рублей или 180 рублей. Порядок, который хотелось бы навести в муниципальном транспорте, не наводится. То, что увеличили на рубль — пока это минимум. Необходимо было все-таки принимать решение. Что у нас творится на рынке торговли бензином мы с вами тоже видим, цены чуть ли не ежеквартально на рубль поднимаются. Как бы ФАС не боролся, бороться с монополистами всегда тяжело.

Ю. Афанасьева: Согласна. Михаил, у меня последний вопрос к вам. Прошу коротко на него ответить. На прошлой неделе у меня в гостях был Николай Пихтин, мы также с ним обсуждали тему подорожания цены на проезд. Я процитирую, он сказал, что «боится того, что скоро сфера общественных перевозок будет полностью отдана горадминистрации, разным МУПам». Согласны ли вы с этим мнением, что это произойдет и согласны ли вы, что этого надо бояться?

М. Курашин: Да.

Ю. Афанасьева: По обоим [пунктам]?

М. Курашин: Да, по обоим. Мы это уже переживали и прекрасно понимаем, что МУПы при нынешней системе контроля не обеспечивают и не гарантируют качества, не гарантируют снижения себестоимости и не гарантируют того, что с проблемой транспорта мы больше не будем соприкасаться.

Ю. Афанасьева: Я благодарю вас за ваше особое мнение. Это был вице-спикер ОЗС Михаил Курашин. У нас на подходе новости на «Эхе Кирова». Я благодарю вас за эфир. Спасибо.

М. Курашин: Спасибо вам большое.

Ю. Афанасьева: Меня зовут Юлия Афанасьева, всего доброго и до свидания.

Комментарии (2)

  • 03 октября 2013 | 14:07

    Серега

    Ему бы никто и не предложил, т.к. всем известно, что данный депутат лицо не самостоятельное и имеет хозяев. Если они санкционируют, подпишет все, что прикажут.
  • 03 октября 2013 | 11:08

    ХА=ха-ха

    Правильно. Кто Березин и кто курашин? Много, глупый, на себя берешь. Ты никто и имя тебе никак, хватит пыжится, предатель

Создание и продвижение сайта