Екатерина Тарловская, депутат гордумы. ОМ от 01.10.13

Видео 14:34, 30 марта 2018 251 0

«Мне очень не нравятся громкие заявления с оскорбительными прозвищами, которые оглашает генерал Солодовников по отношению к тем людям, которые ещё только подозреваются в совершении преступлений...»



«Особое мнение» от 1.10.13.

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Екатерина Тарловская

В. Сметанин: Здравствуйте. Начало второго на часах. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. Я приветствую гостя студии — это Екатерина Тарловская, депутат Кировской областной думы. Здравствуйте, Екатерина Иосифовна.

Е. Тарловская: Здравствуйте.

В. Сметанин: Будет невежливо с моей стороны не упомянуть, что вы не только депутат, член комиссии по социальной сфере, но еще и доктор медицинских наук, профессор Кировской государственной медицинской академии, председатель Вятского кардиологического общества. Вот так.

Е. Тарловская: Все так.

В. Сметанин: 1 октября сегодня. Давайте уже перейдем непосредственно к списку обсуждаемых тем. Перед этим я должен напомнить, что на нашем сайте echokirova.ru есть не только аудио, но и видеотрансляция наших эфиров. Этот касается и «Дневных разворотов», и «Особых мнений». Там же, на нашем сайте вы можете найти анонс «Особого мнения» и задать вопрос нашему гостю. Можете сделать это прямо сейчас, если есть такое желание. Давайте перейдем к обсуждению тем, о которых мы договорились с вами побеседовать. 1 октября сегодня, международный день пожилых людей. Накануне эфира мы говорили о том, кого же считать пожилым человеком и вы приводили данные, которыми руководствуется Всемирная организация здравоохранения. Действительно, вопрос спорный. В 55 лет некорректно человека называть пожилым.

Е. Тарловская: В современном мире, конечно, человек в 55 лет часто находится в расцвете своей карьеры. Говорить о том, что он пожилой — это просто странно. По критериям Всемирной организации здравоохранения, пожилой возраст — это возраст 65-75 лет. Старше 75 — старческий возраст. С врачебной, медицинской точки зрения мы так и воспринимаем наших пациентов. Для меня пожилые люди — это люди старше 65.

В. Сметанин: Но ведь есть такие люди, физический возраст которых не соответствует их внешности, да?

Е. Тарловская: Это безусловно. Мы же говорим о каком-то среднем моменте. Конечно, есть исключения в той, и в другой стороне. Я, например, знаю потрясающего профессора Аронова Давида Мееровича, которому исполнилось 80 лет. Абсолютно светлая голова, прекрасное мышление. Сказать о том, что это человек старческого возраста, язык не поворачивается.

В. Сметанин: Посоветуем нашим слушателям не бросаться словами и не говорить, что «ты пожилой, ты старик».

Е. Тарловская: Конечно. Я думаю, это вообще медицинское понятие и в повседневной жизни оно немножко не так выглядит.

В. Сметанин: Я думаю, что в тему будет упомянуть к беседе про Международный день пожилых людей ситуацию с кафе «Ветеран», которая сложилась в нашем городе. В марте этого года кафе «Ветеран» было включено в список приватизации муниципальной собственности. Этот вопрос опять поднимался на заседании городской Думы. Позиция ветеранов однозначно, что продавать не нужно, потому что они там собираются, там удобно и дешево. Позиция главы города заключается в том, чтобы все-таки приватизировать это помещение. Пусть туда придет бизнесмен и якобы будет предоставлять на каких-то льготных условиях место для ветеранов. Вы какой точки зрения придерживаетесь в этом вопросе?

Е. Тарловская: Я категорически возражаю против приватизации этого кафе. Я считаю, что муниципалитет города Кирова мог бы взять на себя все расходы по ремонту и содержанию этого кафе и позволить ветеранам в том же режиме, в каком они сейчас там собираются, продолжать там собираться, потому что Дом ветеранов, расположенный на улице Ленина, недавно отремонтированный, конечно, хорош, но там недостаточно помещения, чтобы проводить широкие мероприятия. Он состоит из нескольких маленьких комнат, если можно так сказать. А там люди привыкли собираться. Я думаю, это то малое, что мы можем сделать по отношению к ветеранам. В отношении бизнесмена — очень сомнительно. В таком случае это должно быть прописано в договоре с этим бизнесменом, все возможности льготного обслуживания ветеранов. Если это благие пожелания — этому сразу можно не верить. Но даже если прописано в договоре, верится с большим трудом, потому что находят всякие лазейки, чтобы обойти.

В. Сметанин: Напомню, что кафе «Ветеран» обладает немалой площадью — почти 700 квадратных метров. По тому заявлению, которое озвучивала администрация, за какую сумму собираются продать это помещение — 16 миллионов рублей. Деньги немаленькие.

Е. Тарловская: Конечно, но на другой чаше весов находятся другие ценности. Я думаю, они перетягивают эти 16 миллионов рублей. Можно каким-то другим путем заработать эти деньги или сэкономить их на чем-то другом.

В. Сметанин: Хорошо, понятно. Другая тема. 1 октября сегодня, и стало известно о том, что поднимется цена за проезд в общественном транспорте. Имеются в виду автобусы, на троллейбусах цена осталась неизменной. Повышение проезда на один рубль — эту тему мы неоднократно обсуждали в наших эфирах, наших программах. Вы как думаете, это повышение — неизбежность? Насколько оно адекватно запросам перевозчиков?

Е. Тарловская: Ключевой вопрос, насколько это адекватно. Лично я не услышала обоснованного разговора по этому поводу, конкретных обоснований, почему надо повысить цену. Мы слышали только заверения главы города, что это надо непременно сделать, а экономического обоснования лично я не видела. Поэтому если экономическое обоснование существует, то его надо было привести. Если эксперты его действительно сочтут правильным, мы не можем возражать против этого. Если нет серьезного экономического обоснования, то нет и повода повышать стоимость. Поэтому просто заявления о том, что это обоснованно, не работают.

В. Сметанин: Чиновники в нашем эфире говорили о том, что все-таки существует какая-то инструкция Министерства транспорта, и на основе этой инструкции Региональная служба по тарифам как раз-таки пытается какое-то экономическое обоснование провести. Буквально на прошлой неделе в нашем эфире прозвучало, что в ближайшие месяцы в нашем городе будет все-таки проведено серьезное исследование. Люди, студенты в первую очередь, будут ходить и спрашивать пассажиров, по каким маршрутам они ездят, много ли они ездят, сколько остановок. Это все к тому, чтобы выяснить обстановку в городе.

Е. Тарловская: С этого надо было начинать. Самое главное, чтобы это исследование проводила профессиональная организация. Они, конечно, могут волонтеров нанимать из кого угодно и из студентов в том числе, но это должна быть профессиональная организация, специализирующаяся на социологических опросах.

В. Сметанин: Есть еще одна точка зрения, которая гласит, что если в ближайшее время не будет серьезного повышения стоимости проезда, то количество общественного транспорта в нашем городе резко сократится. Начнутся огромные толкучки.

Е. Тарловская: Это эмоциональная аргументация. Я думаю, что общественный транспорт должен получать дотации, скорее всего региональные дотации. Без этих дотаций общественный транспорт нормально работать, зарабатывая деньги только на пассажирах, не сможет. Или, мне кажется, им придется очень высоко поднять стоимость. Поэтому речь идет о величине региональных дотаций. Все зависит от региона.

В. Сметанин: Вы слышали какое-то мнение от студентов медакадемии о повышении цен? Как это на учащихся сказывается?

Е. Тарловская: Я от них никакого мнения не слышала. По-моему, они уже просто смирились.

В. Сметанин: Еще одна тема, которую хотелось бы с вами обсудить. Тема медицинская. В последнее воскресенье в городе прошла акция, называлась она «Дорога к здоровому сердцу». Это было приурочено к Международному дню сердца. Департамент здравоохранения приглашал жителей города в Александровский сад для того, чтобы пройтись по маршруту продолжительностью в две тысячи шагов. Люди прошлись, получили купончики, потом состоялся розыгрыш путевок выходного дня в один из санаториев Кировской области. Как вы думаете, какова роль этой акции в выздоровлении, в приобщении к здоровому образу жизни?

Е. Тарловская: Это очень хорошо, но только очень мало.

В. Сметанин: Мало двух тысяч шагов?

Е. Тарловская: Для кого-то их мало, для кого-то много. Нет, я имею в виду, один день акции в году. У нас очень мало таких социально значимых, креативных, нескучных мероприятий, посвященных здоровью. У нас очень мало квалифицированной, хорошей, интересной социальной рекламы идет на телевидении и в СМИ. Естественно, все упирается в деньги. То, что акция была проведена — это прекрасно, замечательно и здорово. Если бы у нас были финансовые возможности, мы могли бы сделать гораздо больше всего интересного и полезного для людей, потому что внедрять в головы людей, что физическая подвижность — это жизнь, а лежать на диване с пультом от телевизора — это смерть...

В. Сметанин: Да еще и с сигаретой.

Е. Тарловская: Об этом уж не говорим, это перебор. Это правильно, во всех странах это делается, причем в очень интересной форме. Существуют конкурсы социальных реклам на эту тему, программ и так далее. Если бы у нас была такая возможность, мы бы сделали гораздо больше.

В. Сметанин: То есть, получается, медики должны быть еще и пиарщиками, креативщиками?

Е. Тарловская: Это не медики должны проводить. Правильно, что этим занимался Департамент здравоохранения, это такая организационная работа. Непосредственно медицинские работники могут включаться, помогать, давать советы, мерить давление и так далее. Организовывать по идее правильнее Департаменту здравоохранению, да.

В. Сметанин: Я смотрел фотографии с этого мероприятия. Мне показалось, что основная масса участвующих — это люди пожилого возраста. Молодежь как-то не очень отреагировала.

Е. Тарловская: Они у нас самые активные люди.

В. Сметанин: А не поздно уже заботиться о здоровье своего сердца?

Е. Тарловская: Вы совершенно правы. Обладающие максимальным коэффициентом полезного действия — это люди молодого возраста. Для них нужны какие-то другие программы. То, о чем я как раз говорила, то есть, существует много различных методик, которые существуют, которые разработаны. Нужны силы и средства для того, чтобы их реализовать. В. Сметанин: Люди зачастую обладают какой-то базой медицинских знаний. Делать нужно то-то и то-то, чтобы поддерживать себя в здоровом теле. Но зачастую мы этого не делаем. Я прекрасно знаю, что ежедневно для здоровья нужно 40-50 минут проходить в активном режиме...

Е. Тарловская: 60 минут. Вам — 60, ни на минуту меньше.

В. Сметанин: Но почему мы этого не делаем?

Е. Тарловская: Как раз эти программы, о которых я говорю, порождают в людях мотивацию. Это пассивные знания. Мы захотели это делать. Эти программы направлены на мотивирование. Это очень интересно и очень правильно, но мы этого не делаем, у нас в стране это практически не делается.

В. Сметанин: Общественные организации могут сыграть здесь какую-то роль?

Е. Тарловская: Да, безусловно. Но у них тоже не очень большие возможности Мы тоже подключались в предыдущие годы к участию в организации Всемирного дня сердца. В этом году не смогли — было совпадение дат с международным конгрессом кардиологов. Это все-таки не та широта, в которой это нужно реализовывать. Это государственные программы. Когда на телевидении каждое утро начинается с того, что появляются любимые спортсмены, любимые музыканты, артисты и говорят: «А ты уже сделал утреннюю пробежку?», «Надеюсь, ты сегодня не ел бутерброд с маслом?» или «Ты уже выбросил пачку сигарет?». Например, в Финляндии так начинается день. Во многих странах применяются подобные подходы. Понимаете, у людей это записывается на подкорку. Это действительно помогает.

В. Сметанин: У нас ведь есть на центральных каналах подобные программы. Похожие передачи, когда звезды эстрады, актеры бегают, ползают, прыгают...

Е. Тарловская: Это правильно, но они бегают, ползают и прыгают, как мне кажется, очень чрезмерно, какие-то ужасные трудности и препятствия преодолевают. Для нормального человека это перебор, ему нужно от 30 до 60 минут в день ходьбы на свежем воздухе, не курить, соблюдать средиземноморскую диету как самый хороший вариант здорового питания. Надо, чтобы он этого хотел. Вы знаете, у нас с пациентами бывает страшный разговор. Говоришь женщине 50-55 лет, что она должна делать то-то и то-то, и она будет жить долго, чувствовать себя хорошо, а она отвечает, что ей это незачем, так как она уже отжила.

В. Сметанин: Руки опустились.

Е. Тарловская: Да. Такие депрессивные настроения у людей...

В. Сметанин: А что подталкивает?

Е. Тарловская: У нее так сложилась жизнь. Настолько тяжело сложилась, что она в 55 лет от нее просто устала. Депрессия — это клинический диагноз, ее надо лечить. Многие люди иногда пребывают в таком настроении, и тут уже наши веселые программы на них не подействуют. Мы с вами уже говорим о социально-экономической обстановке в стране в целом. Это тоже имеет огромное значение.

В. Сметанин: То есть, государство виновато в том, что люди приходят в такое ужасное состояние, когда ничего не хочется?

Е. Тарловская: Да. Я думаю, да.

В. Сметанин: Как можно это исправить? С чего начать?

Е. Тарловская: Надо менять жизнь в нашей стране, чтобы людям жить нравилось, чтобы они оптимистично смотрели на свое будущее и на будущее своих детей. Я понимаю таких людей. Если с ними поговорить, разобрать, что случилось. В общем-то, у той женщины были основания. Конечно, ей можно помочь с медицинской точки зрения, безусловно. Такие настроения мы нередко выслушиваем от своих пациентов.

В. Сметанин: Я правду скажу, что среди людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями основная масса тех, кто пошел к врачу, когда грянул уже гром?

Е. Тарловская: У нас к врачу обращаются поздно, безусловно. Очень часто знакомство с медициной начинается с бригады «Скорой помощи», которая привозит больного с инфарктом миокарда в больницу. Когда мы задаем вопрос пациенту, почему он не обращался к врачу раньше, хотя у него были боли в области сердца, были повышения давления, бывает два типа ответов. Первый тип: «Меня это не очень беспокоило, мне некогда на это обращать внимание». Второй тип ответа: «Я не хочу сидеть в очереди в поликлинику, у меня нет столько времени, чтобы тратить его на то, чтобы добиться приема у врача».

В. Сметанин: И все? С этим поделать ничего нельзя?

Е. Тарловская: Почему поделать ничего нельзя? По первой позиции, что ему некогда и он думает, что все рассосется — с этим легко можно работать. Это программы для населения, которые поясняли бы людям, как определить собственный риск. Как его определить? Взять и посчитать, высокий он, средний или низкий, надо идти к врачу или не надо. Это можно сделать, не ходя к врачу — есть очень легкие методики, таблицы, калькуляторы. Просто человек об этом не знает. Он бы посчитал, увидел, что у него риск смерти, предположим, очень высокий в течение ближайших десяти лет. Тогда появится четкая мотивация пойти к врачу и разобраться с этим. Или у него риск смерти очень низкий, он в зеленой зоне, продолжает жить спокойно и никуда идти ему не надо. Все это можно сделать в Интернете онлайн, проблемы никакой. А вот доступность медицинской помощи — это наша старая любимая тема, которую мы многократно обсуждали. Я думаю, это кризис здравоохранения вообще в Российской Федерации, кризис колоссальный и продолжающий нарастать. Здесь-то уж точно должно работать государство.

В. Сметанин: Диспансеризация, которая проходят сейчас в том числе в Кировской области, как она сможет изменить картину? Там большие планы по привлечению людей — 250 тысяч, по-моему.

Е. Тарловская: Я не знаю, насколько она сможет решить эту ситуацию. Все зависит от того, насколько она неформально проводится и насколько после этого осмотра пациенты получают должную медицинскую помощь. То есть, не просто мы посмотрели и констатировали, что у нас это, это и это, а сразу направили туда, куда этот пациент должен попасть. Если это будет делаться таким образом, то какому-то количеству людей это, безусловно, поможет.

В. Сметанин: Ясно. У нас есть немного времени до перерыва. Хотел бы затронуть еще одну социальную тему. Накануне попытался проникнуть в суть этой темы, я имею в виду карты милосердия. Появилась информация о том, что на сегодняшний день в области эти карты получили 17 с лишним тысяч жителей. Напомню, что за проект. Карта милосердия предоставляет многодетным семьям, семьям с детьми-инвалидами, самим инвалидам скидку от 2 до 20% при покупке всевозможных товаров. Зашел на сайт, посмотрел — только лишь 2-3% скидки дается на продукты, 3-5% на обувь и одежду и самые максимальные скидки — спутниковое телевидение, печать документов.

Е. Тарловская: Это здорово, да.

В. Сметанин: Издевательство какое-то получается.

Е. Тарловская: Понятно, что это получается перевертыш. Понятно, в чем находящиеся в трудной жизненной ситуации семьи нуждаются: в продуктах питания, одежде, каких-то бытовых принадлежностях и так далее. Должны быть максимальная скидки. Но если это дотирует регион, то это ложится на плечи региона, а, насколько я знаю, дефицит бюджета Кировской области — 5 миллиардов. Я понимаю, что это меньше, чем в прошлом году, что, конечно, хорошо. Но тем не менее дефицит все-таки большой. Насколько может себе регион это позволить? Вы, безусловно, правы, возможно, было бы правильнее не давать такие огромные скидки на то, что не очень востребовано. Просто скидки есть, например, в аптеках для пожилых людей — 5%, в сетях продовольственных магазинов тоже большие скидки. Я думаю, что это надо пересмотреть.

В. Сметанин: Помните, у нас на региональном уровне был проект неких карточек, куда будет класться сумма около тысячи рублей, и это тоже будет даваться малообеспеченным семьям?

Е. Тарловская: Любая помощь малообеспеченным семьям — просто «за». Другое дело, что может себе позволить регион. Мы тоже не можем вылезти из своего бюджета и жить не по средствам.

В. Сметанин: Я напомню, что это программа «Особое мнение». Гость студии — Екатерина Тарловская, депутат Кировской городской Думы. Сейчас у нас перерыв. Две минуты и мы вернемся.

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. Гость студии — Екатерина Тарловская, депутат Кировской городской Думы, председатель Вятского кардиологического общества, доктор медицинских наук, профессор Кировской государственной медицинской академии. Продолжаем. Интересная новость появилась на этой неделе. Общественный совет при УМВД России по Кировской области подвел итоги работы за два года. Итоги, по сообщению главы УМВД по Кировской области Сергея Солодовникова, прямо-таки поразительные: 79% жителей области относятся к работе органов внутренних дел положительно. Екатерина Иосифовна, вы в эти 79% входите или нет?

Е. Тарловская: Я не вхожу в 79%, но это, может быть, и не важно. Я посмотрела вчера сайты, которые содержат эту информацию и ни на одном из них не нашла ссылки. Я не поняла, что это за социологическое исследование, кто его проводил, откуда взялась цифры 79%? Пока мы не узнаем, кто проводил это исследование, кого опрашивали и каким способом, я думаю, эта цифра повисает в воздухе.

В. Сметанин: Может быть, та категория людей, с которыми работает полиция. В момент задержания спрашивали: «Доверяешь ли ты нам?».

Е. Тарловская: Бог его знает. Что такое социологическое исследование, я немножко представляю, поэтому без источника информации эту цифру я обсуждать не могу и не хочу. Это неправильная цифра. Конечно, в этом году у нас было много таких громких дел, мы это много раз обсуждали. Единственная ремарка, я не могу об этом не сказать. Мне бы хотелось, чтобы у нас в стране соблюдались нормы права и одной из таких норм является то, что пока человека не осудил суд, он не виноват. Мне очень не нравятся громкие заявления с оскорбительными прозвищами, которые оглашает генерал Солодовников по отношению к людям, которые еще только подозреваются в совершении преступлений. Я не буду это цитировать, чтобы не размножать в эфире подобные вещи. Я считаю, что пока человека не осудил суд, он должен быть рассмотрен только как подозреваемый и ни в коем случае не должно звучать, что он как будто бы уже осужден за это преступление.

В. Сметанин: Мне кажется, что любой здравомыслящий человек должен это понимать.

Е. Тарловская: Конечно. Ужасно все это звучит. Я приводила пример с нашими коллегами из кардиохирургии, когда настолько распиарили эту ситуацию по все Российской Федерации, что мне звонили коллеги со всех концов России и спрашивали, что там натворили наши кардиохирурги. Было доложено так, как будто бы все было установлено, что люди виноваты. Сейчас обнаруживается, что все было не так. Мне интересно, кто будет извиняться перед этими людьми, которых ославили на всю страну? Будут перед ними извиняться, что оказалось все не совсем так, как представлялось?

В. Сметанин: Как вы думаете, насколько у нас реальна эта цифра доверия граждан — 79%?

Е. Тарловская: Я не уверена. 79% — это очень много. Сколько мы в Общественной палате проводили социологических исследований, и чтобы почти 80% людей утверждали одно и то же — это очень много. Все же очень интересно провести такое исследование, посмотреть анкету, по которой опрашивали людей. Почему бы не опубликовать полностью все данные, почему только эта цифра прозвучала?

В. Сметанин: Что мешает нашим правоохранительным органам втереться в доверие подавляющего большинства граждан?

Е. Тарловская: Они не должны втираться в доверие. Люди должны воспринимать полицию как своих помощников и защитников. В очень многих странах мира это именно так и выглядит. Все дети знают, что если ребенок потерялся на улице или в аэропорту, он побежит в дяде-полицейскому, который очень добрый, он поможет, отведет за ручку туда, куда надо. Наши дети, по-моему, пока дядей-полицейских боятся, к сожалению. Мы все знаем, почему это произошло и что творилось с нашими правоохранительными органами последние десятилетия. Дай бог, чтобы они вышли на совершенно другой уровень. Сегодня, сейчас это еще не случилось.

В. Сметанин: Эта ситуация продолжается, по большому счету. Мы нехорошо, недоверчиво высказываемся о полиции, а когда что-то плохое случается, мы же к ним бежим.

Е. Тарловская: Безусловно. У нас просто нет другого выхода. У нас либо самосуд — к чему люди начали прибегать и это плохой симптом, либо мы обращаемся в полицию. Если мы попадем на хорошего сотрудника, нам реально помогут. Безусловно, там есть очень мужественные и честные люди и я думаю, что у них очень нелегкая жизнь.

В. Сметанин: Еще позволю себе процитировать генерала Солодовникова. Это произошло на пленарном заседании Законодательного собрания Кировской области 25 сентября. Не буду упоминать все то, что было генералом сказано, только эту часть: «Я заметил, что в Кировской области действует схема двоевластия», — заявил Сергей Александрович, — «Зачем нужен глава администрации и глава города? Глава муниципального образования должен отвечать за все. «Разделяй и властвуй» — так происходят сложнейшие коррупционные схемы», —заметил глава кировской полиции. Тоже вопрос непростой.

Е. Тарловская: Он должен был добавить: «по моему личному мнению». Это его личное оценочное суждение, оно не является истиной в последней инстанции. Существуют регионы в России, где принята эта система организации власти. Я не знаю, я не вижу здесь предметы для дискуссии. Другая часть его выступления была, может быть, ближе к истине, когда он говорил, что в очень маленьких районах с маленькой численностью населения раздут административный аппарат. Может быть, надо сделать какие-то объединенные администрации для этих районов. Может быть, это стоит немного обдумать. При этом надо спросить и население районов, насколько им это будет удобно. У нас почему-то привыкли решать такие вещи наверху, совершенно не интересуясь мнением людей, которые работают в этих малонаселенных местах. Если они сочтут, что это будет им достаточно удобно, то, может быть, в этом есть рациональное зерно. А кого посадить, я думаю, генерал Солодовников всегда найдет.

В. Сметанин: Вы считаете, для нашего города эта схема подходит, когда есть глава района администрации и глава города?


Е. Тарловская: Почему бы и нет, ради бога. Я не вижу здесь большой проблемы.

В. Сметанин: Не знаю, спрашивали ли ваше мнение по поводу выборов главы города. Я хочу спросить.

Е. Тарловская: Да, пожалуйста.

В. Сметанин: Хотелось бы узнать... Блогер, член Общественной палаты Николай Пихтин не так давно озвучил предложение: «Давайте мы будем всем городом главу выбирать!».

Е. Тарловская: Я в принципе за любые прямые выборы, и главы города, и главы области и так далее. Мы понимаем, что и на прямых выборах прекрасно действуют коррупционные схемы, но с ними надо бороться. Эти проблемы всегда есть. Я за прямые выборы главы города, безусловно.

В. Сметанин: По кандидатам, которые могли бы принять в них участие. Что это могут быть за люди?

Е. Тарловская: Я не могу так быстро ответить. Автоматически, на подкорке у меня сейчас выскочило только одно имя, не знаю, стоит ли его говорить. Сразу, как только выдвигают каких-то личностей, сразу их начинают «кошмарить».

В. Сметанин: Единый день голосования, который был 8 сентября. Много и в нашей студии звучало мнений, что эти выборы показали, что во власть могут прийти люди, которые сделали себя сами. Это такие пробивные личности, которые могут дойти, которые не зависят от партий. Вы заметили?

Е. Тарловская: То, что была такая жесткая конкуренция за место в Гордуме — это очень хорошо. У нас большой потенциал, это хорошо. Чем больше таких самостоятельных личностей будет в Гордуме, тем лучше.

В. Сметанин: По большому счету, эти выборы ничего не решали.

Е. Тарловская: Это только одно место. Хорошо, что была такая конкуренция, борьба. На следующих выборах в Гордуму если была бы серьезная борьба, без подкупа, за каждое реальное место — это было бы хорошо.

В. Сметанин: Еще одна тема. Остается пять минут. Тема очень интересная — создание бренда города Кирова. Озвучена она была тоже на прошлой неделе. Будет создана некая комиссия из дизайнеров, других специалистов, которые будут думать, как же может выглядеть символ нашего города. Это может быть образ, символ, какая-то позитивная идея. Сами горожане могут обращаться в администрацию со своими предложениями по поводу этого символа. Как вы, Екатерина Иосифовна, на это смотрите?

Е. Тарловская: Как частное лицо?

В. Сметанин: Как частное лицо и как депутат Гордумы. Что вы видите в качестве бренда нашего города?

Е. Тарловская: Вы знаете, я сейчас, может быть, коснусь больной темы. Я коснусь опять своего личного опыта. Когда меня спрашивают на различных российских и зарубежных собраниях, откуда я, я отвечаю, что из Кирова, и меня начинают переспрашивать. Из Кирова, из Кировска? Не понимают. Стоит мне сказать, что я из Вятки — вопросов больше нет. На мой взгляд, брендом Кирова является Вятка.

В. Сметанин: В каком зримом виде это можно воплотить, материализовать?

Е. Тарловская: Материализовать это можно в совершенно разных вариантах. В помощью вятской дымковской игрушки можно создать очень красивый образ и Вятки-реки, и Вятки-города, как-то сочетать реку и город. Наши мастера могли бы прекрасно создать образ.

В. Сметанин: Тут же еще дело в чем: появится этот бренд, а как его разнести по всей стране, заставить именно на него обращать внимание?

Е. Тарловская: Нужно продумывать, конечно. Может быть, размещать его на всех товарах, производимых в Кировской области, использовать его на мероприятиях российских, где участвует Кировская область. Мне кажется, здесь много вариантов может появиться.

В. Сметанин: Хорошо. В оставшиеся три минуты давайте поговорим вот еще о чем. Сегодня, 1 октября, открылась «горячая линия» при Департаменте образования. Наконец-то начали принимать звонки, жалобы на поборы в школах и в детских садах. Раньше нельзя было этого сделать, открыть эту «горячую линию»?

Е. Тарловская: Вы знаете, наверное, ее надо было открывать намного раньше, когда школы и детские сады существовали практически за счет родителей, будем говорить правду. Сейчас на школы и детские сады выделяется гораздо больше средств — я могу сказать это с основанием, так как входу в комиссию по соцпроблемам. Мы на протяжении всего года занимаемся ремонтами школ, детских садов, строительством новых детских садов. На это как раз деньги идут. Многие депутаты городской Думы, имея в распоряжении средства, отдают их школам и детским садам.

В. Сметанин: Вы имеете в виду деньги на наказы избирателей?

Е. Тарловская: Да. У очень многих, практически у всех, присутствуют школы и детские сады. Может быть этого, конечно, не совсем достаточно, им чего-то не хватает. Мне кажется, сейчас эта тема утрачивает потихонечку актуальность, хотя пусть эта линия существует. Если кто-то из родителей сочтет себя обиженным, оскорбленным, конечно, он должен иметь возможность позвонить и пожаловаться.

В. Сметанин: Как вы думаете, будет ли это эффективное и результативно?

Е. Тарловская: Если на звонки этой линии будут обращать внимание, я думаю, что да. Административная вертикаль у нас работает.

В. Сметанин: Заканчивается передача «Особо мнение» на 101,0. Меня зовут Владимир Сметанин. Я благодарю гостя студии, Екатерину Тарловскую, депутата Кировской городской Думы. Спасибо большое, до новых встреч.

Е. Тарловская: До свидания.

В. Сметанин: До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта