Николай Пихтин, член ОПКО, блогер

Видео 14:34, 30 марта 2018 119 0

"Особое мнение" Николая Пихтина от 25.09.13

"... Я боюсь того, что сферу пассажирских перевозок полностью отдадут горадминистрации и МУПам. Начнется несоблюдение графика перевозок, произойдет оправданное на высшем уровне повышение цен, будет разбухать штат и происходить выкачивание денег из городского бюджета. Думаю, что сферу пассажирских перевозок передадут горадминистрации в ближайшие полгода-год.."


Расшифровка передачи:

Ведущая — Юлия Афанасьева

Гость — Николай Пихтин

Ю. Афанасьева: На 101 FM программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. Сегодня у меня в гостях член Общественной палаты Кировской области Николай Пихтин. Николай, добрый день.

Н. Пихтин: Добрый день.

Ю. Афанасьева: Вы первый раз у меня в эфире. Я рада вас видеть.

Н. Пихтин: Взаимно.

Ю. Афанасьева: Я сначала хотела бы рассказать о том, как можно с нами связаться. Во-первых, у нас есть две камеры в студии, поэтому нас можно не только слышать, но и видеть на сайте echokirova.ru идет онлайн-трансляция. Кроме этого, нам можно написать в твиттер @vyzvon43, либо можно написать мне в твиттер. Ваше мнение мы озвучиваем по ходу программы. Итак, Николай, я хотела бы начать с темы, которая наиболее близка вам, мне так кажется. Это цены на проезд. Я знаю, что эту тему вы обсуждали накануне в вашем дискуссионном клубе. Скажите, пожалуйста, к какому выводу вы пришли?

Н. Пихтин: Я напомню, что проезд стоял таким образом: «Плата за проезд: повышать нельзя сохранять». То есть, где поставить запятую. В финале все пришли к единозначному мнению, что повышать все же надо, это объективная реальность, потому что тарифы растут, и так далее. С одним «но»: при этом должно повышаться качество обслуживания. Прекратятся автобусные гонки, прекратится хамство кондукторов и водителей, прекратят наконец-то водители курить в автобусах. Должны соблюдаться графики, работа общественного транспорта в поздние часы — после 21:00 у нас в Кирове почти никуда нельзя уехать. Все это должно появиться или исправиться.

Ю. Афанасьева: Были ли у вас представлены некие обоснованные расчеты увеличения стоимости проезда? То, чего широкая публика никогда не видит — она не видит экономического обоснования.

Н. Пихтин: Этих цифр не было, потому что их вообще никто не видит и никто не знает. Есть служба по тарифам, которая говорит о поднятии тарифа на основании каких-то своих расчетов, которые никто не видит; есть перевозчики, которые говорят, что нам надо еще больше, и у нас есть расчеты, но где эти расчеты? Их тоже никто не видел. Во всяком случае, публично они нигде не появляются.

Ю. Афанасьева: В этом-то и беда.

Н. Пихтин: Я подразумеваю, что у них могут быть непроизводственные затраты, и так далее, но никто этого не видит.

Ю. Афанасьева: Вчера участники вашего дискуссионного клуба пришли к выводу, что повысить стоимость надо при следующих условиях. А вы, Николай Пихтин, сами как считаете?

Н. Пихтин: Я считаю, что надо. Немного надо. Почему? В последний раз тарифы поднимались, если мне память не изменяет, два года назад, и за это время реально повысились цены и на горючее, и на запасные части, на саму технику. Из-за этого повышать надо.

Ю. Афанасьева: Вы заметили, что перевозчики довольно часто говорят, что надо повысить стоимость проезда, потому что изменилось то-то, то-то, то-то. Вам не кажется, что если этот бизнес был бы невыгодным, там бы никто не работал?

Н. Пихтин: Вы знаете, у нас вчера прозвучало... К сожалению, от администрации никого не было, поэтому точные цифры назвать не смогли. Вчера прозвучало, что сегодня это как бизнес перестало существовать. На сегодня на все 40 с лишним маршрутов примерно 3 транспортных компании, все остальное практически монополизировано городом. То есть, МУПы обслуживают.

Ю. Афанасьева: Я поняла вас, хорошо. Вы считаете, что эту сферу деятельности нужно полностью отдать администрации города, этим самым МУПам?

Н. Пихтин: Я боюсь этого.

Ю. Афанасьева: Почему?

Н. Пихтин: Мы опять увидим несоблюдение маршрутов, обоснованное на высшем уровне поднятие цен, начнет разбухать штат, начнутся непроизводственные затраты, постоянное давление на муниципальный бюджет, на выкачивание денег на закупку нового транспорта и так далее, без особого улучшения для пассажиров.

Ю. Афанасьева: А вам не кажется, что все к этому ведет?

Н. Пихтин: Кажется, и давно. Маршрутные такси как классы вымерли — их нет, хотя в других городах широко распространяется. Почему? Тоже есть с моей стороны объяснение: потому что маршрутное такси нужно контролировать, причем жестко, чтобы не были разбитыми машины, чтобы водители были не с похмелья и так далее. Для этого надо работать. А зачем работать? Проще убрать, так и сделали. Также как и ларьки. Надо их контролировать, чтобы они хорошо работали, но проще их убрать. Убрали — и все, контролировать не надо.

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, если это произойдет (я имею в виду передачу всех маршрутов МУПам и городской администрации), то насколько скоро?

Н. Пихтин: Трудно сказать. Я чувствую, что эти вещи готовятся и через полгода, через год можно этого ждать.

Ю. Афанасьева: А вы сами пользуетесь общественным транспортом?

Н. Пихтин: У меня своей машины нет, я не водитель. Я постоянно на общественном транспорте езжу, поэтому я смело могу говорить, что там происходит и как происходит.

Ю. Афанасьева: Уровень оказания этой услуги за последние несколько лет как-то изменился?

Н. Пихтин: Практически нет.

Ю. Афанасьева: Мы постоянно говорит о том, что у нас стали ходить автобусы по графику, что их стали больше контролировать, что поменялось это, поменялось то. На самом деле вы этого видите?

Н. Пихтин: Нет. Даже в некоторых местах, особенно в вечернее время, уехать практически невозможно. Вот вчера в девятом часу я наблюдал... Автобусы не ходят.

Ю. Афанасьева: То есть, вы не могли вчера добраться...

Н. Пихтин: Очень долго ждал на остановке.

Ю. Афанасьева: ...из центра, а живете вы в районе Дружбы?

Н. Пихтин: Да, от Театральной площади до Дружбы очень проблемно добраться.

Ю. Афанасьева: Кстати, по поводу вашего дискуссионного клуба. Решили уже, что в следующий раз обсудите?

Н. Пихтин: Нет, точно мы не решили, но скорее всего будем обсуждать в первой половине октября вопросы по малому бизнесу. Ситуация тяжелая, предпосылки нехорошие, симптомы плохие.

Ю. Афанасьева: А что именно по малому бизнесу?

Н. Пихтин: Налогообложение, проверки, репутации и действия этого бизнеса. Вопросов очень много. Я разговаривал с Усенко из ВТПП, он согласен подключиться к этому вопросу. Проблем много возникает, в 2014 году, похоже, их будет значительно больше.

Ю. Афанасьева: Кстати, есть одна тема, касающаяся малого бизнеса. Тема, правда, не только кировская, а российская. Игорь Шувалов недавно озвучил условия налоговых «каникул» для предпринимателей. Широко обсуждалось, что начинающим предпринимателям хотят предоставить налоговые «каникулы» в течение двух лет, если мне память не изменяет. Льготу предоставят, но при одном условии — федеральная налоговая служба должна показать, что сможет следить за соблюдением закона, чтобы не было нарушений. « А пока нам не показали возможностей администрировать этот процесс, ни в коем случае нельзя» — это цитата Шувалова. Как вы думаете, это в принципе возможно, то, о чем говорится?

Н. Пихтин: Понимаете, все «благие» вещи такого рода должен изъявлять тот, кому это нужно. Похоже, эта инициатива опять идет сверху.

Ю. Афанасьева: Но почему, предприниматели же просили вернуть старый размер взноса, и налоговые «каникулы», по-моему, просили.

Н. Пихтин: Смотрите, что получается..Если вспомнить период с 2006 года по 2008, в России проходила волна поддержки малого бизнеса, развитие, образовывались какие-то фонды, все обсуждалось на высшем уровне, а потом бах! — и увеличили налоги. В результате количество малого бизнеса падает, а не растет. Если нам необходимо, чтобы он составлял порядка 30%...сегодня его ничтожно мало. Он становится еще хуже, уходит в тень. Серые зарплаты и так далее.

Ю. Афанасьева: По поводу контроля со стороны федеральной налоговой службы за предпринимателями-новичками. Я уже поняла вашу точку зрения по поводу инициативы «снизу»-инициативы «сверху», но в принципе возможно организовать такой контроль, как вы думаете?

Н. Пихтин: В принципе, при желании, можно. Но я сомневаюсь, что это будет эффективно. Сразу появляются подозрения, что, получив такие полномочия, налоговая инспекция может действовать выборочно или по заказу. Надо какую-то фирму, мягко говоря, «заглушить» — проблем нет. Пришли, проверили и все.

Ю. Афанасьева: В общем-то, я думаю, это в России работало во все времена.

Н. Пихтин: Надо сказать, что в этом и сам бизнес виноват отчасти. Выстраивание схем ухода от налогов...злоупотребляют этим.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Если представить, что завтра предоставят начинающим предпринимателям налоговые «каникулы», два года они будут освобождены от уплаты налогов. Как вы считаете, поможет ли это самим предпринимателям, вернуться ли те, кто уже закрылся?

Н. Пихтин: Зная нашу русскую ментальность... Люди очень хитрые. Через два года фирма закроется, откроется эта же фирма и снова получит на два года преференции. Это может реально быть. У меня точных цифр нет, но доля производящих продукции среди малого бизнеса очень низкая. Малый бизнес — это купи-продай.

Ю. Афанасьева: Это сфера услуг в основном, да. Сегодня областном Законодательном собрании обсуждали, нужен ли нам уполномоченный по правам предпринимателей. Сайт «Бизнес-Новостей» выложил статью «Без омбудсмена и с прежнем спикером». Про спикера мы с вами еще поговорим. Про омбудсмена — решили депутаты, что не нужен он области. Вы как считаете?

Н. Пихтин: В той функции, которая предполагается, я тоже считаю, что он не то что не нужен, он будет неэффективен. Он ничего не сможет сделать. Может быть, я идеалист, но это должен быть человек кристально чистый, кристально ведущий свой бизнес, умеющий входить в любые коридоры власти и требовать. Я таких людей не вижу. Это первое. Второе. Депутаты сегодня отклонили, по большому счету здесь сыграло роль то, что приличная сумма потребуется на это.

Ю. Афанасьева: Да, я могу процитировать: «По мнению депутатов, у уполномоченного слишком узкий круг полномочий, а содержаться он будет за счет бюджета. Предполагалось, что его зарплата составит 86 тысяч в месяц». Плюс, нам должен быть аппарат уполномоченного.

Н. Пихтин: Да. Соответственно, если но становится чиновником, то появится желание доказать, что работы очень много и штат надо увеличивать, площади нужны и так далее. Это классика.

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, в каком случае, при наделении его какими полномочиями эта должность нам будет нужна и полезна?

Н. Пихтин: Есть механизм, который частично, вскользь обговаривался. У нас есть ВТПП, которая могла бы в своих рядах найти такого человека, который будет от имени ВТПП защищать права бизнесменов. Но при этом правительство области должно его принять и сказать, что его будут слушать и будут с ними сотрудничать. На общественных началах этот человек может появиться. У ВТПП есть силы, средства, есть помещения, оборудование, консультанты, специалисты.

Ю. Афанасьева: Вы знаете, я думаю, ни для кого не секрет, что я сотрудник Вятской торгово-промышленной палаты. ВТПП этой работой и так занимается, без наделения статусом уполномоченного.

Н. Пихтин: Здесь должен быть обязательно статус, чтобы его власть принимала. Иначе он придет к ним, а ему скажут: «Ты кто такой?», и все. Поэтому статус должен быть. Не именно в том формате, что сейчас предлагалось, а просто должны признать его.

Ю. Афанасьева: Представьте, что у нас есть уполномоченный по правам предпринимателей России, в разных регионах есть такие уполномоченные, а у нас не будет. И что? Не будет и не надо?

Н. Пихтин: А есть ли спрос? Давайте сам бизнес спросим, есть ли спрос на него. Бизнесмены смогут вокруг него сплотиться, как-то помогать ему, высказывать не на эмоциях, а на конкретных делах какие-то конкретные претензии? Есть вопросы, которые надо решать, или нет?

Ю. Афанасьева: Среди бизнесменов идут активные дебаты, во-первых, по поводу личности этого человека, во-вторых, по поводу полномочий, по принятию закона об уполномоченном по правам. Я знаю, что эта тема интересует очень многих.

Н. Пихтин: Интересует. Я разговаривал с рядом бизнесменов, да, их интересует, а когда начинаю спрашивать, что конкретно, получается, что нужен человек, к которому можно прийти «поплакаться в жилетку», что называется.

Ю. Афанасьева: Хорошо, поняла. Свежая новость с сегодняшнего заседания Законодательного собрания. Депутаты отклонили рассмотрение вопроса о соответствии Алексея Ивонина должности председатели Законодательного собрания. Как мы помним, этот вопрос понимал Валерий Николаевич Туруло. Он писал открытое письмо, в котором перечислял целый список претензий к Алексею Максимовичу. Насколько я знаю, Николай, вы следите за политической жизнью.

Н. Пихтин: Стараюсь.

Ю. Афанасьева: Считали ли вы тот список обоснованным?

Н. Пихтин: Трудно сказать, надо знать внутреннюю кухню, чтобы убедительно говорить. Я сомневаюсь, что Валерий Николаевич будет врать.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Сегодня отклонили рассмотрение этого вопроса. Я сейчас процитирую председателя комитета по регламенту информационной политике Валентин Яговкин: «Депутат не может внести этот вопрос на повестку. Это может сделать или Совет Законодательного собрания, или фракция, или группа депутатов. Кроме того, необходимы доказательства, подтверждающие наличие доказательств для досрочного подтверждения полномочий, а доводы Туруло необходимых доказательств не содержат». У меня в эфире был Михаил Курашин, который в принципе с претензиями согласился, но, видимо, открыто их высказал только Валерий Николаевич. Как вы считаете, есть ли подводные камни в причине отказа?

Н. Пихтин: Вы знаете, у меня сложилось такое впечатление, что этот отказ — а я смотрел трансляцию — сам идет в нарушении регламента. Депутат написал письмо, обращение. Комитет по этики обязан рассмотреть это. На заседании прозвучало, что это прерогатива правоохранительных органов. Извините, здесь ведь не уличают в уголовных делах, причем тут правоохранительные органы? Комитет обязан был это рассмотреть. Если ему нужны были доказательства, комитет должен был запросить эти доказательства официально. Он должен был рассмотреть этот вопрос, какие проблемы? Взяли, как говорится, «забанили», и все.

Ю. Афанасьева: А что случилось, как вы считаете? Испугались?

Н. Пихтин: Испугались. У нас вообще боятся кого-то осудить в плане этики, у нас это не принято. Пока человек здорово не оступиться, пожурить его — ни в коем случае. Не принято, хотя это надо делать.

Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду, что система своих не сдает?

Н. Пихтин: Да. Даже не то что не сдает, она своих даже пожурить не может, если человек что-то не так сделать. Для этого и существует комитет по этике. Они даже этого не могут сделать.

Ю. Афанасьева: А вы не будете это обсуждать в Общественной палате?

Н. Пихтин: Даже не знаю пока. У нас есть своя комиссия по этике, свои вопросы решаем в Общественной палате.

Ю. Афанасьева: Вы что обсуждаете в комиссии по этике?

Н. Пихтин: Сейчас будет обсуждаться вопрос о ряде членов Общественной палаты, которые нерегулярно ходят на заседания. Будет разработан механизм, чтобы губернатору, идли тем организации, которые их направили,писать письма о том, что их представитель не посещает заседания, чтобы принимать какие-то меры.

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, надо ли тех людей, которые не ходят на заседания, исключить из состава Общественной палаты?

Н. Пихтин: В регламенте отсутствует процесс исключения. Вячеслав Михайлович Селезнев, основоположник этого всего, специально так закладывал. Я настаивал на этом и буду настаивать: в Общественную палату людей выдвинули или общественные организации, или губернатор, и они должны решать, отозвать их или не отозвать. Они, не сама палата.

Ю. Афанасьева: А может это решить сам человек:

Н. Пихтин: Чтобы уйти? Конечно.

Ю. Афанасьева: А как, это же нелогично. Его же выдвинул губернатор или общественная организация. Почему он должен сам решать?

Н. Пихтин: Общественная палата напишет письмо организации или губернатору о том, что их выдвиженец заседания пропустил, примите к нему меры, заставьте его работать или отзовите. И они сами пусть его отзывают.

Ю. Афанасьева: Насколько я понимаю, вы первый раз входите в состав Общественной палаты. Какие у вас впечатления от работы Общественной палаты?

Н. Пихтин: Впечатлений много и они разные.

Ю. Афанасьева: Расскажите.

Н. Пихтин: Это длинный разговор. Есть что подправить Общественной палате, есть вопросы, как активизировать ее работу. Большая недоработка Общественной палаты в том, что мало доводят информацию о том, что происходит на ее площадках, для чего она создана, многие этого не понимают.

Ю. Афанасьева: Вы, когда шли в Общественную палату, шли зачем?

Н. Пихтин: Я шел за тем, чтобы пытаться делать все, чтобы более активно гражданское общество развивалось, чтобы более активно внедрялись новые люди, новые лица, чтобы росло количество общественных организаций, движений.

Ю. Афанасьева: Вы видите эффект от вашей работы в Общественной палате? Понятно, что вы один из тех людей, которые делают это очень активно: вы делаете дискуссионный клуб, занимаетесь общественной деятельностью. Вы видите эффект в рамках своей работы в Общественной палате?

Н. Пихтин: Подвижки есть. Наверное, их еще недостаточно, но тем не менее они есть. Люди начинают по-другому относится к Общественной палате, и вопросы уже по-другому задают.

Ю. Афанасьева: Вы знаете, когда у меня в гостях в эфире был Тахир Алиевич Мамедов, секретарь Общественной палаты, он говорил, что очень трудно строить взаимодействие с чиновниками, и, в частности, с сотрудниками городской администрации. Как вы считаете, что нужно сделать, чтоб ваш голос, голос Общественной палаты, там слышали?

Н. Пихтин: Тахир Алиевич имел в виду городскую администрацию, потому что с областной администрацией контакты налажены неплохие. Они нас слышат, в любой момент в к любому чиновнику может прийти, поговорить, что-то изложить, получить от него информацию. Город, к сожалению, на это не идет. Почему? Трудно сказать.

Ю. Афанасьева: Что сделать, чтобы они вас слышать начали?

Н. Пихтин: Честно говоря, я не знаю. Их приглашают на круглые столы, на заседания комиссии. Они или вяло приходят, или вообще не приходят.

Ю. Афанасьева: Вы сказали, что можете в Правительство прийти к кому нужно, поговорить. Вы сами так к кому-то ходили?

Н. Пихтин: Да, ходил. У меня была необходимость. Много ходил, и без проблем.

Ю. Афанасьева: В городскую администрацию вы к кому бы хотели попасть на прием?

Н. Пихтин: Нет необходимости попадать на прием в городскую администрацию, но вот их я бы хотел видеть. И Быкова, и Драного, и работников департаментов, отделов, управлений города на профильных заседаниях комиссии, на профильных круглых столах я бы хотел видеть. Мы приглашали администрацию на наше вчерашнее заседание дискуссионного клуба. Нам сказали писать письмо на Драного, так как он решает. Как-то неправильно, наверное, это.

Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду, что слишком формализованно?

Н. Пихтин: Конечно. В результате никто не пришел, хотя, мне кажется, им было бы полезно поприсутствовать.

Ю. Афанасьева: По поводу вашего дискуссионного клуба. Видите ли вы живой отклик если не чиновников, то людей? Нужно людям подискутировать, дать пищу для ума?

Н. Пихтин: Наш клуб не так давно работает, не много времени прошел, но люди интерес проявляют. Заседания проходят довольно корректно, нет перекрестков эмоций. Все очень конструктивно и продуктивно проходит.

Ю. Афанасьева: И никто не дерется.

Н. Пихтин: Есть группы людей, которые обвиняют: «А что вы, поболтали-посидели, зачем это? Ничего в итоге не сделали». Мне логика этих людей непонятна. Мы что, должны собраться клубом, а потом пойти картошку копать, или что? Как-то непонятно. Любой передаче, телевизионной, например, которую Соловьев ведет, можно задать тот же вопрос: «Ну и что, посидели, поболтали, разошлись?». Можно так же сказать, но ведь это неправильно. Формируется общественное мнение, это выносится в СМИ.

Ю. Афанасьева: Правильно ли я поняла, что у вас смысл в том, чтобы дать людям пищу для ума? Заставить задуматься?

Н. Пихтин: Конечно. И чем больше таких клубов будет, тем лучше.

Ю. Афанасьева: Я предлагаю сейчас прерваться на рекламу, а потом мы продолжим. Напомню, что это особое мнение блогера, члена Общественной палаты Николая Пихтина.

Реклама.

Ю. Афанасьева: На 101 FM продолжается «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. Напомню, что у меня в гостях блогер, член Общественной палаты Кировской области Николай Пихтин. В твиттер мне написал Алексей Артемов из Подосиновца вдогонку к омбудсмену по правам предпринимателей: «Кому на самом деле нужны права предпринимателей? Перестаньте. Есть море организаций, а нужен просто юрист». Тоже точка зрения.

Н. Пихтин: Он частично прав. Есть еще другая интересная точка зрения, которую я полностью поддерживаю. Известный музыкант, композитор Александр Градский по этому поводу хорошо сказал: «Мне малый бизнес напоминает спортсмена, которому надо пробежать сто метров. Ему не надо мешать, но ему постоянно говорят, что он кеды не те одел, не так ступил, не такая футболка, не так голову повернул. А ему просто нужно не мешать, чтобы он пробежал свои сто метров».

Ю. Афанасьева: Вполне может быть. Кстати, тоже свежая новость из областного Законодательного собрания. Аэропорту «Победилово» все-таки решили выделить дополнительные деньги на реконструкцию. Я сейчас процитирую: «На реконструкцию «Победилово» будет потрачено 500 миллионов рублей». Была также широкая дискуссия, помните, по поводу аэропорта «Победилово», надо или не надо давать им деньги. Приняли решение потратить эту сумму на реконструкцию. Как вы считаете, должен ли этим

заниматься областной бюджет? Должно это быть на средства бюджета, либо на какие-то другие?

Н. Пихтин: Наверное, аэропорт, также, как и вокзал — это лицо города. На сегодня он безусловно устарел, очень давно не было модернизации. Я бы ставил вопрос не так, не о том, что сумму выделить нужно из областного бюджета или еще откуда-то. Вопрос в эффективности, насколько это будет хорошо, качественно сделано и насколько наш аэропорт сможет обрести новое лицо? Сейчас идет тестирование межрегиональных перевозок, я считаю, что это очень хорошее, полезное дело. Это нужно в первую очередь нам, гражданам.

Ю. Афанасьева: То есть, Кирову все-таки нужен аэропорт?

Н. Пихтин: Конечно, нужен.

Ю. Афанасьева: Вы сами им часто пользуетесь?

Н. Пихтин: Давно не пользовался. Как пропали рейсы, так и перестал пользоваться. Когда начали появляться на Москву рейсы — очень уж дорого было.

Ю. Афанасьева: Там и сейчас недешево. Сегодня оценили, что аэропорт «Победилово» как бизнес выйдет на самоокупаемость в 2018 году.

Н. Пихтин: Если выйдет, то это будет хорошо. У нас внутренние цены на авиаперевозки очень большие. Когда объявили цену, до Перми вроде бы пять с чем-то тысяч, я тут же зашел на сайт, посмотрел — оказывается, из Москвы до Берлина и обратно стоит семь тысяч. Вот, а у нас до Перми долететь столько...

Ю. Афанасьева: Вы считаете, что пока не будут цены более адекватными, массово народ не полетит?

Н. Пихтин: Конечно.

Ю. Афанасьева: Николай, по поводу вашей работы в Общественной палате еще хотела бы продолжить. Знаю, что вы сейчас занимаетесь двумя проектами в Общественной палате, и один из них — это круглый стол по поводу Почты России. Расскажите, пожалуйста.

Н. Пихтин: Мы сейчас готовим материалы насчет проведения круглого стола. Определились с датой — 16 октября в 16-00 он будет проходить в Герценке. Приглашаем на него специалистов различного уровня. Я намерен от лица Общественной палаты послать письмо министру Никифорову, чтобы он приехал.

Ю. Афанасьева: О чем говорить будете? Почему посылки так долго идут?

Н. Пихтин: Здесь проблема в чем. Поступающие письма, граждане об этом говорят, мы с вами не раз с этим сталкивались — приходя на почту, испытываем трудности: то нам нагрубили, то долго в очереди стояли, то посылку задержали — мы высказываем претензии оператору, он их «проглатывает», и больше никто о них не знает. Руководство считает, что все нормально.

Ю. Афанасьева: Расскажите, пожалуйста, вашу твиттер-историю с Никифоровым. Знаю, что рассказывали, расскажите еще раз.

Н. Пихтин: История такая. Мне не удалось в трех отделениях отправить письмо по той причине, что отказались в этих отделениях принимать письма и даже продавать марки. Потом оправдывались, что кто-то в отпуске был, еще что-то, но меня как потребителя это не интересует. Я не смогу отправить письмо. Я в ЖЖ написал эту историю скинул ссылку министру Никифорову. В результате начались звонки из министерства в наш филиал Почты России.

Ю. Афанасьева: А как вы об этом узнали?

Н. Пихтин: На следующий день мне позвонил Кашин, директор филиала, предложил встретиться, сам приехал ко мне в офис. Он привел с собой специалистов, мы посидели, поговорили.

Ю. Афанасьева: И он вам сказал: «Что же вы сразу министру пишите?»?

Н. Пихтин: Здесь вышел интересный момент. Честно говоря, за всю мою деятельность, связанную со СМИ, это первый случай, когда человек адекватно к этому отнесся. Обычно в таких случаях залетают, начинают шуметь, кричать: «Да как ты посмел! Мы такие хорошие, белые, пушистые, а ты нас позоришь!». Он адекватно признал, что у них есть недоработки. На многое во время разговора я ему открыл глаза, он признался, что даже не задумывался об этом. Для этого круглый стол и нужен, чтобы люди высказались, внесли свои предложения. Я жду, чтобы предложений было больше. Конечно, их трудно сделать, но тем не менее.

Ю. Афанасьева: Предложения по поводу улучшения работы Почты России.

Н. Пихтин: Нет.

Ю. Афанасьева: А почему?

Н. Пихтин: Я исхожу с позиции потребителей, нас с вами. Предложения по поводу улучшения обслуживания нас. Как они это будут делать — это их проблемы, внутренние. Мне нужно, чтобы меня быстро обслужили, качественно, чтобы письмо в нужные сроки дошло, или чтобы письмо, которое мне адресовано, я в нужное время получил.

Ю. Афанасьева: Но ведь предложение включает в себя не только что нужное сделать, но и как это нужно сделать.

Н. Пихтин: Мы не профессионалы. Несколько решений уже предложено, некоторые технологические изменения. В частности, я на передачи приносил письмо, которое одна фирма в городе Кирове мне отправила. На нем наклеено 15 марок и 10 штемпелей поставлено. 21 век. Сколько бедный оператор сидела, клеила эти марки, высчитывала... Это смешно. Почему не сделать элементарный аппаратик, в которой конверт вставляется и все это без проблем делается? Две секунды — и конверт готов к отправке.

Ю. Афанасьева: Или перенять технологии работы курьерских служб.

Н. Пихтин: Довольно давно налоговая инспекция пользуется курьерской службой. Доставка получается дешевле почти в три раза. Курьеры приходят и персонально вручают мне письмо.

Ю. Афанасьева: Будет ли жить после этого Почта России?

Н. Пихтин: Если они захотят жить, то да. Видите, они монополисты, а психология монополистов простая. Мы можем сколько угодно ругаться, кричать, но мы все равно к ним придем. С криком, с шумом, сердечными болями, но все равно заплатим эти деньги. Некуда больше податься.

Ю. Афанасьева: Дай бог, чтобы был результат у вашего круглого стола. У нас с вами осталось буквально две минуты. У меня к вам вопрос по молодежному парламенту. Вице-спикер ОЗС Михаил Курашин недавно опубликовал в своем Живом Журнале призыв к молодым людям в возрасте от 18 до 30 лет войти в молодежный парламент. Для этого молодому человеку потребуется рекомендация действующего депутата. Молодежный парламент — это нам вообще надо?

Н. Пихтин: Надо. Это как раз элемент развития гражданского общества. Единственное, для меня странен вопрос о политических партиях, хотя Михаил оговаривается, что это не учитывается, но какая разница, к какой партии человек принадлежит, если мы говорим о молодежном парламенте?

Ю. Афанасьева: Зачем он нам нужен? Он же ничего не решает по факту.

Н. Пихтин: Если идеализировать (меня есть такая черта), то по сути, это будущие работники администрации, будущие спикеры, главы, чиновники. Пусть учится, кто желает. Есть много молодежи, кто желает, их надо выявлять и давать им возможность проявлять себя.

Ю. Афанасьева: То есть, вы считаете, что молодежный парламент нам нужен как своеобразная школа жизни для будущих чиновников?

Н. Пихтин: Да.

Ю. Афанасьева: Еще какую-то функциональную нагрузку он несет? Учатся ли при это молодые люди политике?

Н. Пихтин: Обязательно надо учить их политике, учить принимать решения, брать на себя ответственность.

Ю. Афанасьева: А вы следили за работой молодежного парламента, который раньше был?

Н. Пихтин: Частично следил. Михаил сам, по-моему, выходец из молодежного парламента.

Ю. Афанасьева: Этого я, к сожалению, уже не помню.

Н. Пихтин: По-моему, он сам там был.

Ю. Афанасьева: В какой-то момент времени что произошло с молодежным парламентом? Почему его стало не видно, не слышно?

Н. Пихтин: Молодежный парламент должен работать несколько неординарно, не так, как сейчас чиновники работают, а по-своему, по-молодому, по-задорному. Похоже, что ему не дали так делать. Они должны были предлагать альтернативные решения, свое видение. Но, видимо, им не дали особо развернуться и у людей пропал интерес. Молодежь любит свободу.

Ю. Афанасьева: Нужно, чтобы альтернативные решения слышали.

Н. Пихтин: Как Градский говорил: нужно, чтобы им не мешали. Сказали им, что вы — молодежный парламент, и не мешайте им работать, не направляйте их, что здесь не так сделали, тут не так сделали... Пусть они сами делают.

Ю. Афанасьева: Создать молодежный парламент и пусть делают, что хотят.

Н. Пихтин: Что значит, что хотят? Они должны осознавать ответственность свою. Если они начнут творить, что хотят, значит, эти люди не подходят.

Ю. Афанасьева: Спасибо вам, Николай, за ваше особое мнение. У нас вышло время, к сожалению. Я напомню, у меня в гостях был блогер и член Общественной палаты Кировской области Николай Пихтин. Я благодарю вас за эфир, Николай.

Н. Пихтин: Спасибо.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта