Юрий Шлемензон, гендиректор телеканала "РЕН-Киров"

Видео 14:34, 30 марта 2018 464 0

Особое мнение от 24.09.13

"С чего вы решили, что эти предприятия (перевозчики — ред.) убыточные?... Они вбрасывают в СМИ ложную информацию, достаточно много, о том, как им тяжело....,чтобы получать дотации, чтобы росли тарифы. Нормальная политика...."


Расшифровка передачи:

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Юрий Шлемензон

В. Сметанин: Начинается программа «Особое мнение». Здравствуйте, добрый день. Меня зовут Владимир Сметанин. Напротив меня гость программы, чье особое мнение мы сегодня выслушаем. Это член Общественной палаты Кировской области, генеральный директор телеканала «РЕН-Киров» Юрий Шлемензон. Юрий Львович, добрый день.

Ю. Шлемензон: Добрый день.

В. Сметанин: Ну что, ваша традиционная фраза?

Ю. Шлемензон: Да, я же не могу без нее, чтобы вас и себя не подвести. Заранее сообщаю, что все, что сказано эфире, это мое оценочное суждение.

В. Сметанин: Ну и мое заодно. Мы с вами встречаемся в такой промозглый, холодный сентябрьский день. Температура воздуха не радует давненько уже...

Ю. Шлемензон: Знаете, сколько было в 2008 году в этот день? 24 градуса тепла.

В. Сметанин: Лето продолжалось. Я помню прекрасно осень 1999 года, вот тогда деньки хорошие стояли. В октябре золотая листва, тепло, солнце. К счастью жителей нашего города и нас с вами, все-таки глава города подписал постановление о начале отопительного сезона.

Ю. Шлемензон: А потом станет тепло, и у нас будут...

Ю. Сметанин: Как сообщили СМИшники, с этой пятницы система отопления в городе должна наполняться водой водой. Надеюсь, что теплой будет наполняться, не холодной. Каждый год себе задаю этот вопрос. Сначала у нас включают тепло в социально значимых учреждениях, в больницах, детских садах и так далее. Если взять те же детские сады — хорошо, ребенок там в тепле находится, а, приходя домой, снова мерзнет. Что же у нас за беда с началом отопительного сезона? В Москве уже почти 100% домов подключено к теплу.

Ю. Шлемензон: Когда с мозгом беда, вы сами знаете, что самое тяжелое.

В. Сметанин: У кого с мозгом беда?

Ю. Шлемензон: У тех, кто дороги строит, кто тепло включает.

В. Сметанин: Может быть, нам пора пересматривать эту норму о +8 градусов Цельсия? Когда среднесуточная температура в течение пяти дней...

Ю. Шлемензон: Введут еще социальные нормы на тепло, и тогда еще лучше станет с отоплением, водой, с электроэнергией.

В. Сметанин: Социальные нормы на тепло в следующем году?

Ю. Шлемензон: Нет, в следующем году нам только воду обещают. В следующем году электроэнергию, но вы видите, какие проблемы в тех регионах... Уже статистические данные начали поступать. Во-первых, очень разделяется количество социальной нормы. У наших ближайших соседей, где свирепствуют энергетики, норма всего 50 кВт на человека, а есть регионы, где 190 кВт.

В. Сметанин: Существенная разница.

Ю. Шлемензон: Если в Нижнем Новгороде 50 на человека, и есть снижение на других членов семьи, и есть другие регионы, где от 70 и ниже пошло. Регионы, где 190 на каждого члена семьи...

В. Сметанин: Это же за богатенькие регионы?

Ю. Шлемензон: Самарская область, кажется.

В. Сметанин: Нам, наверное, 190 не дадут все-таки.

Ю. Шлемензон: Зная жадность наших энергетиков, я сомневаюсь, что нам 70 дадут.

В. Сметанин: Предварительно речь только о 70 идет?

Ю. Шлемензон: Это только на, как раньше называли, главного квартиросъемщика. На остальных 30-20. Всем понятно, то нереально уложится в эту норму, надо себя лишить многих вещей, купить лучину, не пользоваться компьютером. Про подогретые полы, о которых мы с вами недавно говорили, многим придется вообще забыть.

В. Сметанин: Можно подогревать методом разведения костров.

Ю. Шлемензон: Зато, может быть, солнечные батареи появятся. У нас же солнечный город,

много солнечных дней, поэтому есть шансы, что мы сможем себя за счет этой энергии обеспечивать.

В. Сметанин: Я, кстати, слышал, что сейчас у людей думающих, дальновидных и обеспеченных есть мода покупать солнечные панели.

Ю. Шлемензон: Ветрогенераторы еще есть у нас. С ветрами у нас вроде получше, чем с солнцем. Все же ссыльный край, с ветрами все должно быть хорошо.

В. Сметанин: Если мы начали с тарифов всевозможных, давайте обсудим новость, которая появилась в пятницу.

Ю. Шлемензон: Которая обрадовала всех, кто пользуется общественным транспортом?

В. Сметанин: Да, с одной стороны, событие заурядное — у нас почти каждый год идут подъемы стоимости проезда. Здесь было принято решение, что цена поднимется только в автобусах, вместо 15 будет 16 рублей.

Ю. Шлемензон: Если сравнить в ростом цен, который мы получили за короткий период, то это не катастрофический рост цен на общественный транспорт. Это не самая большая цена

среди ближайших регионов, в зоне Урала и других регионах цены намного выше. Но не факт, что это решение социально правильное. О том, что они не бедствуют ни в одном регионе...

В. Сметанин: Они — это кто?

Ю. Шлемензон: Транспортники, перевозчики. Практически везде частные компании работают. Если бы это было не вкусно и не интересно, понятно, что никто бы в этом бизнесе не участвовал бы. Есть у нас некоторые ограничения по количеству участников, что в моем понимании снижает конкурентоспособность.

В. Сметанин: И вообще количество частных перевозчиков в последнее время в городе уменьшилось. Сейчас порядка 4-5 осталось.

Ю. Шлемензон: Понятно, что любая монополизация дает рост цены, рост тарифов.

В. Сметанин: Организация вправе диктовать.

Ю. Шлемензон: Они не совсем напрямую диктуют. Они ставят вопросы о том, как им тяжело живется, что надо получать на льготников дотации вовремя. Электронная система подсчета наверняка в скором времени позволит это сделать, точечно и правильно выдавать дотации, использовать административные и другие способы получения этих дотаций. Мы понимаем, что любой рост цен ни к чему приятному не приводит. Самое обидное, что это не дает видимых улучшений качества обслуживания. Как ходили «пазики» дымящие, травящие город, так и ходят. Пока не видно, что собираются инвестировать в это новые средства. Если бы закон стимулировал отказ от «Евро-2» и переход на «Евро-4»... Это можно сделать, используя налогообложение. Транспортный налог можно бы было дифференцировать для машин, использующих «Евро-2» и «Евро-4».

В. Сметанин: Есть уже такой законопроект. По последним данным, Минфин выступает за то, что якобы с 2015 года у нас будет по-новому исчисляться транспортный налог. Привяжут его не в лошадиным силам, а к экологическому классу двигателя и к объему двигателя в том числе.

Ю. Шлемензон: Потом получается, что мы платим двойной налог, платим акцизы с бензина. Транспортный налог является хорошим инструментом пополнения местного бюджета.

В. Сметанин: Я не уверен, что он хорошо собирается.

Ю. Шлемензон: Говорят, что не так уж и плохо собирается. По крайней мере, в Кировской области катастрофических провалов по сбору этого налога не существует. Может быть, они есть по штрафам ГИБДД, которые не попадают в местный бюджет.

В. Сметанин: Эти идеи озвучены, по-моему, премьером Медведевым.

Ю. Шлемензон: Он специалист по идея в последнее время, да.

В. Сметанин: Приняты же уже какие-то программы, да? Если общественный транспорт будет работать на голубой топливе, то его освободят от уплаты транспортного налога.

Ю. Шлемензон: Наверное. У нас есть еще возможность работать и на биотопливе. У нас есть

завод, и, думаю, есть смысл стимулировать этот процесс. Если вы бывали в городе Нью-Йорк, то там, на Манхэттене достаточно плотное движение транспорта. Когда ты стоишь на обочине дороги, то выхлопных газов почти не ощущаешь. Я задался вопросом, как это сделано. Оказывается, в топливо добавляются спирты, и это сокращает количество вредных веществ в выхлопе. Практически не создается смоговая ситуация. Можно нормально ходить и бегать, не ощущая этих выхлопных газов.

В. Сметани: Если все-таки вернуться к нашему городу. Как вы думаете, идеалистические отношения между городской администрацией и частными перевозчиками у нас возможны вообще?

Ю. Шлемензон: Иллюзий питать не надо, конечно, они невозможны. Но власть должна находить возможности не доводить эти предприятия до банкротства, потому что ездить надо. Раз сама администрация не занимается напрямую этими вопросами, то ими занимаются сами организации.Частные перевозчики должны на каком-то уровне поддерживаться.

В. Сметанин: Это должны быть прямые субсидии или какая-то более сложная схема?

Ю. Шлемензон: Субсидии даются только на перевозку определенных групп, а не просто на поддержку общественного транспорта. Они не бедствуют, это видно по количеству участников, и иногородние принимают участие, и местные бизнесмены. Это не убыточно. «Моржа», которую получает перевозчик, может быть вменяемой или огромной, которая уходит в соответственные...

В. Сметанин: Насчет неубыточности этих предприятий — если слушают сейчас транспортники, то разозлились они уже... Десятки, сотни миллионов.

Ю. Шлемензон: Убытков? С чего это вы решили?

В. Сметанин: Это информация появляется в прессе. Читаешь и удивляешься, сочувствуешь им.

Ю. Шлемензон: Они вбрасывают в СМИ ложную информацию о том, как им тяжело, как плохо все, чтобы получать дотации, чтобы росли тарифы. Нормальная политика. А что, вы считаете, что введение социальных норм на тарифы — это такое благо для населения? Вот нам остановили тарифы на год, заморозили. Я считаю, что введение социальной нормы — это еще более жесткое повышение тарифов, на самом деле. Все, что будет вне социальной нормы, которая ничем практически не мотивирована, будет дороже, не на 5-10%, а в два раза превышать, поверьте. Это такая скрытая форма повышения тарифов. Потом, вы знаете, будут социальные норма на воду. Когда-то дойдем и до воздуха, скорее всего. Почему-то социальной нормы на потребление алкоголя не вводят.

В. Сметанин: Это по-другому называется. Ограничительные меры по времени...

Ю. Шлемензон: Зато скоро откроют магазины «БыстроВодка», по карточкам будем получать.

В. Сметанин: Давайте продолжим тему тарифов, отойдем от темы проезда. На федеральном уровне правительство страны приняло решение заморозить тарифы в следующем году. Тарифы, имеется в виду, естественных монополий. Правда, туда попали не все, кто первоначально присутствовал. К тому же, заморозка коснется только промышленных

потребителей, а вот нам, простым гражданам...

Ю. Шлемензон: Вот, мы за них и рассчитаемся.

В. Сметанин: Это поддержка бизнесу получается, или что?

Ю. Шлемензон: Отдельных деятелей от бизнеса, я так называю.

В. Сметанин: То есть, это лоббирование интересов идет?

Ю. Шлемензон: В какой-то мере, скорее всего, да. Определенной группы.

В. Сметанин: Я не до конца понял, что это такое — для простых граждан с 2014 по 2016 год будет индексировать с коэффициентом 0,7. Это предполагает меньший рост тарифов, уменьшение этой динамики?

Ю. Шлемензон: Если идет заморозка, уровень инфляции никуда не пропадает. Поэтому такая псевдоэкономическая схема мне, на самом деле, не очень понятна.

В. Сметанин: А кому она выгодна, кроме лоббистов?

Ю. Шлемензон: У нас идет стагнация в экономике. Для того, чтобы был какой-либо прорыв, затраты у производителей должны быть снижены, или должны произойти девальвация рубля, которая позволит торгующим на экспорт иметь более дешевый товар, завоевывать рынки. Но на большую девальвацию правительство пока на решается. Скорее всего, жизнь когда-нибудь заставит это сделать.

В. Сметанин: То, что сейчас происходит с курсом рубля — есть в этом признаки девальвации?

Ю. Шлемензон: Курс рубля вырос, что очень плохо для экспортеров. Для импортеров это, конечно, лучше. Мы — страна, которая в основном экспортирует продукты питания и все остальное. Когда мы конвертируем валюту в рублики для пополнения бюджета, бюджет же все равно не долларами платится, а рублями. Когда курс рубля растет, в казну попадает денежек меньше.

В. Сметанин: Можно вывод сделать, что простому народу жить легче не будет все-таки.

Ю. Шлемензон: А он и не переживает за курс рубля. Что ему переживать — не было и нет. Спокойной к этому всему относится.

В. Сметанин: Тарифы будут расти.

Ю. Шлемензон: У нас вообще переживающих людей в стране — 2-3%.

В. Сметанин: Это такой национальный пофигизм, или что? Успокаивают нас, зомбируют...

Ю. Шлемензон: Я думаю, это практически во всех странах. Активная часть населения достаточно мала, но она принимает решения. Не большинство, а активное меньшинство.

В. Сметанин: Еще об одном решении я хотел бы услышать от вас, потому что именно вы занимались этой темой. Давно не было новостей о том, что у нас происходит со сквером на перекрестке улиц Карла Маркса и Профсоюзной. Ходили люди, высказывали свое недовольство...

Ю. Шлемензон: Со сквером ничего не происходит. Там все остановлено, забор крепкий за определенную сумму страшных денег, как нам сказали, стоит. Там ничего реально не происходит. Я там был вчера — как была куча песка с плитами, так и стоит, сломанное дерево так и лежит. Вокруг, правда, прошел субботник, там убрались, привели в порядок. Вокруг ходят женщины с колясочками, дети гуляют, но за забором тишина полная, и охраны никакой нет.

В. Сметанин: И забор, получается, могут утащить.

Ю. Шлемензон: У нас же все сознательные люди, к этому не идет вопрос. Но вопрос о том, будет ли договор об аренде прекращен, где-то в арбитражных судах затерялся. Можно договариваться о внесудебном решении вопроса, такое тоже может быть.

В. Сметанин: Администрация с застройщиком?

Ю. Шлемензон: С арендатором, это Вятская торгово-промышленная палата. Из СМИ этот вопрос ушел...

В. Сметанин: Я и говорю, затишье какое-то.

Ю. Шлемензон: Пока опасности нет, народ безмолвствует. Если будут какие-то действия, то он активизируется. Хуже всего то, что никто сквером не пользуется. Но слава богу, деревья не вырубили. Будем радоваться малому.

В. Сметанин: Ведь были какие-то решения, направлялись петиции, в колокола звенели, за пределы Кирова и области уходило... Есть какой-то отклик?

Ю. Шлемензон: Нет, пока не информировали, хотя сроки ответов давно уже прошли.

В. Сметанин: Наверное, наказывать нужно людей за неисполнение сроков. Только вот кого наказывать, кто за этим следит? Вы-то следите, продолжаете?

Ю. Шлемензон: Пока посматриваю.

В. Сметанин: Как сами жильцы, у них градус возмущения не спал?

Ю. Шлемензон: Они очень бдительно следят за ситуацией, периодически позванивают, говорят, что все спокойно.

В. Сметанин: Напомню, что это программа «Особое мнение». Гость студии — Юрий Шлемензон, член Общественной палаты Кировской области, генеральный директор телеканала «РЕН-Киров». У нас еще есть время до перерыва. Раз уж мы начали про благоустройство говорить, давайте еще немножечко по этому поводу поговорим. Появилась информация о том, что городская администрация решила подкорректировать планы по благоустройству Кирова. Такой пункт, как появление на Театральной площади брусчатки, там остался. Насколько я помню, в этом году уже какие-то движения в эту сторону должны были произойти, но нет, это все перенесли на следующий год.

Ю. Шлемензон: Если это состоится, я считаю, это хорошо.

В. Сметанин: Мы вчера в редакции горячо обсуждали это. Кто-то возмущался, как, девушки будут свои каблуки ломать на брусчатке...

Ю. Шлемензон: Вся Европа ходит по брусчатке, и я не вижу там «поломанных» людей. Если брусчатка сделана качественно — это хорошо. Смотришь кадры, которые наша телекомпания снимает на площади — парады, мероприятия, и эти трещины в асфальте попадают в кадр... Некрасиво.

В. Сметанин: А вы их закрашивайте в специальных программах.

Ю. Шлемензон: У нас есть специальные маркеры, это и делаем. Но это реально некрасиво. Лужи воды стоят — бывают такие периоды. Я думаю, что, когда будут делать брусчатку, соответствующую ливневую канализацию должного уровня сделают.

В. Сметанин: По уму, на это надеешься, конечно, но что будет в итоге — непонятно.

Ю. Шлемензон: Смотрите. Приятно сейчас по набережной пройти. Были проблемы, устраняли провалы, но устранили же. Меня очень удивляет, когда люди возмущаются: вот, эти тазики поставили. Если вы поедете по Европе — везде эти тазики с цветами висят, никто не возмущается. Чем больше цветов в городе, тем лучше. Возьмем перекресток Энгельса-Карла Маркса. Преображенской, извиняюсь. Это же неплохо. И чем больше будет таких мест — это хорошо, и меня поражает, что люди этому возмущаются. Вместе с тем, мы недавно с вами обсуждали мост у парка. Приходят туда молодожены, начинается битье бутылок. Возьмите с собой пакеты. Не говоря уже о том, что это распитие спиртных напитков в общественном месте... Даже некоторых великих режиссеров наказывают за это, которые потребляли алкоголь. Это в порядке вещей. Потом бутылки вылетают на автомобили проезжающие.

В. Сметанин: Это уже ущерб личному имуществу получается.

Ю. Шлемензон: Многие люди с собаками ходят, и собаки лапы режут. Маленькие дети могут поскользнуться, упасть. Это очень некультурно, некрасиво и нехорошо.

В. Сметанин: В данном случае проблема в головах или в законодательстве?

Ю. Шлемензон: Проблема в культуре. Законодательство нормально все трактует, просто нет контролера — мы же не поставим на каждом мосту по участковому. Хотя, в этот период, может быть, два дня погоняют, в четверг-пятницу. Может быть, администрация парка этот вопрос решит, может быть, внутренние органы решат. Главное — люди сами должны понимать. Разве вы у себя дома будете специально стекло бить? Хорошо, разбили — есть такая традиция разбития бокала, но уберите за собой.

В. Сметанин: Или не разбивайте, если не хотите за собой потом прибираться.

Ю. Шлемензон: Если администрация города распорядится урны туда поставить, я сомневаюсь, что осколки туда попадут. То же самое, что мы повесим такие столбики, как во всем мире — в нормальных странах повешены бумажные пакетики и совки, чтобы люди экскременты за собаками убирали... Я не знаю, сколько мы будем приучать наших граждан к этой позиции. Хотя, это совсем недорогое удовольствие. Из бумажных отходов такие картонки делаются.

В. Сметанин: Вернемся к вопросу о практичности брусчатки на Театральной площади. Буквально на выходных проводил мероприятие городской ГИБДД, с дрифтом. В случае брусчатки это станет невозможным. Где они будут проводить такие показательные выступления?

Ю. Шлемензон: Зато будет красивая, приятная площадь.

В. Сметанин: У нас в городе много мест, куда брусчатку положили, все красиво.

Ю. Шлемензон: Если вернемся к тому же парку, то там, на дорогу к бывшему причалу под асфальтом лежит брусчатка. Некоторые товарищи выковыривают качественные камни для оформления своих садовых участков, аквариумов и так далее. Сложновыковорить этот камень оттуда — видел, как ломиком стараются поддеть.

В. Сметанин: Меня еще заинтересовало, как выглядит город в плане дорогу, дорожек пешеходных. Наконец-то начались работы по асфальтированию. Проходил недавно по Аллее блогеров, и, что удивительно, аллея скамеек предприятий города — эти скамейки закапывали, а сейчас их обратно выкопали.

Ю. Шлемензон: Ну, поставят. У нас хуже ситуация с тротуарами, чем с дорогами.

В. Сметанин: У меня такое ощущение, что пара-тройка скамеек уже куда-то пропала.

Ю. Шлемензон: Вернут, я думаю. Это такой период понимания людей. Если вы помните, раньше в парках все сидели сверху скамеек.

В. Сметанин: Как курочки на жердочках.

Ю. Шлемензон: Долго с этим боролись, сейчас видим, что практически не сидят сверху с семечками, а сидят как нормальные люди. Время все равно лечит даже воспаленный мозг отдельных граждан нашего города.

В. Сметанин: У нас подходит время небольшого перерыва. Напоминаю, что вы слушаете особое мнение члена Общественной палаты Кировской области, гендиректора телеканала «РЕН-Киров» Юрия Шлемензона. Мы вернемся очень скоро.

Реклама.

В. Сметанин: «Особое мнение» продолжается. Меня по-прежнему зовут Владимир Сметанин, и по-прежнему гость в студии — член Общественной палаты Кировской области, гендиректор телеканала «РЕН-Киров» Юрий Шлемензон.

Ю. Шлемензон: Так и есть.

В. Сметанин: Мы хотели еще затронуть тему брендирования нашего города. Я знаю, я на прошлой неделе вы в числе руководителей СМИ Кирова встречались с руководством города и обсуждали тему создания некоего бренда областной столицы, что выльется в конкретном изображении. Будут привлечены дизайнеры. К тому же, как сообщила администрация, будет учитываться мнение горожан.

Ю. Шлемензон: В моем понимании, это большая комплексная программа. Я не знаю, на сколько рассчитаны средства нашей городской администрации. Все мы знаем, что бренд — это удовольствие недешевое, но когда бренд стоит дорого, владелец хорошего, дорого бренда получает конкретные результаты. Было очень приятно, что в мыслях администрации комплексный подход с привлечением не только само администрации, где специалистов по брендированию, нет вообще или есть имеющие об это отдаленное понятие. Это хороший подход в преддверии больших серьезных дат, которые будут у города, празднования большой даты, которое будет поддержано федеральным финансированием. Надо уделять достаточно большое внимание этому вопросу, потому что хороший бренд — это инвестиция.

В. Сметанин: Как вам кажется, что это должно быть?

Ю. Шлемензон: Я не такой суперспециалист по брендированию. По роду своей деятельности я этим занимался, но я занимался узким брендом своей телекомпании.

В. Сметанин: Креативить приходилось все-таки. Что бы это могло быть? Дымковская игрушка?

Ю. Шлемензон: Я не могу сейчас судить, есть специалисты, которые уже вошли в эту тему. Привлечение молодежи к решению этого вопроса — это хороший ход. С креативом у нынешней молодежи все хорошо, главное в нужное время и в нужном направлении использовать решения, которые будут предлагаться. Я так понимаю, будет хорошая комиссия, которая будет отбирать варианты работы с брендом. Это будут профессионалы своего дела.

В. Сметанин: А у нас они есть, вне стен городской администрации?

Ю. Шлемензон: Конечно. Именно вне стен администрации и есть. В члены комиссии, со слов господина Быкова, будут привлекаться люди со стороны. Я бы посчитал нужным привлечь и иногородних специалистов, которые уже имеют богатый опыт брендирования именно города — это отдельная специфическая тема. Использоваться опыт специалистов по такому брендированию я считаю важным и нужным.

В. Сметанин: Я не могу найти примеров... В других городах что является брендами?Того же Екатеринбурга, к примеру. Со столицами более-менее понятно, там много на что можно обратить внимание.

Ю. Шлемензон: В Сызрани сделали брендом помидор, фестивали проводят.

В. Сметанин: А у нас огурец.

Ю. Шлемензон: А у нас огурец хиленький какой-то, хотя и вкусный. У нас на праздник приезжает мало людей. В Сызрань на праздник помидора сотни тысяч приезжают. Брендирование — это не только сам символ. Вот «Кока-Кола» создала бутылочку красивую, создали ее профессионалы. Брендирование города — это не только его знак, у нас герб есть, но он на официальном уровне только будет выступать. Это большая скрупулезная работа по созданию бренда. Должен быть комплексный подход, именно профессиональный.

В. Сметанин: У меня вот еще какое уточнение со слов представителей городской администрации заинтересовало. В мэрии отмечают, что брендирование нашего города не связано ни с разговорами о его переименовании, ни с какими-либо предвыборными кампаниями. Это, видимо, чтобы предупредить заявления о том, что под Вятку что-нибудь подгонят.

Ю. Шлемензон: Это создается для чего-то информационный повод. Пускай создается под любым соусом, меня это вообще не волнует — под выборы, под перевыборы, под назначение... Если это приносить пользу горожанам, за это надо зацепиться в любой ситуации.

В. Сметанин: А если зацепиться на слово «выборы». Вы ощущаете предвыборную атмосферу в нашем городе?

Ю. Шлемензон: У нас в стране все время предвыборная атмосфера. Каждый год какие-то выборы.

В. Сметанин: Меньше года у нас остается до главных, региональных выборов.

Ю. Шлемензон: Они не только в нашем регионе.

В. Сметанин: Но все-таки в Кировской области вы ощущаете что-то такое уже?

Ю. Шлемензон: Да нет, как работали, так и работаем. В этом режиме все 17 лет на телевидении работаю, поэтому особых случаев, на которые можно было бы обратить внимание, я не вижу. Мы же все же информацией занимаемся, не пропагандой.

В. Сметанин: Конечно. Создается иногда ощущение, что информация информацией, а какие-то реальные жизненные события все-таки упускаются из виду. Все воспринимаешь через некий информационный поток. У нас еще одна тема. Завтра, перед Законодательным собранием Кировской области будет выступать начальник УМВД.

Ю. Шлемензон: Это плановый отчет.

В. Сметанин: Как сообщили СМИ, плановый отчет по итогам 8 месяцев этого года, с января по август. Удивительная штука, но ответ генерала уже появился в Интернете.

Ю. Шлемензон: Это неполный отчет, я так понимаю.

В. Сметанин: Многие говорят о том, что это неполный отчет.

Ю. Шлемензон: Знаете, что мне понравилось в этом отчете? То, что генерал большое внимание, соразмерно тому, что напечатано, уделил работе Кировского УМВД с общественными организациями. Это «Народная дружина», «Народный контроль», «Ночной патруль». Если вы посмотрите, там приведены цифры, достаточно серьезные. «Народный контроль» помог сократить большое количество ларьков, которые занимались нелегальной продажей алкоголя. В рамках закона все это делали. «Ночной патруль» боролся с пьяными водителями. Понятно, что это, в основном, функции федеральных органов власти. Но если общественность откликнулась на ситуацию, которая есть сейчас и УВД с этими организациями работает, что дает эффект, то я считаю,это надо поддерживать. Очень хорошо, что генерал Солодовников это понимает и уделяет этому огромное внимание. Мы совместными усилиями федеральных структур и местной общественности решаем местные, локальные проблемы.

В. Сметанин: Мы тем самым не даем слабинку полиции? Делаем за нее ее работу.

Ю. Шлемензон: Я не думаю, что это дает слабинку. Конечно, как говорится, тот, кто должен убираться, должен не убираться. Если мы приходим на субботники, это не значит, что уж совсем хорошо. В такой ситуации я считаю, что это совсем нормально. В развитых странах существуют народные дружины. В тех же самых Штатах во многих городах есть так называемые народные дружинники.

В. Сметанин: Они там тоже с оружием ходят?

Ю. Шлемензон: Там много граждан с оружием ходит.

В. Сметанин: Я имею в виду, что в там в плане приобретения и ношения оружия в США намного легче.

Ю. Шлемензон: Это зависит от штата, там разные законы. В некоторых штатах оружие носить нельзя, только на территории своей квартиры, дома можешь его использовать.

В. Сметанин: Заинтересовали ли вас данные в докладе Солодовникова по сокращению рюмочных, закусочных? По данным Кировской полиции, год назад на территории Кировской области работало 426 рюмочных, сейчас их количество сократилось до 98.Что касается закусочных — их было 120, осталось 27. Это в нашем городе.

Ю. Шлемензон: Вы же понимаете, что каждая рюмочная — это место локальных конфликтов.

В. Сметанин: Каждая рюмочная — это некий мирок.

Ю. Шлемензон: Да, мирок. Грязь, тому подобное, не говоря о конфликтах, которые возникали среди активной части населения. Чем меньше таких мест, тем меньше и конфликтов. Криминогенная ситуация в квартале, районе, доме улучшается. Значит, спасем какое-то количество жителей. Мы знаем, что местность от нелегального алкоголя и суррогата достаточно высокая. Проблема эта еще не решена, к сожалению, но совместными усилиями общественных организаций и УВД она будет решаться. Раз есть некий прорыв в этой части — население активно звонит в общественные организации, «Народный контроль» разместили телефон, по которому можно сообщать о фактах нелегальной продажи алкоголя, продажи алкоголя детям, что самое страшное. Такая помощь органам внутренних дел — эт помощь самим себе, на самом деле. Она хорошо работает. Я не называю эту стукачеством. Это выполнение своего гражданского долга. Если мы видим нарушения порядка, законодательства, об этом надо сообщаться. Не надо бросаться в бой с палками, надо подключать к этому правоохранительные органы, которые профессионально выполнят эту задачу.

В. Сметанин: Я не припомню, это первое выступление главного полицейского области или это уже такая традиция?

Ю. Шлемензон: Когда я был депутатом, помню, что все федеральные чиновники отчитывались. И губернатор также отчитывается.

В. Сметанин: Генерал Солодовников выложил в Интернет не весь доклад. Глупо читать то, что всем уже известно. Говорят, что будут какие-то громкие заявления.

Ю. Шлемензон: Я думаю, это досужие домыслы отдельных блогеров, крупных специалистов. Есть о чем поговорить, они создают версию, ее обсуждают.

В. Сметанин: То есть, вы считаете, что все эти разговоры о громких заявлениях — вбросы информации...

Ю. Шлемензон: Генерал Солодовников всегда дает в своих выступлениях что-то важное и интересное. Если это состоится, то состоится. Так долго обсуждать эту интригу... Не буду называть фамилии этих ведущих блогеров. Раз им интересно, то пусть обсуждают. Лишь бы людям хорошо было.

В. Сметанин: Завтра мы узнаем, что будет происходить на заседании Заксобрания. Истекает время программы «Особое мнение». Напомню, что в гостях Юрий Шлемензон, член Общественной палаты Кировской области, гендиректора телеканала «РЕН-Киров». Мы договорились напомнить о том, что через 15 минут в эфире нашей радиостанции будет очередной выпуск программы «Пленум» с Еленой Шмулевич. Гости программы — Альберт Запольских и Дмитрий Русских. Обуждаться будет проблема дороги. И, естественно, на телеканале «РЕН» эту программу тоже можно будет посмотреть. Спасибо вам, всего доброго.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта