Наталья Осипова, гендиректор КЦ "Вятский"

Видео 14:34, 30 марта 2018 537 0

"...Олег Юрьевич еще и член политсовета партии "Единая Россия". Очень многие бизнесмены, вступая в партию "Единая Россия", искренне надеялись, что партия-то их защитит. И что мы видим сейчас? Это еще один и повод для потрясения, и вопрос. А где же партия, собственно говоря? Почему же она не защищает своих членов, своих участников?"


Особое мнение от 17.09.13.

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Наталья Осипова

С. Занько: Добрый день, это действительно «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. На волне 101,0 мы сегодня будем слушать особое мнение Натальи Осиповой, гендиректора коммерческого центра «Вятский». Добрый день, Наталья.

Н. Осипова: Здравствуйте.

С. Занько: Сегодня день Володи Сметанина, обычно он по вторникам ведет «Особое мнение». Я знаю, как ему приятно с вами общаться, но сегодня я перехватила инициативу. На прошлой неделе, в четверг, у Володи был не менее интересный собеседник. Все, кто интересуются, с кем и о чем говорил Володя, могут зайти на наш сайт echokirova.ru и посмотреть, с кем беседовал Сметанин. Сегодня я говорю с замечательной женщиной, которая всегда радует меня своим приходом, своими мыслями и своим внешним видом, не могу это не отметить. Спасибо, что пришли, Наталья. О чем сегодня будем говорить. Хотелось бы поговорить о развитии событий, связанных с уходом Бориса Павловича и об оценках этих событий чиновниками и горожанами. В частности, можно обсудить ответ Бориса Павловича на высказывания Александра Галицких. Кроме всего прочего, хотелось бы узнать, кто, когда и как станет новым худруком ТЮЗа. Я знаю, что вы серьезно отреагировали на эти события.

Н. Осипова: Я дружна с Борисом, я хорошо знаю Александра Александровича. Собственно говоря, я его школьная ученица - в 6 классе он вел у нас уроки литературы, научил наш класс писать стихи. Поэтому я хорошо знаю и того, и другого человека и могу сказать, что именно в этом сюжете есть какое-то досадное недоразумение. Служебная квартира — это та квартира, которая принадлежит театру, дается сотрудникам театра для проживания. Борис все это время снимал квартиру, за которую которую театр в долях с ним платил. Ситуация вокруг ухода Бориса Павловича и этот микросюжет показывают состояние диалога между работниками и чиновниками в нашей области. Это та тема, которая заслуживает грустной рефлексии и изменения, потому что наблюдается огромное невзаимопонимание двух людей, которые должны работать в одном направлении. Что касается моего мнения по этому факту, я не вижу никакой трагедии ни для Кировской области, ни для Бориса. Я понимаю, что то, что сейчас происходит — это его попытка после семи лет напряженной работы, что называется, бросившись на амбразуру и понимая, что это приведет к скандалу, вслух, громко заявить о тех проблемах, которые есть сегодня в театре, об оскорбительных зарплатах, которые не только у него, но и у актеров ТЮЗа. Когда каждый год уходило талантливейшему актеру, когда Борис приходил и говорил о том, что нужно поднимать зарплаты, что произошло? Зарплату подняли на одну тысячу рублей, с семи до восьми. Это никак не решает проблему. Актеры, естественно, приходят к талантливому режиссеру, готовые с ним работать, и, естественно, уходит, потому что что невозможно прожить на эти деньги молодым людям, у некоторых еще и семьи появляются.

С. Занько: По поводу уходи Бориса и по поводу его заявления о том, что он устроит перфоманс из его ухода есть нелицеприятные высказывания в его сторону, что «чем это он занимается, чего это он себя пиарит на уходе, некрасиво» и прочее. На мой взгляд, несмотря на то, что это ваше особое мнение, это хорошо. Человек уходит и нужно уйти так, чтобы он

мог все сказать о своем уходе.

Н. Осипова: Давайте про цель перфоманса задумаемся. Зачем он это делает? Он это делает с благородной целью — привлечь внимание к проблеме и сделать так, чтобы следующий художественный руководитель, который придет и актеры, которые остаются в городе — сильная команда Театра на Спасской, и все эти люди живут в таком положении... У нас почему-то принято считать, в среде людей интеллигентных, деятелей сфер культуры, образования как-то неудобно говорить про деньги. Вроде мы не ради денег работаем.

С. Занько: Им так говорят: «Вы ради денег разве работаете? А как же искусство?».

Н. Осипова: Эту очень гнилую позицию надо ломать. Если сравнить среднюю зарплату чиновника и среднюю зарплату работника культуры, мы увидим огромную разницу. Чиновники работают ради денег в том числе. У актеров есть свои семьи, которые нужно кормить. Мы действительно не привыкли о таких вещах говорить вслух. То, что Борис взял на себя риск, смелость и вызвал огонь на себя, заявив так об этой проблеме, мне кажется, большим гражданским поступком с его стороны. Мы должны быть и за это в том числе ему благодарны. Борис за семь лет в Кирове вел огромную социальную работу, менял этот город не только через театр, менял его и через программу, которую вел на «Эхе Москвы» — «Дай почитать!», через социальные проекты. Он много всего делал, и сейчас пытается сделать еще один очень важный шаг для нашей области, сдвиг в сознании людей в первую очередь (до сознания чиновников он за семь лет не пробился), что культуре надо давать деньги. Это идея, что гении пробьются, очень гнилая идея. Мы предполагаем, что гениальный человек должен несмотря ни на что творить. Ему будут мешать, вставлять палки в колеса, он будет умирать в раннем возрасте — вспомните Лермонтова, Пушкина и так далее. Вся эта история, что талант должен страдать и пробиваться в муках к свету — это история XIX века, и эта история, на мой взгляд, должна закончиться. Современная культура, которая делается сегодня в мире, делается людьми успешными, счастливыми и не бедными. «Бедные искусства» как идея закончила свою жизнь в XIX веке. Сейчас искусству нужны люди, которые будут вкладывать в него деньги, будут развивать финансовую сторону искусства.

С. Занько: Смотрите, очень много было постов, которые он (Борис) писал, было много что написано им в блогах. Высказывания были зачастую очень эмоциональные, например «Неужели миллионы инвестиций, которые я привожу в область в виде федеральных и зарубежных грантов, ежегодные международные фестивали, успешные премьеры, общественная работа недостойны того, чтобы заслужить отношение к себе не как к мальчику, который должен быть благодарен, а как к профессионалу?». Это такая обида.

Н. Осипова: Давайте на эту ситуацию посмотрим с двух точек зрения. Конечно, обида есть, обида против тех людей, которые за столько лет не оценили. Речь идет не о каком-то большом количестве людей, их можно по пальцам персчитать, они все в Департаменте культуры, мы всех их по именам знаем. Нужно понимать, что нам есть за что быть благодарными Борису, и ему есть за что быть благодарным этому городу. Именно в этом городе он состоялся как режиссер, именно в этом городе у него была благодатная площадка людей, всгеда готовых его поддержать, и эти люди продолжают в этом городе жить, они остаются. Я себя к этим людям отношу, например. Мне кажется, сейчас нам всем нужно понять, что мы извлекаем из ухода Бориса. Какой-то урок, несомненно, должен быть извлечен, потому что талантливый мальчик, который здесь появится, точно также потом исчезнет. Может быть, это не так трагично. Собственно говоря, одна из идей, которую мне бы хотелось озвучить сегодня, это та идея, которую я услышала в Москве от Елены Ковальской, которая работает директором центра Мейерхольда. Они организовали «Школу театрального лидера». То есть, не просто режиссеров, не просто директоров театра, а людей, владеющих современными технологиями театрального менеджмента и современными театральными технологиями. На мой взгляд, хорошим жестом со стороны нашего правительства было письмо от имени губернатора в «Школу театрального лидера» с просьбой организовать в городе фестиваль молодых режиссеров. Это отработанная в Москве технология, когда приглашается четыре молодых, талантливых режиссера и они на протяжении определенного количества времени (месяца) делают четыре черновых спектакля с труппой театра. За это время директор, трупп и все, кто участвует в этом фестивале смотрят, как режиссер может, с одной стороны, профессионально сделать спектакль, с другой — вписаться в существующий коллектив, что тоже, в общем-то важно. В финале этого фестиваля одному из четверых делается предложение о работе. Мне кажется, что такая история нам очень нужно, и эту историю может сделать московская структура «Школа театрального лидера».

С. Занько: Кто должен написать туда запрос?

Н. Осипова: Мне кажется, что губернатор. Это то, что должен сделать Никита Юрьевич, который вел огромное количество переговоров с Борисом, и который заинтересован в том, чтобы искусство в области развивалось. Письмо от него станет достаточным и серьезным аргументом в этой «разогретой» ситуации, оно направит ее в конструктивное русло, а не в русло взаимных обид.

С. Занько: То есть, пора перестать говорить о том, что уходит Павлович, нужно говорить о том, кто придет на его место. Это неизвестный до сего времени в Кировской области способ выбора художественного руководителя в театре.

Н. Осипова: Это не очень давно сложившаяся традиция. Я о ней узнала буквально несколько дней назад и подумала, как это прекрасно — с одной стороны получить такой фестиваль, с другой — получить возможность выбора художественного руководителя театра, а третьей стороны... Знаете, любое обновление вливает свежую кровь, оно не обязательно будет чем-то негативным, оно может быть позитивным. Мне не кажется, что Борису нужно рвать связи с нашим городом, в котором у него столько друзей, столько людей, вместе с которыми он семь лет жизни здесь провел, родил дочь — это огромный кусок его жизни. Мне кажется, что нужно из стадии взаимных обид, которая тоже была конструктивна — нам нужен был этот разговор...

С. Занько: Этот высплеск эмоций.

Н. Осипова: ...за ним стоит очень серьезная проблема, и спасибо Борису, что у него хватило смелости, чтобы взять этот огонь на себя. Я с ужасом читала в Фейсбуке о том, что очень велико количество негативных высказываний, Борис тоже все это видел, читал. Мне кажется, что из этой стадии нужно переходить к конструктивной, и она может быть очень позитивной для всех сторон, заинтересованных в развитии театральной жизни нашего города.

С. Занько: У меня есть еще несколько тем для вас на сегодня. Позволю себе сейчас их озвучить. Во-первых, единый день голосования в России, который состоялся 8 сентября. Хочу, чтобы мы поговорили о московских выборах, основываясь на материале, который написал известный нам с вами спикер Сонин. Вы вчера сами мне на него указали, я прочитала. Кроме всего прочего, я прекрасно знаю, что московские выборы имели непосредственное к вам отношение, потому что ваш сын в качестве волонтера уехал в штаб Навального. Вы нам об этом сказали, но тогда не хотели никак это комментировать. Как вы позволили вашему сыну отправиться туда, в штаб Навального? Во что это все вылилось и как вы оцениваете эти выборы? Насколько я поняла, вы согласны с Константином Сониным, что эти выборы выиграли и москвичи, и вся Россия в целом?

Н. Осипова: Да, пост Константина Сонина, известного экономиста, в недавнем прошлом проректора Российской экономической школы, в данный момент вице-ректора «Вышки», звучит так: «Выиграли все, выиграл Собянин, выиграл Навальный, выиграла Москва, выиграла Россия». Я с этим абсолютно согласна. Что произошло за эти выборы? Во-первых, мы впервые увидели ситуацию абсолютно новой политтехнологии, когда в выборы было вовлечено огромное количество волонтеров, и вся работа велась через Интернет. Собственно говоря, таким образом туда попал мой сын, которому это было просто интересно, он интересуется политикой. Приехав в штаб, он сказал: «Здравствуйте, меня зовут так-то, я хочу вам помогать». Первый день он вносил какую-то информацию в компьютер, потом работал на кубах, агитировал в метро — раздавал газеты. Живая агитация ему очень понравилась. Что произошло супернового в команде Навального? Были собраны люди, которые работали абсолютно не за деньги, которые могли прийти откуда угодно — конечно же, они рисковали, ведь могли прийти одни провокаторы. Но тем не менее они собрали людей свободных, заинтересованных, готовых не просто говорить и политике, а что-то делать, изменить политическую карту сегодняшней России. Эти люди сделали очень многое. Кроме того, что была достигнута фантастическая цифра — более 27% проголосовавших за Навального, еще была создана ситуация абсолютной легитимности московских выборов. Несмотря на то, что команда Навального сейчас опротестовывает результаты по некоторым участкам, спор идет о том, что должен быть второй тур, но о том, что 48% Собянин набрал, никто не спорит. И что мы получили со стороны Собянина? Абсолютную легитимность его поста. У нас такой легитимностью обладает, как пишет Сонин, только Путин. Я с ним абсолютно согласна. Собянин действительно в ходе этих выборов стал второй фигурой и первым претендентом на следующий пост Президента России именно потому, что он прошел такую настоящую, серьезную политическую кампанию. Что выиграл Навальный? С одной стороны, он узнал, как много у него сторонников. Под его знамена, под его имя собралось, консолидировалось огромное количество людей, внутри которых тоже были споры. Критика, которая шла в адрес Навального с разных сторон, в том числе со стороны оппозиции, я не буду ее касаться — она была разной, и справедливой, и несправедливой, но тем не менее они это сделали, они консолидировались. То, о чем мы говорили, что оппозиция не может консолидироваться - это сейчас произошло. Оппозиция получила нового, молодого, сильного лидера.

С. Занько: Наталья, какое это отношение имеет к Кирову?

Н. Осипова: То, что Москва получила, я видела, я была в день выборов в Москве. Скамеечки, отремонтированные лифты — Москва просто расцвела. Что получила вся Россия и что получил город Киров. Мы впервые получили знак из центра, что выборы должны быть честными. Это абсолютно четко сформулированный посыл, который, конечно, дойдет до всех чиновников всех уровней, чтобы не было вбросов, не было фальсификаций. Хотите, чтобы вас выбирали — действуйте честно. Это очень серьезное заявление сегодняшней власти, которое не было никак сформулировано, но которое было сделано самим фактом московских выборов. Мы понимаем, что мы все равно ориентируемся на то, что происходит в Москве, в любом случае.

С. Занько: Власть перестала бояться, что народ против нее, она оценила, что народ настолько за нее, что можно позволить этому народу проявлять себя как оппозиция, ходить на эти

выборы?

Н. Осипова: Почему вы исключаете, что власть заинтересована в оппозиции? Та информация, которая доходит до Путина и та информация, которую он слышит в поездках (в поездках он тоже слышит отфильтрованную информацию), единственный способ получить другую точку зрения изнутри страны, а не от западных аналитиков, это иметь свою здоровую, сильную и способную к диалогу оппозицию.

С. Занько: Что касается Кирова, здесь вообще такая ситуация возможна?

Н. Осипова: Мы это очень скоро увидим, в 2014 году нас ждут выборы губернатора. Меня страшно раздражали разговоры такого толка, что в феврале у Никиты Юрьевича заканчивается срок губернаторства. Если он будет назначен и.о., то его назначат следующим губернатором, а если и.о. будет назначен кто-то другой... И в этой ситуации сидишь и думаешь, а зачем тогда идти на выборы. Вообще говоря, все уже решено. И тогда получается, что вся история выборов — это история театра. Это было очень серьезной проблемой последних наших думских выборов.

С. Занько: Мы видим в Кировской области какую-то оппозицию?

Н. Осипова: Про Кировскую область я так не скажу. Отношение к Навальному в нашем городе резко негативное, я это встречала в очень разных кругах — и в кругах академической среды, и в блогерских кругах. То есть, абсолютно единодушно город против фигуры Навального, потому что у нас свято верят, что нет дыма без огня, что если было дело "Кировлеса", значит, там все равно что-то было не так.

С. Занько: По-прежнему у нас бытует мнение, что борьба за власть здесь у нас — это не борьба власти и оппозиции, а борьба олигархических структур и только.

Н. Осипова: Да, мы не верим в возможность честных выборов. Очень хочется думать, что московские выборы сдвинут это наше самое стойкое убеждение. Выборы в Москве — это первый камушек, и чтобы он превратился в тенденцию, стал нашим настоящим, должно пройти какой-то время. Это не единственные честные выборы должны быть.

С. Занько: Не будем забывать еще о Ройзмане.

Н. Осипова: История с Ройзманом просто ошеломительна. Мои уральские друзья называют его «уральским Навальным», московские друзья говорят, что на самом деле он бандит, но что мы имеем? Мы имеем факт выбора неугодной центру кандидатуры, который принят центром.

С. Занько: Но все-таки, центр уже разрешил этим неугодным кандидатурам выходить на выборы и побеждать или так сложилась ситуация в России в целом? Власть осознала, поняла свои выгоды?

Н. Осипова: И Ройзман, и Навальный все это делали в ситуациях открытых уголовных дел. Грубо говоря, если бы что-то пошло не так, все мы понимаем, что бы происходило дальше. И у Ройзмана, и у Навального хватило смелости идти этим путем, а у власти хватило последовательности посмотреть, что из всего этого будет. Мне тоже очень интересно, что из всего этого будет дальше. Будет ли эта слабая демократическая тенденция подхвачена и на самом деле перерастет в то самое гражданское общество, которое мы с маленькой надеждой,

но все-таки пытаемся строить, в которое я, например, верю, что это возможно в России, или это останется единичным фактом, сбросом негативной энергии. Это энергии накопилось столько, что в Москве тысячи выходили на проспекты. Кроме желаний власти есть еще давление московской толпы, которая выходит на митинги.

С. Занько: Да. У нас тоже есть серьезные лидеры, которые сейчас находятся под уголовными делами. Я бы хотела, чтобы мы с вами начали и после рекламы продолжили говорить о «посадке» Олега Березина. Я прошу вашу оценку с точки зрения гражданина, с точки зрения бизнесмена. Может быть, если хотите, политическую оценку дать этой «посадке».

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Светлана Занько у микрофона. Мой гость — Наталья Осипова, гендиректор КЦ «Вятский». Мы остановились на «посадке» Олега Березина. Организация «Деловая Россия» выступила на заседании правительства с защитой предпринимателя, в частности, Андрей Маури обратился в членам правительства с просьбой поддержать инициативу бизнесменов и выступить за изменение меры пресечения депутату ОЗС Олегу Березину. Мы помним, что действительно было письмо, которое направили российскому бизнес-омбудсмену, его подписали несколько известных личностей в нашем городе. Люди говорили о том, что дело носит политический характер, что наши бизнесмены боятся оказаться в такой же ситуации. Правда, в Интернете и в нашем эфире говорили, что мало бизнесменов, подписавшихся в этом письме, и не нужно за них за всех говорить. В общем, совершенно разные мнения. Перед уходом на рекламу я видела по вашему лицу, что реакция на эту посадку у вас была серьезная, глубокая достаточно.

Н. Осипова: Да, я действительно пребываю в глубоком шоке по поводу произошедшего. Во-первых, по поводу этого письма. Те люди, которые его подписали, подписывали не только от себя лично, но и от тех структур, которые они возглавляли — Вятская торгово-промышленная палата, Объединение промышленников России, Лига предпринимателей. То есть, там несколько структур, руководители которых подписали письмо, а за ними стоит огромное количество предпринимателей, которые поддерживают Олега в этой ситуации. Эта ситуация вызывает огромное количество вопросов. Почему мы все пребываем в таком шоке? В России от сумы и от тюрьмы не зарекайся — это становится национальной идеологией. Это действительно страшно, потому что этот человек вел свой бизнес по правилам, он в среде крупного бизнеса производил впечатление одного из самых порядочных людей. Этот человек не скрывался от следствия, отвечал на вопросы, давал показания, какой смысл был его заключать под стражу? И, наконец, само дело, дело якобы о покупке по заниженной цене акций спиртоводочного завода. Я не очень понимаю, как такое дело могло быть, извините, склеено, потому что на момент продажи пакета акций 25% Уржумского спиртоводочного завода Олег Березин уже обладал контрольным пакетом акций в 67%. И, строго говоря, эта сделка была гораздо выгоднее области, чем холдингу «Глобус». Где-то в комментариях я читала: «А давайте развернем эту сделку, область вернет Олегу Юрьевичу 198 миллионов, а он вернет эти акции». Как вы думаете, кто окажется в проигрыше? Уржумский спиртоводочный завод через систему «Глобус» получил систему реализации, которая на сегодняшний день для рынка является первичной, главной. Уржумский спиртоводочный завод эти 25% акций вряд ли бы кому-то продал. И что происходит дальше? Сажают оценщика, мне абсолютно непонятно, за что; сажают чиновника. Дело в том, что как раз механизм аукциона предполагает: если цена ниже рыночной, то в ходе торгов она поднимается до рыночной, для этого придуман механизм оценки последующих торгов. Акции были куплены на аукционе, никто на них особо не претендовал. У меня даже есть информация, что напротив, было оказано на Олега некое давление, чтобы он пошел на этот аукцион покупать эти акции. Они ему не особо были нужны. А теперь, внимание, вопрос: какой ущерб области принес Олег Юрьевич этой сделкой? И мы получаем фантастический ответ. Оказывается, 198 миллионов рублей. Вопрос: откуда эта цифра? Если те, кто оценивает эту сделку, полагают, что купленные 25% акций у «Руснедвижимости», замыкавшей контрольный пакет, должны стоить столько же, сколько 25% областных акций, не относящихся никоим образом к контрольному пакету, что это две одинаковые истории, то эти люди не понимают вообще ничего в законах рынка и в бизнесе. Эта история мне кажется даже не политической, потому что Олег Юрьевич еще и член политсовета партии «Единая Россия». Очень многие бизнесмены, вступая в партию «Единая Россия», искренне надеются, что партия их защитит. И что мы видим сейчас? Это еще один повод для потрясения и вопрос: а где же партия, собственно говоря? Почему она не защищает своих членов? Эти 198 миллионов — это цифра, которая сделана по той же схеме, что и убытой «Кировлеса». За 14,5 миллионов лес купили, отдали «Кировлесу» 14,5 миллионов, за 16 продали, 1,5 миллиона прибыли. А ущерб по делу — 16 миллионов. Понимаете, это задачка на уровне первого класса, и тем не менее, это дела, которые сегодня на наших глазах происходят. Это дела, которые ставят бизнес в ступор. Если любую сделку можно таким образом опротестовать, то бизнес вести невозможно.

С. Занько: Вы бы, Наталья, под этим письмом подписались?

Н. Осипова: Несомненно, конечно. Я считаю, что я, как член Торгово-промышленной палаты, являюсь одним из участников этого письма.

С. Занько: То есть, вы считаете, что подпись ваша там уже стоит?

Н. Осипова: Моя подпись не стоит, но мое мнение было учтено.

С. Занько: Что касается следующих двух тем. Они легкие, может быть, не столь серьезные с одной стороны, с другой — никто не знает далеко идущих последствий. На всеми нами любимом Йополисе сейчас идет голосование, называется «Подарки любимому городу». 4 июня был дан старт общественному проекту, в рамках которого граждане предлагали свои идеи по размещению архитектурных объектов. Сейчас жителям Кирова предлагается голосование. Список сейчас передо мной лежит. 53 памятника. Ознакомились со списком, Наталья?

Н. Осипова: Перед тем, как к этой теме обратится, хотела бы закончить историю про «Глобус».

С. Занько: Извините.

Н. Осипова: Мне кажется, что сейчас очень важно, чтобы мы сохранили систему «Глобус». Потому что если рейдерский захват этой системы федералами произойдет, в каких магазинах мы будем покупать продукты?

С. Занько: А вы оцениваете эту ситуацию как рейдерский захват?

Н. Осипова: Мне кажется, что да, причем самое страшное — с участием силовых структур. Если в 90-ые стреляли, то сейчас сажают. Эта история касается всех нас, каждого горожанина. Многие работают в системе «Глобус», многие там покупают продукты. Система

«Глобус» задает довольно высокий стандарт качества обслуживания, мы же можем сравнить с федеральными сетями. Очень не хочется, чтобы мы потеряли эту нашу, кировскую сеть.

С. Занько: Как вы считаете, чем закончится эта ситуация?

Н. Осипова: У меня нет даже малейших предположений. Мне бы очень хотелось надеяться, что разум здравый смысл восторжествует. Все-таки, это вопиющий случай, и я не вижу никаких реальных оснований для этого уголовного преследования.

С. Занько: Хорошо, это письмо, которое было подписано представителями некоторых бизнес-структур, возымеет какое-то действие или это все уйдет вникуда?

Н. Осипова: Вот мы и посмотрим, работает ли Борис Титов, омбудсмен, который должен защищать права бизнеса. Мне просто кажется, что этого письма недостаточно. Правда, я не знаю, что еще можно сделать, ведь это же уголовное дело. Москва, когда посадили Навального, вся вышла на улицу. Я не могу себе представить, что в нашем городе выйдет хотя бы сто человек.

С. Занько: Но и Березин — не Навальный.

Н. Осипова: Березин — не Навальный, да. Но знаете, в чем из главная разница — Березин является нашим кировским олигархом, а отношение к бизнесу в России резко негативное. У нас скорее поддержат оппозиционного политика, нежели поддержат бизнесмена. Это тоже характеристика нашего общества, для меня очень грустная характеристика. Бизнесом заниматься тяжело. Престиж людей, которые этим занимаются, государственная задача, которую часто формулируют, но я не вижу конкретных шагов. Если случится так, что Олега посадят, для всего кировского бизнеса это будет знаком того, что бизнесом заниматься опасно.

С. Занько: Можно вас повеселить? Я вижу, что это серьезная вещь, которая вас сильно задевает. Всех задевает, но иной раз и говорить об этом страшно. Подарки любимому городу, Наталья. Список из 53 скульптурных форм. Я слушала эфиры московских коллег, там тоже есть такие штуки со всякими малыми скульптурными формами, которые хотят установить во дворах Москвы. Ликвидировать парковки — поставить скульптуры. Может быть, и нам этим заняться?

Н. Осипова: Ликвидировать парковки нельзя, парковаться негде. Москва начала с того, что поставила лавочки. Я, пока сюда ехала, видела двух старушек, которые на перекрестке улиц Дрелевского и Свободы сидели на подоконнике, на откосе окна. Нашим бедным старушкам даже посидеть негде, давайте сначала лавочки поставим, это в городу правда нужно, у нас нет лавочек. Что касается идеи украсить свой город. Для меня это вопрос того, как придать нашему городу свое неповторимое лицо. Несколько идей мне очень понравились. Все 53 варианта группируются в три группы. Типы памятников у меня получились такие. Во первых, историческим лицам — Шварцу, Шаляпину, Циолковскому, Грину и такие обобщенные памятники — парашютисту, хоккеисту, студенту. То есть, памятник лицу. Второй вариант — сказочные васнецовские памятники. Идея сказочного очень пришлась по нраву нашим людям: Богатыри, Аленушка, Кикимора. Это самый тривиальный вид памятников, если бы у меня было право вето, я бы поставила жирный крест. Это скучно, сделанный памятник Дымковской игрушке чудовищен, он лишает самого главного, что есть в дымковской игрушке — ее цвет. Вы видели, как это страшно выглядит, если убрать яркиекружочки, ромбики, полоски. И третий тип, самый интересный — это вятские особинки: гармонь, лапоть, вятские рыжики. Там есть система голосования, но она очень неудобная. Я свой рейтинг трех лучшихидей выстроила бы так. Первый памятник, который мне кажется нужным городу, это идея Марины Кочкиной — памятник юному Циолковскому. Здесь идея дважды хороша. Во-первых, в городе нет памятника Циолковскому, во-вторых, памятник юному Циолковскому — это памятник мальчику-мечтателю, который потом стал великим ученым, опередившим время в полете своих мыслей. Мне кажется, что это очень хорошая, сильная идея и понятно, куда этот памятник можно поставить в центре много мест, где он мог бы стоять. Вторая понравившаяся мне идея — идея памятника ссыльному. Вятская культура «питается» соками ссыльных. Я была удивлена, узнав, что вятская игрушка с ее оборками — это тоже результ реакции вятских жителей на польских дамочек в платьях, с сумочками, гуляющих в собачками. Это сильно поразило воображение вятских крестьян и они стали лепить таких вот барынь.

С. Занько: Мне придется поторопить вас, Наталья, мы заканчиваем, к сожалению.

Н. Осипова: Последний памятник — это вятский водохлеб, фонтанчик. И еще кошка, лежащая на окне, четыре получилось. Кошка, мне кажется, подчеркивает патриархальность нашего города.

С. Занько: Мы хотели с вами поговорить, копнуть эту тему глубже. Я надеюсь, мы это сделаем в эфире или в какой-то другой форме, может быть, в блоге или в вашей колонке на нашем сайте. Еще одно очень важное объявление. Прошлой весной много говорили о том, что вы уходите из ВятГУ и прекращается проект «Лекции в Политехническом». Какова ситуация сейчас?

Н. Осипова: Никогда не говорили, что проект прекращается, он будет продолжен. Я могу назвать имя руководителя этого года — это новый декан гуманитарного факультета ВятГУ Наталья Ивановна Поспелова. Теперь проект «Лекций в Политехническом» будет гораздо шире, будет включать в себя весь лекторий. Там будут и строго по пятницам происходящие лекции и будут все лекции, которые мы можем привлечь на площадку ВятГУ. Буквально завтра, 18 сентября, в 18-00 я всех приглашаю на встречу с «отцом» русского рока Владимиром Рикшаном.

С. Занько: Не очень близко это вам, я вижу.

Н. Осипова: Я в русском роке плохо разбираюсь, и тем интереснее будет послушать живую историю русского рока в диалоге. Это будет лекция-диалог. Всех приглашаю.

С. Занько: Вы в ВятГУ остаетесь?

Н. Осипова: Да, конечно.

С. Занько: Спасибо вам за ваше особое мнение. Это была Наталья Осипова, директора КЦ «Вятский», сотрудник Вятского государственного университета. Я, Светлана Занько, прощаюсь с вами. До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта