Олег Прохоренко, главный редактор газеты "Бизнес Новости"

Видео 14:34, 30 марта 2018 468 0

Особое мнение от 5.09.13

Ведущая: Антонина Тихомирова
Темы: Суды и приговоры, вступление в ВТО и будущее кировского агропрома, открытие бассейна "Быстрица" 


«Особое мнение» от 5.09.13

А. Тихомирова: Добрый день, уважаемые радиослушатели. В студии Антонина Тихомирова. Сегодня особое мнение выскажет мой большой друг, коллега, главный редактор газеты «Бизнес-новости» Олег Прохоренко.

О. Прохоренко: Добрый день всем.

А. Тихомирова: Хотела бы...даже не знаю, стоит это делать — не стоит, потому что те, кто слушает Эхо Москвы в Кирове, делают это постоянно. Ты же еще и коллега-радиоведущий, ты же был по эту сторону баррикад. Скажи, комфортнее вопросы задавать или на них отвечать, или все по-разному, от ситуации зависит?

О. Прохоренко: Две разные роли. Тебе всегда приятно отвечать, а если приходят люди, которые могут сказать больше, то им приятнее задать.

А. Тихомирова: С чего начнем? Может быть, с криминальной хроники? Знаешь, порой, в некоторых жизненных ситуациях на Вятке складывается такое ощущение, что все СМИ превращаются в крим-экспрессы. Как нет, если несколько тем касаются...

О. Прохоренко: Посадок.

А. Тихомирова: Посадок. Ну ладно, сейчас еще не вынесен приговор по делу Игнатяна, обсуждать тут нечего, все держат руку на пульсе, мы пока никого не можем поставить в известность. Но тем не менее, это реалии последних дней. Знаю, что и в «Бизнес-новостях» все это было отображено....по поводу Шулаева и Ганжелы. Прокомментируй, пожалуйста. Я знаю, что в «Бизнес-новостях» это есть...

О. Прохоренко: Парой строчек. Я не добавлю, к сожалению, ничего нового. Уже давненько, прилично давно обсуждалось...

А. Тихомирова: Уже полгода ведь.

О. Прохоренко: Да, и по Ганжеле, и по Шулаеву. Непонятен их исход. Меня напрягает, что долго достаточно...

А. Тихомирова: Тянется?

О. Прохоренко: ...собирается законодательная база, проводятся следственные действия и все это время люди находятся в СИЗО, ожидают...

А. Тихомирова: В тюрьме, в общем-то.

О. Прохоренко: Да, под арестом. Есть ли на это основания — ну, суд нашел, признал, что основания есть. Тут слухи ходили, что Николая Семеновича Ганжелу собираются выпустить под подписку о невыезде.

А. Тихомирова: То есть, меру пресечения изменить.

О. Прохоренко: Я считаю, что в отношении некоторых предпринимателей, руководителей это сделать резонно, особенно если нет подозрения, что они уедут из страны. Как правило, под подпиской о невыезде особо и не уедешь никуда. Поэтому, точно как же, если у тебя есть вопрос в отношении топ-менеджеров «Глобуса»...

А. Тихомирова: Я как раз тебя хотела спросить про Косулина, вообще не понимаю...

О. Прохоренко: Абсолютно не вижу оснований для ареста. Я понимаю, это предприниматели, бизнесмены, было бы уместно хотя бы под залог выпустить, под подписку, под домашний арест... Все, что угодно. Но тем самым получается, что мы лишаем возможности оперативно управлять бизнесом и это может сказаться не прямо сейчас, но в дальнейшем на каких-то действиях по разруливанию ситуации на месте. Возможно дистанционно управлять, может, даже из СИЗО, но это делать гораздо сложнее. Это уже сказывается на взаимоотношениях, на экономических доходах, на бюджетных доходах региона. В общем, это печально.

А. Тихомирова: Самое неприятное в этой ситуации — неприятное от того, что непонятно, то есть, целеполагание этих мер пресечения. Понятно, что если что-то происходит, это кому-то нужно

О. Прохоренко: Там есть разные версии, я думаю, до меня спикеры много раз обсуждали. Я скажу лишь, что не вижу здесь чистой политики или чистого коммерческого интереса, скорее здесь...

А. Тихомирова: Синтез.

О. Прохоренко: Клубок разных интересов, разных сфер, разных людей, возможно, есть какое-то, раз инкременируется, правонарушение со стороны тех, кто находится сейчас под арестом, возможно, есть. Но я еще раз говорю: во-первых, их вина не доказана пока, во-вторых, есть ли необходимость в столь жесткой мере пресечения? Я, честно говоря не сторонник подобного. Понятно, если это педофил, или если это человек, который за многократные убийства...

А. Тихомирова: Когда уголовное...

О. Прохоренко: Это тоже уголовная статья, но она уголовно-экономическая. Многократно лидеры страны говорили, что за экономические преступления не надо карать сильно, нужно дать возможность людям свою вину искупить.

А. Тихомирова: Лидеры страны говорят, а происходит ровно наоборот, что удивляет, понимашь?

О. Прохоренко: Иногда разговор с конкретными действиями не сходится.

А. Тихомирова: Хорошо, с криминалом, думаю, покончим на этом. Очень заинтересовал материал на третьей полосе и не только... Красной нитью проходит по «Бизнес-новостям» тема по поводу последствий ВТО. Юбилей же, получается, был, да? Год?

О. Прохоренко: Год с вступления в ВТО в конце августа.

А. Тихомирова: Твое мнение? Знаю, что тут очень интересно на развороте, в 12-13, спикеры высказываются по этому поводу, и на третьей полосе то, что касается сложностей холдинга «Абсолют-Агро». Мнение газеты понятно, статьи почитали. Твое мнение по этому поводу интересует.

О. Прохоренко: Я сначала в общем скажу. Прошлый номер газеты, это отметил не только я, это отметили все, очень печальный. Печальный ввиду тех событий, которые произошли и происходят, хотя вроде бы затишье, начало сентября — событий немного, но они такие, что просто волосы дыбом встают.

А. Тихомирова: Позитива как-то нет, да.

О. Прохоренко: На обложку мы все-таки поставили Михаила Исупова, директора физмат-лицея...

А. Тихомирова: Все будет хорошо!

О. Прохоренко: ...чтобы как-то выправить эту историю, тем более что 1 сентября, праздник, все идут в школу. Но в целом очень печальная атмосфера, весь этот набор событий, информация о том, что цены на бензин у нас одни из самых высоких в ПФО, тарифы одни из самых высоких. При этом всем уменьшается налогооблагаемая база и некоторые крупные предприятия, на которые делались ставки, сдуваются в силу того, что не могут получить кратковременные займы, кредиты, в силу того,что у них сжимается возможность реализовывать товар. То, что происходит с «Абсолют-Агро» грозит, на самом деле, всем. Нынешняя засуха, я ни за что бы не поверил, что нынче была засуха, если бы первый раз нам об этом не сказал Сергей Сергеевич Гущин...

А. Тихомирова: Кстати, я тоже слышала это от спикеров — мы не замечали, да? Вроде и жары не было особой...

О. Прохоренко: Да, и дождей не было, поэтому урожаи очень слабенькие ив результате, соответственно, и доходов больших ожидать не приходится. Что касается «Абсолюта»... Многие агрохолдинги жили на кредитах, это нормально. Агрохолдинги не могут реализовывать проекты, если они делают крупные проекты, на свои средства. Они все равно должны брать кредиты, обеспеченные областью, залогом, государство помогает процентными ставками. Но вступление в ВТО... Первый удар был в прошлом году, его выдержали, а сейчас идут волнообразные последствия того, что мы не можем конкурировать с западом, мы не можем конкурировать со своими ближайшими соседями в силу того, что у нас банковские кредиты очень дороги, нужно очень большую залоговую базу вносить. В результате чуть только тебе отказывают в кредитах — все, ты просел, и все грандиозные планы, которые ты строил вперед, рушатся. Точно так же происходило, мы с Константином Марковичем Гозманом общались, дай бог, чтобы все у них было хорошо. Он говорил еще год назад о том, что они брали кредиты и строили комплексы, делали жкономические обоснования, но там не было учтено вступление в ВТО и снижение цен на свинину. Снижается цена на свинину — соответственно, выплачивать кредиты становится сложнее, и сами сроки кредитования растягиваются. Банк не может выдать на длительные сроки «длинные» деньги, не может снизить кредитную ставку. Она остается на том же уровне. Сельское хозяйство — это очень рискованно, в нашей зоне тем более. А когда становится непонятно, куда реализовывать товар, и что ты будешь с этим товаром делать, когда засуха — все эти факторы сложились... А у нас действительно край, на чем зарабатывать: сельское

хозяйство, лес, немножко переработка, производство продуктов питания. А еще мы одаренных детей посылаем в московские вузы, тоже хорошая база.

А. Тихомирова: Вот это единственный позитив, который здесь можно найти. Кстати, абсолютно поддерживаю. Ты излагал, что говорил Константин Маркович, я разговаривала с Сергеем Александровичем Дорониным: один в один, абсолютно так и есть. Тоже про кредиты, обрушенные цены на свинину. Очень тяжело, непонятно, как...

О. Прохоренко: Потому что государство, с одной стороны, говорит: давайте развивать собственную базу, отказываться от импорта, с другой стороны, чтобы поддержать наших основных экспортеров, нефтяников, газовиков, вступаем в ВТО. Вступать все равно надо, нужно выторговывать преференции тем сферам, которые являются стратегическими. Если мы хотим поддерживать своего производителя в сфере сельского хозяйства, мы должны выторговать на 20 лет такую пошлину, чтобы мало не показалось всем импортерам. А сейчас точечно приходится бороться с ввозом из Беларуси — там своя политическая тема с ввозом свинины и молока.

А. Тихомирова: Кстати, Доронин вчера занятно сказал, что мы вступили в ВТО как

пигмеи на очень...

О. Прохоренко: Невыгодных условиях.

А. Тихомирова: Зачем, непонятно.Зачем под себя яму рыть, сук под собой рубить. И так жили

не жирно, а стало еще хуже, мягко говоря.

О. Прохоренко: я подозреваю, что люди, которые принимали решение о вступлении в ВТО, мало связаны с сельским хозяйством, поэтому преференций оставили немного.

А.Тихомирова: Как это было: все в ВТО, а мы не там.

О. Прохоренко: Понимаешь, нужно выторговать себе такие условия, чтобы мы были в прибыли. Сейчас мы оказались в большой засаде.

А. Тихомирова: Озвучь новость, редактор только что принесла свежую.

О. Прохоренко: Да, свежая новость. Суд постановил назначить Игнатяну наказание в виде

лишения свободы на срок 5 лет 6 месяцев в колонии-поселении с лишением права управлять автомобилем на срок 3 года.

А. Тихомирова: Мне кажется, пожизненно нужно было лишить права управления. Что скажешь?

О. Прохоренко: Мы вчера в редакции обсуждали возможные варианты, расклады.

А. Тихомирова: Считаешь, это справедливо?

О. Прохоренко: Колония-поселение — это не такие жесткие условия, она достаточно свободна для посетителей, свободное передвижение внутри населенного пункта и так далее.

А. Тихомирова: Ты сторонник более жесткого наказания?

О. Прохоренко: Я не большой эксперт и не могу сказать, сколько надо было назначить. Он

однозначно виновен. Мне было бы интересно посмотреть решение суда полностью, прочитать,на чем строится доказательная база. Потому что осудить человека на срок 10 лет, не доказав его вину полностью — это может быть чревато, можно сломать человеку судьбу. Это я говорю не в отношении Игнатяна. В данном случае я считаю, что он заслужил наказание и профилактическое воспитание, потому что некоторые его действия выбиваются из норм этики поведения.

А. Тихомирова: Человек даже не раскаялся. Я поняла, о чем ты говоришь.

О. Прохоренко: Как рассказывал нам адвокат Рылов, Игнатян позволяет себе иногда унизить и оскорбить человека. Это значит, что у него нет морального стержня, и раскаяния нет. Мне бы хотелось, чтобы он в полной мере это осознал. Важно не то, что он получит срок, что отсидит — важно, чтобы он понял, что отнял жизнь другого человека, оставил детей без родителей. Важно, чтобы и другие люди, которые следят за этим процессом, поняли, что наказание неотвратимо, и никакой папа, никакие деньги тебя не защитят, если ты пренебрег элементарными нормами. Вижу этих лихачей на дорогах и ужасаюсь: а что, если мой ребенок идет? Что, если они въедут в мой автомобиль? У меня точно такая же одиннадцатая модель, как та, которую он расколошматил. И все, груда трупов, никто не вернет жизнь.

А. Тихомирова: По поводу минувшего визита полпреда Михаила Бабича. Есть у вас материал по этому поводу. Я хочу, чтобы ты проанализировал и высказал своей мнение по поводу роста цен на жилье.

О. Прохоренко: Заголовок не случайно вынесен такой: «Кто все это покупает?».

А. Тихомирова: Это Бабича цитата?

О. Прохоренко: Это одновременно сказали и губернатор, и полпред президента. Почему в области сдается столько жилья, а цены на него не снижаются, оно все равно остается недоступным?

А. Тихомирова: Так почему, Олег?

О. Прохоренко: В июле прозвучало, что мы закупаем валюту, подрос доллар - упал рубль, на этой неделе доллар и евро снижаются. Но тем не менее некое ожидание кризиса-не кризиса, дефолта-не дефолта остается в людях. Связано это в том числе со снижением темпов роста экономики: в три раза упал темпы роста нашей экономики за последний год. Предвещают стагнацию, говорят о рецессии, заставляют людей, рядовых граждан страховать риски, вкладываться в вечные ценности. На мой взгляд, это инвестиционные вложения. Вряд ли у нас есть столько людей, которые по такой цене покупают себе жилье.

А. Тихомирова: Вот в том-то и дело!

О. Прохоренко: Это люди вкладываются, потом сдают в аренду. Варианты выхода есть, может быть, на законодательном уровне они не очень четко прописаны. В первую очередь то, что у тебя на избыточную недвижимость должен быть повышенный налог, а во-вторую, что государство или товарищество собственников жилья должно жестко следить: если ты извлекаешь прибыль, сдавая в аренду жилье...

А. Тихомирова: Занимаешься коммерческой деятельностью — плати налоги.

О. Прохоренко: Да, ты должен платить налоги. Тогда, быть может, многие задумаются, надо ли инвестировать в жилье, и цены несколько снизятся. Сейчас недвижимость расценивается как золото, акции, причем самый, наверное, стабильный, постоянно растущий актив, в который постоянно вкладываешь. Я знаю людей, у которых имеется по пять квартир, которые сдаются, а, может, и не сдаются: а что, налоги минимальные на недвижимость, можно себе позволить просто вложить деньги. А в результате у нас цены не снижаются. Вроде темпы строительства жилья нормальные, а сколько людей сидят и не могут купить себе квартиру.

А. Тихомирова: Я! Вот она, я сижу 12 лет в Кирове, снимаю квартиру.

О. Прохоренко: Все потому, что очень оно переоценено. Я сравниваю с европейскими ценами на жилье. Ладно, есть страны как Норвегия, где жилье очень дорогое. Моя знакомая купила в Германии трешку с небольшой переплатой, в Берлине, в столице!

А. Тихомирова: А Хорватия? Там ниже значительно цены.

О. Прохоренко: Это значит, что у нас ввиду нестабильности, непонимания, что будет с экономикой, отсутствия четкого плана действий на случай, финансовая, экономическая грамотность людей низка, так много было катаклизмов, дефолтов за последние несколько лет, что люди научились страховаться, приобретая недвижимость — самое ликвидное имущество, которое можно реализовать и жить дальше.

А. Тихомирова: Если резюмировать, то, несмотря на то, что Бабич это зафиксировал и, может быть, доложит Президенту, в ближайшее время нет шансов, что ситуация каким-то образом изменится и цены на жилье упадут? Мне мечтать или мне не мечтать?

О. Прохоренко: В ближайшее время вряд ли, Тоня.

А. Тихомирова: Я тоже так думаю. Не буду мечтать, стало быть.

О. Прохоренко: Я думаю, что единственный вариант у тебя...

А. Тихомирова: Продолжать снимать.

О. Прохоренко: Ипотека.

А. Тихомирова: Бог с ней, с ипотекой. Ведется строительство жилья, построили бассейн, названный «Быстрица». Был, видел? Как тебе? Я не была, не смотрела.

О. Прохоренко: Я чуть слезу не пустил, когда ребятки поплыли. Я был внутри, не на сцене, а сидел среди ребят. Рядом сидел племяшка — она должна была плыть в этот день на спине. На речке она меня переплывает, мы с ней соревновались. В 10 лет она меня «делает» на спине. Но она приболела и в этот день не смогла плыть.

А. Тихомирова: Хороший бассейн?

О. Прохоренко: Великолепный. Я очень хочу сходить поплавать. Мы разговаривали со

Светланой Журовой. Правда, она уже не член Федерации от нашей области.

А. Тихомирова: Она депутат Госдумы сейчас, да?

О. Прохоренко: Она сказала удивительную вещь: строительство спортивной инфраструктуры, ее доступность, вовсе не «родит» олимпийских чемпионов.

А. Тихомирова: О как.

О. Прохоренко: Если посмотреть, кто у нас завоевал медали на последней Олимпиаде...

А. Тихомирова: Это те, кому трудно приходилось в спорте?

О. Прохоренко: Да, те, кто через надрыв, через излом, не думая о деньгах, которые они получат... Вот тогда медали получаются. На последней Олимпиаде Дагестан самым плодовитым оказался. Они не самые лучшие из борцов, но как раз за счет своего характера, буквально зубами вцепились в это золото. Здесь же, я думаю, не олимпийские звезды будут рождаться. Просто чем больше людей будет получать свободный доступ к спорту, тем здоровее мы будем, дольше будем жить, тем здоровее будет экономика, меньше желания будет уехать из нашей области. А зачем? У меня есть возможность заниматься спортом, есть возможность (хотя ее может не быть скоро) приобщаться к мировой культуре...

А. Тихомирова: А что ты хотел сказать?

О. Прохоренко: Про уход Павловича. Я опечален по этому поводу. Ну, бог с ним. Я думаю, что появятся другие Павловичи, есть Галерея Прогресса...

А. Тихомирова: Другого Павловича не будет, мы это прекрасно понимаем.

О. Прохоренко: Будут другие люди, активные в культурной сфере, не только худруки театра, но и те, кто генерируют идеи, вовлекают людей в культуру. Так вот, когда такие условия создаются — занятия для общения, для самореализации, тогда уезжать никуда не хочется. Хочется жить, растить детей, и чтобы детские сады были рядом с домом — кому захочется срываться куда-то, когда у тебя удобное здравоохранение, детский сад, отличная школа, еще и спортом позанимался, в крутой театр сходил, посмотрел выставку международного уровня. Жить в городе, мегаполисе — это надо себе представлять. Сами жители мегаполиса вряд ли когда-то там бывали в Большом театре или в Мариинке.

А. Тихомирова: Как правило, так и бывает. Не ходят.

О. Прохоренко: А здесь все в шаговой доступности. Вот это одно из обоснований, почему я бы не уехал из Кирова — потому что мне здесь действительно комфортно, хочется создавать эту среду вокруг себя. Слава богу, появился олимпийский, буду ходить туда.

А. Тихомирова: Сейчас пришла в голову мысль: как будто это была некая мантра Павловича, наверное, закладывались у него некие опасения, сомнения, но он пытался себя переубедить — это я про спектакль «Я (не) уеду из Кирова». Он где-то год назад вышел?

О. Прохоренко: Больше года.

А. Тихомирова: Года полтора? Не так много, мне кажется. И тут по прошествии времени,

статьи кругом выходят — «Я уеду из Кирова».

О. Прохоренко: Там же было «не» в скобочках. То есть, человек определяет себе, уедет он или нет. Надо отдавать себе отчет, что он человек пришлый, который воспринимает это как карьерную командировку-ссылку.

А. Тихомирова: Я не считаю, что он это ссылкой воспринимал. Помнишь, как он Вятку позиционировал всегда? С большой любовью.

О. Прохоренко: Он не воспринимает это как ссылку, но если посмотреть, сколько сделали у нас здесь ссыльные, сколько всего понаоткрывали культурно-эстетического и построили... Того же Витберга если взять. Мы должны быть им благодарны, а они были ссыльные, они реализовывали себя здесь.

А. Тихомирова: Если тебе удается реализоваться, ты задумываешься, а зачем тебе уезжать. Я тоже человек пришлый, но я отдаю себе отчет в том, что я сейчас совершенно вятская и, скорее всего, никуда не уеду, хотя вариантов масса. Это тоже потому, что мне удалось реализоваться, мне здесь нравится, дай бог, чтобы нравилось тем, кто меня сейчас слушает, а раньше смотрели.

О. Прохоренко: Это нормальный процесс. Это не значит, что вятские лапти ничего не могут, уезжают в ссылку в другой город. Как фотограф Широков: взял и «порвал» всю Москву, сделал себе мировое имя.

А. Тихомирова: Да, это фантастический товарищ. Продолжая тему культуры, с неким «хи-хи» хотела с тобой обсудить... Начнем с негативного момента: недавно установленную Ассоль уже покоцали вандалы.

О. Прохоренко: Это самая большая печаль, потому что люди не ценят, не воспринимают свой город как свой дом. Это связано с тем, что «я уеду или я не уеду»: если у человека осознание, что я «уеду», то и катись колбаской, а если ты воспринимаешь город как дом, зачем ты у себя дом будешь раскидывать фантики, на обоях рисовать, зачем?

А. Тихомирова: Или отколачивать кусок от стенки или шкафа. Бред. Но при этом смотри: у нас же и раньше появлялись скульптуры, но их не пытались травмировать: ни «ухо» у дерева, ни подкову...

О. Прохоренко: Нет, тоже было, поэтому делали антивандальные скульптуры, например, жирафов в парке Аполло, чтобы их не поломали.

А. Тихомирова: К слову о скульптурах — я поулыбалась на тему, что создадут банк проектов скульптур, о чем рассказывал глава Департамента культуры Павел Сырцев. Будут приниматься заявки, поставят эскизы в музей им. Васнецовых, в рамках объявленной губернатором акции будут дарит скульптуры. Я сразу вспоминаю церелетевскую историю с цирком уродов и совершенно ужасным Петром. Не заиграемся ли мы? Не будут ли у нас стоят какие-то уши, носы, памятники букве «Ё» и так далее? Иногда бред доходит до апогея.

О. Прохоренко: Я думаю, не заиграемся, потому что, чтобы эти скульптуры нашли свое отражение в реалиях, нужно еще собрать определенные средства, а это стоит немало. Меня напрягается вот что: давайте пригласим лучших скульпторов, они что-то нарисуют, а

финансовой базы пока нет. Мне нравится, когда есть какая-то концептуальная идея, и под эту идею разрабатываются эскизы. Как в Нижнем Новгороде — они изначально знали, что на Покровке будет стоять люди, олицетворяющие купеческий, старинный ярмарочный город — торгаш, городовой, чистильщик обуви.

А. Тихомирова: То есть, начинают с концепции. А у нас получается — что хотите, да? И по каким критериям потом отбирать?

О. Прохоренко: Да, что хотите, то и делайте. Нет концептуального единства, это, на мой взгляд, скверно. Я был свидетелем, как на градостроительном совете обсуждался проект въездной группы в город Киров, на «кольце», на Советском тракте. В форме яйца. Делались эскизы, но это ничем не обернулось. Для чего это? Я не совсем представляю. Понятно, что к юбилею города мы хотим преобразить вот такую улицу и насытить город малыми архитектурными формами. У нас есть под это финансирование, мы понимаем, что есть люди, заинтересованные в том, чтобы это оплачивать. Но это должны быть не хаотичные «хотелки», а опять-таки общая концепция.

А. Тихомирова: При этом до сих пор памятник Шаляпину не сделан.

О. Прохоренко: Не нашлось желающих этот памятник оплатить.

(музыка. Особое мнение на 101 FM)

А. Тихомирова: И высказывает его сегодня Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес-новости». Материал из свежего номера «Бизнес-новостей», 15 полоса, хороший получился диалог спорящих по поводу дорог. Тема нескончаемая. Чиновники считают, что в области нет организаций, способных построить дороги первой категории, бизнес считает иначе. Выскажи свое мнение и для тех, кто еще не читал, опиши позицию каждых.

О. Прохоренко: У нас новая рубрика, как раз на «Эхе» она звучит — «Разворот на бизнес», где я в качестве соведущего выступаю, раз в две недели она выходит и в следующий раз будет в среду. Что за тема — пусть пока останется тайной, но будет интересно.

А. Тихомирова: Да, конечно, оставь интригу.

О. Прохоренко: Мы пригласили двух полярных в некоторых позициях людей. Альберт Владимирович Запольских действующий глава Департамента жилищного строительства, а Багама Алиевич Джамалутдинов — бывший, сейчас занимается дорожным строительством. Одна из фир, ему подконтрольных, ремонтировала дорогу на Макарье, по Слободскому тракту. Меня удивило: проводился опрос на «Эхе Москвы», на этот опрос мы влиять не можем. Пользователям задали очень простой вопрос: дороги стали лучше за последние 5 лет (годы, когда пришел Никита Белых и Альберт Владимирович Запольских поступил на эту должность)? Лучше стали, хуже или ничего не изменилось? Подавляющее большинство, около 65% сказали, что дороги стали лучше. Речь шла об инфраструктурных проектах на будущее, о том, какие дороги у нас появятся после того, как мы достроим дорогу на Опарино, на Лузу и дальше на Котлас. Это случится к 2015 году — в общем, совсем скоро. Будем строить или у нас все построено и будем только поддерживать? Альберт Владимирович выступал за то, что нам нужно западный обход Кирова строить, дорогу на Удмуртию. Мост обслуживает сейчас только Сосновку, а он огромный построен, еще при Сергеенкове.

А. Тихомирова: Объездной путь нужен в первую очередь, чтобы не «долбать» город КаМАЗами, фурами.

О. Прохоренко: Да, потому что по улицам города — по Луганской, Ломоносова, Производственной едут большие фуры, так как город нельзя объехать. Багама Алиевич

выступал с позицией, что через пять лет мы потеряем муниципальные дороги...

А. Тихомирова: Ямочный ремонт «не канает».

О. Прохоренко: Те хорошие дороги, о которых написали пользователи портала «Эхо Москвы» — это разделение муниципальных и региональных дорог. Региональных дорог примерно в три раза меньше, чем муниципальных, а денег выделяется наоборот больше. В этом есть резон: все равно нам нужно добраться до каждого райцентра, а там уже райцентры сами распределяют тот минимум, который у них есть: асфальтовую дорогу гнать в село, где три человека проживают, смысла нет, лучше щебенку положить, или вообще песчаную сделать, просто грейдером ее поддерживать в достойном состоянии, делать по бокам канавы, чтобы сток воды был. Нужно как-то выходить из ситуации, потому что держать такое количество асфальтовых дорог — значит все провалить. То есть, было разделение на дороги муниципального значения и регионального значения. И здесь две полярные точки зрения встретились: поддерживать нам то, что есть или смотреть в будущее, развивать то, что нам необходимо.

А. Тихомирова: Ты какой позиции придерживаешься?

О. Прохоренко: Безусловно, нужно смотреть в будущее, нужно иметь четкий план, каким образом, какие дороги через пять-десять лет будут наиболее востребованы. То есть, просчитать, есть ли стратегия развития, и эти дороги развивать так, чтобы они себя окупали.

А. Тихомирова: А именно как? Платные или что?

О. Прохоренко: Во-первых, смотреть, есть ли перспективы развития бизнеса, предприятий. Та же дорога на север открывает доступ к лесу, в этом смысле нужны еще и лесные дороги.

А. Тихомирова: Нужно с логистикой это связать.

О. Прохоренко: В редакции у нас вышел спор о том, за счет кого должны быть построены лесные дороги. Моя коллега говорила, что государство должно построить дороги, чтобы лесникам было удобно работать. Я говорю: «Секундочку. Это значит, что ты соглашаешься, что из твоего кармана берут деньги, строят лесные дороги там, где ты ни разу не проедешь, а лесники будут зарабатывать на этом деньги. Тебе это понравится?» «Хм. Не очень». Здесь тоже должна быть определенная логика: дорогами, которые строятся на бюджетные деньги, должны пользоваться все, а с лесными дорогами отдельная тема. Строит их, безусловно, надо. Тот огромный мост, построенный через реку Вятку в районе Вятских Полян, стоящий огромных капиталовложений — эта дорога в Удмуртию нужна.

А. Тихомирова: Это вложение оправдано?

О. Прохоренко: Не совсем оправдано на сегодняшний день. Если бужет эта дорога, появится логистика.

А. Тихомирова: Сейчас, получается, мост есть, а ведет он?..

О. Прохоренко: К городку Сосновка. Жители, конечно, рады, но хотелось бы, чтобы мост работал в полную силу, чтобы связывал Татарстан, Кировскую область и Удмуртию, чтобы была прямая трасса. Точно также, как и западный обход Кирова: можно бесконечно латать улицу Луганскую, Производственную и Ломоносова, они каждый год будут рушиться именно потому, что не предназначены под большегрузы, там должны легковые автомобили ходить.

А. Тихомирова: Понятно, что бюджетных денег может не хватить, придется искать инвестиции, дотации...

О. Прохоренко: Как раз речь идет о том, что мы все документы подали для участия в федеральных программах. Федерация сейчас готовится к Олимпиаде в Сочи, готовят скоростные трассы для Чемпионата мира по футболу. Что останется нам, пока непонятно.

А. Тихомирова: Печальная нота получается для финала. Мы с тобой зафиксировали в разговоре, что мы уезжать не собираемся, значит, не все так плохо.

О. Прохоренко: Я могу констатировать, что я поддерживаю те 65%, которые сказали, что дороги стали лучше, за лето я успел поездить в 3-4 основных направлениях. Да, дороги стали лучше.

А. Тихомирова: Значит, и жизнь будет нормальной, и наладится все. Будем смотреть в будущее с оптимизмом и позитивом...

О. Прохоренко: А негатив сплавлять в «Быстрицу», в новый бассейн.

А. Тихомирова: Сегодня высказал свое мнение главный редактор «Бизнес-новостей» Олег Прохоренко. В студии работала Антонина Тихомирова. Всем удачного окончания недели! Несмотря на плохую погоду будьте рады, счастливы, и пусть все будет хорошо.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта