Дневник губернатора от 12.08.13

Видео 14:34, 30 марта 2018 130 0


Ведущие: Ирина Меркулова и Алексей Соломин

И.МЕРКУЛОВА: Мы продолжаем «Дневной разворот», Алексей Соломин, Ирина Меркулова. С нами на связи из города Кирова губернатор Кировской области Никита Белых. Никита Юрьевич, добрый день.

А.СОЛОМИН: Добрый день.

Н.БЕЛЫХ: А так бы, наверное, хотелось сказать - «из Макао».

А.СОЛОМИН: Да! А Вы знаете, где Макао находится, что это такое?

Н.БЕЛЫХ: Ну, вот, слушал сейчас вас, думаю, ну, что же уважаемая радиостанция занимается...

А.СОЛОМИН: А мы все о Макао.

Н.БЕЛЫХ: Футболки и зонты разыгрывают. Хорошо.

А.СОЛОМИН: Никита Юрьевич, давайте тогда перейдем непосредственно к нашим проблемам, региональным. Даже не очень региональным, на самом деле. На прошлой неделе завершился судебный процесс, ну, во всяком случае, основная его стадия, судебного процесса по делу Алексея Навального и Петра Офицерова. И хочется узнать, все-таки, Ваше отношение к приговору. 5 лет колонии, я напомню, будет оспорен. И одновременно с этим, может быть, к аресту, к первоначальному аресту и потом выходу все-таки под подписку Алексея Навального и господина Офицерова.

Н.БЕЛЫХ: Давайте по порядку. То есть, первое. Мое отношение содержательное по поводу процесса известно, и я выступал на процессе в качестве свидетеля, и свое отношение формулировал. Те, кто интересуется, те, кто хотят посмотреть, легко это могут найти, набрав соответствующие слова в любом из поисковиков. Просто я уже на эту тему говорю так много и писал, что повторять это не считаю нужным. Второе. Что касается оценки приговора — я не считаю правильным для себя как для государственного служащего давать оценку действия судов, более того, оценка такого рода действий, она предполагает дальнейшее участие в некой дискуссии. Почему арестовали, почему отпустили, а потом — почему снова арестовали, и так далее. Поэтому я оценку этих событий не даю, причем за день до, собственно говоря, завершающего дня судебного процесса я пригласил к себе несколько журналистов, в том числе — и «Эхо Москвы», Таня Фельгенгауэр была, где подробно, собственно, объяснил, в чем заключается моя позиция, что я не буду давать соответствующих комментариев по этому поводу. Содержательная, еще раз говорю, позиция известна, комментировать в ранге государственного служащего приговоры, официальные приговоры суда, тем более — еще не вступившие в законную силу, я считаю неправильным.

И.МЕРКУЛОВА: Иными словами — Вы призываете относиться к приговору суда с уважением.

Н.БЕЛЫХ: Я считаю, что относиться к вообще судебной системе надо с уважением, или, во

всяком случае, воспринимать судебную систему как институт. Потому что эта позиция, что относиться с уважением только к тем решениям, которые тебя устраивают, это, в общем, не совсем правильно, так?

И.МЕРКУЛОВА: Даже когда тебе предлагают фарс, да? Судебное заседание...

Н.БЕЛЫХ: Это очень сложная позиция, потому что когда одни и те же люди, например, говорят о том, что нельзя участвовать в выборах, потому что выборы фарс, а потом говорят, что нет, вообще-то, как бы можно, потому что это способ донести свою позицию до избирателей, то есть, я такой позиции не понимаю. Поэтому я, например, всегда говорил, что в выборах надо участвовать, не зависимо от того, как они проходят, не зависимо от того, что в них происходит, потому что это действительно некий механизм коммуникации с избирателями. Говорить о том, что судебное заседание, которое вынесло приговор и вязло под стражу — фарс, а судебное заседание на следующий день, которое отменило — это не фарс? Ну, тоже, мне кажется, это несколько странно. Поэтому, еще раз говорю, я не хочу комментировать решение суда, тем более, еще раз говорю, решение это не вступило в законную силу, а отношение к процессу я свои высказывал.

А.СОЛОМИН: Никита Юрьевич, Вы имели какое-то влияние на то, что Алексея Навального через день все-таки отпустили? Потому что сегодня, например, «Ведомости» пишут о том, что Сергей Собянин просил, может быть, Вы тоже что-нибудь где-то замолвили словечко?

Н.БЕЛЫХ: Вы знаете, как мне писали в интернете уже потом, постфактум прочитал, потому что, когда все это происходило, мой помощник, известный вам Борис Геннадьевич, в таких случая отбирает у меня i-Phone, чтобы я не ответил в случае чего, и вернул мне через два дня,...

И.МЕРКУЛОВА: Состояние аффекта долго продолжалось.

Н.БЕЛЫХ: Да, это такая отдельная особенность, человек эмоциональный, могу и ответить что-нибудь там нехорошо. Вот я потом прочитал предложение о том, что... То есть, я даже не знаю, как реагировать на предложение «Почему Вы не поднимите городскую милицию с приказом арестовать судью Блинова и отбить заключенных?» То есть, я даже не знаю, с какой стороны начать объяснять, что нет городской милиции, которая тебе подчиняется, или что это вообще незаконные методы и не наши подходы.

Что касается нашего участия. Я... об этом, кстати, тоже разговаривали с журналистами 17 числа, наша задача была в недопущении каких-либо беспорядков на территории региона 18 числа вне зависимости от тех решений, которые принимались судом. Поэтому я считаю, что эта задача была выполнена, и, во всяком случае, я каких-то жалоб на действия судебных приставов, работников полиции либо каких-то еще структур, представителей администрации, не получал. То есть, я считаю, что все было сделано достаточно корректно, и даже те два задержания, которые произошли во время некоего шествия, за то, что использовалась звукоусиливающая аппаратура, что, как вы знаете, в несанкционированных мероприятиях происходить не может, даже в рамках этого люди, которых задерживали, сказали, что вели абсолютно корректно, то есть каких-то претензий не предъявляли. То есть, наша задача заключалась — точно так же, как и во время любых массовых мероприятий — заключается в том, чтобы не обеспечить каких-либо столкновений, провокаций, которые могут повлечь за собой какие-то серьезные последствия, в том числе — связанные с человеческими какими-то там увечьями, ушибами и все остальное.

Что касается версии о том, кто, что по чьему звонку кого выпускали, мне кажется тоже очень странно эти вещи обсуждать и комментировать, это означает, что, собственно говоря, ни прокуратура, ни суд как инструменты и механизмы вообще не рассматриваются, да? Точнее, не рассматриваются как механизм, а рассматриваются исключительно как инструменты, а не институты.

Не знаю, то есть я саму позицию содержательную, которая приписывается Сергею Семеновичу Собянину, целиком и полностью поддерживаю, в том, что в выборах должны участвовать максимальное количество кандидатов, которые представляют ту или иную группу избирателей, если вы помните, мы с вами же на эфире обсуждали когда выборы в Химках, я говорил, что там можно поддерживать или не поддерживать Женю Чирикову, но то, что она участвует, это хорошо безусловно. Это возможность того самого контакта с избирателями, возможность донести свою точку зрения до широких слоев. А с точки зрения власти — это действительно механизм ее легитимизации в глазах достаточно большого круга лиц.

Поэтому, если в выборах участвует большое количество кандидатов, за которыми стоят избиратели, это хорошо. Поэтому сама идея Сергея Семеновича мной поддерживается, а была ли она реализована путем каких-то звонков, сигналов или прочих импульсов от администрации и правительства или каких-то силовых структур, тут не знаю, честно говоря, не готов какие-то конспиралогические теории выстраивать.

И.МЕРКУЛОВА: Ну, вот даже Резник, адвокат Генри Маркович, с его огромным опытом, сказал, что не припомнит такого, чтобы отпустили человека после...

А.СОЛОМИН: И более того...

И.МЕРКУЛОВА: ...после приговора...

А.СОЛОМИН: ...по...как бы это называется правильно... по ходатайству прокуратуры.

И.МЕРКУЛОВА: Что тоже само по себе интересно.

Н.БЕЛЫХ: Я очень-очень уважаю Генри Марковича, просто там надо понять, а вообще были ли прецеденты взятия под стражу кандидатов в мэры или кандидатов в главы субъектов федерации, я что-то тоже таких вещей...

И.МЕРКУЛОВА: Мэров берут под стражу, и тут какие-то кандидаты...

Н.БЕЛЫХ: Это вот ситуация абсолютно другая, то есть, в точки зрения правовой, поверьте мне, кандидат в мэры или кандидат в губернаторы, или кандидат в депутаты обладает гораздо большими правами, нежели...

А.СОЛОМИН: Сами губернаторы?

Н.БЕЛЫХ: ...нежели мэры, губернаторы, депутаты. Так же как беременные женщины пользуются гораздо большими привилегиями, чем молодые матери. Это особый процессуальный статус, поверьте мне.

А.СОЛОМИН: Да...

И.МЕРКУЛОВА: На самом деле, прокуратура, она соблюла, да?

Н.БЕЛЫХ: Не знаю, просто говорю, что у любой версии и у любого предположения есть свои доводы «за» и «против», но здесь, я уже неоднократно говорил, что считаю какие-то дилетантские подходы, рассуждения — у нас же все во всем разбираются, а в политике просто не каждый второй, а каждый первый — но просто либо ты занимаешься этими вопросами в режиме фултайм, то есть постоянно занимаешься политологией, выступаешь в качестве эксперта, анализируешь все внешние и внутренние факторы и строишь соответствующие предположения на основе реальных знаний и компетенций, либо этим не надо заниматься вообще, потому что, когда ты просто выдергиваешь одно событие или фразу из контекста, это точно не тот метод, который необходимо использовать для серьезных раздумий.

А.СОЛОМИН: По поводу...

И.МЕРКУЛОВА: Никита Белых, губернатор Кировской области в прямом эфире на «Эхе Москвы» из Кирова, +7-985-970-4545 — номер для ваших смс. Не забывайте, присоединяйтесь, пишите нам, задавайте вопросы.

А.СОЛОМИН: Хотел сказать, что по поводу того, что кандидаты пользуются большей защитой, что ли, губернаторы, говорит, например. Сегодняшний приговор Вячеславу Дудке, который без шуток 9,5 лет колонии строгого режима получил...

Н.БЕЛЫХ: Абсолютно. Вот пожалуйста, яркий вам пример. То есть, тот же Урлашов как кандидат в мэры обладает большей защитой, там, в целом, нежели мэр Урлашов. То есть, эта ситуация, еще раз говорю, для тех, кто занимается такими правовыми вопросами, она очевидна.

И.МЕРКУЛОВА: Еще один мэр... если у тебя все по Навальному...

А.СОЛОМИН: Да.

И.МЕРКУЛОВА: Можем, наверное, перейти к другой теме. Мэр Томска, Николай Николайчук сегодня заявил, что уходит в отставку из-за разногласий с региональной властью, он сказал, что со сменой региональной власти в области произошла кардинальная смена курса, и с этим он не согласен. Это влияет на город, Томск превращается из научно-образовательного центра в центр сырьевых компаний, и продолжение моей работы на посту мэра неизбежно приведет к конфликту — говорит Николайчук. Насколько мы можем судить, тоже не будучи глубоко погруженными в политику, но в принципе, вот эти конфликты и разногласия между региональной властью и городской, что ли, и регионами и властью.

А.СОЛОМИН: Маленьким центром.

И.МЕРКУЛОВА: Они как-то очень часто происходят в последнее время.

Н.БЕЛЫХ: Ну, я бы сказал так, они очень часто происходили в конце 90-х — начале 2000-х годов, практически не было ни одного субъекта, где такие конфликты не существовали, может быть, за исключением ряда национальных республик, и то там не всех, потом был некий период такого затишья, и вот сейчас, действительно, эти противоречия всплывают. Во-первых, есть некие объективные предпосылки для подобных противоречий, знаете, запад есть запад, восток есть восток, никогда они вместе не сойдутся, то есть, есть государственная власть, которая представлена субъектом федерации, есть местное самоуправление, которое, как вы знаете, не входит в систему органов государственной власти, является как раз формой самоорганизации граждан для решения стоящих перед обществом, перед поселением вопросов. Поэтому противоречия между государственной властью и местным самоуправлением, они могут быть и они существуют практически везде. Что касается...

И.МЕРКУЛОВА: А у них разные интересы? Почему конфликт происходит?

Н.БЕЛЫХ: Сейчас я постараюсь объяснить. Во-первых, понятно, что предпосылки для такого конфликта существуют большей степени между областным, краевым, республиканским центром и субъектом федерации, то есть, в силу большей финансовой, организационной мощности вот этого административного центра по сравнению с другими муниципалитетами. Во-первых, часто, и во многих регионах такой административный центр региона — практически единственный не датируемый муниципалитет. Во-вторых, он, очевидно, выполняет ряд функций, который выходят за рамки его, собственно говоря, компетенции местного самоуправления, и выполняет задачи общеобластные или общекраевые, общереспубликанские. В ряде регионов, в том числе — и у нас, по этому поводу даже принят отдельный закон — закон о статусе административного центра. Потому что когда на территории административного центра расположен аэропорт, вокзал, большое количество транзитных пассажиров, туристов, прочих, которые не являются жителями данного административного городского округа, но, тем не менее, пользуются, собственно говоря, его инфраструктурой, то есть это, естественно, необходимо учитывать.

Во-вторых, собственно, сами областные, республиканские или краевые структуры, они сами расположены, как правило, на территории вот этого самого административного центра, и там даже на уровне бытовых вопросов, связанных с благоустройством, с проездными путями и прочее, возникают вопросы. Да, при этом законодательство, оно не позволяет выстраивать как-то отдельно отношения с административным центром и другими муниципальными образованиями. Закон говорит, что есть муниципальные образования, а есть органы государственной власти, поэтому с точки зрения межбюджетных отношений у вас есть различия между городскими округами и муниципальными районами, но в рамках тех же городских округов — у нас их, например, пять — выделять отдельно городской округ административный центр достаточно сложно, частично эти вопросы как раз решаются путем принятия специальных законов.

Во-вторых, или еще одна из составляющих таких конфликтов заключается в том, что, особенно в последнее время, с точки зрения федеральной власти ответственность за все, что происходит в регионе, несет глава региона, губернатор. Соответственно, получается такая сложная ситуация — есть, очевидно, блок вопросов, который относится к ведению муниципалитета, но если муниципалитет с этим не справляется, то все шишки и все негативы получает глава региона. Возьмем, не знаю, вопрос ЖКХ. ЖКХ — чисто вопрос, который находится в компетенции муниципального образования. Дороги — то, что находится в компетенции муниципального образования. Благоустройство — тоже находится в ведении муниципального образования. Но понятно, что любые конфликты, которые возникают на этой почве, включая обращения граждан к президенту или просто какие-то чрезвычайные ситуации, они в конечном итоге, в качестве фронтмена в этой ситуации перед проверяющими органами власти выставляют первое лицо субъекта федерации, а не муниципального образования.

То есть, в такой дискуссии губернатора с президентом или председателем правительства нет такой опции сказать «знаете, все вопросы к муниципалитету». Ты за это отвечаешь. Соответственно, возникает желание, если уж мы за это отвечаем, тогда давайте нам соответствующие полномочия и возможность эти вопросы на территории муниципального образования регулировать. Что, естественно, входит в некий конфликт с теми правами и полномочиями, которые существуют у муниципального образования. То есть муниципальное образование говорит — нет, ребята, это наша сфера деятельности, вы сюда, пожалуйста, не лезьте, это наша зона ответственности. И объяснения в духе «так вы все равно не справляетесь, мы за это несем ответственность перед федеральным центром» обычно заканчиваются словами «нас народ выбрал», то есть, поэтому мы этим вопросом продолжаем рулить.

Поэтому предпосылки — вот то, что я сейчас говорил, это относится к абсолютному большинству регионов, то есть, это не ситуация по Кировской области или по Томской области, у нас эти вопросы, я считаю, в достаточной степени отрегулировали и взаимопонимание между городской организацией города Кирова и правительством Кировской области существует — но я просто говорю о тех предпосылках, которые заложены в самой системе, которые объясняют, почему такое большое количество конфликтов между муниципальных образованием, выполняющим функции административного центра и субъектом федерации, возникали, возникают и, скорей всего, еще будут возникать достаточно долгое время.

А.СОЛОМИН: Но это является конфликтом до того, как это перетекло в публичную сферу? Допустим, если... открыты публичные же политики — и мэр, и глава региона — дают интервью. Вот до того, как они в интервью не рассказали об этих проблемах, это является конфликтом? Или это рабочий процесс так называемый?

Н.БЕЛЫХ: Это рабочие процессы, просто понимаете, еще раз говорю, вы даже не можете себе представить спектр вопросов, который по данному поводу возникает. Автобусные перевозки — внутри города действуют одни условия, тарифы и прочее, как только автобус пересекает черту города и буквально 500 метров проезжает — это уже пригородные перевозки, которые уже затрагивают интересы другого муниципального образования, это уже, пожалуйста, должна в эти вопросы вмешиваться область или, соответственно, край или республика. И вот начинаются вопросы — кто должен устанавливать тарифы, а учитывая, что тарифы ниже экономически обоснованных затрат, кто должен компенсировать, из чьего бюджета должны выплачиваться соответствующие компенсации перевозчикам: из городского или из регионального, и все это, естественно, на этапе обсуждения это все идет, в общем, некий набор или некое количество рабочих итераций, то есть, когда стороны пытаются урегулировать отношения.

Если там происходит так, что уже действительно не нашли взаимопонимания, это переходит в публичную плоскость, но как правило, все-таки стараются этого не допускать, хотя, подчеркиваю, направлений, по которым такие спорные моменты возникают или, как минимум могут возникать, исчисляются десятками, если не сотнями во взаимоотношением между регионом и муниципалитетом.

И.МЕРКУЛОВА: Ну, и как в таких условиях можно работать? Я честно не понимаю.

Н.БЕЛЫХ: Ну... никто не говорил, что будет легко. Я всегда говорил, что работа и чиновника муниципального уровня, и чиновника регионального, вещь достаточно неблагодарная. То есть, там вот таких подводных камней, маленькую толику которых я сейчас попытался описать, их на каждом шагу. Это со стороны проще всего сказать, что я ничего не делаю, а, соответственно, те люди, которые представляют себе работу муниципального и государственного управления, говорят — да вы что, там люди по 20 часов в сутки работают, пытаются решать задачи, которые перед ними стоят. Некое недопонимание возникает, потому что, к сожалению, картинку в целом видят очень немногие.

А.СОЛОМИН: А вот Вы, может быть, можете назвать какой-то пример, может, не из своей практики, может, где-то что-то слышали, видели, как реагирует федеральная власть на подобные склоки?

Н.БЕЛЫХ: Ну, еще раз говорю, во-первых, в какую-то публичную плоскость выходит крайне незначительное количество конфликтов, причем, о них могут знать, если вспомнить конец 90-х — начало 2000-х, там, в Свердловской области, такое очень серьезное противостояние между еще там Росселем и Чернецким, было. При том, что они присутствовали на публичным мероприятиях вместе, я уже не знаю, жали друг другу руки или нет, но в кулуарах кровь лилась, что называется, просто реками. Масса других муниципальных образований. Но, в конечном итоге, проходит время, кто-то уходит на пенсию, кто-то уходит на другую работу, и проблема сама по себе не снимается, эти конфликты, которые существуют, они продолжают существовать, но просто приходят новые люди, которые с новым энтузиазмом берутся за разрешение этих спорных изначально моментов.

А.СОЛОМИН: Но так я не понял, президент все-таки пресекает такие вещи? Или он устраняется — разбирайтесь пока сами, мне принесите готовое решение.

Н.БЕЛЫХ: Ну.... я не помню ситуации, когда было какое-то прямое вмешательство, да и, наверное, точно это не задача президента. В конечном итоге, если вернуться к тому тезису, от которого значительная часть этих спорных моментов и происходит, о том, что за все, что происходит в регионе, несет ответственность губернатор, это означает, что и за выстраивание отношений областных центров, так же несет ответственность губернатор. Если он, соответственно, это не делает, это, значит, его недочет.

И.МЕРКУЛОВА: Спасибо. Это Никита Белых, губернатор Кировской области в рубрике «Дневник губернатора».

Расшифровку предоставили на www.echo.msk.ru

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта