Азиз Агаев, директор "Бизнес-информ"

Видео 14:34, 30 марта 2018 186 0

"Любой человек, который занимает первый пост... его основная задача должна быть, чтобы к концу срока он ушел оттуда, а не остался на второй срок. То есть он должен успеть сделать всё в первый срок — вот так думаю..."



Особое мнение Азиза Агаева.

А. Тихомирова: Добрый день, уважаемые радиослушатели. На дворе понедельник - начало недели. В студии Антонина Тихомирова. Мой сегодняшний гость – директор аудиторско-информационной компании «Бизнес-информ» Азиз Агаев. Азиз Алиевич, здравствуйте.

А. Агаев: Здравствуйте.

А. Тихомирова: Полагаю, что совершенно не будет для Вас неожиданностью, что говорить мы с Вами будем, как минимум, часть нашей программы о том, о чем говорили все, причем, прошу прощения за жаргонизм, не затыкаясь. Такое ощущение, что исчезло все совершенно, все новости. Волнения в Турции, в Египте и так далее – все это отошло на второй план. У нас тема была одна – Навальный: посадили, выпустили и так далее. Начну с того, что для всех радиослушателей хочу напомнить и не устану это напоминать, что вопросы нашим гостям можно задавать на сайте заранее, потому что мы всегда анонсируем, кто будет нашим гостем. Есть вопросы от слушательницы под ником, я так полагаю, Анюта. Зачитываю: «Событие вселенского масштаба – приговор Навальному. Ни о чем не писали и не говорили кроме этого, все отошло на второй план. В день вынесения приговора – митинги и волнения в Москве. У вас не складывается ощущение, что все это какой-то изощренный фарс? Почему так или даже вполовину меньше не тревожится о ребятах, которые сидят по Болотному делу?

А. Агаев: Что могу сказать? Я думаю, что… Честно говоря, говорить на тему Навального большого желания нет, потому что для меня это не первого плана вопрос, а как раз из тех вопросов, которые слушатель задает – вот это вопросы первого плана. Я объясню почему. Потому что те материалы дела, которые сам Навальные опубликовал, которые из других источников, я для себя сделал вывод, что он виноват. Правда, не в таком крупном размере, как ему инкриминируют. По мелочи, так сказать. Мне до сих пор не понятно, почему там 18 миллионов или сколько там?

А. Тихомирова: 19, по-моему.

А. Агаев: 19 миллионов ему инкриминирую, потому что все-таки, там какие-то обоснования приводят, но мне они не кажутся убедительными. На самом деле, это как раз та разница, та выгода, которую он получил в результате того, что занизил цену, а потом перепродал по более высокой цене. Эти выводы делаются, в том числе потому, что вдруг новоиспечённое предприятие ВЛК, или как оно там называется, начинает взаимодействовать с внутрикировскими предприятиями, с которыми там "Кировлес@ уже сто лет работал и уже все друг друга дам знают и так далее. Ну, не буду я вдаваться. Об этом уже все много раз говорили, обсуждали.

А. Тихомирова: Возможно, не все так глубоко погружаются в вопрос. Сами знаете, у нас обычно только верхушку айсберга зацепляют.

А. Агаев: Возьмем пример конкретный. Есть "Кировлес", есть МДК кировское, кто его не знает. "Кировлес" продавал лес в МДК, а потом вдруг начал продавать его через навальновскую фирму ВЛК. Сам по себе возникает вопрос – зачем? Второй вопрос, который у меня вызывает определенные сомнения или не сомнения, а задумчивость в связи с тем, что если мы, советники и сам губернатор хотели улучшить работу "Кировлеса", был не удовлетворен работой "Кировлеса", значит, должны были быть разработаны конкретные мероприятия, вплоть до замены генерального директора, если он не справляется.

А. Тихомирова: Но только тогда, а не потом, когда поезд ушел.

А. Агаев: Конечно, конечно именно тогда. Мне не очень понятно в этой ситуации…

А. Тихомирова: Почему машут шашкой после?

А. Агаев: Зачем вообще была нужна эта посредническая контора.

А. Тихомирова: Ну, Азиз Алиевич, мы с вами прекрасно понимаем, зачем обычно бывают нужны посреднические конторы.

А. Агаев: Ну, да. Но самое интересно, что мне казалось, что последствия для губернатора и для тех, кто проводил совещание с участием Навального и Опалева, должны быть более серьезные. Потому что именно через эти совещания, я так понимаю, давались какие-то распоряжения, давалось понимание того, что рулить будет Навальный. И в этой ситуации делали советника или там его друзей, создавать посредническую фирму. Советник, давай посоветуй, напиши рекомендации, как должно работать предприятие. Если оно далее работает неэффективно – меняй директора. Давайте достойную личность. Если вы тогда считали, что Офицеров был достойной личностью, то надо было ставить его во главу "Кировлеса" и пусть он на благо государство поработает там. Честно говоря, вот такого рода. Но есть масса вопросов второго плана. Почему столько шума? Ну, потому что у сегодня у оппозиции нет других флагов. Пока что худенький, плохонький, но вот помашем.

А. Тихомирова: Флажок, да?

А. Агаев: Флажочек, да. Давайте так: мы скажем, что любой человек неоднозначен. Со всемерным удовлетворение и поддержкой отношусь к проекту «РосПил».

А. Тихомирова: Ну, это, как говорится, быльем поросло. Да, это был хороший тоже, мне кажется, козырь для PR-ра.

А. Агаев: Если для PR-а – плохо. Но тем не менее… Даже если это для PR-а.

А. Тихомирова: Ну, хоть пользу принесло какую-то, да?

А. Агаев: Принесло и приносит. Пока работает – приносит. В принципе, этот проект должен стать государственным, я считаю. Навальный занимает тем, в этой части, чем должно заниматься государство. Конечно, так сказать, не может сам себя высечь унтер-офицер в этой ситуации, но тем не менее. Есть другие вопросы, которые остались на втором плане. Вот Болотные дела. Чрезвычайно жестоко, я считаю.

А. Тихомирова: Неоправданно.

А. Агаев: Неоправданно, непонятно, потому что…

А. Тихомирова: Ну, потому что они игроки! Навальный встроен в систему, похоже на то, а там образцово-показательная порка: к ногтю, не надо шума поднимать. Нет?

А. Агаев: Наверно, так. Меня, понимаете, что беспокоит. Вместо того, чтобы заниматься оздоровлением общества, такими методами состояние общества ухудшается.

А. Тихомирова: Ну, конечно. Стероидность начинается. Паника.

А. Агаев: Стероидность – да. А есть психические проблемы, есть более глубокие проблемы: люди перестают верить в справедливость. Это более глубокие, базовые проблемы.

А. Тихомирова: А недвижимость не так дорога за границей. Продают здесь и уезжают туда.

А. Агаев: Совершенно верно. Большая часть активного населения думает…

А. Тихомирова: Опасаясь за детей.

А. Агаев: Да. Думает, что можно туда переехать. То есть мы, на самом деле, такими методами обескровливаем страну не только ресурсно, но, прежде всего, идеологически обескровливаем. Мы делаем их неверующими в полном смысле этого слова. То есть, если они не верят в справедливость, то перестают верить и в бога, в добро.

А. Тихомирова: Деформация личности происходит.

А. Агаев: Совершенно верно. В этой части, второплановый вопрос, который вытекает из этого: качество работы этих же следственных органов. Второплановый вопрос, при правильном принятии решения, допустим, по тому же Навальному: все ли принципы правильного разбирательства в суде были применены? Чтобы ни у кого не оставалось никаких вопросов. Я не знаю. Я очень много знаю порядочных судей. Многие сейчас могут начать кричать: «Давай список в студию». Это можно. Без всяких проблем. В то же время, меня беспокоит процесс обновления судейского состава, который происходит сейчас, потому что, там тоже есть достойные люди, но очень много людей приходит неподготовленных.

А. Тихомирова: То есть, не то чтобы не порядочных, а не подготовленных?

А. Агаев: Боюсь говорить о непорядочности. Я считаю, пока неподготовленных. То есть, это люди, не готовые формировать свои внутренние убеждения и система пока их к этому не стимулирует. И неготовых вести справедливое разбирательство и принимать справедливые решения, потому что система не стимулирует самостоятельность суда и судьи в тех или иных вопросах.

А. Тихомирова: Суд тоже, что называется, встроен в систему, и она не может стимулировать его самостоятельность. Получается парадокс.

А. Агаев: Да. Для этого есть придуманные инструменты. Это тоже вопросы второго плана, о которых можно говорить все 45 минут и часами.

А. Тихомирова: Второго ли? Может, в принципе, от них и зависит.

А. Агаев: Они сегодня оказались на втором плане, никто их не видит.

А. Тихомирова: Это базис.

А. Агаев: Да! Ценность картины великого художника состоит не в том, что он изобразил на первом плане, а в том, что ты видишь на втором плане.

А. Тихомирова: Так надо отойти на пять шагов и оценить все полотно целиком.

А. Агаев: Совершенно верно. Масса таких вопросов возникает. Еще раз говорю тем, кто организовывал работу Навального с "Кировлесом", почему-то оказались сегодня как будто непричастны к этому вопросу. По судебной системе, по другим разбирательствам, которые происходят в стране, то есть масса таких вопросов возникает. Не дело Навального огорчает.

А. Тихомирова: А то, что под ним.

А. Агаев: Да, потому что с базовыми проблемами, которые нужно решать в обществе, возникает масса вопросов. Такая идеологизация общества опаснее, чем не взлетевшая ракета.

А. Тихомирова: К слову о личности. Все равно все это строится, весь этот базар-вокзал. Все же кричат и машут флагами, что такой человек, такая харизма, такая личность и правдолюбец и проч., и

проч. Читали, наверно. Не похоже, что это все надуманно и из пальца высосано. Я так понимаю, что это интернет-издание «Шум». Там интервью с пожилой женщиной, которая, я так понимаю, была соратницей по партии. Ведь в «Яблоке» состоял Навальный?

А. Агаев: Да.

А. Тихомирова: Он позволял себе высказывания хамского в квадрате уровня по отношению к людям другой национальности, даже процитировать не осмелюсь. Там отвратительные вещи. По отношению к женщине всякие гадости, у нас только быдло, пардон, позволяет себе так отзываться о людях другой национальности. И это все о нем, как был в свое время замечательный фильм с Косталевским. Понимаете, а как? И вот это стараются изо всех сил не… Да, кстати, еще одна ремарочка. Это ссылку я прочла у знакомого, увидела ее в "Фейсбуке". При попытках зайти по этой ссылке, меня туда не пускали. Там было многократно написано, что ресурс не советует вам ходить по этой ссылке, потому что она может порушить ваш компьютер. То есть, понимаете, Азиз Алиевич, так все хитро и неоднозначно, что просто слов нет.

А. Агаев: Тут несколько моментов. Первое – это то, что ни для кого не секрет, для тех, кто интересуется, что Навальный был до этого момента по убеждению националистом. Ну и что? Такие вот убеждения.

А. Тихомирова: Ну, какой же тогда народный герой, дружочек?

А. Агаев: Пока он эти убеждения формулирует в приемлемом для общества виде, это понятно, приемлемо. Как только он начинает их…

А. Тихомирова: Потом сделали вид, что этого не было. Забыли, забыли, забыли.

А. Агаев: Ну, да. У каждого в жизни есть какие-то черные страницы, которые он хочет забыть. Я не в том смысле, что я его оправдываю. Думаю, что сказал бы он.

А. Тихомирова: Это же было, наверно, неоднократно? Я так думаю.

А. Агаев: Ну, наверно, наверно. Ну, значит, не попался тому, кто бы ему в лоб дать и сказать: «Так ты значит?».

А. Тихомирова: Да-да.

А. Агаев: За оскорбление.

А. Тихомирова: Женщины еще, заметьте.

А. Агаев: Тем более женщины. Это самое последнее дело.

А. Агаев: Совсем другой аспект, что когда мы об этом говорим, найдется не одна сотня человек, которые поддержать это поведение.

А. Тихомирова: Это ужасно. Это самое ужасное.

А. Агаев: Я совсем недавно столкнулся с хамским поведение на заправке. Обыкновенного водителя моего же возраста. И когда я ему сказал: «Ну, что ж ты делаешь-то? Сделай, как положено». Он мне сказал: «Ты откуда приехал, туда и уезжай». Ну, бесполезно ему рассказывать, откуда я приехал, когда я приехал, кто был мой отец и так далее. Чем я горжусь, всегда говорил, и буду говорить, надеюсь, мои дети тоже будут гордиться, что мой отец награжден медалью за отвагу, воевал на втором белорусском фронте, дважды был тяжело ранен и всю жизнь прожил с осколком. И

неизвестно, чей отец пролил больше крови за ту землю, на которой ты живешь. Поэтому тут такого рода вопросы. Ну и что с ним делать после этого?

А. Тихомирова: В угол ставить и объяснять. Если вы говорите, что человек вашего возраста со сформировавшейся позицией, то получается вот…

А. Агаев: Вот что с ним делать? Стукнешь по башке – он в милицию заявит.

А. Тихомирова: Да, здесь он, конечно…

А. Агаев: На слова не реагирует.

А. Тихомирова: Особенно на вежливые, да?

А. Агаев: Да. То есть поворачиваешься и уходишь. Но это совсем. Вот это тоже вопросы, которые остались на втором плане. А это ведь вопросы первого плана, понимаете? Это вопросы первого плана. Вопросы воспитания специалистов, вопросы воспитания в школе детей. То, от чего государство начинает отстраняться. Понимаете?

А. Тихомирова: Парадокс, па-ра-докс.

А. Агаев: Может быть доктор заочник, например?

А. Тихомирова: Нет, конечно. Если уже потом практикующий.

А. Агаев: Да, потом уже практикующий доктор-заочник.

А. Тихомирова: Я вам по телефону расскажу, как можно оперировать или как там, значит, что.

А. Агаев: Ну, на расстоянии. Например, в советское время, когда люди работали на практике и учились заочно или какие-то базовые знания приобретали по специальности заочно, это было приемлемо. Сейчас может быть заочный юрист, условно говоря?

А. Тихомирова: Честно говоря, не знаю.

А. Агаев: Да, конечно. У нас сплошь и рядом это делается, но эту практику надо уже прекратит, потому что мы можем получить заочных судей.

А. Тихомирова: А! Вы имели ввиду, есть это или нет? Я вашего вопроса не поняла.

А. Агаев: Не должно быть уже таких вещей. Потихонечку мы должны понимать качество образования. Масса вопросов, которые должны стоять на первом плане.

А. Тихомирова: Ведь логично, что они на первом плане. Образование, воспитание детей. Однозначно, что это первостатейнойсть. У нас Олимпиада.

А. Агаев: Нам нужны правильные кирпичики для строения нашей жизни. Мы выпускаем неправильные кирпичи, бракованные. Поэтому мы…

А. Тихомирова: Бетон не так замешиваем? Если смотреть еще глубже.

А. Агаев: Мы и цемента мало кладем или вообще не кладем. Говорим, что вот у нас на песочном фундаменте вырастет здание. Не вырастет. Надо класть больше цемента.

А. Тихомирова: А кто пытается выжить сам, тот роет землянки, похоже.

А. Агаев: Либо роет земляник, либо залезает в свой кокон, либо уезжает в страну,

А. Тихомирова: где дома покрепче.

А. Агаев: Где дома покрепче. Ну и так далее, и так далее. Но все в мире относительно, но, тем не менее, на нужно строить правильное государство из правильных кирпичей.

А. Тихомирова: Смотрела, больше смотреть было нечего, в том числе, телеканал «Дождь». В программе Фишмана Глеб Павловский высказал точку зрения. Он считает, что это просто игры Путина, отчасти. Цитирую: «Путин наблюдает за клановой борьбой вокруг себя, иногда в нее вмешиваясь». И то, что касается Навального, понятно, что столицу, в первую очередь, беспокоят выборы мэра Москвы, опять же цитирую: «играет оборотная сторона этой ситуации это то, что все это может решить только Путин, а он порой не успевает это решить». Суть его посыла, что вся эта ситуация связана только с тем, Путин замкнул на себе возможности все вопросы решать, не за всем успевает уследить, но при всем при этом даже когда успевает уследить, здесь просто игра в шахматы сильных мира сего. Прокомментируйте, как вы вообще относитесь к этой точке зрения.

А. Агаев – Мы с Вами ведь уже много разговаривали, что страною управлять в виде шахмат ручного управления – никак. То, что он не успевает где-то что-то смотреть, это естественно. То, что ему будет поступать информация не всегда корректная и вовремя, это тоже естественно. История много таких случаев знает. Игра с Навальным, ну да, наверное…

А. Тихомирова – Точнее даже не игра с Навальным, а игра Навальным или Собяниным.

А. Агаев - Да, да. Ну, наверное, оно так и есть, потому что так-то Путину можно все приписать…

А. Тихомирова – Так проще?

А. Агаев – Да, приписали и вроде как смотрите, «с одной стороны, мы о большом человеке поговорили, не побоялись, а с другой стороны, понятно. Нам снизу-то видно, чего он там…» Просто в этой ситуации тоже о другом хочется сказать, о том, что наша система, в которой мы живем (политическая, общественная), пока все еще не рождает людей, которые могли бы выходить и составлять конкуренту Собянину или еще кому-нибудь. То есть такая сложилась система, что талантливые, умные, образованные, умеющие управлять сложными системами, такими субъектами как Москва, Кировская область, человек должен уметь, у него должна быть соответствующая компетентность. Есть ли у Навального такая компетентность?

А. Тихомирова – Большой вопрос.

А. Агаев – Да, сомневаюсь. Хочу ли я, чтоб Собянин победил? Нет, не хочу. Обладают ли другие кандидаты этими свойствами? Есть большие сомнения в связи с этим. И опять выходим на проблему, которая якобы стоит на втором плане, на самом деле являясь проблемой первого плана. Ну, давайте уже создадим такую ситуацию, такую систему, когда талантливые, образованные, умеющие управлять сложными системами люди могут прийти на соответствующую должность и управлять на благо Родины этими системами.

А. Тихомирова – Вы имеете в виду, что им не пробиться?

А. Агаев – Им не пробиться, скажем так, через эти все фильтры, которые установлены, через партийные фильтры, потому что многократно говорили о том, что в самых крупных партиях происходят клановые войны. Вот сейчас один клан у руля, принимает какие-то решения не в интересах Кировской области, потом другой клан придет и будет опять принимать решения, потому что они все решения принимают в своих собственных интересах. И, что плохо, ни один из них,

помните, мы сказали, что «если хоть один депутат чувствует в себе силу и любовь к своему отечеству, пусть внесет в Заксобрание закон об отзыве депутата. Пусть хоть один это сделает, чтобы мы могли «выдирать» оттуда самых отъявленных дармоедов.

А. Тихомирова – А Вы заметили, у нас очень давно эта ситуация отсутствует. Кто-то с инициативой хоть один не выступает, я уже не помню, сколько лет. То есть группа товарищей еще может внести какую-то неординарную инициативу, а один не пойдет. Это, наверное, боязнь идти против системы или «кабы что не вышло». Даже если у человека в кухонном разговоре и бродят светлые мысли, он это не выскажет, пока не заручится поддержкой, причем еще и 100%-ной.

А. Агаев – Ну, Вы же знаете, что у нас некоторые делали такие инициативы, не заручившись поддержкой. И что из этого вышло? Ну, а что касается этого конкретного высказывания, я думаю, что никто из нас не делает ходы, не рассчитав их. Нужно рассчитывать всегда, особенно в такой сфере, как политика. Поэтому, ну, что нам сказал с серьезной миной Павловский: «Путин рассчитывает». А как? Перед ним доска под названием «Россия», на ней есть масса фигур, не только черные и белые, а всех цветов. Да, он рассчитывает, он пробует, и любой, кто будет на его месте, будет точно так же действовать. Мы-то в этой ситуации как себя ведем? Мы-то просчитываем? Или за нас всех где-то в другом месте просчитывают?

А. Тихомирова – Каждый человек, в принципе, просчитывает, инициируя действия. Для чего мозг дан, ты же делаешь шаг, ты смотришь под ноги, там целая цепочка нейронов, цепляющихся сигналов, один за другой. Видишь, что у тебя не лужа, не каменюга какая-то, поэтому шагаешь. В принципе-то, логично. Когда с иронией говорят, «все просчитывают», ну, так-то неплохо бы

А. Агаев – Другое дело, есть один базовый вопрос: когда мы расчеты делаем, мы просто сидим, деньги считаем, или считаем рейтинги своего или чужого влияния, и в этом меряемся?

А. Тихомирова – Или здравым смыслом руководствуемся.

А. Агаев – Все-таки не бережем свою совесть. Совесть – частичка Бога в человеке. Или мы все-таки используем такие понятия как «совесть», или мы думаем о стране, в которой мы живем, о людях, которые после нашего просчитанного решения будут им пользоваться. То есть, есть у нас такие понятия, как «стыд» и «совесть». Мы уже обменяли их на доллары. Вот в чем заключается основной базовый вопрос, который мы не обсуждаем; за бессовестное поведение мы не осуждаем. Ну, если уж у такой организации как, да простит меня Николай Михайлович Липатников, «ТПП» до сих пор нет комитета поэтики как такового, чтобы оценивать правильность и неправильность поведения…

А. Тихомирова – Своих членов?

А. Агаев – Да. Это сильная, самая крупная организация. Если мы боимся давать оценку этическую, то что это? То есть чем мы руководствуемся? Конечно, есть масса вопросов первого порядка, на которые нам нужно отвечать.

А. Тихомирова – Которые всем кажутся вторым и третьим. Мы продолжим, у нас сейчас будет совсем не длинная реклама.


Реклама.


Особое мнение сегодня высказывает директор аудиторско-консультационной компании «Бизнес-информ» Азис Агаев. Азиз Алиевич, Вы, в принципе, с самого начала заявили, что не является это для Вас первостатейной темой «господин Навальный» и все, что происходит вокруг него, но мы, в любом случае, не можем об этом не поговорить, коли все говорят. Тем более, что Ваше мнение, действительно, интересно. Отталкиваясь от некого информповода, Вы глубоко всегда копаете, именно за это я очень ценю эфиры с Вами.

А. Агаев – Спасибо, не останавливайтесь, хвалите. Ха-ха.

А. Тихомирова – Ха-ха. Можно оставшиеся 10 минут. Нет уж, извините. Я процитирую, понравилось мне высказывание из поста в Живом Журнале Александра Морозова. Он вот как эту ситуацию разбирает: вопрос весь в том, что понадобился перенос выборов мэра Москвы. В любом случае, это столица, то есть понятно, что как-то это нас касается и некий интерес вызывает. Цитирую: «Перенос был нужен Володину, который должен выполнять давно принятую Путиным программу перехода к прямым выборам губернаторов. Многочисленные консультации привели к тому, что и Собянин, и Володин стали смотреть на возможное участие Навального как на полезный момент». Далее Морозов замечает, что Собянин и Володин эту ситуацию «прошляпили», когда не уследили, что приговор судья Блинов вынес тот, который вынес, и что сразу повели в СИЗО, и удобная легитимная модель рассыпалась. Цитата: «Какие бы ухищрения по исправлению ситуации не предприняли бы штабы Собянина и Володина в августе, кампания уже загублена. Скорее всего, из нее вообще уже не получится сколько-нибудь легитимных выборов». Как Вы считаете, Азиз Алиевич, легитимные выборы Вы еще не начали считать утопическими? Не важно каких, любых выборов. У нас тут губернаторские должны быть, честные выборы, смешно звучит…

А. Агаев – Ну, да. Выборы честные, я не знаю, по той же Москве являются ли честными в ситуации, когда Собянин остается фактическим мэром города. Не знаю…

А. Тихомирова – То есть должен был и он побыть его зам, человек должен был отстраниться на период кампании?

А. Агаев – Мне не очень понятно, этот цирк, который всегда устраивают. Он всегда оскорбительно выглядит. То есть я подаю в отставку, но тут же хочу поучаствовать в выборах. Вот ты подал в отставку – иди. Ты почему подал в отставку?

А. Тихомирова – Значит, не справляешься…

А. Агаев – Либо не хочешь. Так ты доработай свой срок-то, который тебе отведен. Эта конструкция сама по себе уже говорит о том, что какая-то нечестность зарыта в нее. Ну, я так думаю. Вы уже знаете, что Никита Юрьевич уже начал предвыборную кампанию, уже ездит по районам, пытается собрать целые залы. С одной стороны, это выглядит, как действующий губернатор встречается с людьми, а с другой стороны, почему эти 5 лет не собирались эти полные залы? Понимаете, чтобы выслушать людей, записать их проблемы и начать их выполнять. Можно после этого говорить о том, что все условия соблюдены. Я думаю, что нет. Или когда кто-то пытается массовые мероприятия в свою полит-арену, в поле пропаганды своего образа.

А. Тихомирова – Это не про минувшие ли выходные?

А. Агаев – Ну и про них тоже. Мероприятий-то всяких масса проходит…

А. Тихомирова – Масса массовых мероприятий.

А. Агаев – И везде кто-нибудь да пытается себя преподнести.

А. Тихомирова – А знаете, что интересно? Простите, что перебиваю. Массам, особенно тем, кто аполитичен, ну, в частности о минувших выходных, им абсолютно все равно. Понимаете? Говорю я Вам тихо и по секрету. Люди поехали отдыхать, они не слышали ни песен, ни басен, ни всего прочего. Они собрались, потому что удобно, массово, организованно. Ты можешь если что порешать вопрос неважно с чем. Песни и басни люди не слушают.

А. Агаев – Но тем не менее. Вопрос ведь в том, с чего мы начинаем и что мы делаем, ради чего дальше работаем. За сохранение своего поста? Ради того, чтобы влезть на этот пост? У меня огромные вопросы к депутатам Государственной Думы. Заксобрание я бы вообще полностью сейчас распустил. Ну, не в моих это силах. Бог не дает крылья слону. Поэтому, когда Вы говорите о легитимности выборов…ну, во-первых, система не выдвигает правильных лидеров, во-вторых, никто не берет на себя ответственность, чтобы создать эту систему. Есть опасность, что если ты начнешь эту систему создавать, на тебя начнут пристально смотреть и начнут против тебя действовать. Это первый момент. И второй момент: каждый использует любые методы для того, чтобы остаться либо влезть на этот пост. Мне кажется, что человек, который занимает первый пост, основная задача должна быть, чтобы он к концу срока ушел оттуда, а не остался на второй срок. То есть он должен успеть сделать все в первый срок.

А. Тихомирова – Осталось буквально две минуты. Уже обсуждали, но я не хочу зафиксировать, как «от повторения закрепленного материала будет лучше». Нет, просто ситуация, кажется, разрешилась, ибо мэрия расторгает договор с ВТПП на аренду сквера. Поводом стало то, что арендатор не начал никаких работ на территории в течение года. Прокомментируйте.

А. Агаев – Ну, пусть этот вопрос разрешится в суде. Я все еще жду, когда те же люди лягут костьми в защиту парка у Цирка, в защиту парка Победы…

А. Тихомирова – А что с парком у Цирка, кроме того, что строят Макдоналдс?

А. Агаев – Зеленую зону застраивать нельзя. Почему-то когда они реально застраивают зеленую зону, у Алых Парусов, еще где-то, они не ложатся. А вот тут начали.

А. Тихомирова – Ну, кстати, Макдоналдс там будет стоять там, где трава была, там деревьев не было.

А. Агаев – Ну, а что, трава – это плохо? Люди там загорали.

А. Тихомирова – Там пыльно и дымно.

А. Агаев – Ну, вот эти же слова говорит Александр Михайлович, что в том месте, где они собираются строить – пыльно и дымно.

А. Тихомирова – В общем, все это политика.

А. Агаев – Все это говорит о том, что нет системы эффективного принятия решений в городе.

А. Тихомирова – На этой жизнеутверждающей ноте, говорю, естественно, с иронией, придется прощаться, потому что времени не осталось. Гостем был Азиз Агаев. Спасибо огромное за эфир. В студии работала Антонина Тихомирова. Удачной недели, хорошей погоды, хорошего настроения и сил для принятия решений.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта