Олег Прохоренко, главред "Бизнес Новости"

Видео 14:34, 30 марта 2018 341 0

«Регионам надо как-то защищать своих производителей. И выбрали такой метод: «Покупай наше!». Вятское, нижегородское... Я считаю то, что наших выставили оттуда (из Коми) — побочное влияние этой программы. Можно делать это аккуратно, путем маркетинговых ходов, а можно по технологии, которая отработана у нас Роспотребнадзором федеральным...»


Читайте полное интервью:

Ведущая: Ирина Аллеман

Гость: Олег Прохоренко

И.А. – Здравствуйте. В студии Ирина Аллеман, напротив меня главный редактор газеты «Бизнес Новости» Олег Прохоренко. Он поделится сегодня своим особым мнением.

О.П. – Здравствуйте все.

И.А. – Олег, несмотря на то, что лето, традиционная пора затишья информационного, политического, нам с Вами все же есть что обсудить.

О.П. – В Вятке не затишье. На этой неделе вообще очень «горячо», тем более что завтра это будет просто паломничество к нам разных журналистов с известным поводом. Обсудим сегодня, если успеем.

И.А. – Я думаю, должны успеть. Сначала напомню нашим слушателям о том, что вы также можете задать свои вопросы Олегу в Твиттере или на сайте echokirova.ru в разделе «Анонсы». Для начала предлагаю обсудить историю последних нескольких дней. Министерство сельского хозяйства и продовольствия Коми признало некачественной продукцию шести кировских предприятий, поставляемых для нужд учебных учреждений. В этот список небезопасных продуктов попали: сливочное масло, творог, кефир, говядина. История, конечно, более чем странная, потому что Вятка, действительно, славится качественными и вкусными молочными продуктами. А по сему вопрос, что это было?

О.П. – Вообще, корни очень древние. Дело в том, что в Коми не было никогда сильного производства сельхозпродукции. Но в последнее время они достаточно мощно себя построили, у них появилась своя мясопереработка, молочка, кондитерка. Они даже запустили программу, подобную нашей программе «Покупай Вятское». Сейчас такие программы развиваются во многих областях, то есть «Покупай Пермское», «Покупай Нижегородское», «Покупай Владимирское». Даже по этому поводу новый губернатор Орлова обменивался репликами с Дмитрием Медведевым, который считает это сепаратизмом, когда каждый регион начинает продвигать свои продукты питания. Понятна аргументация регионов, когда входят федеральные сети, две крупнейшие сети между собой борются за сферу влияния на региональных рынках. Регионам нужно защищать как-то своих производителей, и выбрали такой метод. Я считаю, то, что наших выставили оттуда, это побочное влияние этой программы. То есть можно делать это аккуратно путем маркетинговых ходов, а можно делать по технологии, которая отработана у нас Роспотребнадзором, главным санитарным врачом Геннадием Онищенко. Неоднократно было, когда мы преграждали путь на свой рынок. Вполне вероятно, что продукты были подпорченные, некачественные, но образцы, может быть, были подделки. Тем не менее, мы тем самым закрывали доступ, экономически подрывали экономику этих стран, откуда шли поставки. Также и здесь. Я, действительно, считаю, что наши продукты далеко не самого худшего качества, не премиум-сегмента, но из натурального молока, мяса. Вот эта позиция…нужно еще иметь в виду, что это региональный орган, а не федеральная структура Роспотребнадзора, который полностью подчиняется правительству Республики Коми. Что там «созрело», каким образом и почему запрет

был только в отношении продуктов ввозимых, но не производимых, вот это вызывает вопросы. Поэтому, я считаю, что эту позицию надо как-то разруливать даже уже не на межрегиональном уровне, потому что на нем еще были договоренности, встречались торгово-промышленные палаты в свое время, договаривались, что мы поставляем к вам продукты, давайте будем поддерживать, трали-вали, но началась программа «Покупай наше», и все эти договоренности обрушились. Сейчас изменить ситуацию можно, сказав жестко, на федеральном уровне от имени председателя правительства, от имени Президента, я не знаю, что «ребята, хватит сепаратистских вещей», потому что, действительно, это разрывает страну. Мы являемся единой Федерацией, ставить условные границы для ввоза каких-либо товаров – нельзя, даже такими хитрыми способами, как признание товаров некачественными. Понятно, что это, скорее, предлог остановить. Доказательств у меня нет. Вполне возможно, что, как говорит Василий Куприянович Сураев, гендиректор кировского молокозавода, что они просто брали образцы просроченных продуктов.

И.А. – Ну, то есть Вы считаете, что ситуация на данный момент обострилась настолько, что она требует какого-то государственного регулирования?

О.П. – Наверное, как говорят, могут быть «цветочки», а могут быть и «ягодки». Я крайне был не согласен с оценкой Дмитрия Потапенко, который приезжал, учил наших предпринимателей правильному маркетингу. Человек, который считается гуру маркетинга российского, он говорил, что это вообще уголовщина. Я был не согласен крайне. Он представлял, скорее всего, интересы федеральных сетей, у истоков которых он стоял и сейчас, по-моему, возглавляет одну из них. В конечном итоге это имеет такие последствия, и в чем-то он был прав.

И.А. - Понятно, что социальная реклама – дело хорошее. Социальная реклама из серии «Покупай наше» - это очень хорошо, но в данном случае речь идет о клевете, причем в масштабах регионов.

О.П. – Нет, нет. Клевета – это вещь, которую еще нужно доказать. В данном случае это, скорее, повод подумать, провести дополнительные переговоры. Скорее все, основания-то, действительно, были, но я говорю, что могли быть просроченные продукты, могли быть товары под брендом кировского предприятия, но произведены не на нем. Все что угодно могло быть, но оплеуху получили наши.

И.А. – Основания были, и подоплека была?

О.П. – Да.

И.А. – Понятно. Олег, депутаты Заксобрания Кировской области решили не ждать, когда у нас поступит законопроект о транспортном обслуживании и решили принимать свой вариант в первом чтении, в рамках которого предлагается снизить количество социальных маршрутов, разграничить перевозки на коммерческие и муниципальные. На Ваш взгляд, не приведет ли это к еще большему обострению ситуации с общественным транспортом в городе?

О.П. – Тут очень сложно предполагать. Цель была: во-первых, урегулировать эти вещи, несколько снизить бремя на бюджет и это значит, что как только мы говорим о сокращении каких-то трат, возникает вопрос, не будет ли хуже рядовым гражданам. Нужно понимать, что область наша

уникальна, она большая. Речь идет в данном случае не о муниципальных перевозках внутри какого-то города, населенного пункта, а о тех местечках, населенных пунктах, которые находятся далеко. Депутаты предложили свою версию, что мы оставляет точно так же субсидирование для маршрутов, которые никогда себя не окупят. Другое дело, что они предложили, если это маршруты, которые ведут в районные центры, в областной центр, то они считаются коммерческими, и там есть свободная конкуренция. То есть можно туда допускать без какого-либо конкурса на основании паспортов маршрутов без прописанного графика и, если я правильно понял, может заниматься перевозкой пассажиров сколько угодно перевозчиков. Если они получили соответствующий паспорт, если у них есть лицензия на осуществление этой деятельности – без всякого конкурса. Но остается нерешенным вопрос с перевозками в труднодоступные места, если их никто не поддерживает, то перевозчики все оттуда уйдут.Как-то так получилось, что депутаты быстренько сформулировали свои «хотелки» и выставили на пленарное заседание, в первом чтении будут рассматривать уже завтра, а правительство хоть и высказывало свою концепцию, но в документальной форме, к сожалению, не представили. Вариант правительства, который предполагает только субсидирование провоза льготников, а не выпадающих доходов тех, кто ездит в труднодоступные поселения, плюс на конкурсной основе выставление маршрутов. Есть маршрут Киров – Кирово-Чепецк, или Киров-Слободской. Проводится конкурс, определяется перевозчик, который несет ответственность, остальные могут быть безответственными. Но эту позицию правительство, к сожалению, не сформулировало. И сейчас возникла интересная ситуация: готовится два законопроекта, один из них будет раньше, скорее всего, будет принят завтра в первом чтении, а второй, как пообещал председатель Комитета Виктор Женихов, законопроект если поступит в сентябре, мы его тоже будем рассматривать, вносить поправки либо в первый, либо выбирать из двух. Но депутатам, конечно, ближе своя «рубашка», и они примут тот вариант, который приняли в первом чтении.

И.А. – Между прочим, такая хитрая комбинация…

О.П. – Посмотрим. А что касается последствий, предупреждала вчера представитель Департамента финансов, предупреждали представители Правительства области о том, что данная схема, предлагаемая депутатами, не совсем экономически просчитана. И не получится ли, действительно, так, что перевозки остановятся. Пока это просто какие-то намерения, высказанные в форме законопроекта. У меня есть подозрения, что, если его примут и будут проводить расчеты, где требуется субсидировать перевозки, то может оказаться так, что еще и больше нужно будет платить из бюджета. То есть эта вещь – уменьшится или увеличится трата из бюджета, пока никак не просчитана.

И.А. – Ну, тут, конечно, поживем – увидим. В свежем номере «Бизнес Новостей» на развороте достаточно большая статья под говорящим заголовком: «Рулить будет власть», как раз по поводу этой истории. Почему так получается? Почему чиновники не учитывают мнение обычных людей, жителей города, льготников?

О.П. – Ну, я бы так категорично-то не стал говорить. Здесь, мне кажется, несколько иначе. Если брать два законопроекта, то позиция даже не та, что кто-то учитывает или не учитывает, а, я бы сказал, что законодательное собрание сейчас исходит из принципа свободы конкуренции

предпринимательства, то есть стоит на стороне бизнеса. Правительство же ставит задачу, чтобы был равный доступ всех жителей области к транспортным перевозкам. Здесь есть два интереса: с одной стороны, удовлетворить перевозчика, с другой стороны, чтобы простым гражданам удобно и комфортно. На этом стыке нужно принять такое решение мудрое, чтобы и эти не проиграли, и другие получили полностью свои услуги.

И.А. – Да, тут нужно принять хороший компромисс, чтобы устроило и тех, и других, с минимальными потерями.

О.П. – И для бюджета тоже. То есть мы хотим еще и минимизировать затраты из бюджета, который с каждым годом увеличивается, потому что там увеличивается количество социальных маршрутов. Нынче оно, наоборот, было уменьшено, и часть социальных маршрутов перешла городу Кирову, и город Киров сам оплачивает. Те маршруты, которые раньше числились за областью, теперь город их осуществляет на территории своего муниципального образования. А те, которые внутри города, являются очень коммерчески успешными. Тоже возникает вопрос, если будет принята эта схема, мы можем запутаться. Ну, представь, три перевозчика будут претендовать на один и тот же маршрут. Мы такое уже проходили, когда три автобуса под разными номерами, в принципе, идут по одному маршруту.

И.А. – Так или иначе, некоторые из депутатов того же Заксобрания замечают, что принятие данного закона может привести к очень негативным последствиям, поэтому хочется, чтобы его хорошенько обсудили.

О.П. – Я думаю, что даже если его и примут в первом чтении, то времени достаточно до второго чтения. Вот этот рамочный характер законопроекта, предполагает дальнейшие расчеты Департаментом дорожного хозяйства и транспорта. Тогда уже можно будет сказать, сколько и куда мы будем тратить.

И.А. – Давайте ненадолго отвлечемся от местных региональных новостей, а обратимся к новостям, которые имеют значение для страны в целом. Владимир Путин предложил "Внешэкономбанку" стать оператором трех крупных проектов в части строительства и развития инфраструктуры за счет Фонда национального благосостояния. Алексей Кудрин, бывший министр финансов, ему в этом деле возражает, причем еще с весны этого года, когда проходила «Прямая линия» с Президентом. Речь, я напомню, идет о строительстве высокоскоростной ж/д магистраль Москва – Казань. Денег на это планируется на это выделить немерено – 4,5 млрд рублей. Сумма астрономическая, заоблачная. Где взять?

О.П. – Ну взять-то понятно, Фонд национального благосостояния. Тут дело в другом. Я скорее соглашусь с Владимиром Путиным, чем с Алексеем Кудриным, почему, потому что…ну, вот есть у нас средства, отложенные от продаж нефти компаниями «Роснефть», «Лукойл» и так далее. Эти деньги не могут просто так лежать на счетах, а, во-вторых, если размещать эти средства где-то за рубежом, то процентные ставки там по доходам очень невысоки, и инфляция фактически обесценивает эти деньги для нас. Поэтому вложения в инфраструктурные объекты, а здесь еще речь идет о возвратности, это очень хорошо для всех. Мы загрузим строителей, поставщиков металла, улучшим свою транспортную инфраструктуру и шагнем вперед. Если вспомнить Великую

Депрессию в США, когда было все плохо с экономикой, госсектор «накачали» деньгами и стали строить дороги, за счет этого экономика вырулила.

И.А. – Но времени на это ушло немало.

О.П. – То есть инфраструктурные проекты – это всегда на благо, на мой взгляд. Другое дело, что у нас уж очень любят увеличивать. Я боюсь, что 4 миллиарда вырастут до девяти и десяти, и эти деньги опять утекут в оффшоры. Хотелось бы более тщательного контроля. Тогда это будет благо. Еще нюанс: недавно в «Бизнес Новостях» писали, что железнодорожные перевозки во всем мире скукоживаются и этот транспорт теряется. Что-то удобнее перевозить другими способами. Железная дорога становится не совсем рентабельной.

И.А. – Но завершая эту тему, хотелось бы спросить лично у Вас: нет опасения того, что мы действительно можем погрузиться в некую экономическую депрессию. У России до 2020 года включительно есть масса всевозможных проектов и трат. В 2014 году стартует олимпиада в Сочи, в 2018 – чемпионат мира по футболу. Всё требует серьезных вложений. Где деньги найти? Может быть, нам их не хватит на все это?

О.П. – Я не большой специалист в макроэкономике и финансах. Могу только сказать о примере, где мы похожи с Бразилией, только там олимпиада и чемпионат мира по футболу чередуются местами. Там люди возмутились из-за трат. Это репутационно для страны. Это развивает сектор экономики в какой-то мере. Еще бы часть денег не складывали себе в карман, в оффшоры. Опасность в чем: если цена на нефть пойдет вниз, мы не сможем покрывать бюджетные траты. Инфраструктурные проекты можно сократить. Социальные проекты – к сожалению, нет. Пенсии не убавишь, зарплаты учителям, врачам, военным не урежешь. Здесь опасность – слишком сильная привязка к нефти. Президент это тоже говорил в послании весной нынешнего года, он прекрасно осознает эти все риски. Но пока движения большого от нефтяной экономики к производственной у нас нет.

И.А. – Будем надеяться, что все будет хорошо. Я листала «Бизнес Новости», и есть тут у вас публикация по двух местных кировских предпринимателей. Это Дмитрий Татаринов и Павел Походин, совладельцы транспортно-логистической компании «Транслоджистикс». И знаю, что случился у них небольшой конфликт с точкой «РЖД», «Трансконтейнером». Что за история?

О.П. – История интересная. Молодые люди взялись за такое непростое дело, как контейнерские перевозки, еще и не только на российском, но и международном уровне. Если у железной дороги есть свое предприятие подотчетное, то это непростой бизнес, воевать с монополистом. Перед ребятами снимают шляпу. К ним идут, заключают договоры. Дай Бог, чтобы у них все было хорошо. Взяли на себя тяжелое бремя. Как частный бизнес, конкурировать с «Трансконтейнером», это очень тяжело. Подробностей не буду раскрывать, пусть это для наших потенциальных читателей.

И.А. – Хочется завесу тайны приоткрыть. Суть конфликта?

О.П. – Они вступили на рынок, который был изначально рынком железной дороги, пытаются на нем работать и выходить на межрегиональный уровень.

И.А. – Отрадно, что в нашем городе есть молодые предприниматели, они растут и развиваются. Олег, сейчас мы прервемся на рекламу, во второй части хочется обсудить оглашение завтра приговора Навальному и затронуть такое явление как гражданская журналистика.

(реклама)

И.А. На 101 FM продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Ирина Аллеман, гость Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес Новости». Олег, завтра в 10 утра в Ленинском суде огласят приговор Алексею Навальному. Скажите, в случае, если суд признает их вину, поговорим лучше именно об Алексее Навальном, можно ли будет считать эту ситуацию крупнейшим экономическим преступлением в регионе за последние годы?

О.П. – Что Вы, нет конечно. 15 млн рублей, которые являются виной, далеко не самая запредельная сумма…

И.А. – Было больше? Из того, что доказано.

О.П. – Не ахти какая большая. Значительная часть возвращена в виде оплаты. Нет. Крупнейшим экономическим преступлением - точно нет. Крупнейшим процессом за всю Кировскую новейшую историю – точно да. V никогда не наблюдали так внимательно за каким-либо процессом. Журналистам, жителям города большей частью все равно. Процесс будет интересным, но в любом случае печально, если человека осудят. Я с трудом представляю, что можно дать такой срок, как 6 лет. Там есть преувеличенный факт преступной деятельности. Навальный являлся лишь идейным вдохновителем. Оглашенные помыслы были вроде как благие.

И.А. - То есть, Вы тоже склоняетесь к тому мнению, что процессы больше политические?

О.П. – Это очевидно. Говорилось же, что если бы Навальный не проявлял такую активность политическую, то процесса возможно бы не было. А сейчас уже процессы не только по делу «Кировлеса», но и другим делам, где он был участником. Когда ты занимаешься экономической деятельностью, нужно состав преступления, небольшой, но найти. Даже если тут будет условный приговор, чего я искренне желал бы Навальному. Лучше бы вообще оправдали и заставили выплатить тот ущерб, который он нанес. Это всегда самый лучший вариант. Или штраф. Я думаю, что приговор будет, дай Бог, что будет условным. Но перекроет ему политическую…

И.А. – Он ведь баллотируется в мэры Москвы?

О.П. – Да. Но в данном случае он выбывает из этой гонки. Собянин составляет очень грозную конкуренцию. Было бы интересно посмотреть, каков рейтинг Навального в Москве. С учетом погрешностей, достаточно высокий., но среди определенных кругов населения. Собянина видят, появляется по телевизору. Навального не показывают, и он все появляется в негативных ситуациях.

И.А. – О политической карьере Навального. Если его вина все-таки будет признана, она в принципе, последствия возможны? Ходорковский, например, пишет колонки в СМИ, в принципе имеет возможность высказать свое мнение, хоть не имеет возможности повлиять на ситуацию в стране. Что в случае с Навальным?

О.П. – В случае с Навальным все очень просто. Запустил несколько механизмов, которые, на мой взгляд, будут продолжать работать. Это фонд борьбы с коррупцией, это «РосПил», это «РосЯма», и так далее. Многие пользовались проектом «РосЖКХ», который помогает автоматизировать

процессы подачи заявлений во все надзорные органы, и эта штука работает. Запущена Навальным, там работают люди, которые напрямую от него никак не зависят. Просто придумал идею и запустил. Говорить о том, что этот человек портит все в России в корне неверно, если власть никто не будет покусывать, она расслабится. Сейчас само государство решило быть открытым, открывает бюджеты, сейчас легкий доступ к порталу госзакупок, можно посмотреть, какие траты на какие вещи. Все это благодаря усилиям Алексея делается.

И.А. – Вы уже говорили, что Алексей Навальный репутацию приобрел с деятельностью, результаты о которой он размещал в интернете, в своем блоге navalny.livejournal.com. Хотелось бы спросить: любой блогер может ли приравниваться к гражданскому журналисту, который влияет на ситуацию?

О.П. – В любом случае, если он пишет не о каких-то своих болячках, а высказывает какую-то гражданскую позицию и пишет на общественно-политические темы, уже является гражданским журналистом. Другое дело, что называть его просто журналистом и привлечь к ответственности, как журналиста, нельзя. Я говорил, что журналист – это человек, который профессионально занимается своей деятельностью, поэтому он полностью отвечает. Он получает за это деньги, а гражданский журналист делает это в свое хобби. И наше общество идет к тому, что профессия журналиста нивелируется.

И.А. – Она изменяется как-то?

О.П. – Скорей, востребована будет в будущем профессия редактора. Человек, который отсматривает множество тем и выбирает из них лучшие. А контент как раз с гражданских журналистов, блогеров и так далее. Затем они правятся редактором и формируются в СМИ. Востребованность редактора растет, журналиста – падает. Гражданский журналист не требует никаких средств, нужен просто грамотный редактор, у которого есть своя сеть таких гражданских журналистов.

И.А. – А на вятке гражданские журналисты есть?

О.П. – Безусловно. Я считаю, Вятка в этом плане – один из самых активных регионов. Известные в узких кругах Кирова блогеры, которые пишут, регулярно, активно. Кто-то с политической подоплекой, потому что есть свои цели, задачи политические, а большая часть пишет, потому что считает своей жизненной позицией – не молчать, если есть какая-то острая тема. Я это только приветствую.

И.А. – Хорошо, к сожалению, наше время подходит к концу, это было «Особое мнение», меня зовут Ирина Аллеман, гостем в студии был главный редактор газеты «Бизнес Новости» Олег Прохоренко. Олег, спасибо!

О.П. – Всего доброго, до свидания!

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта