Михаил Курашин, вице-спикер ОЗС:

Видео 14:34, 30 марта 2018 94 0

Особое мнение Михаила Курашина от 16.07.13


Читайте полное интервью Михаила Курашина:

Ведущий: Владимир Сметанин (В.С.)

Гость: Михаил Курашин (М.К.)

В.С. – Здравствуйте. Традиционно на частоте 101,0 FM начинается программа «Особое мнение», и я, Владимир Сметанин, приветствую вас и приветствую гостя студии вице-спикера Законодательного Собрания Кировской области Михаила Курашина.

М.К. – Добрый день.

В.С. – Добрый день. Спасибо, что уделили время. Сегодня в областном парламенте кипит работа, проходит заседание Комитетов, и вы как раз таки вырвались. Что касается нас, журналистов, то накануне у нас «вскипел» разум, возмущенный по поводу ситуации, связанной с бюджетом сельских поселений. Накануне в эфире был у нас Ваш коллега по фракции Справедливая Россия, Сергей Доронин. Он выяснил, что львиная доля денег, которые имеются в распоряжении сельских поселений, расходуется на содержание административного аппарата.

М.К. – Так оно и есть.

В.С. – Нонсенс, конечно. Мое удивление тоже было велико, и Сергей Александрович видит два основных пути ликвидации такой ситуации: во-первых, нужно, чтобы налог на доходы физических лиц поступал в те сельские поселения, где люди проживают и, во-вторых, должно быть все-таки увеличено финансирование страны, федерального и областного бюджета. Вы согласны с этими позициями?

М.К. – Конечно, согласен. На самом деле, ситуация, о котором Вы говорите, достаточно повсеместная, потому что приезжаешь особенно в мелкие поселения, встречаешься с депутатами, встречаешься с представителями Администрации и, когда начинаешь разговаривать о содержании их работы, то понимаешь, что полномочий нет, ответственность есть, денег нет, а все деньги, которые выделяются, это деньги на то, чтобы содержать эти структуры. Здесь правильнее говорить о том, что идея с развитием местного самоуправления, которая начата с конституции и 131 закона, оказалась не доведена до конца. То есть уровень муниципальных районов более менее как-то продумали, а уровень поселений не прописан, и, честно говоря, разговаривая с депутатами, есть опаска, что следующие выборы в поселениях могут столкнуться с отсутствием желающих, потому что реально никакой возможности управлять, организовывать работу на территории поселения нет.

В.С. Ну, вот последние выборы были там достаточно неохотные, да?

М.К. – Да, я думаю, что ситуация будет очень сильно усугубляться, то есть здесь что-то делать надо. Решать этот вопрос с помощью НДФЛ…ну, наверное, это выход. С другой стороны, мы можем обескровить уровень районов муниципальных, а им эти средства необходимы для того, чтобы в данном случае участвовать в различных программах и проектах по софинансированию с региональным и федеральным бюджетом. Поэтому здесь необходимо считать, как бы это было правильно, как бы это было возможно, но самый-то главный выход я бы видел в другом, я бы видел в направлении укрупнения муниципалитетов. В рамках депутатской деятельности мы ездили в Нижегородскую область и там видели пример, как несколько поселений объединились в один городской округ, и за счет того, что в данном случае единое руководство, все сопутствующие управленческие структуры на местах были ликвидированы. Это путь, наверное, правильный, но здесь свой риск. То есть там это было хорошо, потому что есть крупное городское поселение под названием «Бур» с развитой экономикой, с развитой инфраструктурой и, в данном случае, слабые поселения присоединились к сильному. За счет этого выиграли все. Соответственно, при принятии решения у нас, нужно исходить из той же логики: не надо объединять тех, кто и без того нищий, все-таки нужно искать кого-то в качестве головного и уже пытаться присоединить к нему. В качестве таких сильных структур могут быть Райцентры. В них уже относительно экономика на другом уровне.

В.С. – Есть какие-то предпосылки?

М.К. – Да, есть какие-то предпосылки, чтобы стать центром. Может быть, как раз идти по этому пути, то есть объединяться вокруг крупных и, может быть, на каком-то этапе переходить к тому, чтобы объединять именно муниципальные районы в более крупные объединения.

В.С. – А территориальные?

М.К. – Территориальные с точки зрения жителей, в данном случае, в принципе, не заметят. Ну, за исключением того, что, может быть, исчезнет Администрация, Дума, то есть все это будет на уровне головного поселения. С точки зрения финансового, опять же, в этой связи работать с бюджетами федеральным, региональным будет проще. Есть уже более крупное поселение и, соответственно, оно уже более заметное, имеет предпосылки и социальные, и экономические для того, чтобы заявляться на получение какой-то поддержки.

В.С. – Но ведь в этом случае могут возникнуть и некоторые неудобства для жителей этих сел. У нас, например, еще есть сельские советы, где можно прописаться, встать на воинский учет, с укрупнением, с объединением, придется все равно куда-то выезжать.

М.К. – Я думаю, что как раз поэтому, в том числе, этот процесс там не имеет такой повальной практики. Эти вопросы тоже необходимо решать. На сегодняшний день мы решаем вопрос по

поводу того, что Сбербанк закрывает отделения в некоторых поселениях, обосновывая это отсутствием каких-то технических возможностей, безопасностью, мы понимаем, что речь идет о некой рентабельности их отделений, и поэтому они закрываются. Повторять подобное было бы неправильно. Поэтому процесс такой непростой, а тут еще надо учитывать, что это нельзя сделать из области, это даже нельзя сделать на уровне районной Администрации. Сами поселения на своих сходах должны принимать решения.

В.С. – То есть инициатива должна идти «снизу»?

М.К. – А после этого уже и уровень области, и уровень района должен принять все меры для того, чтобы инфраструктурно люди не почувствовали неудобства. То есть, каким вопросом решать, мобильным, Интернет-возможности, вот тогда это будет правильно. Но если идет другим путем, мы можем получить больше проблем.

В.С. - Что на уровне нашего Законодательного Собрания может быть сделано для решения этих проблем?

М.К. – Самое главное, наверное, это работа депутатов в округах, то есть не случайно, когда, вспоминая о поездке в Нижний Новгород, где у нас была представительная делегация порядком 20 депутатов, помимо этого информация доводилась до других, проводить эту разъяснительную работу. Пытаться инициировать эти процессы и контролировать их с точки зрения того, чтобы интересы людей не были ущемлены.

В.С. – Вы, законодатели, поможете местному населению сформулировать свои идеи, какие-то их правовые рамки?

М.К. – Я думаю, что любой депутат, в принципе, готов помочь в пределах своих полномочий, которых, к сожалению, не так много. Вести все необходимые переговоры между поселением, провести переговоры с Администрацией, обеспечить организационно-методическое сопровождение. То есть, вот этим мы помочь можем. Дай бог, чтобы такие инициативы появлялись.

В.С. – Способны ли мы увеличить количество свободных мест на селе? Наверное, это одна из основных задач, если человек будет работать там, где он живет, соответственно, налоги будут поступать в местный бюджет.

М.К. - Здесь есть две стороны. Первая сторона заключается в том, что нам необходимо все-таки решать вопросы, которые обозначены в качестве проблемных для нашей области еще в начале века, это вопросы развития инфраструктуры и вопросы, связанные с плотностью населения. Чтобы было понятно: чем ниже плотность населения, тем ниже уровень развития экономики. Опять же, взять, свезти людей в одну точку было бы неправильно. Замотивировать их к переезду – как вариант, но для этого надо понимать, что, приезжая в Райцентр, они должны получить максимум социальных условий для того, чтобы здесь жить. Вопросы жилья – это вопросы социальной защиты, социального обеспечения, здравоохранения, образования, тогда этот процесс начнется. Это первый момент. Второй момент связан с тем, что, когда мы говорим о том, что у нас нет экономики и нет занятости в большом количестве населения, мы слегка лукавим, потому что мы прекрасно понимаем, что многие работают на нелегальном положении. Это и вахтовики, и те, кто работает на лесопилках; все об этом знают, все это понимают. И, когда губернатор ставит задачу главам увеличивать доходную часть их бюджетов за счет того, чтобы работать с нелегалами, «черными» предпринимателями, то речь идет не о том, что он пытается аргументировать невозможность финансирования, а речь идет о том, что вот этой работой увеличить доходную часть дохода, муниципалитет может вести работу по легализации бизнеса. Есть пример, когда мы приехали в одно село на севере нашей области, смотрим мы детский сад. Детский сад построен давно, крыша плоская, соответственно, она течет. Когда мы задаем вопрос: «Может быть, уже пора поставить новую?», нам говорят: «Денег нет». В то же время, на территории этого же села работает 15 лесопилок…

В.С. – И, собственно говоря, материал-то не тяжело найти, да?

М.К. – Я думаю, даже если не заставить эти лесопилки легализоваться, то поставить им условие, что они там существуют, а взамен решают социально-значимые проблемы. Это возможно. И поставить эту крышу, когда есть свои 15 лесопилок, я не вижу в этом проблемы. Другое дело, желание глав этих поселений этим заниматься. Мы сами понимаем, что на селе все друг друга знают. Вот отсюда вторая сторона вопроса занятости, пополнения бюджета. Если главы начнут работать, будет проще. И им проще, потому что у них появляются дополнительные доходы, и области будет попроще.

В.С. – Хотелось бы задать этот риторический вопрос, который был задан вчера в дневном развороте: «Что же будет с сельскими поселениями через 20 лет?» Вот большинство проголосовавших высказались за вариант ответа – «постепенное вымирание». Вы как видите перспективы села?

М.К. – Лично я вижу все-таки ситуацию, когда сейчас должен начаться процесс укрупнения для того, чтобы потом мог начаться процесс «растекания». Для того, чтобы сформировать экономическую основу, необходимо укрупнение не столько муниципальных образований, сколько плотность населения. Тогда можно ориентироваться на какие-то инвестиционные проекты, на развитие бизнеса, а потом, когда конкуренция в этих поселениях начнет развиваться, пойдет процесс развития территорий. Это, я бы сказал, не вымирание, а резервирование территорий. Никто не говорит, что села все будут закрывать. Нет, там этот процесс должен быть достаточно естественным.

В.С. – Хорошо. Хотелось бы еще затронуть одну непростую тему. Речь идет о приостановлении выплат субсидий по ипотечным кредитам. Весной этого года было принято постановление Правительства о том, что временно эти выплаты прекращены, и в ближайший понедельник, 22 июля, недовольные этим решением семьи выйдут на митинг к зданию городской администрации, потому что там есть еще три позиции, которые связаны с детскими садами.

В.С. – Вот сейчас перед эфиром Вы сказали, что в ближайшее время программа все-таки будет возобновлена.

М.К. – В данном случае эта информация была изначально еще перед тем, как было постановление о том, чтобы приостановить прием документов…

В.С. – 1 марта это было, да?

М.К. – Да. Сразу же говорилось о том, что никто не говорит об отмене закона, речь идет о том, чтобы его пересмотреть, скорректировать и сделать более точечным и эффективным. Я могу сказать, что, являясь членом рабочей группы, в настоящее время мы уже не раз и не два собирались на уровне губернатора области, где мы пошагово идем к тому, что все-таки к сентябрю законопроект будет. Я очень надеюсь, что останутся позиции, связанные с тем, чтобы охватить и тех, кто у нас по возрасту выпадает. Один из лозунгов у нас говорит, что порядка тысячи человек выпадет в связи с тем, что в течение этого года…

В.С. – За тридцать – тридцать один…

М.К. – Этот вопрос тоже не снимается, он тоже есть в качестве предложений, и работа тоже ведется. Другое дело, что еще в преддверии того решения, вот помните, тоже был митинг, мы собирались, и я лично встречался с представителями молодых семей, которые оказались возмущены данным решением. Мы сняли все вопросы, приняли решение о том, что мы до сентября ждем. Поэтому, что будет происходить в понедельник у стен городской администрации…ну «попахивает» больше политикой…

В.С. – Нежели желанием посодействовать.

М.К. – Тут даже не содействие, тут желание, скажем так, дождаться того момента, о котором мы договорились.

В.С. – Как раз вопрос в тему у нас на сайте, но он уже такой разрешенный, от Дмитрия: «Считаю, что молодые семьи, лишенные субсидий по ипотеке, не поддержат действующего губернатора на выборах в следующем году. Неужели он не понимает этого?»

М.К. – Ну, в данном случае губернатор – это один из членов рабочей группы. Мы говорим о том, что речь идет о законе, депутаты вполне ответственны за свои же слова и будут исходить из того, чтобы сделать закон правильным, эффективным. То, что касается, поддержат молодые семьи губернатора или не поддержат… Ну, я думаю, что это не единственное, что сделал действующий губернатор, и поэтому, я думаю, что не надо за все молодые семьи отвечать.

В.С. – Нужно воспринимать картину в целом.

М.К. - Конечно. Кто-то, действительно, уже сейчас пытается спекулировать на эту тему. Это, как минимум, грязно, а максимум, это люди, которые туда придут, должны четко осознавать, что у нас в сентябре состоятся выборы в городскую Думу, и данное мероприятие может быть одним из этапов избирательной компании кого-то уже.

В.С. – А еще какие-то изменения будут внесены?

М.К. – Я пока не возьму на себя ответственность воспроизвести тот вариант, который был по итогам последнего совещания, потому что даже там у нас еще остались вопросы. Готовится некая такая аналитическая справка по цифрам уже, то есть мы получим, на сколько денег больше надо будет для того, чтобы закон успешно реализовать, поэтому, я думаю, что еще какие-то позиции будут скорректированы, но, в целом, то, что этот закон будет не хуже, наверное, можно говорить.

В.С. – Давайте я напомню нашим слушателям о том, что «Особое мнение» в нашем эфире, наши гости приходят к 13-ти часам в понедельник, вторник, среду и четверг, и анонс каждого «Особого мнения» присутствует на нашем сайте echokiriva.ru. Там же Вы имеете полное право оставить свой вопрос нашему гостю. Сегодня вопросов пришло несколько и с Вашего позволения я их озвучу. Задает вопрос Александр, он спрашивает: «Вятавтодор» проводил аукцион на поставку мазута и битума. Участвовало 3 компании, выиграла одна. После этого «Вятавтодор» говорит, что у двух участников возникли проблемы с документами и это задним числом отменяет аукцион, хотя даже при одном участнике победу должны присудить ему. По этому факту даже Дмитрий Русский обратился в управление федеральной антимонопольной службы. Получается, что «Вятавтодор» творит, что хочет, проводит аукционы выборочно и так далее. Сколько это можно терпеть?»

М.К. – На самом деле если Александр и за нашей деятельностью наблюдает, то внимание к «Вятавтодору» уже достаточно большое на протяжении 1,5 - 2 лет. Большую раскрутку «Вятавтодор» получает за то, что о нем много говорят. На самом деле эту ситуацию Дмитрий Михайлович взял под контроль, и я надеюсь, что мы доведем до логического конца. У нас есть хорошее, конструктивное отношение с антимонопольной службой и есть возможность обмениваться мнениями по различным ситуациям, в том числе по этим. Я думаю, что антимонопольная служба сделает свое заключение, и будет говорить либо о том, что

неправомерно, и реагировать тогда, обращаясь в суды и все остальное. Либо же все-таки вся информация, которая есть, недостаточно полная, и у нас формируется неверная картинка.

В.С. - Неоднократно глава департамента дорожного хозяйства Альберт Запольских озвучивал позицию, что да, «Вятавтодор» монополист, но покажите мне еще организацию, которая способна качественно ремонтировать дороги. Действительно, нет у нас больше.

М.К. – Я думаю, что это не так. Как раз, предположим, последнее действие, когда и «ФАС» и суд ограничили возможность работать в формате государственном частном, партнерство и судебные иски к «Автодору» связаны с качеством выполняемой работы. Все остальное они приводят к тому, что все-таки сейчас организации, которые могли бы быть конкурентами, они со стороны начинают понимать, что это монопольное положение, оно разрушается. Я думаю, не за горами то время, может, год, может, полгода, когда на рынке будут появляться другие фирмы, они сейчас есть, мы проводили немало круглых столов, где-то порядка 6-8 мелких фирм существует в Кирове, не говоря о фирмах, которые есть за пределами нашей области. Сейчас мы просто показываем, что монополия на рынке разрушается и рынок открыт для того, чтобы туда пришли другие. Прочитал о том, что возможно будет принято решение, чтобы дороги в России в целом строили только иностранные компании. Уже есть прецедент, где в Калининградской, по-моему, области, иностранная компания выиграла тендер, и она будет строить дороги.

В.С. – Далеко еще наверно до этого?

М.К. – Мне кажется, здесь мы можем упереться в другие вещи. Они находятся тоже в неправовых полях. Достаточно вспомнить ситуацию с «Росплазмой», где иностранцы, в конечном итоге… Есть другое мнение, что их подставили. Посмотрим опыт других регионов по привлечению иностранцев, как они там сработаются. Дадут ли им работать, не будет ли препятствий, не помешает ли коррупция. Эти все моменты есть. Но на сегодняшний день участок дороги от Макарьевского кладбища до Старого моста делал «Автодор», и сделал достаточно качественно.

В.С. – Это «Особое мнение», гость в студии Михаил Курашин вице-спикер законодательного собрания Кировской области. У нас сейчас традиционное время перерыва.

(реклама)

В.С. – Продолжается программа «Особое мнение», у нас в студии вице-спикер законодательного собрания Кировской области Михаил Курашин, еще раз добрый день. Напомню, что во время эфира и накануне эфира наши слушатели могут задавать гостям «Особых мнений» вопросы. Еще один вопрос поступил. Серж: «Есть ли будущее у молодежного парламента», спрашивает он.

М.К. – Хороший вопрос. Буквально сейчас в рамках социального комитета идет очередное обсуждение положения. На самом деле, будущее молодежного парламента определяется самой молодежью. Форма в данном случае не столько имеет значение, потому что если вернуться лет на 5 назад, то было в хорошем смысле большое количество буйных молодых людей, которые настолько хотели играть в игры под названием «молодежный парламент». Хотели, чересчур амбициозно, но изменить мир. Пусть на уровне города…

В.С. – Получить трибуну для высказывания своих мыслей?

М.К. – Да нет, я не сказал бы, просто самореализоваться. Были люди, кто хотел в политику, кто хотел в социальные сферы, те, кто хотел стать успешным предпринимателем. Это были в хорошем смысле буйные люди, которые хотели не просто там быть, а декларировали, критиковали. Собирали вокруг себя единомышленников от 5 до 50 человек. Собственно, за счет этого на сегодняшний момент очень много из тех молодых ребят, которые видны на политическом поле, в политике, бизнесе – это как раз те буйные. А сейчас я бы сказал, что есть некий спад этих буйных. Может, они где-то и есть, и я очень хочу их найти. Я встречаюсь с большим количеством представителей общественных организаций, в районах мы встречаемся с молодежью по линии и администрации, и отдела по делам молодежи, и учебных заведений. Но как-то они все закопались, и поэтому вариант молодежного парламента может быть своеобразной площадкой, чтобы себя показать. Покажут они себя, зарекомендуют, смогут сделать так, чтобы депутатам стало беспокойно жить – отлично. Но ждать, что молодежный парламент – это прямой пропуск в администрацию или партию, Думу, это изначально не стоит даже надеяться на это. Мне очень хочется, чтобы подобные структуры были, но дело не в формах, а тех молодых людях, которые туда пойдут.

В.С. - Молодежный парламент, он реализуется как-то и в действиях общественной палаты? Там же есть молодежь?

М.К. - То, что у них есть комиссия по молодежной политике, это точно знаю. Насчет молодежи, я там кроме Кати Реутовой многих-то наверно, еще Миша Плюснин, вот сложно уже отнести к молодежи. Поэтому молодежи там тоже немного. Но я не думаю, что это проблема формирования общественной палаты, та же самая проблема, что… Вот где сейчас буйная молодежь, активная, ее сейчас нужно где-то искать. Она пока спряталась или ушла в интернет.

В.С. – Ха-ха-ха! Наверняка!

М.К. – Вот там-то буйных действительно много. Много и негативно-буйных.

В.С. – Давайте сейчас заглянем в послезавтрашний день. Четверг, 18 июля, состоится очередное пленарное заседание законодательного собрания нашей области. Честно говоря, из того, что будет обсуждаться, я немного, что нашел. Вот, в частности, предложение депутата Александра Хорюшина: «Учредить в области праздник «День охотника». Планируется вторая суббота сентября. Нужен нам этот праздник? Какие цели Александр Геннадьевич преследует?

М.К. – На самом деле, я ничего против праздников не имею. Хочется День рыболова, давайте День рыболова. День ловца комаров – давайте День ловца комаров. Если людям с общей деятельностью нужен повод собираться и каким-то образом праздновать – то ради Бога. Другое дело – если бы делалось за их счет, а не за счет бюджета. В глобальном плане из этого может получиться хороший проект. Не будем забывать, что одной из сильных сторон нашей области является охота. Известно и в России, и в мире, что у нас хорошие охотничьи угодья как элемент туристического бренда. Почему бы и нет.

В.С. – Я, к сожалению, не знаком с этой сферой нашей жизни, потому что не охотник я.

М.К. – Я тоже не охотник, но в данном случае рассказов о наших охотниках слышу много. Знаю, что приезжает много иностранцев, чтобы позаниматься.

В.С. – Что будет происходить? Какова повестка дня этого? Хотя бы ключевое, потому что времени немного у нас осталось.

М.К. – Из ключевых хочется отметить в первую очередь принятие областного закона об образовании. Закон базовый, фундаментальный. Нельзя еще сказать, что он целиком готов. И между первым и вторым чтением будет большая кропотливая работа, благо что у нас как раз в августе период каникул. Поэтому у нас есть 2 месяца, чтобы ко второму чтению закон подготовить. Но данный закон нужен, потому что в конечном итоге правила игры должны быть отрегулированы. Я думаю, этот закон достаточно знаковый. Плюс ко всему, будут рассмотрены инициативы, на мой взгляд, абсолютно правильные. Присвоение звания почетного гражданина области руководителю детского фонда Ивановой. У нас живых людей не любят хвалить, в основном после смерти. А сейчас тенденция живых людей поощрять – она достаточно правильная. Валентина Павловна заслуживает, чтобы быть отмеченной таким образом. Еще один вопрос принципиальный – вопрос о законе о пассажирских перевозках. Там идет диспут. И я не думаю, что на заседании в четверг мы точки поставим. Закон регулирует систему финансирования со стороны бюджета муниципальных заказов на пассажирские перевозки.

В.С. – 5 минут остается до конца эфира. Позвольте вернуться к вопросам наших слушателей. Александр интересуется, пойдете ли Вы на приговор по «Кировлесу» 18 июля. Ответ будет короткий.

М.К. – Ответ на самом деле будет короткий. У нас будет пленарное заседание и, наверно, для нас самое главное – что происходит в нашей деятельности.

В.С. – Как оцениваете вариант Алексея Навального?

М.К. – Я сторонник того, что этот процесс является политическим. Виновен ли с юридической точки зрения – процесс такой вторичный окажется. Мне не нравится шумиха, хоть нас иностранцы обвиняют в пассивности, но реагировать на политические процессы в рамках города Кирова, я считаю, неправильно. У нас все-таки своих проблем на порядок больше. Нам реагировать бы правильно на них.

В.С. – Как Вы думаете, изменились ли за эти недели, месяцы судебного процесса отношение кировчан к Навальному?

М.К. – Я думаю, что информация с повышением тарифов на ЖКХ намного пагубнее влияет на настроение кировчан, чем то, что бывшего помощника губернатора судят за какие-то преступления. На самом деле я думаю, гордости мало кто испытывает. То, что Навальный развил известность в Кирове – как относились нейтрально, так и…

В.С. – Последний вопрос. Вы продолжаете следить за ситуацией с домом на Ленина 188/4? Кран как ветром сдуло, и давайте получше закреплять эти строительные краны…

М.К. – Ключевая вещь – «впредь давайте лучше закреплять». С одной стороны, все можно спихнуть на штормовой ветер, но упал один кран, а не все, которые там стоят. В том микрорайоне их с десяток. Второе – нужно задать вопрос производителю крана. Третий момент – ветер ветром, но это все равно крепится как-то. Или давайте в конце дня складывать краны, в конце нового – собирать. Вопросов много. Кочуров мне на пальцах обрисовал, что произошло. Я примерно так понял, с учетом того, что это не первый кран. Что смущает: никто до сих пор не сделал никаких анализов относительно того, что произошло с домом самим. Это вопрос безопасности. Со следующего года начнется… Жильцы будут складываться на следующий год. Придется много платить.

В.С. – Спасибо большое, время, увы, программы истекло. Гость в студии – вице-спикер государственного собрания Кировской области Михаил Курашин. Спасибо, что уделили время. Я, Владимир Сметанин, прощаюсь с Вами.

М.К. – Всего доброго.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта