13:06, 02 декабря 2019
Особое мнение Яна Чеботарёва от 02.12.19
Время выхода в эфир: 13:06, 02 декабря 2019
250
0
Гости: Ян Чеботарёв
Ведущие: Анна Лапшина

А. Лапшина


– Здравствуйте. Приветствую гостя в студии, это Ян Чеботарёв, юрист. Ян Евгеньевич, добрый день.


Я. Чеботарёв


– Добрый день


А. Лапшина


– Традиционно начнём с темы последних дней, с задержания и последующего домашнего ареста Владимира Быкова, бывшего главы города, председателя законодательного собрания. Это стало известно в пятницу, а готовилось видимо долго. В связи с этим у меня к вам вопрос, к человеку, который неоднократно комментировал. Вроде как говорили, что это когда-нибудь случится. И вот оно произошло. Тот результат и последующие домашний арест это то, чего мы все могли предполагать? Или могло развиваться ещё и по другому сценарию?


Я. Чеботарёв


– То что претензии к Владимиру Васильевичу были сформулированы, неожиданностью наверное ни для кого не стала. Другой вопрос, что я лично не ожидал, что развитие получит не ситуация по парку Победы, а ситуация по печному топливу в АТП. Безусловно это не типовая вещь, когда претензии связанные с подозрением на получение взятки предъявляются человеку спустя несколько лет после того как сам по себе факт по мнению следствие имел место быть. Не типовая вещь, обычно всё-таки стараются производить задержание непосредственно в момент, с тем чтобы легче было доказывать сам по себе факт, но тем не менее следствие сочло возможным и задержать человека и предъявить претензию, и ходатайствовать об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Это означает, что эти претензии на чём-то основаны. Понятно, что в настоящий момент вряд ли нам сообщат органы следствия всю информацию о доказательной базе. Тем не менее я думаю, что с течением времени мы этом узнаем.


А. Лапшина


– Это дело АТП, но параллельно развивается дело по электронному проездному и там фамилия Владимира Быкова прозвучала тоже. Вот тем не менее по этим двум делам пока никаких вроде движений нет.


Я. Чеботарёв


– Я бы на самом деле здесь всё-таки отдельно акцентировал внимание слушателей на том что решение областного суда, которое отправило дело по парку Победы в отношении господина Яфаркина на дополнительное расследование. Во многом может быть связано как раз с тем что первые претензии какие-то начали предъявляться и Владимиру Васильевич. С учётом того что его фамилия звучала в качестве фактически организатора отчуждение части парка Победы, в судебном заседании свидетели давали свои показания о том, что Владимир Васильевич был инициатором постановки перед депутатским корпусом вопроса о реализации части земельного участка. Я думаю, что следствие будет проверять и вопросы его причастности к незаконности отчуждения части земельного участка парка Победы и в рамках дела, в котором до последнего времени обвиняемым был господин Яфаркин.


А. Лапшина


– Я правильно понимаю, что снятие части претензий к Леониду Яфаркину, не означает, что к нему претензий у следствия нет?


Я. Чеботарёв


– Он же не оправдан по этому эпизоду. Следствие допустила на самом деле забавные неточности, которые скрылись в ходе рассмотрения дела в Первомайском суде. Мы с вами на эту тему общались. Это связано с оценкой и определение размера ущерба, который был причинен муниципальному образованию. Здесь конечно это крайне забавная и неоднозначная ситуация, как просмотрели подобного рода ошибку, но тем не менее областной суд посчитал, что это крайне существенное серьёзное нарушение. Это один из моментов, который будет проверяться входе дополнительного расследования. При этом я лично не удивлюсь если с учётом тех показаний, которые давались и входе предварительного следствия и в ходе судебного следствия. Претензии будут предъявлены и бывшему мэру города Кирова господину Быкову.


А. Лапшина


– И господину Яфаркину претензии тоже могут быть предъявлены заново?


Я. Чеботарёв


– Они и сейчас предъявлены. Возврат дела в прокуратуру не означает прекращения дела! Если суд посчитал, о том что меры наказания по этому эпизоду, который был доказан в ходе рассмотрения дела. Это дело по мошенничеству в отношении Игнатяна. При этом человек отбыл этот срок. Другой вопрос, о том когда дело вернётся следствию, следствие будет вполне свободно в избрании меры пресечения, при чём любой. Как связаны так и не связаны с лишением или ограничением свободы.


А. Лапшина


– На прошлой неделе, когда был задержан Владимир Быков решался вопрос о мере пресечения, одновременно задержали директора техникума за взятку порядком меньше, по-моему, там речь идёт о 200 000 тысячах рублей. Общая стоимость планшета, перо- карандаша и электронных часов на 200 000 рублей. Так вот директор Железнодорожного техникума был отправлен в СИЗО. Почему под стражу?


Я. Чеботарёв


– Быкову за большую сумму избрали гораздо более мягкую меру, потому что это всё-таки не типовые и не одинаковые дела, не существует абсолютно похожих дел и не существует в Уголовном кодексе, в уголовно-процессуальном кодексе чёткой формулы каким образом выбирается мера пресечения. При избрании меры пресечения суд руководствуется массой факторов и безусловно состоянием здоровья, и тяжестью предъявленного обвинения, и риском того что обвиняемый задержанный скроется от следствия и суда и будет оказывать какое-то воздействие на потенциальных свидетелей, как-то будет препятствовать следствию, и прочее, прочее. В этой части суд был вправе выбрать господину Быкова любую меру прощения, он мог вообще её не избирать, а оставить под подпиской о не выезде, либо заключив его под домашний арест, либо отправив для содержания в следственный изолятор. Суд посчитал, что будет достаточной мерой ограничения его прав и свобод. При этом Верховный суд Российской Федерации неоднократно указывал нижестоящим судьями, что при избрании меры пресечения должна избираться наиболее легкая мера, которая способствует отправлению правосудию и достаточно для того, чтобы подозреваемый или обвиняемый не воспрепятствовал ведению следствия. Значит в деле директора, суд посчитал, что заключение под стражу это адекватная, а в деле Владимира Быкова, что минимально возможное это домашний арест. Может быть в силу возраста, господин Быков постарше.


А. Лапшина


– Может, что все свидетели уже опрошены, показания получены.


Я. Чеботарёв


– Может быть. Домашний арест штука далеко не приятная и просто так скрыться из-под домашнего ареста весьма проблематично.


А. Лапшина


– То есть это не связано с тем, что обычно говорят в народе: «украл мешок картошки сел на 5 лет, а воровал вагонами – получил грамоту».


Я. Чеботарёв


– Прямой такой градации я бы не прослеживал, никоим образом.


А. Лапшина


– Ждём тогда дальнейшего развития событий. Я так понимаю, что не очень долго нам ждать придётся.


Я. Чеботарёв


– Я думаю, что здесь в течение ближайшего месяца мы много что узнаем. До Нового года.


А. Лапшина


– История с пьяными водителями, нашей безопасностью. Наверняка вы видели на прошлой неделе появлялась информация о том, что мама девочки, которую сбили год назад на улицу Московской. Насмерть сбили 10 летнюю девочку я напомню. Там был пьяный водитель, который нёсся по Московской не обращай внимания на сигналы правоохранителей и проскочил на красный свет, сбив девочку и бабушку. Мама девочки завершила в социальных сетях сбор подписей за появление на улице Московской, в том месте, где сбили её ребёнка подземного пешеходного перехода. Я так понимаю, что подписи уже направлены в администрацию Кирова и сейчас все там подписанты ждут ответа кировских чиновников. При этом в комментариях к этим новостям я вижу фразу, что строительство подземного пешеходного перехода – это не лучший способ бороться с пьяными водителями на дорогах и меры должны быть другими. Какие меры должны быть?


Я. Чеботарёв


– Наверное да, подземный переход это безусловно более безопасный способ пересекать проезжую часть. Я не уверен в том, что именно в том месте, где произошла трагедия, чисто технически этот подземный переход вообще возможен. Он будет находиться вблизи путепровода и я не уверен, что там он возможен. Там рельеф сложный. Плюс я согласен с большинством, что создание отдельно взятого подземного перехода на улице Московской, но никоим образом всю эту проблему не решит.


А. Лапшина


– Подземный переход хорошо, там пьяный водитель не собьет пешехода, а в другом месте нет подземного перехода, а пьяный водитель может оказаться там точно с такими же шансами.


Я. Чеботарёв


– Безусловно. И даже если у нас все переходы будут исключительно подземными это не будет никоим образом гарантировать нам того, что пьяный водитель не будет также точно рассекает по городу Кирову. И что не пешеходов, например сшибать будет, а других водителей. К сожалению это проблема, наверное, так просто не решится. В целом как это можно решить в комплексе, если бы я знал, я бы наверное в Государственной Думе заседало давно. Не уверен я здесь, можно ли вести речь о том, что ужесточать возможное наказание, либо вводить тотальную систему слежения за каждым транспортным средством.


А. Лапшина


– Ещё есть вопросы профилактики и вопросы личного примера. Про личный пример, у нас 2 довольно громкие истории за последнее время. Это дело так называемого пьяного судьи и дело, которое связано с депутатом законодательного собрания Георгием Лугининым. В первом случае история вообще непонятная, задержали вроде как пьяного за рулём, но непонятно кого. Изначально активисты ночного патруля сообщали, что это был судья, Марат Чепурных. Потом вроде бы было принято решение, что это была его супруга. Потом по отношению супруги решение отменили и теперь, как я понимаю, вообще не ясно был там пьяный водитель или не был. В отношении Георгия Лугинина история чуть более ясная. Он был пойман за рулем в состоянии несильного алкогольного опьянения. Признал это дело. Да и до сих пор не принято решение о лишении его водительских прав. Не знаю, будет ли принята? Просто буквально на прошлой неделе он был свидетелем аварии, следовательно, был за рулём. Вот тут истории с личным примером. Если люди, которые облечены властью и властью там судебной, законодательной, позволяют себе такие вещи и потом неотвратимости наказания нет, то что же мы тогда говорим вообще о пьяных водителях?


Я. Чеботарёв


– О неотвратимости наказания я бы спешить не стал. Говорить о наказании можно тогда, когда как минимум установлен факт того что-то или иное лицо совершило проступок, который может быть квалифицирован как административное правонарушение. Применительно к делу Чепурных, я очевидцем не был, я готов верить и одной стороной другой стороне. Кто здесь прав, честно говоря, здесь не возьмусь судить. Странная история, безусловно. Я думаю, что мы узнаем во всяком случае. Насколько опять же сообщали средства массовой информации вроде и квалификационная коллегия судей заинтересовалась данным вопросом. Насколько я понимаю и органы правопорядка ведут проверку или вели проверку в отношении сотрудников ГИБДД, которые странно себя повели. Столь разные показания на протяжении непродолжительного периода времени это очень странно. Что касается господина Лугинина, в этой части пока не принято решение о лишении человека право управления. Он безусловно вправе осуществлять это управление и пока он осуществляет такое управление, меня никоим образом не смущает. Если суд посчитает, что да, он виноват, его лишат прав на полтора года.


А. Лапшина


– Если ты будучи депутатом законодательного собрания попался пьяным за рулём, и сказать да я виноват, добровольно сложить водительское удостоверение.


Я. Чеботарёв


– Это уже вопросы личной ответственности. Здесь можно конечно говорить о том, что надо бы депутату показать. Тогда не надо было попить пива садиться за руль, это было бы гораздо проще. Что касается личной ответственности, я не знаю, чем руководствуются люди, находясь даже в лёгком подпитии. Тем не менее осуществляют управление транспортным средством, прекрасно понимая, что он опытный водитель, у него многолетний стаж, он никого никогда не собьёт. Но вот внезапные проверки ГИБДД, никто не застрахован и последствия далеко не очень приятные. Репутационные опять же, полтора года минимум без прав не очень удобно. Стоит ли подобного рода риск 15-20 минут лишних потраченных на вызов такси и 100 рублей, к примеру, не уверен. Каждый решает для себя.


А. Лапшина


– Ещё одна громкая тема прошлой недели, в пятницу она активно начала развиваться или даже в субботу. Эта история с законом о домашнем насилии. Законопроект сейчас готовится ко второму чтению, до 15 декабря собираются общественные отзывы на сайтах официальных. При этом, ко второму чтению, Совет Федерации в законопроект внес поправки, которые ввели в ужас соавторов законопроекта. Видела комментарий Оксаны Пушкиной, депутата Государственной Думы. Говорят, что этот новый закон вообще не будет работать как профилактика, он связывает руки совершенно, вплоть до того, что человеку даже признанному агрессором, виновному в домашнем насилии не запретят проживать в одном помещении с жертвой, если ему больше нигде проживать.


Я. Чеботарёв


– На мой взгляд, подобного рода инициатива она абсолютно непонятна, нет никакой разницы. Насилие домашнее, либо нет. У нас есть в административном кодексе, в уголовном кодексе, куча составов и за побои, и за причинение телесных повреждений, и какие-то отношения родства. На мой взгляд никакого значения вообще не имеют. Ну побил человек супругу, либо побил он абсолютно постороннего человека, но это же, одно и тоже. Что касается различного рода запретов на совместное проживание, давайте в семью хотя бы лезть не будем. Пусть лучше люди сами решают, хотят они совместно проживать, намереваются они сохранять. По-моему, это абсолютно излишняя инициатива и вопросы домашнего насилия на мой взгляд, как раз следовало бы рассматривать в разрезе возможной преференции правонарушений, которые имеют место быть. У нас зачастую складывается ситуация, что людям негде больше жить. Живут они совместно в квартире с человеком, который ведёт асоциальный образ жизни. Любит почесать кулаки о лицо ближнего своего. Но уйти, снять какой-то другое жильё женщина бывает не в состоянии. Опять же, если в семье есть ребёнок, либо ещё что-то, это вызывает массу практических затруднений.


А. Лапшина

– Должно ли государство запрещать этому человеку, который любит почесать кулаки, жить с такой женщиной в одной квартире? Или это исключительно её прерогатива, не нравится, ищи себе другое жильё?


Я. Чеботарёв


– На мой взгляд, это выбор самой женщины или мужчины, в зависимости кто является агрессором. Если это семейное насилие, если эта ситуация не устраивает кого-либо из супругов, брак может быть расторгнут, имущество поделено. Я как раз за комплекс мероприятий, который позволит обеспечить срочную, немедленно защиту для эвакуации, чтобы она могла уйти с ребенком. Не в гостиницу, если у неё нет средств, куда она уйдёт? Она могла воспользоваться какими-то мерами социальной защиты! А у нас простите есть несколько подобного рода организация в городе Кирове, они все негосударственные, они все имеют определенную специфику. Где-то может быть представлено убежище женщинам, но с очень маленькими детьми, с грудничками например, а если этот взрослый ребёнок, там 15 лет к примеру, куда им сбежать собственно говоря? Где эта женщина может пересидеть, день 2-3, неделю, месяц, либо там три-четыре месяца? На мой взгляд, как раз имеет смысл подумать не о каких-то дополнительных мерах, усиливающих возможное наказание, либо вводящих какие-то ограничения для агрессора. Нам нужно не агрессора наказывать, а жертву защищать. Начинать с этого следует. Я во всяком случае так считаю!


А. Лапшина


– До 15 декабря у всех наших слушателей если есть желания знакомиться и есть возможность ознакомиться с текстом этого нового законопроекта, посмотреть, написать своё мнение.

Ещё одна тема связанная не только с женщинами и детьми, но и с мужчинами тоже, потому что отцы точно также как и мамы, в некотором смысле страдают от того, что ребёнок не может пойти в детский сад. Речь идёт о «движение 33 спартанца», которая была создана в Кирове не так давно. Это родители тех детей, которым не достались места в детских садах. Инициативные родители, которые борются за права своих детей за доступное дошкольное образование. В августе этого года, они подали иск на администрацию города в Первомайский суд. Требовали признать бездействие горадминистрации в вопросе устройства детей в детсады. Суд отказал в удовлетворении их требований, как пишут наши коллеги портала Свойкировский.рф. Сдаваться кировчане не собираются. Подали апелляцию, но на первое заседание в областном суде, явились не все родители, двое отказались от иска, одна из матерей просто не пришла, но остальные продолжают бороться. Это история, которая подходит под определение замкнутый круг, с одной стороны есть родители, которым не досталось путевок в детские сады и которые в общем-то имеют право на эти путёвки, чтобы их ребенок ходил в детский садик рядом с домом. С другой стороны есть муниципальная власть, не только Киров с этой проблемой сталкивается, которая нигде эти детские сады не возьмёт всё равно.


Я. Чеботарёв


– Эта проблема на мой взгляд полного решения не имела и имеет не будет никогда.


А. Лапшина


– А зачем тогда в суд идти?


Я. Чеботарёв


– Давайте я вам свою позицию тогда объясню. На мой взгляд, не вполне правильная позиция с одной стороны и муниципального образования и не вполне правильная позиция родителей. Почему? Готов спорить, что путёвки родителям предлагались. Другой вопрос, что скорее всего эти путёвки предлагались не в те детские дошкольные учреждения, в которые хотели водить своих детей. Например, в ближайшие детские садики. Садики в любом случае не резиновые. Это раз, поэтому в зависимости от рождаемости в том или ином городе, в том или ином районе, она у нас постоянно меняется, год от года она у нас разная. В этом году в Ленинском районе города Кирова больше родилось, в следующем в Первомайском. Здесь, на мой взгляд нужно продумывать механизмы финансовой компенсации неудобства родителям, транспортирование детей в более удалённые детские дошкольные учреждения. Как раз этого вот моменты нигде, ни один закон, ни один муниципальный подзаконный акт не содержит.


А. Лапшина


– Надо каким-то образом компенсировать.


Я. Чеботарёв


– Это самый простой вариант. Если ребёнок уже в сознательном возрасте 3-4 года. Почему не запустить маршрут специальный? Который будет собирать деток. Там будет нормальный преподаватель-воспитатель, который будет контролировать их посадку и высадку, в последующем возвращение детей домой. Это и родителями будет удобнее. Не надо будет ребёнка садить на автобус городской, везти куда-то, это понятно, что неудобно.


А. Лапшина


– В Дороничи, к примеру.


Я. Чеботарёв


– Ну на самом деле Дороничи, уже не шибко часто встречающееся явление, тем не менее так далее не предлагают. Даже если это будет, например, в Дороничах, это конечно далековато, но если это будет удобно и комфортно для родителей и для ребёнка, то почему бы и нет. Понятно, что все хотят ходить в детские садики в трех-пяти минутах от собственной квартиры. Чисто физически это невозможно. Город растёт. С течением времени площади, которые город занимает, увеличиваются. Чтобы в каждом дворе детский садик отдельный был?


А. Лапшина


– В каждом дворе мы не сможем, чтобы детский садик был, там же требования ГОСТ очень серьёзные.


Я. Чеботарёв


– Поэтому здесь надо подумать над вопросом перевозки. Если родитель на собственной машине или на общественном транспорте, то давайте какой-то копеечкой помогать.


А. Лапшина


– Тут надо подумать, что не будет ли это дороже, чем построить детские сады


Я. Чеботарёв


– Не думаю. Содержание любого объекта недвижимости тоже денег стоит. Просто так создать детский садик это весьма проблематично. Помимо того, что необходимо решить вопрос с помещением, со зданием фактически отдельно стоящим. Откуда мы будем брать такое количество персонала и прочих? Вот именно. Поэтому получается ситуация, что какие-то садики, которые находятся в центре города, они как правило все загружены, но если это садик специальный, логопедического направления, там вообще очередь, а садики которые находятся в отдалении от центра города, в Русском, например. Как правило там всегда есть свободные места. Русское это тоже черта города Кирова, как Театральная площадь, либо как ЦУМ.


А. Лапшина


– История со школьными автобусами мне нравится. Правда я не знаю будут ли готовы родители своего трёх- четырёхлетнего ребёнка отправлять на автобусе. Это должен быть очень супер комфортный автобус, очень тёплый, чтобы родители не беспокоились.


Я. Чеботарёв


– На мой взгляд, это очень удобно. Собрал ребёнка, передал его, зная, что его довезут, он не потеряется, его там встретят. И точно также в определённое время тебе его также вернут. Это же хорошо.


А. Лапшина


– Хорошо. Это прям какие-то Соединённые Штаты Америки. У нас же была эта история со школьными автобусами. Тогда она касалась сельских отдалённых территорий.

Я. Чеботарёв


– Я думаю, что тут будут безусловно проблемы. Не существует никакой нормы, которая обязывает власти муниципального образования в городе Кирове обеспечивать каждого гражданина, каждого родителя местом в детском дошкольном учреждении, именно в шаговой доступности. На территории муниципального образования. Я уверен, что эти путёвки родителям предоставлялись. Если, конечно, они своевременно обращались за их получением. Ну не нравится им место, бывает. Да согласен, нужно просто подумать, каким образом попытаться решить эту проблему на территории города Кирова. Во всяком случае начинать можно с 1-2 детских садов, с 1-2 маршрутных автобусов.


А. Лапшина


– Не обязательно возле каждого дома родительского останавливается. Есть определенная сеть маршрутов, по которой ездят автобусы и потом развозят по пути следования в разные детские сады.

Есть ещё две важные федеральные темы, так или иначе, которые отобразятся на городе Кирове. Первые тема, которая стала громким дело в Петербурге. Где преподаватель университета убил самым бесчеловечным образом свою гражданскую, если там можно говорить, бывшую студентку которая проживала с ним вместе. И теперь, собственно говоря, представитель Единой России в Государственную Думу предложил законопроект о психиатрическом обследовании сотрудников высших учебных заведений, допущенных для студентов, – сообщает РИА Новости. Кроме того, единородные хотят получать данные о том, не совершали ли преподаватели уголовные преступления и административные правонарушения, и не участвовали в несанкционированных митингах. Подобные проверки хотят устраивать раз в 5 лет. Сейчас немного все в шоке, во-первых, потому что придётся потратить достаточно много времени на прохождение этого обследования, во-вторых, они говорят, что это филькина грамота. Это трата денег – раз, и трата времени – два.


Я. Чеботарёв


– Это непродуманная инициатива. В настоящий момент преподаватели, учителя, которые занимаются деятельностью связанной с образованием, так или иначе проходят регулярные медицинские обследования на предмет наличия инфекционных заболеваний, любых заболеваний. Точно также предоставляются справки о наличии отсутствия судимости, у нас соответствии с законом об образовании, человек судимый за насильственные преступления не может быть штатным преподавателем. Что касается введение обязательного обследования у психиатра, я как водитель, каждые 10 лет прохожу медицинскую комиссию, в состав которой входят и нарколог и психиатр. Разве это сокращает число пьяных на дорогах? Либо каким-то образом позволяет выявить на будущее какие-то возможные отклонения в психике, которые могут развиться внезапно в виде стресса. На мой взгляд депутаты наши тут опять же путают причину и следствие. Здесь следует учебным заведениям самим обращать внимание на странности в поведении каждого преподавателя. Применительно к этой истории из Санкт-Петербурга с господином Соколовым, который убил свою аспирантку. На самом деле странности в поведении данного субъекта отмечали уже достаточно давно. В этих странностях сигнализировалось общественностью, в том числе и руководству, ректорату университета. Не готов выдать готовый рецепт, как следовало бы повести непосредственно руководство учебного заведения. На мой взгляд, подобные предложения, которые обсуждаются в настоящем момент, они просто нас уведут в глухой лес и не помогут предотвратить в будущем подобного рода ситуации. Я вообще уверен, что их невозможно как-то примитивным путём предотвратить. Если обследовать хоть каждый год, нельзя получить достаточную гарантию его правопослушного поведения на ближайший год. Тут следует думать всё-таки немного о другом. Опять же не существует возможности навсегда оградить любого члена социума от посягательства на его жизнь, либо свободу и неприкосновенность. Поэтому это не решение проблемы.


А. Лапшина


– Ещё одна новость тоже Федерального значения, о признании иностранными агентами уже граждан. Многие говорят, что даже разработчики всех этих поправок не скрывают, что законопроект об иностранных агентах будет направлен на конкретных людей, которых там 20- 30 человек по всей России. По сути это будет такая клюшка, которую можно будет использовать в случае борьбы с неугодными. Кто-то, например, из граждан, кто слишком активно ведёт себя в своём регионе.


Я. Чеботарёв


– Facebook – это иностранная компания, YouTube тоже самое. Соответственно, если где-то, какая-то копеечка прилетела, не говоря уже о том, что там могут быть какие-то материальные поощрения, не в денежной форме. Я готов согласиться, что подобного рода закон задумывается, как дополнительный рычаг воздействия на определённую часть наиболее социально-активных наших граждан. хорошо ли это, наверное, нет. На мой взгляд и признание юридических лиц иностранными агентами выглядит крайне сомнительно с точки зрения целеполагания наших законодателей. Чем упоминания, что фирма выполняет функции иностранного агента может помочь нашему государству? Ничем наверное.

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта