13:06, 10 июня 2019
Особое мнение Владимира Маматова от 10.06.19
Время выхода в эфир: 13:06, 10 июня 2019
637
0
Гости: Владимир Маматов
Ведущие: Светлана Занько

С. Занько


– 13:06 в Кирове, начинается программа «Особое мнение». У микрофона сегодня работает Светлана Занько. Своё особое мнение высказывает Владимир Маматов, пресс-секретарь завода «Вятич», коммерческий директор газеты «Репортеръ». Володя, добрый день.


В. Маматов


– Да, Света, приветствую тебя.


С. Занько


– Ну, что? Развивается дело по заводу «Вятич». Адвокаты председателя совета директоров «Вятич» Николая Курагина обратились в Следственный комитет Российской Федерации с требованием возбудить уголовное дело в отношении следователя УВМД России по Кировской области за разглашение налоговой тайны. Это вот последние сведения и комментарии, которые опубликовала газета «Коммерсантъ» 22 мая. И это говорит о том, что после обысков, выемки документов и предъявления каких-то обвинений...


В. Маматов


– Нет. В этом весь анекдот.


С. Занько


– ...завод «Вятич» стал предпринимать активные действия. Давай разберёмся в ситуации. Дело «Вятича» есть, оно заведено.


В. Маматов


– Анекдот в том, что это дело не «Вятича». То есть тут очень много интересных деталей. В первую очередь, это дело не «Вятича», а торговой компании «Вятич», которая до 17-го года занималась реализацией продукции. То есть туда, да, входило руководство «Вятича», в состав учредителей. Всё правильно. Но, значит, эта компания ликвидирована в 17-м году. И второй момент – никаких обвинений не предъявлено до сих пор. То есть проводятся следственные действия в отношении круга неустановленных лиц из числа руководства торговой компании «Вятич», которые совершили преступление по 193-й части 1-ой.


То есть это, сейчас я, будучи не юристом, просто зачитаю, как называется эта статья. Момент. Это «совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов, с использованием подложных документов».

Вот теперь это ужасное длинное название я объясню. Эта статья создавалась, для того чтобы предотвратить липовые сделки. Например, есть наша компания, ну, без разницы, любая российская и есть «Рога и копыта» где-нибудь в Китае. Я якобы закупаю оборудование в этой китайской компании, перечисляю деньги, их фактически обналичивая. Китайцы мне пишут, что поставили. Я пишу, что поставили. Никакого оборудования нету, ничего нету, все документы подложные. Это просто средство обналички. Вот, для того чтобы предотвратить это действие, была введена вот эта 193-я часть 1.


курагин.png


А что понимают и... в деле «Вятича» на самом деле анекдотов количество очень большое. То есть, первое, – что считает следствие подложными документами? И на самом деле адвокаты от имени Курагина, они подали на имя Бастрыкина в следственный комитет два заявления. Первое о том, что изъяли спецдекларацию – как раз спецдекларация по 140-му закону об офшорной амнистии, он так называется, – изъяли во время обыска у Курагина. Это грубейшее нарушение. Фактически преступление, связанное с разглашением налоговой тайны. Ну, это отдельный вопрос.

А по поводу возбуждения самого дела, оно возбуждено в отношении заведомо невиновных, заведомо невиновных лиц. Почему? Потому что подложными документами следствие считает протокол собрания учредителей, на котором распределяется прибыль, полученная ТК «Вятич», торговой компанией, за несколько лет. Одна из компаний, которая является соучредителем торговой компании «Вятича» получает дивиденды просто распределяя прибыль. Эта компания также принадлежит, принадлежала точнее, Николаю Витальевичу Курагину.

Фактически Николай Витальевич Курагин из одного своего кармана переложил деньги в другой карман. И эти деньги, как это в общем-то ни смешно, позволили развиваться предприятию, потому что благодаря тому, что он зачислил на счёт своей немецкой фирмы эти деньги, немецкие банки его прокредитовали под покупку оборудования, под 1, 1,5, 2% годовых, что он не мог бы получить ни в одном российском банке. То есть Николай Витальевич – молодец! Он взял и вложил их обратно в модернизацию производства.

С. Занько

– Это законная схе...

В. Маматов

– Это не просто законно. Налоговая, закрывая эту компанию в 17-м году, все налоги уплочены. Вообще все, всё до копейки. Мы чисты пред богом и людьми.

С. Занько

– Как могло случиться такое, что вот эту... налоговый документ, который ты говоришь, не имели права представители УМВД изымать, они изъяли?

В. Маматов

– Николай Витальевич их предупредил во время обыска, что они совершают ошибку. В ответ на что: «Забираем всё». Потом адвокаты поинтересовались – а не стоит ли, вот как бы, взять и вернуть документ? Потому что даже его разглашение и показ понятым – уже нарушение налоговой тайны.

С. Занько

– А её показывали?

В. Маматов

– Конечно. При обыске же есть понятые. Всё понятно, да? То есть налоговая декларация показана, налоговая тайна нарушена. Это уголовное преступление, как бы это ни было.

С. Занько

– Конкретные лица и фамилии этих людей, которые изымали...

В. Маматов

– К сожалению, к сожалению...

С. Занько

– ... но они есть?

В. Маматов

– Они есть.

С. Занько

– Зафиксированы?

В. Маматов

– Нет. В заявлениях адвокатов они существуют. И мне они прекрасно известны. Но пока их оглашать, я считаю, не целесообразно.

С. Занько

– Почему возникла необходимость или решение такое – написать на имя Бастрыкина письмо?

В. Маматов

– Ну, это уже на усмотрение московских юристов. То есть, видимо, они считают, что это наиболее прямой и ясный, простой путь решения вопроса. Причём, там же 2 заявления. Первое заявление на разглашение налоговой тайны, а второе заявление касается именно возбуждения дела в отношении заведомо невиновного, что тоже является уголовным преступлением.

Как можно, вот тут я уже говорю не как пресс-секретарь завода «Вятич», а просто как журналист Владимир Маматов, каким образом можно платёжное поручение и протокол собрания учредителей компании считать подложными документами? Я перечитывал определение подложных документов, которое Верховный суд рекомендует, обосновывает. И это должен знать каждый следователь, каждый вообще работник МВД. Это невозможно – ни подчисток, ни ошибок.

Это этим компаниям переводилось, эти компании отчитались, налоги с них заплачены. О чём идёт речь? Нет, это подложные документы. Причём, это момент, и я его озвучу всё-таки: когда следственные действия проводились, в разговоре Николая Витальевич Курагина с одним из высокопоставленных чиновников МВД, ФСБ, я не помню кого точно, он резонно поинтересовался, что выплаты этих дивидендов, часть была, большая часть кипрскому, точнее это кипрская компания, это фактически немецкая компания Николая Витальевича, этим людям предназначалась большая часть дивидендов и небольшая часть физическому лицу, являющемуся тоже учредителем этой компании. Так вот я услышал парадоксальный ответ: вот то, что нашему физическому лицу, – это дивиденды; а вот то, что туда ушло, – это не дивиденды...

С. Занько

– А вывод денежных средств.

В. Маматов

– ...это 193-я часть 1-я. Вот я до сих пор не могу понять, каким правосознанием руководствовались, руководствуются и будут ли руководствоваться дальше? Ну, дальше у меня уже почти непарламентские выражения (00:08:00) возникают.

С. Занько

– Что значит работа московских адвокатов и письмо, которое было написано на имя Бастрыкина? Значит ли это, что контроль или разработка этого дела выходит уже с уровня регионального на уровень федеральный?

В. Маматов

– Я думаю, да, я почти в этом уверен. Я не знаю, конечно, какие, – ни в коем случае не знаю и не могу знать, это не моё дело, – какие телодвижения там совершаются в Москве, то есть как они отреагировали на всё это. Я могу судить только по ситуации Совета Федерации, когда шло голосование по офшорной амнистии. Потому что изъятие спецдекларации вот этой у Николая Витальевича, оно является не просто налоговым нарушением, уголовным преступлением по поводу разглашения налоговой тайны, ещё что-то. Но это сигнал для абсолютно любых силовых ведомств в нашей стране о том, что все люди, которые совершали подобные операции, они прикосновенны.

Но это означает, что несколько лет усилий правительства и президента в том числе, – огромные усилия, миллиардные расходы, гигантское время, направленное на то, чтобы люди показывали своё имущество за рубежом, возвращали деньги в Россию, – вот все эти усилия перечёркиваются в одном движении. То есть с имиджевой точки зрения это... ну, у меня нет слов.

И когда были публикации, как раз в 20-х числах мая – РБК, «Коммерсантъ», ещё кто-то, – ситуация, насколько я знаю, была следующая, что Совет Федерации как раз в эту среду, когда публиковалось, должен был голосовать по поводу продления офшорной амнистии и Валентина Ивановна Матвиенко просила на этом заседании Совета Федерации не поднимать вопрос о «Вятиче», чтобы не срывать голосование о законе. После этого через час-полтора «Интерфакс» вышел с совершенно потрясающей статьёй, где чёрным по белому было написано, что кейс «Вятича», всё дело его, окажет влияние на инвестиционную, на налоговую, на офшорную ситуацию, которая существует в Российской Федерации в целом.

С. Занько

– То есть она показала таким образом, что это не региональный вопрос, а вопрос государства.

В. Маматов

– Это ни в коем случае. Это вопрос, во-первых, «Вятич» – федеральная компания. То есть, с моей точки зрения большим заблуждением было вообще начинать это дело. Ну, это уже, как говорится, на совести, на усмотрение людей, которые это делали. «Вятич» не местная, это федеральная компания. И вопрос с декларацией, он, да, вопрос. Почему? Потому что, ну, я думаю, эта подробность будет интересна: я знаю, что швейцарская компания, которая делает эти офшорные спецдекларации, они звонили Николаю Витальевичу Курагину буквально через неделю или в момент публикации, я уж не помню, с вопросом «а как дела вообще?». Потому что они сделали их, там 800 или 1000 этих спецдеклараций...

С. Занько

– По России?

В. Маматов

– Да. И если сейчас вдруг выясняется, что они не являются вот этой защитной охранной грамотой от государства, что их, оказывается, можно изымать и сведения, указанные в них, использовать, это скандал уже даже не федерального уровня. То есть это международные юридические компании, которые, выясняется, что они фактически обманывали своих клиентов.

С. Занько

– Прервёмся сейчас на полминуты и продолжим разговор с Владимиром Маматовым, пресс-секретарём завода «Вятич» и коммерческим директором газеты «Репортеръ».

ПЕРЕРЫВ

С. Занько

– Программа «Особое мнение» в эфире, у микрофона Светлана Занько и Владимир Маматов напротив меня, пресс-секретарь завода «Вятич», коммерческий директор газеты «Репортеръ».

В прошлом году, в ноябре месяце, генеральный директор акционерного общества «Вятич» Илья Курагин давал большое интервью развёрнутое нашим коллегам, бизнес-порталу «Навигатор». И говорил вот он следующее, что «доля кваса на российском рынке от завода «Вятич» приближается к 7%. И есть, если говорить про российский рынок в целом», – говорит он, – «то это хорошая доля, у нас есть понимание того, как приблизиться к её 10%. Это фактически 3-е место по производству кваса в России».

И тут, конечно, возникли в обсуждении этого вопроса, возникли версии о том, что это может быть рейдерский захват. И даже сами руководители завода об этом тоже говорили. Так, всё-таки, похоже ли это на рейдерский захват? И, если да, то какие причины и какие действия, может быть, об этом говорят?

В. Маматов

– Ой, честно говоря, это самая мрачная перспектива, о которой я бы хотел поговорить, но она есть и руководство завода убеждено, что ничем другим всё это объяснить нельзя. Дело возбуждено незаконно, они уверены в этом абсолютно. И я по всем судя... вот я, как посторонний человек, как не юрист, глядя на, читая эти документы, я не вижу смысла сомневаться в этом. Скорее всего, так оно и есть. Дело возбуждено незаконно. Статья, по-русски говоря, притянута за уши.

Я не понимаю, почему вот ты возбуждаешь дело по этой статье? Почему не пригласили просто людей побеседовать? Почему не предложили принести эти документы, показать сделку? Зачем вот эти десятки людей в масках, парализовав работу завода? То есть они начали обыски на заводе в 9:30, а закончили в 8 вечера. То есть не впуская, не выпуская никого и ничего.

С. Занько

– Ну, это стандартная процедура.

В. Маматов

– Да, но зачем? Что? Они изъяли 20 страниц документов. 20 страниц! Они 10 часов подряд изымали 20 страниц документов. Что они делали всё это время? Зачем это было делать?

С. Занько

– То есть, есть ощущение, что что-то конкретное искали, а не всё подряд изымали?

В. Маматов

– Нет, по-русски говоря, во-первых, это первый момент, что нагнали жути, по-русски говоря. То есть вот у меня такое ощущение от всего этого. Я не понимаю причин этого. То есть беда в чём – если бы в этих действиях были ясные и понятные причины, то тогда бы вопрос с рейдерским захватом не стоял, вообще не стоял. Зачем, когда всё ясно?

А здесь настолько это нелогично и настолько это бьёт по имиджу государства в целом, раз. Ну, мы сейчас говорили об офшорной амнистии, ну, у меня опять же нет слов таких парламентских. Но при этом и сами следственные действия, они тоже мне непонятны. То есть это именно психологическое давление, испуг, я не знаю, что.

Рейдерский захват. «Вятич» в отличие от огромного количества пивных предприятий, – пивных, квасных, без разницы по России, – это процветающее предприятие. То есть это надо очень хорошо понимать. Ну, очень долго можно говорить на тему того, что там вода из артезианских скважин, солод на самом деле везётся из Швеции, хмель на самом деле из Чехии. А всё оборудование давно модернизировано, оно немецкое там стоит.

вятич.png

Зайди на завод, посмотри! Там абсолютно сделано, и он входит в несколько процентов заводов, которые остались русскими. Всё остальное – это интернациональные корпорации. То есть это по-настоящему русский завод. Переоборудование! С сырьём великолепно совершенно!

С. Занько

– Ну, а понимание, в чьих интересах может быть рейдерский захват, есть? Обсуждается этот вопрос?

В. Маматов

– Ну, вопрос, вот тут и начинается анекдот, потому что это могут быть ребята, которым просто интересен бизнес. То есть отжать завод, который приносит хорошие деньги. Ну, смотрите, вот «Вятич» платит в год, боюсь ошибиться, но 1200 млн налогов. Причём, из местных...

С. Занько

– В Кировской...

В. Маматов

– Да, совершенно, в Кировской области, да. Из местных он первый. То есть больше из местных компаний не платит никто. Включая «Уралхим», который давно уже в Москве юрисдикция. Здесь в Кирове больше «Вятича» платят 2 компании – это РЖД и Газпром. Но я, извиняюсь, по-моему, у них юрисдикция тоже не кировская. А вот с кировской юрисдикцией самые большие деньги в бюджет, это 3% на секундочку бюджета.

С. Занько

– Региона.

В. Маматов

– Да. Да. Да. Вот эти 3% платит «Вятич».

С. Занько

– И тогда вопрос стоит, вопрос встаёт понятный – когда всё началось, внимание к крупнейшему налогоплательщику региона со стороны правительства Кировской области сразу обратилось?

В. Маматов

– Вот этот вопрос мы отложим, я думаю, буквально на следующей неделе, в первую очередь потому, что Игорь Владимирович, который Васильев...

С. Занько

– Губернатор Кировской области.

В. Маматов

– Да, совершенно правильно. Он у нас обещался, по крайней мере, я знаю это от пресс-секретаря, появиться 15-го числа на открытии баночной линии на заводе.

С. Занько

– Завод запускает банку?

В. Маматов

– Да, да, да. Наконец-то, Христос воскрес, я об этом говорил в 9-м году, в 10-м, в 11-м и так далее. Наконец-то всё встало на свои места и завод запускает баночную линию. То есть пиво «Вятич» появляется в банке. Ну, я думаю, следом и квас, и всё остальное. То есть на эту упаковку мы перейдём.

Но сам факт того, что Игорь Владимирович всё-таки появляется на заводе, меня откровенно говоря очень радует. И поэтому по поводу отношения местной власти к заводу и по поводу того, какие действия были совершены ею или не совершены в самом начале, давайте отложим. Отложим буквально на недельку и посмотрим, как будут развиваться события.

С. Занько

– Ну, насколько я понимаю, всё-таки до этого момента правительство никак не вмешивалось в этот процесс, даже, ну, законным, понятно, каким-то, хотя бы интересом каким-то?

В. Маматов

– Ну, да, да, да. Пока, ну, вот сейчас, вот вроде бы что-то сдвинулось, слава богу. Я чрезвычайно рад.

С. Занько

– Вещи совершенно связанные – 1200 млн налогов в региональный бюджет.

В. Маматов

– Да.

С. Занько

– В случае, а я не знаю, есть ли такие мысли у завода, уводить отсюда производство, это будет потеря серьёзная для регионального бюджета.

В. Маматов

– Это катастрофа абсолютная. Ну, как абсолютная. То есть, во-первых, вятичи лишатся нормального пива, потому что, да, пожалуйста, ребята, то есть у вас останется то, что вам по 37 рублей по акции продаётся в магазине. Ну, я сейчас не буду заниматься сравнительным позиционированием, то есть хаять конкурентов и рассказывать о том, что у нас всё натуральное, а у них в банке. Ну, у нас тоже будет в банке, кстати.

С. Занько

– Рассматриваются ли руководством сейчас завода новые площадки в стране?

В. Маматов

– Рассматриваются, конечно.

С. Занько

– В связи с этой ситуацией или помимо этой ситуации рассматриваются?

В. Маматов

– А это подтолкнуло, просто подтолкнуло. И очень многие процессы подтолкнуло, потому что, ну, как бы, зачем чувствовать себя уязвимо именно здесь целиком? Потому что здесь единственная площадка, на которой «Вятич» производит всё.

Но анекдот ситуации в том, что когда ты запрашиваешь регионы вокруг Москвы в центре России на тему сотрудничества, постройки завода там...

Ну, это скорее всего будет в любом случае, потому что, ну, чисто логистика. То есть мы должны будем напоить всю Москву и 7%, которые Илья Николаевич Курагин озвучил. Я думаю, что это мягко говоря не предел. Ну, там амбициозные планы. Я ими всегда славился, надеюсь, что и завод будет славиться.

...и все эти регионы вокруг Москвы, они с распростёртыми объятиями: налоговые льготы, да бога ради, да приезжайте, дорогие, да всё, любые встречи, любые согласования. Вот вам письма, и инвестиции, и рабочие места. И мне директор корпорации развития, как раз, Калужской области, он мне по телефону и говорит: «Да я открытым текстом, да мне всё, что нужно, это инвестиции, рабочие места. Что тут скрывать-то, я не понимаю? Давайте, давайте, давайте».

С. Занько

– Калуга?

В. Маматов

– Калуга.

С. Занько

– Понятно.

В. Маматов

– Ну, это один из вариантов мы смотрим пока.

С. Занько

– Владимир Маматов, пресс-секретарь завода «Вятич» у нас в «Особом мнении».

Так вот, как-то повлияла эта ситуация, которая получила всероссийскую огласку, – потому что ведущие деловые издания, и «Коммерсантъ», и «Ведомости», по-моему, написали об этом и пишут постоянно, – как-то это повлияло на продажи?

В. Маматов

– Ну, скажу тебе честно, я не анализировал ещё графика продаж, вообще не анализировал. То есть сейчас технических задач очень много текущих и времени до статистики просто, ну, не доходит это всё. Я думаю, что они поднимаются и будут подниматься.

Возвращаюсь к рейдерскому захвату всё-таки, два слова.

С. Занько

– Да, мы, кстати, не выяснили, в чьих интересах может осуществляться рейдерский захват.

В. Маматов

– Это мы не выяснили, потому что... вот так же, как непонятна логика тех, кто это начал, так же непонятно чей интерес. Почему? Потому что есть 2 варианта – либо отжимают просто бизнес. Ну, тут более-менее, слава богу, отличное пиво, прекрасно, там куча... я не понимаю, почему 20 лет подряд «Вятич» не рассказывает о том, из чего и как он делает. Ну, это очень смешно, потому что кировчане наивно думают, что это делается просто, там, лопатой мешается где-нибудь в чане.

Ребята, это заблуждение – оно не мешается в чане. Я сегодня с московской телекомпанией ходил по заводу. Правда, были мы в квасном цеху, но он по качеству, по картинке ничем не отличается от пивного, но ребята цокали языком. Причём, это московская телекомпания. То есть всё очень-очень европейского качества.

С. Занько

– То есть у вас уже московские телекомпании снимают?

В. Маматов

– Да, да, снимают, конечно.

С. Занько

– С каким расчётом? С тем расчётом, кто придёт в Москву?

В. Маматов

– Нет, они снимают, потому что мы одна из достопримечательностей Вятки. Они снимают губернатора, космический центр на Циолковского, ну, и нас до кучи. Вот так.

С. Занько

– Перерегистрация такого большого...

В. Маматов

– Не хочу об этом говорить. Отложим этот вопрос, потому что, ещё раз, рейдерский захват – либо отжимают предприятие, и оно будет продолжать делать что-то. Ну, то есть будет не «Вятич» выпускаться, а будут лить Heineken какой-нибудь. Ну, тоже перепродадут его какой-нибудь транснациональной, там будет выпускаться, ну, оборудование позволяет. Ну, как говорится, пейте, кировчане, Heineken дешёвый. Ладно, бог с ним. Это можно тут много язвить.

А второй момент – это совсем простые ребята. То есть там большое количество недвижимости, большая площадь. Можно построить ещё один торговый центр. У нас их, видимо, мало в Кирове. Что-то такое сделать. Ну, оборудование на металлолом. То есть, потому что в 90% случаях те, кто отжимает предприятие, они не могут им управлять. Они не понимают, что такое бизнес, вообще не понимают. То есть, когда ты всё, что умеешь, это получать приказы и отдавать приказы, ты никогда не справишься с реальным производством. Ты там запутаешься молниеносно.

С. Занько

– Что говорят ваши адвокаты? Адвокаты завода. Насколько грамотно были проведены выемки, процессуальные действия?

В. Маматов

– Нет, там в процессуальном отношении куча нарушений. Там очень много их на самом деле. Ну, самое вопиющее, это изъятие спецдекларации, остальное абсолютно меркнет.

С. Занько

– Прервёмся сейчас на полминуты и после этого я попрошу тебя прокомментировать заявление, которое последовало от Николая Курагина о том, что его ограбили.

В. Маматов

– А-а, да.

ПЕРЕРЫВ

С. Занько

– Продолжаем наш разговор с Владимиром Маматовым, пресс-секретарём завода «Вятич».

И в конце апреля все СМИ распространили информацию, что было заявление от Николая Курагина, председателя совета директоров компании «Вятич», что ограбили его дом, откуда грабитель унёс серьёзную сумму денег. Примерная сумма, похищенная, составляет 33 миллиона рублей. Приводились вот такие цифры. Правоохранители ищут грабителя. При этом грабитель оставил большое количество отпечатков по всему дому. Но больше сообщений никаких не было.

Что произошло?

В. Маматов

– Ну, к величайшему прискорбию своему вынужден подтвердить. Да, украли, ограбили. Да, большое количество отпечатков. Просто разбили стекло. Просто залезли, взяли чемодан с деньгами, в котором ещё по ходу матча было 4 загранпаспорта. Ну, как это случилось, почему это случилось, я комментировать не буду, как-нибудь оставим на потом. Но это факт. И Николай Витальевич потерял очень большие для него деньги, на самом деле, очень большие. И это был для него шок. И действительно он подал заявление.

Но, самое забавное, пожалуй, во всей этой истории – каким-то образом это дело об ограблении Николая Витальевича Курагина ведёт тот же следователь МВД, который ведёт и дело по 193-й части 1-й. То есть, ещё раз, о перечислении валютных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов.

С. Занько

– То есть как-то их связали, эти дела, получается, если один следователь?

В. Маматов

– А я опять же не понимаю, каким образом? И вот это неразрешимая для моего ума задача. Каким образом уголовное дело, уголовное по поводу кражи, может вести следователь экономического отдела, экономического департамента? То есть экономическое дело по совершению валютных операций, валютными перечислениями, и дело по грабежу – как это может вести один человек в отношении одних и тех же людей? Причём, самое смешное, что в отношении Николая Витальевича никаких обвинений не предъявлено. Они по-прежнему ищут неустановленных лиц из числа и всё.

С. Занько

– Но следователь тот же самый?

В. Маматов

– Следователь тот же самый, совершенно верно.

С. Занько

– А были же такие истории, когда руководители больших предприятий заявляли о похищении, потом их находили. И в отношении заявления Николая Курагина о том, что у него похитили деньги, тоже сразу же возникли слухи, что это дезинформация, это он придумал. Факт, подтверждённый следователями, зафиксированный, принятый? Как это можно сказать?

В. Маматов

– Я даже затрудняюсь, потому что я знаю Николая Витальевича Курагина, сейчас скажу, с 2001 года.

С. Занько

– Ну, что говорят следователи? Они зафиксировали хищение? Приняли это заявление? Сами его как-то комментируют?

В. Маматов

– Нет, заявление они приняли. И уголовное дело они открыли.

С. Занько

– Открыли?

В. Маматов

– Да. Но при этом практически в частном порядке они заявляют, что это инсценировка.

С. Занько

– Инсценировка.

В. Маматов

– Конечно, это инсценировка. Сам у себя взял, украл свои загранпаспорта так, что ему не выехать, ничего не сделать. Сам взял у себя украл деньги.

С. Занько

– И опубличил всё это.

В. Маматов

– Да. Вот смысл этого? Вот я в нескольких эпизодах этого дела просто не нахожу никакого рационального смысла. То есть я не вижу там ничего.

С. Занько

– Возвращаюсь всё-таки к площадкам, которые сейчас рассматриваются для завода «Вятич». Вот ты Калугу упомянул. В случае, если «Вятич» решит построить завод в Калуге, а производство на территории Кировской области закроется?

В. Маматов

– Не могу ответить на этот вопрос. Не могу.

С. Занько

– Хорошо. Но, тем не менее, предприятие работает, и сотрудники на предприятии работают. Что внутри-то происходит? Есть ли какое-то бурление, какие-то вопросы, которые задают сотрудники? Увольнения, переходы?

В. Маматов

– Нет, нет, нет. Ничего похоже, конечно, нету. Ну, в первую очередь, всем понятно, что они варят пиво и делают квас. То есть у них основная задача, я извиняюсь, заниматься своим делом, а не интересоваться течением уголовного расследования или каким-то пиаром, или рекламными вещами. Это не их дело. Но суть очень простая.

То есть первые недели буквально, особенно поставщики. Вот меня в этой истории уже как человека, связанного с пиаром и рекламой, и так далее, и так далее, меня, ну, скажем так, раздражает вариант, когда я вынужден, причём я вынужден писать текст, этот текст потом вешается на сайт завода, о том, что, уважаемые партнёры. Там это писалось, я сейчас боюсь ошибиться, по-моему, для «Магнита», в первую очередь. Потому что «Магнит» поинтересовался, как только начались все эти обыски и всё остальное, они поинтересовались – а как у вас там, ребят, дела-то вообще?

И мы вынуждены были написать, что, во-первых, к нам претензий никаких. Это действительно к АО «Вятич» никаких претензий нет в принципе. То есть всё происходит всё тем же самым способом, всё так же, всё ровно и спокойно. Но сам факт, что мы должны объяснять кому-то, что у нас всё хорошо, вот это раздражает, откровенно говоря. То есть то, что эти люди нанесли удар по деловой репутации, то, что они просто помотали нервы, это понятно. А вот то, что они одновременно испортили деловую репутацию фирмы, это всё-таки более серьёзная вещь.

С. Занько

– Ну, у «Вятича» ведь были амбициозные планы не только по расширению рынка продажи кваса, в смысле увеличения его доли на российском рынке. Но вот банка сейчас запускается.

В. Маматов

– Банка в производство пойдёт, да, 15-го числа.

С. Занько

– Та и другая. У «Вятича» теперь широкие связи по международным поставкам. И наверняка были какие-то регионы, с которыми планировалось заключать тоже какие-то договоры. Вот эти планы долгосрочные или краткосрочные, но планы, они приостановлены или они все в работе?

В. Маматов

– Нет. Они, во-первых, все в работе. Во-вторых, ну, в самой мрачной ситуации вместо завода «Вятич» здесь будет центр торговый, где кировчане, как всегда, будут покупать в 2 раза (00:30:30) завышенные шмотки и так далее. Ну, каждому своё, вот я считаю в данном случае. Если ты сделал всё, для того чтобы завод отсюда исчез, ну, вот, собственно, ты и пожинаешь эти плоды. Ну, это я начинаю уже ударяться в пессимизм. Не стоит, может, это делать. Но сам по себе завод фактически не исчезнет. Не исчезнет ни «Вятич», не исчезнут товарные знаки. Ну, на другой площадке, да, в другом месте и всё.

С. Занько

– Рекламные кампании?

В. Маматов

– Никуда ничего не денется. Никуда ничего не денется. И, ну, да, ТК «Вятич». Претензии к ТК «Вятич» предъявлены. А к АО «Вятич» ничего пока.

И у нас планы с иностранными, и поставками. Там есть разговор о том, чтобы построить завод в другой стране вообще, говоря. Ну, это надо отложить, потому что документы даже предварительно ещё не подписаны. То есть рано говорить. Есть предварительная договорённость с одной из фастфудных сетей, она входит в тройку ведущих мировых, о том что она возьмёт «Вятский квас». То есть это опять же документы не подписаны и говорить об этом рано.

С. Занько

– Но переговоры идут?

В. Маматов

– Ну, переговоры, да.

С. Занько

– То есть процесс рабочий он не остановился, идёт?

В. Маматов

– Да, ничего не остановилось. Мы двигаемся дальше. То есть мы прекрасно себя чувствуем и с пивом, потому что несколько новых сортов, которые запущены, они как бы оправдывают своей перспективой. И это, я думаю, что всё-таки мы сумеем за ближайшие месяцы успеть по крайней мере. Ну, хотя бы маленькая приятность в том, чтобы кировчане знали, что собственно на чаше весов. То есть это не просто оборудование, не просто 400 человек, которые работают, не просто эти стенки завода. Это качество, это вещи, которых больше нету на самом деле.

С. Занько

– И деньги в бюджет. Вот, что кировчане тоже почувствуют на себе.

В. Маматов

– Да, да.

С. Занько

– И это очень важно. И поэтому возвращаемся к 15 июня, это день пивовара?

В. Маматов

– Да.

С. Занько

– К дню пивовара всегда «Вятич» готовит и праздник, и что-то открывает.

В. Маматов

– Там будет шествие, да.

С. Занько

– То квасная линия у вас открывалась в день пивовара, то вот сейчас баночная линия. Шествие пивоваров будет?

В. Маматов

– Конечно, да.

С. Занько

– И вот ты говоришь, что подтвердил на данный момент своё участие губернатор Кировской области.

В. Маматов

– Ну, он не мне лично подтвердил, потому что когда я ему писал, я ему говорил: «На открытии баночной линии появитесь ленточку резать?»

С. Занько

– Ну, вот это вообще формальная история или это важно с политической точки зрения, чтобы первые лица появились в этот момент на «Вятиче»?

В. Маматов

– Я для себя, я считаю, что это очень важно и с политической точки зрения, конечно. Потому что, ну, тут я могу не кривить душой и не вилять. Потому что, если Васильев появляется на открытии завода, он тем самым говорит, что да, этот завод нужно сохранить, этот завод должен остаться в Кирове и так далее. Ну, вот, то есть он посылает как бы сигнал на самом деле. Как на него отреагируют, что будет дальше – вилами на воде. Мы не можем знать всего этого.

С. Занько

– Чьё было решение публичить активно эту историю? Потому что мгновенно сразу отреагировали, понятно, местные источники. Но и федеральные крупнейшие издания отреагировали сразу же и написали, и пишут большие материалы по «Вятичу».

В. Маматов

– Ну, там было 2 момента. Первый момент, когда собственно прошли обыски. Ещё в апреле первые обыски на «Вятиче» вот эти прошли сумасшедшие с 9:30 до 8-ми, с маски-шоу, со всеми этими частностями и деталями. Там были просто заметки о том, что прошли обыски. Они связаны с тем пресс-релизом, который разослало наше ФСБ о том, что вот так вот и так вот происходят дела. Да, что-то это мелькнуло, как новостишка, и исчезло. У нас, как известно, по стране всё время что-нибудь происходит такого плана.

А вот то, что сделали где-то в 20-х числах мая, это уже, ну, откровенно говоря, всё проще. То есть нам очень помог союз пивоваров. Ну, там мы считаемся, оказывается, я этого не знал, я был в Сочи, поговорил с Мамонтовым, который возглавляет, Вячеслав Иванович, этот союз. Оказалось, что он вообще очень высокого мнения о предприятии, о качестве и так далее. И он не совсем простой человек. И он очень помог нам с публикациями. То есть он через своего пресс-секретаря помог связаться с ребятами из РБК. А дальше оказалась уже просто удача, то есть те ребята помнят меня, как ни странно. То есть и когда я прозвонился, как Владимир Маматов, они говорят: «О-о-о! Привет, привет, привет! Давай, что надо?!» Всё. То есть и дальше всё понеслось.

С. Занько

– Ну, то есть это было ваше решение, что нужно публичить эту историю.

В. Маматов

– Да, однозначно, конечно. Но это было... это, во-первых, наше. Во-вторых, я, ну, считай, в четверг я встречался с московскими адвокатами в Москве, а во вторник мы уже печатали на следующей неделе.

То есть мы поговорили с адвокатами и пришли к мнению, что в принципе компания федеральная. Дело в том, что об этом знают все в Москве. То есть даже и удивительно, но я этого не знал, но оказалось, что мы достигли какого-то интересного результата, когда говорят: «Вятич», ну, «Вятский квас», всё понятно. То есть это федеральная компания. Это не кировское, это не местное дело. Это именно федерал.

И вопрос – зачем они это сделали? По поводу возбуждения дела, обысков и всего остального. Там нечем больше заняться было? Зачем они связались с федералами? Нам прямым текстом это москвичи говорят. И мы проговорили с адвокатами достаточно долго. И в итоге пришли к мнению, что да, надо показывать ситуацию, показывать её полностью. Дальше нам, говорю, помог союз пивоваров. Дальше нам очень помог РБК. А дальше уже подхватил и «Коммерсантъ», и ТАСС, и «Ведомости», и «Интерфакс», все остальные.

С. Занько

– И все очень пристально следят за этой ситуацией.

В. Маматов

– Да.

С. Занько

– Это будем делать и мы. Я благодарю нашего гостя. Сегодня в «Особом мнении» был Владимир Маматов, пресс-секретарь завода «Вятич». Я Светлана Занько. Всем хорошего дня.

В. Маматов

– Да, Света, всем всего доброго.

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта