13:06, 25 июня 2018
Особое мнение Дениса Ерохина от 25.06.18
Время выхода в эфир: 13:06, 25 июня 2018
2759
0
Гости: Денис Ерохин
Ведущие: Светлана Занько

С. Занько


- 13:06 в Кирове, начинается программа «Особое мнение». У микрофона сегодня работает Светлана Занько, а свое особое мнение высказывает депутат Кировской городской думы Денис Ерохин. Денис, добрый день!


Д. Ерохин


- Добрый день!


С. Занько


- Ровно месяц назад, 24 мая, на заседании комиссии по транспорту, ЖКХ и экологии вы раскритиковали прошлую городскую власть за программы по сносу аварийных домов. Во время нашей с вами встречи вы говорили, что объехали 10 объектов, где были снесены дома, и везде одна и та же история: провалы, кабели торчат, фундамент выше уровня земли. Вы тогда сказали, что это катастрофическая ситуация, это неисполнение подрядчиком обязательств, потому что должна производиться выемка фундамента, устранение всех неработающих коммуникаций. Вы подчеркивали, что вся информация доведена до главы администрации Ильи Шульгина и до правоохранительных органов. Больше ста таких площадок вы насчитали. Прошел месяц, что изменилось?


Д. Ерохин


- Всего их больше ста. Но сейчас речь идет только об одном подрядчике, это компания «Березка». Она снесла в течение двух лет восемь домов. Сейчас все эти 8 домов правоохранительные органы обследовали. История везде одинакова: везде фундаменты, мусор. Они должны были убрать фундаменты, вывезти мусор, но фактически ничего не сделано. Администрация признала, что причинен ущерб по крайней мере на сумму контрактов. Насколько мне известно, материалы будут переданы в следственный комитет, где будет приниматься решение по возбуждению уголовного дела в отношении подрядчика. Это мошенничество, так как фактически подрядчик получил бюджетные деньги за снос данных домов, при этом и в контракте, и в сметах было указано, что он должен выполнить определенные работы. Я надеюсь, что следственный комитет привлечет и должностные лица из управления ЖКХ - тех, кто подписывал акты о выполнении работ. По большинству адресов даже визуально было видно, что фундамент торчит, есть провалы. Я не верю, честно говоря, что это можно было не заметить. Я считаю, что тут есть коррупционная составляющая. Как и в большинстве историй, которые сейчас в городе поднимаются. Знало ли руководство города о таких вещах? Я думаю, что знало. Первый дом, который был вскрыт и раскопан — это Орловская, 46...


С. Занько


- Это центр.


Д. Ерохин


- Да, это центр. Специально поближе к администрации, чтобы все сотрудники администрации, особенно бывшие, могли сходить и посмотреть, какие после их подписей остались свалки в центре города. Сегодня часть участков переведены под «зеленые зоны». Но фактически на них невозможно ничего сделать, потому что реально там свалка. Их нельзя как-то использовать, сделать скверик, детскую площадку — все это, наверное, провалится. Мы все помним недавнюю историю, когда в детском садике ребенок провалился под землю. Мое мнение такое: чиновники, получая откаты, закрывали глаза на то, что делали подрядчики. Но доказывать — это задача правоохранительных органов.


С. Занько


- А что за подрядчик такой, «Березка»? Почему именно этот подрядчик?


Д. Ерохин


- Подрядчиков на самом деле несколько. Сейчас исследуется деятельность одной такой организации. Я как депутат буду настаивать на том, чтобы были вскрыты абсолютно все участки, которые не вовлечены в стройку. Буду активно участвовать и помогать. Есть организации, которые уже ликвидированы. Допустим, в 2014 году организация снесла 9 домов, а в 2015-м она уже была ликвидирована. Причем это такая уникальная организация, которая из 70 заявленных на аукционе лотов выиграла 44. Понятно, что организация специально создана под какие-то «муниципальные истории». Так как заставить исправлять ситуацию в рамках гарантийных работ не представляется возможным, я думаю, что мы обратимся в правоохранительные органы, и к ответственности будет привлечен руководитель или учредитель этой организации. Надеюсь, будет возбуждено уголовное дело. Мы будем добиваться того, чтобы подрядчики как минимум исправляли недочеты. Мы видим, что Березка» идет и перекапывает все эти участки, выкапывает фундаменты. Это очевидный плюс для города.


С. Занько


- А о каких деньгах, например, шла речь? Сколько получали подрядчики по контракту за снос одного дома?


Д. Ерохин


- Суммы абсолютно разные. Причем они не поддаются никакой логике. Двухэтажный дом мог сноситься за 99 тысяч рублей. Это, видимо, для того, чтобы не проводить аукцион. Кстати, до 2014 года, когда денег в стране было побольше, суммы были менее скромные. За маленький двухэтажный домик (250 кв. м.) из бюджета выплачивали 350 тысяч рублей. Так или иначе, что 90 тысяч, что 350, история одна — везде свалка. Если мы посчитаем ущерб, который был причинен городу за 10 лет... Вообще, судя по всем историям, которые обсуждаются на думе, на комиссиях, судя по обращениям, с которыми ко мне, как к депутату, приходят люди, в городе была создана воровская преступная группировка, в которой каждый был как-то задействован. Мелкие чиновники получали небольшие суммы с подрядчиков, лидеры группировок не мелочились, а продавали что-то более существенное, что-то типа парков.


С. Занько


- Поясните, пожалуйста.


Д. Ерохин


- Да можно взять любую тему, которую мы обсуждаем на комиссиях, в думе. Начиная с истории про комбинат общественного питания, когда картошка осенью покупалась по 37 рублей, потом, оказывается, прибавлялась наценка в 65%, и только после этого картошка уходила в детские садики и школы. То есть дети вместо банана, яблока и картофельного пюре могли получать только пюре. Или история с АТП и печным топливом, когда автобусы заправляли печным топливом, которое по цене было дороже, чем хорошее топливо на заправках. История про снесенные дома, опять же. Есть еще такая организация - «Электронный проездной», директор которой выписал себе займ на 20 млн рублей и положил эти деньги на депозит в банке. Я, честно говоря, не представляю, что происходило в головах у этих людей. Мне кажется, это не поддается объяснению. Спросите у любого предпринимателя, когда он выписывает займ даже своей организации, он 10 раз подумает и проконсультируется с бухгалтером, как это лучше сделать. Когда люди делают такое с государственным имуществом, они, судя по всему, думают, что это будет безнаказанно. И я не верю, и никогда не поверю в то, что предыдущие глава администрации и глава города обо всем этом не знали. Невозможно, проезжая по городу и видя снесенные дома, не замечать эти помойки. Кому-то же пришло в голову сделать полигон строительных отходов в Вересниках. Под благовидным предлогом «подъема территории» туда возили мусор. Сейчас этот полигон находится у въезда в легкоатлетический манеж, куда благодаря «Газпрому» вложены миллионы и миллионы рублей.


С. Занько


- Ну, японцы мусором целые острова надстраивают. Может, чиновниками какие-то новые технологии применялись.


Д. Ерохин


- Технологии одни: жульнические технологии. Причем чиновники напоминают детей в детском садике. Вот они украли, посмотрели по сторонам — никого нет — и унесли. Я надеюсь, что правоохранительные органы во все это вникнут и все это жулье пересадят. Потому что это невозможно. В Дагестане вот сидит человек, который землю городскую продавал. Почему у нас Быков до сих пор за парк победы еще не сидит? Для меня это большой вопрос. Почему правоохранительные органы не находят никаких нарушений?


С. Занько


- Суды не нашли никаких нарушений.


Д. Ерохин


- При чем тут суды? Правоохранительные органы могу расследовать и после решения судов. Переоформить земельный участок на организацию, учредителем в которой является твой сын — это что нужно иметь в голове? Отсюда все и идет. Рыба, как говорят, гниет с головы. Когда голова загнивала, все эти истории отсюда и происходили. То, с чем сталкивается новая администрация — это ужас.


С. Занько


- Денис, но ведь сменилась только верхушка администрации. Ив думе произошли изменения. А исполнители первого, второго, третьего ряда — все на своих местах. А вы говорите, что задействованы были все.


Д. Ерохин


- Я говорю об основных, ключевых фигурах, которые ставили подпись. Понятно, что девочки, которые занимаются делопроизводством в администрации, вряд ли получали что-то, кроме зарплаты. Мы говорим о тех, кто принимал решения.


С. Занько


- Вы говорите, что обсуждаете это сейчас на думе. Многие ли ваши коллеги вас поддерживают в ваших действиях и мнениях?


Д. Ерохин


- Не думаю, что коллеги не видят, что происходит. Когда приходит бывший замглавы администрации по социальным вопросам (сейчас она уволилась) и говорит, что нам для дополнительных занятий детей необходимо купить лед, потратить 10 млн рублей на покупку 400 часов льда — это 25 тысяч за час. По 25 тысяч за час они покупают лед на бюджетные деньги в муниципальном учреждении «Союз». Было создано два «Союза». Один МАО «Союз», которому принадлежит лёд, а другое - то ли казенное то ли бюджетное учреждение, не помню. Там было все сделано просто — загоняются деньги на бюджетное учрежденное, а потом перечисляются в МАО. Так перечисляются по 25 тысяч в час. Если мы придем что в «Дымку», что в Союз то мы покатаемся за 7 тысяч рублей в час.


С. Занько


- Т.е город платил вместо 7 — 25?


Д. Ерохин


- Да, в 3,5 раза больше. Давайте выйдем на улицу и спросим — вы верите, что это на благо города, на благо бюджета, кировчан? Может, кто-то из серого здания один и выйдет, ответит — да.


Я когда не был депутатом, я, конечно, понимал, что в городе не все хорошо. Но сейчас у меня шок от происходящего. И насколько я знаю, у чиновников новых, которые сюда приехали, тоже. Мне сказал один из заместителей Шульгина (Александр Ященко), когда мы обсуждали с ним снесенные дома: «Я думал, что я видел все. Оказывается, нет». «Я, говорит, не местный, но у меня бы рука не поднялась такое делать». А люди здесь живут, считают себя кировчанами, считают, что они что-то делают, их избирал народ. А они на протяжении многих лет это все делали.


С. Занько


- Вы говорите что вы плотно общаетесь с новой городской администрацией, и они возмущены тем, что происходило, а намерения у них какие?


Д. Ерохин


- Для начала остановить этот беспредел, а потом исправить. Вернемся хотя бы к снесенным домам - теме, которую я поднял. Сейчас по крайней мере эти участки восстанавливаются. Администрация действительно видит ущерб. Почему раньше правоохранительные органы не могли возбудить уголовное део, потому что на сколько мне известно город не признавал ущерб. Не признавал ущерб, что печным топливом заправляются автобусы. Не признавал ущерб, что кто-то куда-то что-то перечислил. Даже с этим снесенными домами, если бы администрация не признала сейчас ущерб, вряд ли бы что-то получилось


С. Занько


- У нас заявительная система.


Д. Ерохин


- Я думаю что сейчас это все будет перетряхиваться. И в комбинат общественного питания пришел новый человек. Мы еще много историй увидим и услышим. Даже МУП Кристалл, который муниципальная прачечная, даже там, думаю, какие-то истории будут. Казалось бы, такое безобидное предприятие. Я уж не говорю электронный проездной и ЦДС. Думаю, тут уже официальные органы будут комментарии давать.


С. Занько


- Понимаете, к нам много кто приходил и говорил, что вот-вот будут уголовные дела, люди будут наказаны. Журавлев Владимир Вениаминович часто говорил, что уголовное дело плачет по Драному, по Быкову, потому с его же слов они оказывались классными парнями. И в итоге ничего не происходило. Вы свежеиспеченный депутат и тоже говорите — куда не копни, везде коррупция, умысел. Вы думаете, что-то можно изменить?


Д. Ерохин


- Я верю. Я, конечно не следственный орган, но я как и другие кировчане могу задавать вопросы, почему это происходит.


С. Занько


- Но ответ всегда один. Почему свалка — денег нет, чтоб вывести. Почему деревьев нормальных в городе нет — денег не.


Д. Ерохин


- Не. У нас бюджет по 17 году около 11 млрд рублей. Йошкар Ола в два раза меньше. Они живут на 2 млрд. Да, они не купаются в роскоши, но они живут. Даже если учесть, что Киров в два раза больше, мы совсем не выглядим лучше. Вопрос, вот эти 5-6 млрд, они где?



С. Занько


- 28 июня в Кирове пройдет обсуждение мусорной реформы. Тема площадки: Что нам делать с мусором. Там будут общественники, специалисты, власть. Вы в целом за мусорную реформу?


Д. Ерохин


- В том виде, в котором она представлена, наверное, воздержусь


С. Занько


- Нет, в целом, она нужна?


Д. Ерохин


- Нужна, конечно.


С. Занько


- Считаете ли вы, что ее можно провести без повышения тарифов?


Д. Ерохин


- Я не уверен что это можно провести, хотя, наверное все-таки возможно, но какое-то повышение требуется.


С. Занько


- Вы готовы платить больше, если вы увидите ЧТО?


Д. Ерохин


- Я готов платить больше, если я увижу полностью созданную инфраструктуру, качественно оказанную услугу, своевременно вывезенные контейнеры, за то, что не будет несанкционированных свалок. За то, чтобы не создавалась непонятные полигоны, чтобы это были мусосортировочные заводы.


С. Занько


- Т.е вы против полигонов?


Д. Ерохин


- Всегда был против полигонов. Это засорение территории. Например, полигон в Осинцах он рассчитан на 8,5 лет, потом он передается администрации ленинского сельского поселения. Там потом много лет будут выделяться газы, там рядом две речки. Надо привлекать более мощный бизнес, не кировский видимо. Как показывает практика, кировский может нам сделать только в поле свалку. Нужно чтобы организация реально вкладывалась в заводы.


С. Занько


- Смотрите, у нас в России не то, что мусоросортировочных заводов почти нет. У нас мусоропереработка практически отсутствует.


Д. Ерохин


- Почему, сортировочные есть. В Подмосковье есть.


С. Занько


- Их очень мало. И мусорные бунты, которые проходят в Подмосковье об этом говорят.


Д. Ерохин


- Но Московская область и Москва большая.


С. Занько


- Вот об этом я и говорю — их недостаточно.


Д. Ерохин


- Я считаю, и президент у нас об этом говорит, что надо следить за вопросами экологии.


С. Занько


- Подождите. Мусорная реформа, которая у нас проводится в области, она принята на федеральном уровне. Дальше уже регионы разрабатывают свои схемы с учетом задач федеральных. Получается, что на федеральном уровне у нас не заложено строительство таких заводов или что?


Д. Ерохин


- В целом в Кирове 10 лет будто взяли и вырезали. Какие бы здравые идеи нам сейчас не предлагал федеральный центр, мы к ним просто физически не готовы. У нас региональным оператором стало предприятие «Куприт», на 60% принадлежащие муниципалитету. Это здорово на самом деле, что это не частное предприятие и город хоть что-то будет зарабатывать. Но понятно, что заводы требуют многих миллионов.


С. Занько


- И кто будет эти деньги вкладывать? Муниципалитет? «Куприт»?



Д. Ерохин


- Понятно, что у муниципалитета таких денег нет. И «Куприт» будет действовать в рамках региональной схемы. Поэтому нужно привлекать инвесторов, которые будут не просто в поле мусор утрамбовывать.


С. Занько


- Я не понимаю. Хорошо, что муниципальная компания. Но строить они не должны, пусть инвестор. Где логика?


Д. Ерохин


- Я объясню. «Куприт» просто оператор. Он будет заключать договор и с теми, кто вывозит мусор, и с теми, кто перерабатывает. Да, у них есть свой полигон, но его мощность недостаточна. Поэтому надо смотреть старые полигоны, может сжечь что-нибудь...


С. Занько


- Старые полигоны, практически все с нарушениями построены.


Д. Ерохин


- Согласен. У нас нет инфраструктуры, об этом никто не задумывался — куда город будет вывозить мусор через несколько лет. Почему тот же «Куприт» никто не развивал?


С. Занько

- Подождите, Денис. Это не конструктивно говорить, как было. Нужно говорить, что делать теперь. Вот вы говорите — привлекать инвесторов. А Шульгин говорил, что инвесторов с такими деньгами во всей стране по пальцам пересчитать можно. С другой стороны вы говорите, что муниципалитет должен зарабатывать на вывозе мусора, но сам строить не должен. У меня вообще ничего не стыкуется. Почему не частный бизнес?


Д. Ерохин


- «Куприт» с ними будет заключать договор.


С. Занько


- А зачем нам этот посредник?


Д. Ерохин


- Это из той же истории, что Фонд капремонта.


С. Занько


- Это не эффективно!


Д. Ерохин


- Не эффективно. Поживем — увидим, как «Куприт» будет работать. Но то, что в мусором сейчас необходимо что-то делать — это факт.


С. Занько


- Вот об этом и будет дискуссионная площадка мусорного форума. Вы пойдете туда? Потому что учитывая как вы говорите, понимания — а как должно быть, за чьи деньги должно быть, у вас тоже нет.


Д. Ерохин


- Пойду. Мы просто не были готовы к этому процессу. Но я определенно против полигона в Осинцах. Если будет мусоросортировка, мусоропереработка, то что мешает привлекать тот же малый и средний бизнес, чтобы из макулатуры делали ту же туалетную бумагу. Это и есть работа по привлечению инвесторов. И дополнительные рабочие места.


С. Занько


- Вы сами сортируете мусор?

Д. Ерохин


- Я стараюсь, да. То, что у нас стоят контейнеры — бумага, пластик. Стараюсь.


С. Занько


- А коллеги ваши по городской думе?


Д. Ерохин


- Честно говоря, не знаю. Поинтересуюсь.


С. Занько


- Благодарю вас, Денис за ваше особое мнение. Денис Ерохин, депутат городской думы от ЛДПР. Передачу вела Светлана Занько. Всем хорошего дня.




Создание и продвижение сайта