13:06, 14 апреля 2020
Крупный план от 14.04.20
Время выхода в эфир: 13:06, 14 апреля 2020
1120
0
Ведущие: Владимир Сметанин

В. Сметанин

– Добрый день, я хочу представить гостя нашей студии Владимира Маматова, пресс-секретаря компании «Вятич». Владимир, ты вообще видишь толк от этих совещаний?


В. Маматов

– Я если честно испугался, решил, что ты меня хочешь представить, как человека, который проводит эти совещания! Знаешь, я не так давно общался на подобную тему. Разговор шёл о том, что количество идиотизма вокруг такое, что если обращать внимание на всё, никаких нервов не хватит! Никакого толка, никакого смысла в заседаниях обычно нет, в том числе даже на предприятиях, но это отдельная тема. Чем меньше совещаний, тем работа идёт лучше, но без совещаний и согласований обойтись полностью невозможно.


В. Сметанин

– То есть я могу продолжить, что перекосы перегибы, они какие-то….


В. Маматов

– Я понял, что ты меня упорно пытаешься превратить в какого-то спикера. Я скромный пресс-секретарь завода «Вятич».


В. Сметанин

– Меня накануне удивила картинка, выложенная в популярные соц.сети. Люди пытаются зайти на работу, и там на входе скопилась огромная очередь, потому что проверяют у всех температуру. У вас очередей нет?


В. Маматов

– У нас на заводе тоже проверяют температуру. Я не попадаю в смену, я позже прихожу.


В. Сметанин

– Но у вас как-то разруливают потоки, кто-то к одному времени приходят, кто-то к другому?


В. Маматов

– Я не буду критиковать меры по защите от коронавируса, которые введены на заводе. Потому что все в масках, все в перчатках, измеряется температура на входе, допуск в столовую запрещён. Несмотря на всё мою иронию и скептицизм по отношению ко всему происходящему, тем не менее я считаю, что это здраво. Пусть это будет – люди чувствуют себя спокойнее, они чувствуют, что для их защиты, для их безопасности применяются меры. Это правильно!


В. Сметанин

– Я напоминают, что мы с Владимиром еженедельно обсуждаем инициативы, связанные с заводом «Вятич». И вот новости поднакопились за последнюю неделю. Я если честно удивлён, что «Вятич» в том числе и антисептик начал по тарам разливать.


В. Маматов

– Антисептик, если я правильно помню из Кирово-Чепецка ребята, фирма «Перспектива».


В. Сметанин

–То есть химическое производство в Чепецке?


В. Маматов

– Я не интересовался, то ли они его продают оптом, то ли это дистрибьюция. Объёмы значительные у них. То есть они привезли на завод несколько канистр, потому что это хлорамин Б, который разводится. И они робко спросили «Вятич»: «А не могли бы помочь с тарой?», на что «Вятич» сказал: «А почему помочь? Давайте мы нормально вам всё это разольём и упакуем». Нас изначально просили помочь с тарой. Мы бесплатно выкатили эти 20 тысяч бутылок, бесплатно их разлили. «Два Андрея» спасибо этим ребятам, за то, что они так же бесплатно распечатали наклейки. Родные кировчане получили 20 тысяч бутылок бесплатного антисептика. Я был в «Метро» я был удивлен, что стоимость одного фунфырика 100 мл, который стоит на полочке, 100 рублей. «Кому война, а кому мать родна», но это наглость, притормозить, наверное, надо.


В. Сметанин

– А какой объём у вас?


В. Маматов

– Там поллитровка. Как нам сообщили, что это будут волонтёры разносить, развозить. Больше всего в этом нуждаются жители области, потому что в области как раз с антисептиками полная засада. Честно говоря, просто приятно, что сделали!


В. Сметанин

– А «Вятич» может наметить цель конечного потребителя, можете сказать куда отправить?


В. Маматов

– Нет, совершенно это не наши обязанности. Ребята предложили, мы сделали. Они очень чётко объяснили, что у нас есть концентрат, есть волонтёры, которые будут распространять. Есть адреса, какие-то маршруты, есть дорожная карта всего этого. Мы сделали продукт, завод для этого и предназначен, чтобы делать продукт! Вот дистрибьюция этих продуктов это отдельная песня большая. Но в первую очередь, всё что мы должны, хотим и будем делать – это продукты. Мы сделали антисептик.


В. Сметанин

– Это разовая акция? Вы ещё не задумывались?


В. Маматов

– Если будет народу надо, то конечно мы сделаем! Там была калькуляция, я уже не помню, но какие-то деньги мы потеряли, но это не те деньги из-за которых стоит горевать сильно, в масштабе завода. Это просто человеческий жест.


В. Сметанин

– С инфекционной больницей.


В. Маматов

– С инфекционкой. Одно из тех событий, которое радует кардинально. Потому что, во-первых, это Наталья Ивановна Курагина, которая у нас финансовый директор, я её с этой стороны не знал, она предложила по собственному порыву, кормить врачей инфекционной больницы.


В. Сметанин

– То есть собственно готовить?


В. Маматов

– А зачем ей собственно готовить, если у «Вятича» есть пивные заведения. Так как они сейчас закрыты, не работают. Какие проблемы? Пусть люди выходят и делают.


В. Сметанин

– А кухня работает на доставку. Но, то есть просто там нельзя сидеть?


В. Маматов

– Я об этом узнал только в пятницу, что мы собираемся это делать. В понедельник уже первые 56 обедов поехали. То есть мне должны прийти фотографии, я попробую разместить это в СМИ. Мне такие новости просто нравятся – реально нравятся. Мне не только не стыдно, и не жалко, лукавить не надо. Действительно, Наталья Ивановна решила это сделать, по её предложению всё это сделали. Мне показывали меню этих обедов.


В. Сметанин

– Учитывая специфику работы врачей их энергозатраты, это должен быть комплексный обед.


В. Маматов

– На сколько я знаю, врачи, уходя на 10 дней, там же изоляция 10 дней. С питанием у них было не очень. То есть люди на этот срок, брали еду с собой или им привозили что-то в качестве сух пайка.


В. Сметанин

– Но мы тут, конечно, не знаем всех подробностей, возможно наш минздрав как-то и предусмотрел это. В общем получилось то, что получилось.


В. Маматов

– Меню: салат «Зимний» 150 гр., борщ со сметаной 270 гр., люля из курицы 80 гр., рагу овощное 150 гр., соус горчичный 30 гр., пирожок с капустой 40 гр. и 40 гр. хлеба. Полноценный, горячий, вкусный, сытный обед.


В. Сметанин

– Ну да, любой человек может представить, как это выглядит. А почему именно 56? Это такой запрос поступил?


В. Маматов

– Это количество врачей, персонала. Они будут получать обед до тех пор, пока им это надо. Мне сегодня озвучили сумму, я думаю, что это дешевле, обед стоит 200 рублей. Про воду уже говорили, мы завозим каждую неделю тонну воды. Сейчас уже третья неделя пошла. Питьевая вода у врачей есть, питание у них есть. Спасибо родной завод, что ты этим занялся! Мне нравится. Чисто по-человечески, не глядя на пиар и то, что я там пресс-секретарь, мне просто нравится! Это простой человеческий жест, показывающий, что в душе есть что-то святое, что-то кроме денег!


В. Сметанин

– А благодарность от врачей есть, какие-то личные сообщения приходят?


В. Маматов

– Врачи, естественно благодарят, говорят спасибо. На самом деле, одна из задач, что остальные бизнесмены, кто может помогать, они должны делать это. Если мы сейчас будет придерживаться политики разобщения, что каждый в своей норке, ничего путного не выйдет. Пример «Вятича» мне нравится, изнутри, как сотруднику, и снаружи как журналисту.


В. Сметанин

– Я так предполагаю, что это не последняя идея и инициатива, исходящая от компании. Мне хотелось бы в это верить!


В. Маматов

– Надо здраво смотреть на вещи. Развозить врачам обеды, вот что нужно делать! Делать антисептик, конечно нужно, развозить воду – развозим. Вот то что мы можем, мы делаем. И по логике вещей, надо просто смотреть, кто в чём может участвовать.


В. Сметанин

– Я просто представил, что, если окончание всей это суматохи с коронавирусом, совпадет с вашим профессиональным праздником.


В. Маматов

– День пивовара. Ну я даже не представляю этого, что мы как «клоуны» пойдем с плакатами «Мы участвовали в победе над коронавирусом», но это ерунда.


В. Сметанин

– Вы разрешите медикам, если они захотят выразить благодарность, пройтись вместе с вами?


В. Маматов

– Честно говоря, это очень приятно. Это интересно.


В. Сметанин

– Хотелось бы услышать оценку текущей экономической ситуации, я как человек не погруженный во всё это, только отдалённо представляю, что бизнесу действительно сейчас, если сказать очень плохо, это ничего не сказать. Рушатся судьбы, рушатся предприятия, что делать дальше не понятно.


В. Маматов

– Это сейчас неплохо, как говорила покойная Раневская: «Помните, что в прошлые года я говорила, что моя жизнь дерьмо? – это был марципанчик». То же самое и здесь. То, что мы сейчас видим – живые примеры. Такси – это отдельная песня, работы нет. Мне рассказывали буквально на днях, что люди проходят наниматься мойщиками машин, и они говорят: «Ну да, я мою машины, потому что я был продавцом в «Спортландии», и нас всех отправили в не оплачиваемый отпуск, а у меня ипотека, мне надо кормить семью» и он там за 800-900 рублей моет машину. За одну смену.


В. Сметанин

– Ну да, сейчас таких человеческих историй много.

В. Маматов

– Дело в том, что это всё взаимосвязано, нет отдельного кусочка, который у тебя проваливается, а остальное нормально. Всё работает по цепочке, вся экономика проваливается таким образом. Не знаю, как дело пойдет по крупняку, посмотрим по времени. Но мы увидим там вариант корректировки цен по нефти, это раз, то есть их падение. По-русски говоря, мы увидим эффект падения естественно рубля, всё это мы увидим в самое ближайшее время. И я не предполагаю, что у нас будет сильно намазано мёдом, я думаю, что совсем наоборот.


В. Сметанин

– Как бы хотелось услышать какие-то противоположные прогнозы


В. Маматов

– А объясни, зачем нам приободряющие прогнозы?


В. Сметанин

– Ну может, то что мы по природе привыкли надеяться на лучшее.


В. Маматов

– Это такой кинематограф, что всё мило, славно, чудесно. Но тут вопрос неминуемого очищения. Не помню, кто сказал, что эпидемия – это аналог третьей мировой, в экономическом плане.


В. Сметанин

– В этом что-то есть. Враг же не обязательно должен быть в виде вражеской армии.


В. Маматов

– Но возвращаясь к нашей ситуации и к нашим баранам. В Кировской области, не Москва, у нас темы с пропусками пока не предвидеться, очень надеюсь, что этого в Кирове не будет.


В. Сметанин

– Но это надо иметь ввиду за одну из альтернатив.


В. Маматов

– Я не понимаю для чего до такой степени надо упорядочивать. У нас нет такого количества заболевших, нет такой вспышки эпидемиологической, это раз, а второе, что будут делать люди? У нас огромное количество, таксистов, подсобка, подработка, салоны красоты, что прикажите этим людям делать? Банки, что дают отсрочки по выплатам?


В. Сметанин

– Нет, не дают. Мне мой банк, в котором у меня ипотека, на днях прислал сообщение, что обстановка нас не волнует, несите ваши денежки. Мы ждем вашего очередного платежа.


В. Маматов

– А что у нас Путин сказал, духоподъёмно, половцы, печенеги, всем отсрочку, денег всем дадут. Всё хорошо. Вопрос, сколько же на самом деле получат врачи, очень интересно. Был разговор, что до 80 тысяч доплата, но доплата кому? Глав. врачу?


В. Сметанин

– Да, это очень интересно, отчего это будет зависеть? От количества человек, которого ты вылечил?


В. Маматов

– Вопрос в любой начальственной инструкции, вопрос насколько она проработана, насколько он пригодна к выполнению. Потому что, заявить двигайтесь туда и меня не волнует, как вы это сделаете, это не подход. Это просто лозунг такой. А Владимир Владимирович, у нас такой лозунг, все всё отменить. Насколько мне известно, ничего банки не отменяли. Для того чтобы доказать, что ты пострадал от коронавируса надо справки, справки и ещё не факт, что ты это получишь. Пока ты получишь эту справку, то эпидемия уже кончится.


В. Сметанин

– Да, процесс не быстрый, безусловно у людей диссонанс возникает.


В. Маматов

– Люди офигевают, что у них нет денег и они потеряли работу. В первую неделю, когда это всё ввели, так называемую самоизоляцию, за которую государство не собирается платить, хотя на самом деле это карантин. Карантин слово не сказано. Всё, мы за это платить не будем. Эта позиция понятна, наше государство нас любит, мы в это верим. Но проблематика следующая, у людей в первую неделю были деньги, люди скупали в магазинах, в алкомаркетах демонстрировали потрясающую выручку, кроме как пить, дома больше занятий не нашлось. Потом внезапно торговля просела, алкомаркеты просели. Владимир Владимирович ввёл дополнительные налоги свыше миллиона. Надо было покупать квартиры, машины. В любой непонятной ситуации снимай деньги, потому что они обесценятся.


В. Сметанин

– Да, в любой непонятной ситуации снимай деньги.


В. Маматов

– Это было на моей памяти, не один и не два раза. Сейчас деньги кончились, магазины просели, я точно знаю, что просели. То есть торговля идёт не в минус, но она падает, алкомаркеты притормозились, никаких продаж квартир больше нет, никаких очередей в автосалоны тоже нет, всё. Сбережений у народа нет, их очень мало. Там не хватает ни на разумное инвестирование, даже про инвестирование говорить смешно.


В. Сметанин

– Банки периодически отчитываются, сколько накоплений у россиян лежит на счетах, просто лежит мертвым грузом, они не работаю, они не под проценты.


В. Маматов

– Ты имеешь вклады в банке? Огромные суммы в Кировской области?


В. Сметанин

– Но в Кировской области из последнего, тоже неплохие суммы. Они просто лежат.


В. Маматов

– Порядка 100 миллиардов. Но, во-первых, надо понимать, чьи это вклады. То есть распределение этих вкладов по социальным классам, оно совершенно разное. У рядовых людей размер вклада, мал, он истощится мгновенно, 5-6 месяцев без работы.

В. Сметанин

– Такая скромная подушка безопасности.


В. Маматов

– Да, но у большинства её нет. Мы получим те же 90-е. Мы получим их в социальном разрезе, и честно говоря, чем сильнее до меня доходят людские разговоры на тему того, что происходит и как жить, тем мне становится чуть тревожнее. У меня слава Богу нормальная работа, нормальный завод, нормальные условия, я доволен.


В. Сметанин

– Но мы сейчас всё с оговоркой «пока». Пока у меня нормальная работа, пока я знаю на что у меня хватит денег продуктов для семьи купить.


В. Маматов

– Но надо трезво смотреть на жизнь. Всё может случиться.


В. Сметанин

– Ничего нет более постоянного, чем временного.


В. Маматов

– Совершенно верно. Чем больше этих возгласов, во-первых, у людей не будет денег, во-вторых, самое главное, откуда возьмёт деньги бюджет. Потому что сейчас, расходы на тех же врачей, тех же безработных, всё будет возрастать. Траты на социальную сферу они увеличатся гарантированно. Откуда будет брать деньги бюджет?


В. Сметанин

– Говорим о продуктовых наборах, о чем нас оповестило региональное правительство. Особо нуждающиеся семьи, и те, кто потерял работу получат продуктовые наборы, там такая скоромная приписочка, что за счёт бизнеса это будет делаться. Ну ничего себе, подумал я, бизнес, добровольно, когда ему плохо, решил помочь с продуктовыми наборами?


В. Маматов

– Во-первых, надо очень хорошо понимать, что есть бизнес, которому плохо, а есть бизнес, которому хрен станет плохо. Вот нам станет плохо.


В. Сметанин

– Это какой-то олигархический бизнес?


В. Маматов

– Но почему же олигархический? Это бизнес, который выстроен правильно, это не то что есть запас прочности, а то что мы умеем работать в совершенно разных условиях. Да, это очередной тест на выживание. Мы кормим врачей, мы везём эту воду, мы делаем этот антисептик, мы будем делать, хоть что угодно. Но мы всё равно будем двигаться вперёд.


В. Сметанин

– Давай о бюджете, о его наполняемости, о региональном бюджете. Я предлагаю это закрепить.


В. Маматов

– Я предлагаю говорить это каждый раз, потому что Карфаген должен быть разрушен. И когда-нибудь в результате этого повторения у людей в голове замкнёт. С каждой бутылки пива, которого у тебя продаётся привозного, улетает 10 рублей, то есть 10 рублей не получает региональный бюджет, с каждой бутылки «вятича» пол-литрового, мы платим 10 рублей акциза. Эти деньги остаются в регионе. С каждого литра «Вятича» в регионе остаётся 21 рубль, это социалка, это дороги, это пособия, это малоимущие, это врачи. Мы много раз говорили, что у нас отклика нет ни от «Красного и белого», ни толком от правительства. Правительство говорит, что это в рамках тех мер, которые мы принимаем в борьбе с коронавирусом, например, продуктовые наборы у бизнеса возьмём, или у кого-нибудь что-нибудь возьмём и под своей эгидой это распространим, это наше правительство может. Ребята, а вы займитесь-ка делом. Дело в том, что инерция бюрократическая огромная. Ребята по-прежнему ждут, что съездим в Москву поклонимся Царю-батюшке, даст он нашей Вятке многострадальной денюжку. Не даст! Он нам даст намного меньше, чем они рассчитывают. Это 100%. Это мы увидим осенью, когда эффект от падения цен и экономического шока.


В. Сметанин

– Ну же не отпадения цен. Падения покупательской способности. Цены то растут ещё.


В. Маматов

– Это я оговорился. Но вернемся к бюджету. «Красное и белое» вот у нас распоряжение, что приехавшие из других регионов, две недели карантин. Вот у нас фуры, которые «Красное и белое» шофёры должны пожить пару неделек в Кировской области.


В. Сметанин

– А с товаром, что делать?


В. Маматов

– Ну не знаю, развернуть, пускай уезжают. Вариантов поведения в таких ситуациях очень много. Кто-то из москвичей, толи Собянин, обмолвился что такое поведение не правомерное, оно неправильное. Пора принимать меры, которые своевременные и правильные. Поставьте нас в «Красное и белое», договоритесь чтоб он там стоял, вперёд и с песней, это сразу же сотни миллионов в бюджет в год. Это по итогу года, конечно. И сотни миллионов — это деньги для людей, которые живут в Кировской области. Все понятно, что мы преследуем свои интересы, мы рождены чтобы продавать продукцию, чтобы зарабатывать на этом. Коммерческая фирма, которая не зарабатывает – это бред сивой кобылы. Коммунисты вдолбили, что это вредно, но это не вредно как раз.


В. Сметанин

– Я поясню, почему Владимир так напирает на эту сеть. Напомню, что с другими сетями у «Вятича» отношения как-то сложились, а вот именно с этой ну никак.


В. Маматов

– Сейчас времени нет выяснять, кто прав, кто виноват. Но тут вопрос, как это сделать быстро. Сделать быстро очень просто, нужна политическая воля региона! Её как не было, так и нет, мы её не видим.


В. Сметанин

– В мировом опыте это называется протекционизм.


В. Маматов

– При чем на этом сейчас будет строиться всё во всем мире, не только у нас. Чем быстрее это поймут, тем лучше будет. Потому что мы хотя бы окажемся осведомленными о ситуации. Местный производитель во всём мире будет защищать свои права, при помощи власти, которая будет делать это же. Власть, которая не будет защищать местных производителей, уйдёт. Каким способом не важно, но это будет не в тренде. Если власть хочет остаться в тренде, она будет работать на местное производство, потому что это рабочие места, это социалка, это объединение общества, это местные интересы. Та концепция LOCAL BRAND, о которой мы говорили много раз, это очень правильная ставка на местное, мы будем её придерживаться во что бы то ни стало. А с «Красным и белым» ну ребята в «сером» доме, которые занимаются, вы там подумайте, начните по крайней мере думать, я не говорю, действительно начните думать, но попытайтесь. Пытайтесь не выполнять инструкции там, перекладываем бумаги, слова в слова, жонглирование смыслами, а займитесь делом, начните зарабатывать деньги для региона. Я несколько лет назад был на заседании, было ВТПП и ещё кто-то, люди в галстуках, в пиджаках, зря они пригласили меня, я припёрся в кроссовках и свитере.


В. Сметанин

– Обратил на себя внимание.


В. Маматов

– Я совершенно не хотел обращать на себя внимание. Я посидел, они там произносили прекрасные речи, я их слушал. Умные слова, экономическая концепция, развитие, сегментация, много иностранных терминов, они их очень любят. Я слушал, слушал, и говорю: «Ребят, можно один единственный вопрос? Вы зарабатывать-то как собираетесь?» В ответ была гробовая тишина, потому что они 40 минут говорили, как распределить бюджет. Деньги получил и вопрос, как мы их расходуем по разным карманам. А заработать деньги, вопрос не стоит. Видимо у нашего правительства так же, деньги собрали, сейчас Мишустин возглавляет правительство, и распределили их. Большого ума распределить деньги не надо, но может требуется сноровка, но это немножечко не то, чтобы их заработать. Вот может пора применить способности к их зарабатыванию, а не распределению. Поставьте «Вятич» в «Красное и белое» дайте нам 50% полок в том же «Магните», в той же «Пятёрочке» договоритесь с сетями, у вас есть право голоса, у вас есть способы давления на эти сети. Хватит изображать Орлеанскую девственницу и страуса одновременно. Мы не будем делать это, потому что вот это, а что о нас подумают, как мы будет выглядеть? Ребят на дворе в общем-то кризис.


В. Сметанин

– Мне кажется, что власти как-то самоустранились от этой ситуации, они мыслят какими-то другими категориями. Они же говорят: «Смотрите, у нас же продовольственная безопасность, мы же вам разрешили открыть и таких магазинов и сяких, у народа есть выбор, вроде между ними есть конкуренция, пусть производители сами разбираются». Ну мне кажется как-то так.


В. Маматов

– Я слышал от одного очень высокопоставленного человека, в тот момент, когда уголовное дело против «Вятича» началось, мы с нетерпением ждем окончания, это будет очень интересная картина, посмотрим. Не помешают ли нам развозить обеды, завозить воду и делать антисептик, может что-нибудь придумают, не знаю. Мы с интересом будем смотреть и в газетах «Коммерсантъ» и «РБК», они с нетерпением ждут этих известий. Тут я скорее с предвкушением потираю руки, на самом деле. Меня это повеселит. Но очень высокопоставленный человек, на тот момент, он выдал мне фразу, которую будет время, я обязательно припомню.


В. Сметанин

– Она цензурная?


В. Маматов

–Да, она цензурная. «Мы отдельно, «Вятич» отдельно». И я, смотря на этого человека, и всё время думал, что, а не кажется ли тебе, мил человек, что ты отдельно от населения Кировской области, которое кормится за счёт этого завода? И население кировской области отдельно от тебя, нет такой мысли? Вот эта мысль ему в голове не приходила в тот момент. Опять же, ребята в «сером» доме, может имеет смысл, чтобы полезные мысли всё-таки появились, потому что в видимости устойчивости и незыблемости, я уже один раз видел, как разваливался Советский Союз. Но если бы я 1983 сказал бы кому, что русские танки через 10 лет будут палить прямой наводкой по русскому парламенту, меня бы свезли в дурку. Потому что представить, что будет через 10 лет не мог никто. Я ручаюсь, что этот кризис точно такая же картина. Как именно он будет развиваться и какие сюрпризы впереди, никто толком не знает. Но я абсолютно уверен, что от взаимодействия власти, бизнеса и общества, от их умения взаимодействовать зависит всё, практически. Мы готовы на любые вещи, на любые усилия, и для населения. Мы понимаем ситуацию, но с вашей стороны, товарищи, с вашей стороны тоже должны быть усилия. Где эти усилия? Возвращусь, что Карфаген должен быть разрушен, и мы должны оказаться в «Красно и белом» и в федеральных сетях мы должны взять 50%. Сколько раз можно говорить про Татарстан, про Пензу, про Нижний Новгород, где заранее уже год назад и вопросы утрясли.


В. Сметанин

– Если не раньше даже.


В. Маматов

– Не важно даже. Но самое главное, где мы то, почему мы то ничего не можем? Раньше ещё как-то позволяла ситуация отмахиваться. Сейчас она не позволяет! Потому что, что будет происходить через месяц, я это чувствую.


В. Сметанин

– По твоему мнению другого подходящего момента для принятия этого решения не будет?


В. Маматов

– Если мы, я имею ввиду чиновников, не умеем распределять бюджет, окей ребята, дайте возможность его наполнить. Налоговым способом вы уже ничего не заберёте, никак. Как не изголяйтесь, как не пробуйте, вы с этой курицы которую все ощипывают, ничего не получите, кончились перья. Надо бы подумать, чтобы курица получше неслась. Хозяйством надо заниматься. Не переписками, не цифрами, а хозяйством. Вот мы занимаемся. А вы ребята будете?


В. Сметанин

– Хороший вопрос! Будем говорить про безалкогольные напитки?


В. Маматов

– Мы выпускаем безалкогольное «Летнее 31» мы думаем, что к маю выпустим, вернём трёхлитровую тару. И выпустили мы Шнейдера, безалкогольный «Русский Имперский стаут» в деревянной коробке, с сумасшедшей ценой в 900 рублей. Все в восторге, мы продали все 150 бутылок.
















Создание и продвижение сайта