04 июня 2013
Реплика от 04.06.13
Время выхода в эфир: 04 июня 2013
81
0
Сонное царство, образовавшееся в судебном процессе Алексея Навального
и Петра Офицерова, наконец-то слегка встрепенулось, когда гособвинение
с согласия защиты приступило к озвучке телефонных переговоров обвиняемых.
И их светская болтовня, много и гармонично сдобренная элементами
портового фольклора, навечно, благодаря инициативе прокуратуры и
"прослушке", вошла теперь в анналы следствия и слегка скандального
судопроизводства.

При этом "прослушка", процедура, называемая так по старой памяти, ведь
уже с конца прошлого века никто из органов не потеет ушными раковинами
над звукоснимающим устройством, а слова ехидных абонентов, типа:
здрассти, товарищ майор - давно не слушаются, а читаются на длинном
рулоне неприятной на ощупь бумаги, привнесла в жизнь кировчан некоторые
новости. Но далеко не ожидаемого масштаба и далеко идущих намеков,
подозрений и выводов.

И если б перед началом воспроизведения приватной беседы, состоявшейся
в те поры, когда Навальный и Офицеров не имели неприятный статус
обвиняемых, гособвинение не сообщило о наличии в тексте ненормативной
лексики, то дремотная рассеянность журналистской галерки,
сопровождаемая мерным посапыванием и разминанием неуютных мест для
сидений, возобновилась бы на третьей минуте чужого разговора. А так
все ждали, когда зазвучит семиэтажно и виртуозно, но прокурор выдавил
из себя лишь одно относительно-матерное словцо и лично "запипикал" все
остальное словом "нецензурно".

И вместо ожидаемого балагана, как, к примеру, случилось в суде по
обвинению в оскорблении сотрудников милиции депутатом Свечинской
районной Думы Сергеем Гунбиным, ранее более известным как Гунбик,
когда при опросе свидетелей, пояснявших стыдливо при помощи лица, рук
и загадочных движений нижней частью туловища, куда их послал народный
избранник, от чего адвокаты, зрители и сама Фемида рыдали от хохота -
в процессе "от Навального" получилось пресновато.

И, по большому счету, кроме того, что некогда ближний круг кировского
губернатора в приватных беседах матерится не хуже, чем давно изжитые
природой и историей извозчики, да зовет меж собой Никиту Юрьевича
"пандой", судебные зрители - они же охочие до скандала журналисты -
ничего такого не почерпнули.

Конечно, слышать грубую непечатность собеседников, особенно в оценках
слабого пола, было неприятно, но добавить ложку дегтя к и так
нелучезарному облику Навального гособвинителю не удалось. Как и не
получилось добавить хоть каких-то доказательств к тому, что он реально
мог похитить лес в сговоре с Петром Офицеровым. А воображаемый образ
известного в области лица в виде очаровательного очкастого медведя,
вызвал лишь приятные улыбки.
Создание и продвижение сайта