28 января 2015
Интервью Константина Гозмана от 23.01.15
Время выхода в эфир: 28 января 2015
2391
0


Ведущая — Светлана Занько

Гость — Константин Гозман

С. Занько: Добрый день. Меня зовут Светлана Занько. Сегодня интервью Константина Гозмана, руководителя агрохолдинга «Дороничи». Константин Маркович, добрый день.

К. Гозман: Добрый день. 

С. Занько: Очень приятно с вами встретиться. Если честно, давно хотела поговорить. Вопросов множество накопилось. Часть из них мне бы хотелось поглубже копнуть, часть как минимум задать, чтобы услышать хоть какой-то ответ. Я надеюсь, что вы будете сегодня искренни и расскажете обо всем. У меня по «Дороничам» много вопросов, личных в плане моей семьи, ребенка — надеюсь, слушатели меня простят, что я буду такие вопросы задавать, просто я точно знаю, что они касаются как минимум родителей. Мы смотрим материалы, которые публиковались в 2013-2014 году и видим, что в самом конце 2013 года была создана управляющая компания «Дороничи», которую вы возглавили. C чем была связана необходимость создания управляющей компании и что это вообще значит? Может ли мы сейчас называть «Дороничи» агрохолдингом, как это пишется? 

К. Гозман: Мы для себя на сегодняшний день приняли, что наша компания называется агропромышленный холдинг «Дороничи», и в 2013 году организовали управляющую компанию. Вызвано это следующей необходимостью. Любая компания развивается до определенных размеров, строит планы на будущее. Мы понимаем, что наша компания сегодня разнопрофильная, в ее основе лежит слоган «от поля до тарелки», около 40 предприятий, и чтобы эффективно управлять, необходимы единые организационные принципы, стратегии, кадровые решения и т. д. Нужно, чтобы все было под одним контролем с одинаковыми принципами. Поэтому было принято решение организовать управляющую компанию. На сегодняшний день мы занимаемся структурой нашего предприятия, приводим к одному знаменателю разного рода технические, управленческие решения.

С. Занько: Вы действительно испытывали трудности до создания управляющей компании с тем, что по-разному принимали управленческие решения, это мешало развитию?

К. Гозман: Это же не трудности, это трата времени на один и тот же вопрос. Наша цель — эффективно управлять и иметь возможность дальнейшего развития. Без таких решений мы не можем дальше развиваться. 

С. Занько: Это решение принимали все собственники активов агрохолдинга или шла какая-то борьба?

К. Гозман: Нет, это единое мнение среди собственников. Не только собственники это принимали, но и топ-менеджеры предприятий.

С. Занько: Всегда обращаемся к Интернету, в первую очередь смотрим «Википедию».  Я сейчас открываю там страничку про «Дороничи» и вижу, что основные совладельцы — Воронцова Татьяна Алексеевна, Гозман Константин Маркович, Сенчурин Альберт, Крепостнов Валерий Васильевич — четыре человека. Что касается Валерия Крепостнова, на сайте правительства Кировской области в разделе Заксобрания я вижу другую информацию: с 2014 года по настоящее время он работает в Фонде содействия развитию агропромышленного комплекса и сельских территорий, председатель правления в городе Кирове, и тут не значится, что он имеет какое-то отношение...

К. Гозман: Я очень лаконично прокомментирую: на сегодняшний день в компании «Дороничи» осталось два учредителя. Что касается Воронцовой, то это давно стирающаяся из памяти история, не хочется вспоминать, но дай бог здоровья — это был этап в развитии, но он завершен, и завершен благополучно для всех сторон. Что касается Валерия Васильевича — это мой личный друг, моего партнера Альберту друг, мы весь наш бизнес-путь шли совместно и очень плодотворно, я считаю. Валерий Васильевич — очень яркая, сильная, харизматичная личность, но на определенном этапе он принял решение, что он хочет заниматься своим направлениями, и мы очень мирно, позитивно идем сегодня параллельными путями. Он вышел из бизнеса и занимается собственными проектами, причем они очень красивые. Один из самых ярких — открытие «Музея шоколада», такой пример для предпринимателей войти в историю с положительной точки зрения, создать музей, который стал изюминкой Вятки, со всей области, уже даже из других городов приезжают посмотреть, оценить. 

С. Занько: Я уточню еще для себя: все расчеты по активам прошли? 

К. Гозман: Это наш внутренний вопрос. У нас прошли все расчеты, мы здравствуем и смотрим в будущее.

С. Занько: «Дороничи» - это холдинг, не какое-то количество разрозненных предприятий под единым началом, с единой политикой, единой экономической системой. Давайте обозначим основные направления — они определены, или еще перспективные есть?

К. Гозман: На данный момент мы не стараемся идти вширь, идеи в эффективность. Периметр нашего холдинга состоит из нескольких юридических лиц — Кировский мясокомбинат, агрофирма «Дороничи», мясокомбинат «Дороничи», агрокомбинат «Красногорский», Кировская молочная компания, туда же входит «Food-завод» и ряд предприятий, которые обслуживают и помогают холдингу развиваться. Что касается основных направлений деятельности, то это растениеводство и молочное животноводство, свиноводство, блок переработки, блок розничной сети и блок общественного питания. Молочное животноводство — это производство молока, в нескольких районах области, в  пригородных хозяйствах мы производим молоко. У нас 4 тысячи коров. В прошедшем году из таких вех можно отметить одного из лучших менеджеров этой области можно отметить Владимира Леонидовича Шулаева, руководителя хозяйства «Красное знамя», депутата Заксобрания  - эффективный менеджер, современный, «от земли». Наш человек, помогает нам, уже в прошлом году были видны результаты, пошли по пути увеличения надоя молока и себестоимость молока начинает снижаться. Я считаю, что это одна из перспективных отраслей экономики в сфере сельского хозяйства — молочное животноводство, традиционная такая отрасль. Мы над ней постоянно работаем. К нам приезжает на консультации лучший ветврач Израиля. Он входит в Топ-5 лучших ветврачей мира. На самом деле, уровень молочного животноводства в Кировской области высокий — у нас более 50 хозяйств, высокий средний надой на корову, высокая эффективность. В плане дальнейшего развития шаги даются уже труднее. Такие детали знают люди, которые уже прошли этот путь. Поэтому мы их привлекаем, используем их опыт и внедряем на нашей земле. 

С. Занько: Я попросила бы заострить внимание не столько на производстве, сколько на переработке. Надеюсь, мы еще будем встречаться и говорить про производство — уверена в этом. 

К. Гозман: Прежде чем перейти к переработке, я бы хотел сделать некий акцент на свиноводстве. Это отрасль, с которой мы начинали, я считаю, что мы ее очень хорошо развили - построили комбикормовый завод, племенную ферму... У нас получился законченный комплекс производств в этой области. Мы продолжаем держаться в 1% российского рынка. Это большой объем, в области он составляет больше 80% — это более 24 тысяч тонн. В этом году мы прибавили 8% к уровню прошлого года — тоже большой прирост, причем на прежних площадях, не предпринимая каких-то реконструкционных или иных изменений. К нам в компанию пришел один из лучших менеджеров своей отрасли — Фанур Зиннурович Магзянов. Он до этого работал в республике «Татарстан», построил и запустил одно из самых крупных предприятий. Мы его к себе пригласили, и он год проработал, за год наблюдался большой эффект. Мы сравнили две компании и взяли курс на лучшие показатели. Я считаю, что в этом году мы определенных вершин достигли, увеличили объем, внутренние качественные параметры. Дается это все тоже трудно. Если рассказать мелочи и детали, то свиноводство — это кормление, содержание и генетика. Если генетика благодаря построенной племенной ферме очень высокая, мы постоянно ее улучшаем, к нам приезжают животные из Ирландии, улучшаем породу по ряду свойств. То есть, генетика на высоком уровне. Кормление — построили комбикормовый завод, и он кормит свиноводство полноценным рационом, необходимым для этой отрасли. Все на высоком уровне — лабораторные исследования, анализ входящего сырья, готовой продукции, много нюансов, целый пласт работы, коротко не рассказать. И содержание. На сегодняшний день мы следим за ним с помощью компьютеров. Например, воздух раз в период мы видим, как он движется по свинарнику за счет дымовых шашек, какой поднимается, куда уходит,  объем какой кратности происходит. Из таких мелочей состоит отрасль. 

С. Занько: Вы себе представляли, что это все так сложно, интересно и многогранно, когда вы начинали этот бизнес?

К. Гозман: Нет. 

С. Занько: Дымовые шашки в свинарнике — это что-то.

К. Гозман: Мы начинали с достаточной долей авантюризма. На сегодняшний день мы глубоко знаем этот вопрос, привлекаем лучших специалистов и они интегрируются в нашей команду. Я считаю, что команда — одно из основных наших достижений. Она собрана со всей страны, специалисты из разных отраслей, компаний из Удмуртии, Татарстана, Москвы, Вологды, Новосибирска. Работа с персоналом — один из основных принципов работы компании. 

С. Занько: А что касается рядовых специалистов? Приходится ли их дополнительно обучать? Достаточно ли высококвалифицированные кадры у нас здесь? 

К. Гозман: Не совсем корректно я сказал про команду со всей страны по отношению к нашим ребятам. В первую очередь, когда стоит вопрос кадровый, мы смотрим на себя в глубину, смотрим, где у нас ребята, девчата из нашего коллектива, которые могли бы занять эту должность, как-то их подучить, кого-то подтянуть. У нас есть в компании люди, работающие и по 40 лет, по-прежнему с нами, делятся опытом, обучают молодежь. Если не находимся, то обращаемся за периметр, стараемся обучать. Эту работу планируем выводить на новый качественный уровень. 

С. Занько: Вернемся к переработке. Здесь у меня вопрос из тех личных, о которых я говорила. Когда готовились к интервью, вы мне рассказывали, что ваш 4-х летний  сын очень любит продукцию Пасеговского молочного комбината, который входит в состав агрохолдинга «Дороничи», мне было действительно интересно. Я заглянула в холодильник и посмотрела, что моя теперь уже 9-летняя дочь ест, и я увидела, что тот самый крем творожный действительно пасеговские. Я вам честно говорю, что когда я покупала, то не подозревала об этом, так получилось, что она выбрала по вкусу это и это. Я хочу бросить камень в ваш огород и сказать, что с маркетингом у вас не очень хорошо. 

К. Гозман: На самом деле, это не совсем так. В силу ряда обстоятельств я сейчас это прокомментирую. Пасеговский молочный завод — как такового на рынке нет. У нас есть бренд Кировской молочной компании. Базируется это производство действительно в Пасегово. В свое время там стоял завод, он достался от наших коллег. Мы занялись, поняли, что это за производство и приняли решение, что на тех площадях и с тем оборудованием нам качественный продукт не сделать. Мы построили полностью новый завод, на сегодняшний день это современный, самый новый завод в области. Запустили его в 2013 году. Приходилось отрабатывать технологию, оборудование совершенно новое, итальянское, отечественное, шведское. Отработали качество, сырье и получили отличный продукт. Что касается маркетинга. Когда мы завод создавали, мы продумывали маркетинговые стратегии. Одной из них был вывод на рынок Кировской области молока в бутылке. В последнее время местного продукта в области не было. Он стал востребованным, очень удобно — молоко в бутылке, называется «Здорова корова». Причем молоко очень качественное. Мы делаем разной жирности, и делаем еще молоко цельное, естественной жирности, это тоже эксперимент. Что касается маркетинга, маркетинговая стратегия в области молока в бутылке оправдалась. Когда мы завод запустили, нужно было подводить к маркетинговой активности рекламу, но бюджет не позволял. Поэтому мы сначала отладили технологию и только сейчас начинаем наши рекламные активности. Мы будем обращать внимание на этот продукт. Кировская область отличается от других регионов тем, что у нас очень много качественных продуктов. Основные игроки на рынке готовой молочной продукции качественные — это Кировский молочный комбинат, Чепецкий молочный комбинат. Есть еще один игрок — Кировская молочная компания, и я считаю, что она достойно входит в этот ряд. Крем творожный, йогурты — это достаточно уникальные продукты. Сын мой съедает два за раз, очень настоятельно требует, чтобы всегда был такой продукт в холодильнике. Продукт востребованный, объем продаж увеличивается.

С. Занько: Даже несмотря на то, что мы поменяли ни упаковку, ни  рекламную компанию.

К. Гозман: Да, шаг за шагом идем. Где-то в марте будет изменены упаковка, где-то добавятся новые позиции продуктов. Продукт достойный, качественный, мы его рекомендуем всем нашим потребителям.

С. Занько: Хорошо, будем следить, что вы с маркетингом придумаете и что будет в итоге. Хочется же еще брать в руки красивый продукт, который отличается от другой. По поводу мясной переработки мой личный вопрос. Помню, как-то покупала сыровяленую колбасу вашего производства один раз. Почему говорю — мы сейчас все про импортозамещение рассказываем, с охлажденным и копченым мясом я знакома хорошо, честно говоря, не очень часто ем в принципе это, а вот сыровяленая колбаса в свете этих событий была бы актуальной, но ее как-то не найти, а вы рассказывали, что есть у вас. 

К. Гозман: Свиной продукции не стоит стесняться — она вкусная, качественная, делается в строгом соответствии с высокими ГОСТами. Один из последних продуктов, которые мы разработали и внедрили — это сыровяленая продукция. До этого на рынке области ее не было, да и в принципе в России немногие ее делают. Мы пригласили итальянцев, они привезли свое оборудование, установили, отладили технологию и в небольшом объеме производим этот продукт. Скажу, что да, маркетинг оставляет желать лучшего и упаковка тоже, но мы над этим работаем. Будем выделять эту продукцию, она станет заметной на наших полках, будет пользоваться спросом. Это уникальный продукт, он не подвергается тепловой обработке, при разных температурах и разной влажности висит продолжительный период в камерах, потом вялется. Появляется традиционный продукт Италии и Испании. Итальянские эксперты хорошо отзываются о нашем продукте. 

С. Занько: Вы сказали, что продукция ваша хорошо продается, на полках занимает достойное место. Можете привести какие-то цифры, какой процент вашей продукции в кировских магазинах, федеральной, местной сетях? 

К. Гозман: Цифры всегда сухие. У нас большой ассортимент, можно разве что позиционно рассказывать. Если говорить про колбасную продукцию, то на полках Кировской области мы занимаем чуть более 50% — мясокомбинат «Дороничи» и Кировский мясокомбинат. Хочу прокомментировать, что это разные производства с разными потребителями, мы стараемся учитывать потребности и вкусовые предпочтения наших покупателей, поэтому не объединяем эти бренды. Что касается это же продукции на рынках других регионов. Мы долго думали, куда приложим свои усилия, и 4 года назад приняли решение, что готовое питание — это глубокий российский рынок без конкуренции, такие технологии на рынке РФ пока не применяются, качественного продукта такого нет. Мы изучили весь зарубежный опыт, от Канады до Европы, нашли технологию, сделали маленький экспериментальный завод, познакомились на одной из выставок с нашим будущим бельгийским коллегой. Этот партнер стал нашим консультантом. Мы заразились этой идеей, заключили с ним контракт. Он нас обучал, наши ребята жили за границей по месяцу, отрабатывали там технологию, приезжали к нам, затем проходил процесс сертификации. Параллельно мы начали проектировать новый большой завод. Проектировали также с применением опыта и знаний наших иностранных коллег, бельгийский коллега участвовал, представители мюнхенской компании. Это я подвожу к тому, что мы в 2014 году запустили новый, уникальный в России завод по производству готового питания. 

С. Занько: По которому сразу же возникло много вопросов, на самом деле. Я уже вижу, что вы любите разного рода хорошие авантюры. Что касается завода готового питания, я не могу назвать это авантюрой — скорее, это высокотехнологичный эксперимент (нельзя говорить доподлинно о результатах, потому что это не только в России новинка, но и в мире, несмотря на то, что в парламенте пользуются этим питанием), но что касается завода готового питания, здесь, мне кажется, мы не обойдемся оставшимся временем, а остается у нас две минуты. Я предлагаю по этому заводу встретиться отдельно  и очень подробно поговорить. Безусловно,я  посмотрела информацию по заводу, посмотрела продукцию, которую вы выпускаете, посмотрела то, как в мире к этому относятся. Я нашла, что даже диетическую и высокую кухню можно готовить на подобном предприятии. То есть, ограничений нет.

К. Гозман: Да, эта кухня позволяет производить детское, школьное питание, реабилитационное, больничное, и до блюд высокой кухни. У нашего коллеги, который готовит по этой технологии, 17 мишленовских звезд — есть такой указ Академии кулинарного искусства. Наш продукт уникальный, он действительно без консервантов, вкусный, питательный. 

С. Занько: У меня правда очень много вопросов по этому питанию. Я приглашаю вас на еще одну встречу, где мы подробно поговорим на эту тему.

К. Гозман: Хорошо.

С. Занько: Кроме того, я думаю, будем небезынтересно нам узнать, как в нынешней экономической ситуации все ваши прекрасные производства себя чувствуют и будут развиваться. Наша программа заканчивается. Я напоминаю, что в гостях у меня был Константин Гозман, глава управляющей компании агрохолдинга «Дороничи». Спасибо, что пришли к нам. До свидания.

К. Гозман: Спасибо. 
Создание и продвижение сайта