16 июня 2014
Неуслышанные
Время выхода в эфир: 16 июня 2014
67
0
Последние публичные слушания в крайне усеченном составе, прошедшие в горадминистрации на минувшей неделе, в очередной раз показали: что-то не так с этой процедурой, прописанной в законе. Не достигает она целей, задуманных законодателем. По крайней мере, в отдельном взятом городе Кирове точно. Заинтересованные стороны либо не встречаются, а когда встречаются, то за волной эмоций услышать и конструктивно обсудить предлагаемый проект как-то не получается. Чего не хватает сегодняшней процедуре публичных слушаний, рассуждали наши эксперты.

Последние публичные слушания в крайне усеченном составе, прошедшие в горадминистрации на минувшей неделе, в очередной раз показали: что-то не так с этой процедурой, прописанной в законе...

Вопросы:
1)На сколько, на ваш взгляд, действительно необходима для проектов застройки такая процедура, как публичные слушания?
2)Почему публичные слушания, по вашему мнению, не дают желаемый результат?
3)Считаете ли вы, что формат публичных слушаний необходимо изменить?
4)Не кажется ли вам, что публичные слушания могли бы быть более эффективными, если бы их организация и проведение была отдана на откуп «общественникам» (Общественной палате, например)?
 
 
Вера Конакова, заместитель генерального директора «Кировской региональной ипотечной корпорации»:
 
1. Начну с того, что на сегодняшний день публичные слушания предусмотрены российским законодательством, а выполнение закона не обсуждается. Публичные слушания при планировании проекта застройки необходимы в любом случае, так как в диалоге между представителем власти, заинтересованными лицами и застройщиком должны «рождаться» предложения по улучшению прилегающей территории, площадкам, благоустройству будущего дома.
 
2. Пока публичные слушания не дают качественного результата, потому что не все «заинтересованные» лица приходят подготовленными с точки зрения законодательства и нормативной документации. Соответственно, кроме лозунгов и красивых фраз ничего «выдать» не могут. Например, можно много кричать о том, что в центре города не хватает школы, давайте построим детский сад, школу и еще что-нибудь! Но на школу вместимостью 400 – 450 человек по нормативам должна приходиться площадь земельного участка в размере 2,2 га, а много ли в центре города таких участков? Для детсада на 200 мест необходимо 0,7 га, плюс зона озеленения не менее 50%. Таким образом, площадь отводимая под детский садик, должна быть не менее 1,05 га, что не обеспечивается, например, нашей площадкой площадью 0,68 га.
 
3.Недавно Ипотечная корпорация приняла участие в слушаниях по застройке пяти земельных участков в квадрате улиц Свободы-МОПРа-Ленина-Р.Люксембург. Еще до этого мероприятия мы видели объективную необходимость дороги, ведущей с ул. Ленина к школе №24, поэтому не «обещали на слушаниях», а уже в плане предусмотрели наложение сервитута. Дорога будет.
 
4. Формат не главное, главное – состав участников, их «подкованность» и аргументированность высказываний. Сейчас «слушания» по большому счету - это площадка для тех, кто хочет высказаться о несправедливости жизни, а не решить проблему или предложить конструктивные изменения в проект застройки.
 
5. Организация «слушаний» возможна на любой площадке. А вот ограничивать круг участников, даже такой представительной организацией как Общественная палата, не нужно. Ведь сейчас в них может принять участие любой гражданин (при наличии паспорта): и жители соседних с застройкой домой, и общественники, и представители органов власти.
 
 
Николай Пихтин, член Общественной палаты Кировской области:
 
1.Год назад в Общественной палате я делал и рассылал рекомендации главам муниципалитетов о том, как надо проводить публичные слушания. Но тут есть один нюанс: закон предусматривает выносить на публичные слушания принятие решений. Сейчас этого не происходит. Я считаю, что вопросы на публичные слушания нужно выносить до принятия по ним решений, когда есть желание что-то сделать. Спросить: «Граждане, мы будем это делать или нет? А если будем, то как?». А сегодня выносят вопросы, по которым решение практически принято. То есть, власть, условно говоря, использует публичные слушания для «продавливания» своих решений. Вроде, как бы, заручились поддержкой общественного мнения. Например, подобная ситуация была при строительстве АЗС у пруда в Белой Холунице.
 
2.А что значит конструктивный диалог? Одобрить то, что власть предлагает? Да, наверное, люди не научились вести себя корректно на этих публичных слушаниях. Но ведь нас 70 лет отучали от мысли, что мы можем на что-то влиять. Своеобразные издержки роста. Во-вторых, всегда стоит вопрос, кто и как эти публичные слушания организовывает. В-третьих, всегда должна быть выдвинута альтернатива предлагаемому варианту решения. Давайте сделаем так, или вот так, или вообще не будем делать. А граждане должны выбирать.
 
3.Публичные слушания и надо в другом ключе проводить. Но есть федеральный закон, который определяет границы. Там сказано, что муниципалитеты сами решают, как их проводить, поэтому указывать им сейчас никто не может. Только убеждать, показывать, писать в СМИ о том, как общество желает, чтобы публичные слушания были проведены. Что мы, собственно, год назад в рекомендациях и написали.
 
4.Сегодня слушания проводят очень формально. Разместили объявление в газете, которую мало кто читает. Казалось бы, закон соблюден. Иногда его размещают за день или за два дня до слушаний, и в итоге приходит 10 человек. Это тоже хитрость. Потом всем возмущенным гражданам говорят: «Слушания были? Были. Вы не пришли, сами виноваты».
 
5.Мы тихонечко и приходим к тому, что Общественная палата выступает инициатором и организатором каких-либо общественных слушаний. Например, мы скоро будем готовить общественные слушания по парковкам на тротуарах и газонах. Кстати, горадминистрация стала ходить на различные наших комиссии. Раньше этого не было. 
 
Александр Солодянкин, генеральный директор строительной компании «ОСТ»:
 
1.Толпа всегда ошибается. Особенно в том, что хотят для нее. Мы выбираем, и потом, согласно нашему выбору, назначают тех людей, которые являются профессионалами. Поэтому слушать мнение толпы — это последнее дело. Самое важное, чтобы во главе стояли люди, которые понимают, кто они, что они и для чего они есть.
 
2.Мнение общественности не должно играть решающей роли при принятии таких важных решений, как застройка города. Более того, любой профессионал или руководитель поставлен той общественностью, и если он плох — виноваты те, кто ставил. Значит, не тех выбрали, не тех назначили, не тем доверили.
 
3.Как сказал в свое время, будучи министром финансов РФ, Алексей Кудрин: «В рынке буду участвовать, в базаре — нет». Общественные слушания — это базар.
 
4.А что такое мнение общественности? Это бардак, который не должен быть. Должен быть администратор, управляющий, которого, если не выбрали, то назначили. Он должен управлять. А что такое «мнение общественности»? Пьяный из-под забора выполз со своим мнением, и его хотят слушать? Нет, я с этим не согласен. Например, то же обсуждение строительства в сквере на Профсоюзной. Это же глупость — спрашивать общественность. Кто об этом спрашивает? А самое главное, кто об этом чего-то знает? Я абсолютно убежден, что на этом месте нужно делать дорожную «развязку». Но она не настолько важна, чтобы спрашивать мнения общественности по этому поводу. Там ведь нет никаких жителей. С одной стороны - «КРИН», с другой - «Леспром». Какие жители? Кого спрашивать? Публичные слушания — это формализм, который, может быть, нужен для власти, но не для народа.
 
5.Вот с Общественной палатой можно контактировать, она знает, почем фунт лиха. Сергей Данелян, как представитель предпринимательства, тоже молодец. Я его всячески поддерживаю.
 
Дмитрий Сергеев, директор строительной фирмы «Маяковская»:
 
1.Процедура публичных слушаний имеет как положительные, так и отрицательные моменты. Причем, отрицательных моментов больше. Положительный момент один: мнение общества, граждан должно быть услышано. Это без сомнения. Но на этом все плюсы и заканчиваются. Зато всплывают много других минусов. Каких именно? Первое: в обсуждении принимают участие люди, которые не являются профессиональными строителями. У них все оценки сводятся к «нравится/не нравится». Они не могут с точки зрения профессионала оценить данный проект или предложение. Второй момент: зачастую идет какой-то торг. Из серии «если ты нам заасфальтируешь детскую площадку, мы возражать не будем». Это метод шантажа. Третий момент: процедура публичных слушаний проводится в отношении далеко не всех объектов градостроительной деятельности. Если ты хочешь построить многоквартирный дом, ты сможешь его построить без процедуры публичных слушаний. А если речь идет о физкультурно-оздоровительном комплексе, то процедура публичных слушаний уже нужна. То есть, на мой взгляд, минусов больше, нежели плюсов. Я уж не говорю, что публичные слушания весьма затягивают процесс согласования. При этом мы все знаем, что результаты публичных слушаний органы исполнительной власти могут как принять во внимание, так и не принять (а также использовать их результаты против конкретных застройщиков). Поговорили и разошлись, как говорится.
 
2.В общем-то, уже все сказал по этому вопросу выше. Результат публичных слушаний, каким его задумывал законодатель, не достигается вследствии того, что мнения высказывают люди, далекие от градостроительной деятельности.
 
3.У нас выборные органы, например, городская дума. Из нее может быть сформирован какой-либо комитет или комиссия, которая принимала бы решения на основании заключения эксперта, слушая мнения разных сторон. Не должны вопросы застройки быть вынесены, что называется, «на площадь». Это должно быть мнение людей, которым доверяют граждане. В конце концов, раз вы выбрали этих депутатов, значит, вы им доверяете?
 
4.Отдать на откуп общественникам? А каким? Общественную палату не выбирают, ее фактически назначают. Она не настолько легитимный орган, чтобы ее решения были безоговорочно приняты гражданами.
 
Светлана Муравьёва
murraviova@yandex.ru

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта