19 марта 2014
Рабочий полдень от 14.02.14
Время выхода в эфир: 19 марта 2014
127
0
Ведущие - Светлана Занько, Владимир Сметанин

Гость - Дмитрий Хохлов

В. Сметанин: Прозвучала наша заставка - да, это действительно рубрика «Рабочий полдень». Сегодня пробный выпуск, пробный выход. Рубрика будет выходить в рамках «Дневного разворота» раз в месяц по средам.

С. Занько: Мы сотрудничаем с центром «Охрана труда». Сегодня будем разбирать вопрос, в чем выгода работника и работодателя, в чем отличие центра «Охрана труда» от других структур, которые занимаются подобными вещами. В связи с этим мы сегодня пригласили Дмитрия Хохлова, заместителя директора Кировского регионального центра «Охрана труда», директора по развитию образовательных программ учебного центра «Охрана труда». Первый вопрос такой нетривиальный: зачем вообще нужна охрана труда?

В. Сметанин: И что вообще входит в это понятие?

Д. Хохлов: Слово «безопасность» самое близкое по смыслу. Безопасность — это состояние защищенности, при котором обеспечивается приемлемый уровень риска. Безопасность бывает разная, в любой деятельности человека. На работе безопасность — это охрана труда. Можно сразу выделить основных субъектов, которые заинтересованы в охране труда. Во-первых, это государство. Государству нужна охрана труда, потому что это демография, это трудовые ресурсы, это благосостояние страны. Работодателю охрана труда нужна для того, чтобы выстраивать свой бизнес спокойно, уверенно, чтобы не было никаких проблем с административными проверками органами, и чтобы не было никаких сюрпризов со стороны ошибочных действий работников — травм, несчастных случаев, профзаболеваний и так далее. Для работника охрана труда нужна, поскольку это позволяет сохранить его жизнь и здоровье на работе, сделать в идеале комфортные условия труда, и работник сможет максимально раскрыть свой потенциал у работодателя в таких условиях.

С. Занько: Есть ведь определенные нормы, установленные государством, которые, собственно, и касаются охраны труда. 

Д. Хохлов: Совершенно верно. Если бы не было таких норм — здесь мы уже говорим об охране труда именно как об институте, хотя это не единственный подход к этому понятию, это и наука, и область знаний, и область человеческой практики, но если говорить о нормативном аспекте, есть Трудовой кодекс, который закрепил четкий перечень обязанностей работодателя в статье 12, и работодатель должен и может их выполнять совершенно по-разному. Если противопоставить варианты выполнения обязанностей, то можно сказать, что есть формальный вариант выполнения, при котором работодатель делает акцент только на внешнюю сторону мероприятия, на правовые мероприятия, и тогда мы имеем формальное обучение, формальное приобретение средств индивидуальной защиты, то есть, их качества и свойства учитываются слабо, формальное проведение оценки условий труда. Отсюда идет обратный процесс: у работодателя возникает негатив, а зачем ему это надо? Я это выполнил, и какой эффект? Изначально работодатель это себе сформулировал, и сам так понял. Есть второй подход — видеть за этими мероприятиями реальные изменения в поведении работников, в надежности компании на рынке и тогда уже работодатель начинает отслеживать поэтапно, действительно ли специалисты, которым я плачу зарплату, которым зовутся специалистами по охране труда, компетентны? Действительно ли они совершают правильные действия, правильные документы, процедуры в организации? Действительно ли эти медосмотры мне помогли или вообще стоит такой вопрос, надо ли пользоваться этими результатами? То есть, бывает и такое, что медосмотры, к примеру, проведены, а никаких выводов по итогам занятости работников в тех или иных условиях труда работодатель не делает.

С. Занько: Отчитались и все, галочку поставили, что провели медосмотр, поскольку это требуется, а что дальше с этим делать — либо не понимают, либо просто не хотят этим заниматься. 

Д. Хохлов: Совершенно верно. Мы очень часто сталкиваемся с такими ситуациями, и приходится в буквальном смысле переделывать работу, которую выполнили где-то со стороны привлеченные случайные горе-специалисты, либо не совсем компетентные свои специалисты.

С. Занько: Я правильно вас понимаю, что есть свои специалисты, которые, возможно, в этой ситуации оказались не совсем компетентными или привлеченными. Они провели некоторые мероприятия, которые заказал работодатель на этом предприятии, а потом что-то происходит, что приносит проблемы предприятию, и они обращаются к вам, и вы исправляете чужую работу. А что может произойти?

Д. Хохлов: Например, может произойти ситуация, когда изначально была неправильно подготовлена информация при проведении оценки условий труда. Сейчас это новая процедура, раньше она называлась аттестацией рабочих мест, но примерно тот же самый объем работы нужно выполнять. Эта неправильная информация привела к тому, что работодатель попадает на дополнительные выплаты в пользу работников.

В. Сметанин: «Попадает» на деньги.

Д. Хохлов: «Попадает» на деньги, совершенно верно. У одной крупной организации в Кирове, буквально вчера разговаривали, эта сумма в год доходит до 25 миллионов. Здесь надо смотреть: что можно было бы предпринять, чтобы уйти от этой ситуации? Где-то улучшить условия труда по предварительному анализу, или определить правильно время занятости. Бывает так, что работодатель к этим вопросам начинает подходить уже после того, как получить какую-то информацию и думает, как ему от этого уйти. И начинает разбираться: а у вас время занятости сколько? Вот вы написали, что 8 часов, а на самом деле максимум 3 часа. Другой пример — обучение по охране труда.

С. Занько: А я знаю, как проходит обучение по охране труда. Оно либо вообще не проводится, просто раздаются списки, и сотрудники расписываются, либо есть формальная лекция, или брошюрки раздают.

В. Сметанин: Это уже, наверное, в редком случае. В основном только подписи.

Д. Хохлов: Работодатель при таком формальном обучении обманывает себя трижды. Первый раз, когда он получает удостоверение в каком-то центре, не проходя реального обучения, фактически платит за бумагу. Второй раз, когда он не требует с этой бумагой каких-то знаний, алгоритмов действий, и третий раз, когда он испытывает некое успокоение от достигнутого результата — корочки есть, все, мы обучены. Поведение работников при этом никак не поменялось, принятие решений работодателем в плане безопасности труда тоже никак не поменялось. Не надо работодателям обманывать самих себя. Если нет понимания, зачем охрана труда нужна, можно почитать литературу, в конце концов, обратится в центр «Охрана труда», и мы расскажем, объясним, и эти деньги будут потрачены не формально, а действительно будут работать на работодателя и его сотрудников.

В. Сметанин: Есть какие-то примеры, сколько можно было потратить на соблюдение мер охраны труда и избежать потом выплат, штрафных санкций? Сравнение сумм.

Д. Хохлов: Был такой случай, когда предприниматель из деревообрабатывающей отрасли имел у себя несчастный случай в результате неисправности оборудования. Когда он еще до этого обращался к нам, мы ему озвучили стоимость наших услуг по разработке документации, приведения в соответствие всех процедур, он сказал, что как-то дороговато. Потом у него произошел несчастный случай. Когда мы посчитали те затраты, которые возникли в связи с этим случаем — это компенсация работнику, штрафные санкции, ремонт оборудования, который пришел в итоге делать, спешное восстановление документации по охране труда — получилось, что затраты оказались больше в 40 раз. То есть, он мог потратить, условно говоря, 30 тысяч рублей, а потратил он в 40 раз больше. Цифра, конечно, жуткая, но здесь посчитана и потеря рабочего времени работника, и то, что другие работники были вынуждены его замещать. То есть, грамотно потраченные деньги на охрану труда — это инвестиции в работу.

С. Занько: Прежде всего куда должны обращаться работодатели — конкретно, где вы находитесь, какие у вас телефоны, к каким специалистам?

Д. Хохлов: Мы находимся на Октябрьском проспекте, 22А. Телефон — 38-02-09, это отдел по работе с клиентами, и там уже специалисты сориентируют, куда направить, как помочь. Для тех работодателей, у которых планируется проверка в этом году по охране труда, мы проводим специальные семинары-консультации, тоже по номеру 38-02-09 можно записаться на ближайшую консультацию, она планируется 13 марта, где мы подробно расскажем, как и к чему готовится, что нужно предпринять, чтобы не было никаких проблем.

С. Занько: Дмитрий Николаевич, такой бытовой вопрос: к вам нужно приехать, есть ли там очереди, или по телефону на какое-то время записываются люди?

Д. Хохлов: В плане семинара — нет, это будет именно семинар, когда в аудитории соберутся работодатели заинтересованные, будут специалисты отвечать на вопросы, рассказывать, как и что, это бесплатная процедура. Мы всегда открыты к сотрудничеству, к взаимодействию, поэтому время всегда найдем. Очереди какой-то к нам не стоит.

С. Занько: То есть, можно договориться на какое-то время, совершенно спокойно приехать и побеседовать?

Д. Хохлов: Да, мы всегда рады.

В. Сметанин: Подходит к концу время «Дневного разворота». Напомню, что это новая рубрика в рамках нашей программы — «Рабочий полдень». Я обращаюсь к работникам и работодателям — если у вас есть какие-то предложения о каких-то узких темах, которые мы можем обсудить в рамках этой рубрики, обязательно обращайтесь в нашу редакцию. 708-502.

С. Занько: Также мы рассматриваем возможность разместить на сайте какую-то форму, вы сможете сбрасывать свои вопросы центру «Охрану труда», может быть, непосредственно Дмитрию Николаевичу Хохлову, и мы тогда будем более узко обозначать наши темы. А так — каждый месяц по средам слушайте нас в 12-30, рубрика «Рабочий полдень». Мы будем разбирать конкретные ситуации и важные вопросы, которые связаны с охраной труда.

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта