19 августа 2013
Дневной разворот от 14.08.13
Время выхода в эфир: 19 августа 2013
587
0
Ведущие: Светлана Занько, Владимир Сметанин
Гости: Олег Казаковцев, Антон Русских, Сергей Красков, Олег Прохоренко
Тема: Риски для бизнеса: кто должен думать о «подстраховке» предпринимателей



Ведущие: Светлана Занько, Владимир Сметанин
Гости: Олег Казаковцев, Антон Русских, Олег Прохоренко, Иван Макин, Ирина Серова
Тема: Риски для бизнеса: кто должен думать о «подстраховке» предпринимателей


«Дневной разворот» от 14.08

С.З.: 11.07 в Кирове, начинается программа «Дневной разворот». Владимир Сметанин и…

В.С.: Светлана Занько. Здравствуйте. Приветствуем и вас. Действительно начинаем, действительно очень сегодня не простая и серьезная и актуальная для нашего города тема. Не так ли?

С.З.: Давай сразу проанонсируем. Я говорила об этом уже в понедельник, в пятиминутке своей, о том, что по средам мы хотим ввести новую рубрику. Сегодня у нас такой, можно сказать, пилотный проект в прямом эфире. Рубрика будет называться «Разворот на бизнес». Вести эту рубрику мы будем вместе с Олегом Прохоренко, главным редактором газеты «Бизнес Новости», он сейчас уже находится в студии. Здравствуй, Олег.

О.П.: Добрый день всем.

В.С.: Да, тоже добрый день.

С.З.: Тему, которую мы сегодня представляем на два часа нашей работы, мы обозначили так: «Риски для бизнеса: кто должен думать о страховке предпринимателей». У нас есть информационный повод.

В.С.: Да. Очень серьезный.

О.П.: Страшный пожар, который произошел восьмого числа в ТЦ «Фабрика». Там несколько может быть фактов, то что его тушили в течение там 4-5 часов…

В.С.: Поливали еще до поздней ночи.

О.П.: да, поливали еще до поздней ночи. Случилось это все около 1-2 дня и, слава Богу, никто не пострадал из людей, но задействовано было 24 единицы техники. Это пожар четвертой сложности. То есть таких пожаров 20 лет в Кирове не было вообще. Очень сложный и с точки зрения тушения, и с точки зрения ущерба, убытков, которые понесли люди, которые там арендовали помещение.

С.З.: Вот как раз по второму пункту. Ущерб, который был нанесен бизнесу, представленному в ТЦ «Фабрика», мы сегодня собрались и сегодня постараемся разобрать эти вопросы. В какой ситуации оказались арендаторы помещений в ТЦ «Фабрика»? Пригласили достаточное количество гостей, со всех сторон хотим разобрать. В данный момент в студии находится Антон Русских, депутат Кировской городской думы, советник генерального директора ТЦ «Европейский». Мы ожидаем в студии Олега Казаковцева, члена Совета Федерации от Кировской области.

В.С.: С минуты на минуту он должен подойти.

С.З.: С минуты на минуту… Будем подключать арендаторов ТЦ «Фабрика» в течение первого часа. Хотим узнать у них, какой ущерб они понесли, какие действия планируют произвести в дальнейшем.

В.С.: Какие выходы из этой ситуации видят, потому что действительно такой прецедент и надо как-то разобраться с этим. Ну, примеров, конкретики, конкретных примеров еще нет.

С.З.: Да, вот Антон Михайлович Русских и Олег Александрович Казаковцев будут участвовать в первом часе, комментировать то, что говорят арендаторы. А второй час мы хотим посвятить

вопросам страхования малого бизнеса и ожидаем прихода Ивана Макина, директора Кировского филиала компании «Росгосстрах». Очень много вопросов по страховым продуктам для малого бизнеса. Очень мало информации, на самом деле, как выяснилось, у самих арендаторов.

О.П.: Да, и на самом деле очень редкие случаи, когда, действительно, сами арендаторы помещения страхуют свой бизнес. Вообще, когда малые предприниматели каким-то образом думают о последствиях форс-мажоров, каких-то несчастных случаев и страхуют свой товар, свое помещение, свое оборудование.

С.З.: Да.

В.С.: Наверно, самая первоочередная причина при этом, это нехватка денег, да?

С.З.: Я думаю, что мы это разберем по ходу программы.

О.П.: Да, лучше поговорить со специалистом, а пока, может быть, есть смысл начать тогда как раз с тех последствий, которые имел этот пожар. Вчера просто побывал сам в этих помещениях, походил там по второму этажу, с самими арендаторами и, честно говоря, картинка вырисовывается очень печальная. И визуальная, да, и для них, потому что многие брали кредиты, для многих это была единственная торговая точка, и если товар пострадал, то все. Ну, как бы, и на бизнесе можно закрывать…

В.С.: Ставить крест.

О.П.: Ставить крест, и не понятно, что будет дальше, как им выплачивать кредиты. То есть они, люди, действительно не могут получить ответов не от арендодателя, что будет, каким образом… Ну, и единственный ответ, который был - это то, что первый этаж все-таки восстановят и по той же ставке аренды, по 800 рублей будут сдавать за квадратный метр. Второй этаж до нового года восстановлен не будет точно, это так прозвучало и одновременно, вот по их словам, по крайней мере, повышаются ставки аренды в других торговых центрах. Они пытаются сейчас добиться ответа какого-то от властей, от тех, кто так или иначе занимается малым бизнесом. С просьбой, может быть, какие-то льготы, ну, на каких-то льготных условиях, для того, чтобы им снова подняться, и на льготных условиях предоставить торговые площади. Они просят там денег. Ну, или дать какие-то кредиты, какие-то гарантии, для того, чтобы снова начать свое дело.

С.З.: Мы должны сообщить о том, что вы можете слышать нас и видеть в прямой трансляции на сайте echokirova.ru. Вы можете звонить нам по телефону прямого эфира 708-502, высказывать свои мнения по поводу разбираемой нами проблемы. Есть телефон для смс: 8-909-720-10-10, присылайте их. Заходите на наш аккаунт в твиттере, пишите свои вопросы, задавайте.

В.С.: Ну, и к тому же у нас есть опрос. Давайте его озвучим. На нашем сайте echokirova.ru и в нашей группе "ВКонтакте" размещен этот опрос, звучит он следующим образом: «На чью помощь может рассчитывать предприниматель в случае некоего чрезвычайного происшествия?». Вот в данном случае пожар мы разбираем. «Помощь федеральных и местных властей», «Профильных организаций, тех, которые занимаются непосредственно предпринимателями, ну, например, «Опора России», Вятская торгово-промышленная палата», «Страховщиков» - третий вариант, четвертый – «Коллег по несчастью», и, пятый вариант, «Только на себя». Еще раз напомню: заходите, голосуйте на сайте echokirova.ru и на нашей странице "ВКонтакте".

С.З.: Второй телефон прямого эфира 708-502, звоните, высказывайтесь. Итак, ущерб, который был нанесен этим страшным пожаром в ТЦ «Фабрика», насколько мне представляется, очень значительный, я видела уже публикации после вчерашнего собрания, которые организовали арендаторы, правильно я понимаю, Олег?

О.П.: Да. Это была инициатива арендаторов: собраться для того, чтобы хоть как-то обсудить дальнейший план действий, потому что до сих пор все было достаточно хаотично. Были даже казусы, когда им сказали, что вы можете идти домой спокойно, будет все под охраной, и приходит, и милицейское оцепление, там, мародеры ходят по их магазинам, и у них был шок, честно говоря. Вот именно из-за того, что нет согласованности действий, нет понимания, нет общения какого-то с арендодателем, такого бы, вменяемого, да, то есть деньги с них взяли за будущий месяц, а каких-то гарантий не предоставили.

С.З.: Даже деньги взяли за будущий месяц?

О.П.: Ну да. То есть за август-то они проплатили.

В.С.: Но при всем при этом, ни причина пожара, ни сумма ущерба пока не выяснена.

О.П.: Вот мне бы хотелось тот вопрос, который ты задавал, Владимир, в вопросе, который у нас звучит - кто в данном случае может помочь, мне бы хотелось обрисовать гостям нашим, Олегу Александровичу, как раз он подошел, на чью помощь может рассчитывать в таких случаях арендатор помещения, кто может ему помочь и каким образом эта помощь может быть оказана, на ваш взгляд?

О.К.: Давайте начнем с первого, то есть пострадали люди материально. Любой предприниматель осуществляет свою деятельность, ну, так скажем, для извлечения прибыли и на свой страх и риск. Соответственно, мы, наверное, сегодня должны и поговорить о финансовой грамотности, как потребителей, так и предпринимателей, которые осуществляют деятельность. Мы обсуждаем вопрос, ну, наверно, было надо привлекать и страховщиков и юристов, чтобы посмотреть условия того договора аренды, который заключался.

С.З.: Ну, вот страховщики у нас будут во втором часе. К сожалению, юриста сейчас нет, и документы, в общем-то поднять невозможно. У нас есть только отклик от самих арендаторов.

О.К.: Хорошо. То есть мы предметно, значит, поскольку не имеем перед собой договор аренды, мы не можем сказать какие взаимоотношения с арендатором предприниматель и осознанно или неосознанно взял на себя риск.

В.С.: Ну, может быть, это какой-то типовой договор?

С.З.: Вот и есть что сказать, Антон Михайлович.

А.Р.: Ну, на самом деле, примерно все договора одинаковы во многих торговых центрах. И, конечно, ни один торговый центр не берет на себя ответственность за товар, который находится в магазине. Он несет ответственность за помещение, большинство торговых центров застраховано. А на сегодняшний день не большая ставка у страховых компаний за страхование имущества, то есть само помещение собственником страхуется в большинстве случаев. А все, что находится в отделе, собственник помещения не несет за это ответственность, потому что очень сложно, во-первых, как бы, оценить количество товара, и очень сложно нести за это ответственность. В случае форс-мажора, то есть, вот в такой ситуации, которая произошла с ТЦ «Фабрика», то есть

собственник может вернуть только те арендные платежи, которые были проплачены за текущий месяц. И, я думаю, что больше он ничем помочь вот этим арендаторам не сможет. Наверно, я согласен по поводу того, что арендаторы, и они же предприниматели, должны взвешивать все риски, когда они встают в тот или иной торговый центр и занимаются тем или иным бизнесом. Насколько я знаю, большинство предпринимателей не страхуют товары, потому что, ну, вот, было сказано, что такой пожар произошел в первые за 20 лет и мы понимаем, что, условно говоря, платить страховые взносы ежегодно, ну, достаточно накладно, это же нужно платить из прибыли, там будет такой форс-мажор, не будет такой, ну, там русский человек всегда оставляет на авось, к сожалению. И здесь, думаю, что такая же ситуация и получилась.

О.К.: Поскольку авось случился и риски здесь складываются на предпринимателей, встает вопрос: кто должен оплатить? Федеральные власти. За счет чего?

О.П.: И на каких основаниях?

О.К.: И на каких основаниях. Федеральный бюджет в этом не участвует. Областной бюджет? Это не функция областного бюджета. Муниципальный бюджет? Это не функция муниципального бюджета. То есть бюджетная помощь, фактически, у нас, на сегодняшний день, отпадает.

О.П.: То есть это взаимодействие просто между хозяйствующими субъектами?

О.К.: Это два хозяйствующих субъекта, условно говоря.

О.П.: Арендатор и…

О.К.: Арендатор и… Все, взаимоотношения они согласно договору будут выяснять. Мы уже выяснили, что уменьшение рисков – это обязанность предпринимателя. Или он принимает на себя риски эти или надеется на авось. Да-да. Значит, общественная организация. Я считаю, что общественные организации здесь могут оказать юридическую помощь. То есть в свое время мы создали службу скорой помощи, которая готова оказывать предпринимателям именно еще на стадии заключения договора юридическое сопровождение. Но я не скажу, что туда стоит очередь. Если предприниматели будут обращаться, значит, пожалуйста, такая помощь юридическая может оказываться любой общественной организации.

С.З.: А где организована эта служба помощи предпринимателям?

О.К.: Я рекомендую обратиться в Областной департамент, который занимается предпринимательством, и там скажут, куда конкретно обратиться.

О.П.: Юридическая помощь, вы имеете в виду, что для обращения в суд и взыскания каких-то убытков? Или…

О.К.: Да, для юридического сопровождения, для первоначальных консультаций люди эту помощь могут получить.

А.Р.: Ну, тут нужно еще на один момент заострить внимание: а как оценить на сегодняшний день убытки? То есть, фактически, нужно поверить предпринимателю, что у него было вот такое-то количество товара и вот это количество товара было там, оно сгорело, оно затоплено водой, его куда-то утащили мародеры. Как это подтвердить? То есть никто не сможет на сегодняшний день доказать, что такое-то количество товара было в отделе, и его стоимость составляет такую-то сумму. Соответственно там разговаривать о компенсации очень сложно.

О.К.: Второй вопрос: что, условно говоря, областная власть может и как помочь? Я считаю, что предприниматели, которые пострадали, должны создать инициативную группу или объединиться, сформировать общие требования, общие подходы, то есть хотя бы между собой договориться до чего-то. Далее они должны определиться, кто будет продолжать бизнес, не будет продолжать бизнес, выстроить взаимоотношения все-таки собственникам помещения, арендодателям. Есть какие-то вопросы, наверное, какие-то трения, но за них эту работу никто не произведет. Или они опять берут управляющую компанию со стороны, которая организует им всю эту работу или проводят самостоятельно. Дальше, после того, как все эти спорные вопросы между ними проговорены, можно уже говорить о том, что, как вы говорили, кому-то нужна какая-то помощь. Надо определиться какая. Если нужна временная финансовая помощь, то есть Фонд поддержки предпринимательства. Там есть федеральные, областные деньги, все программы есть до миллиона рублей. Могут получить займ на льготных условиях. Это можно предусмотреть. То есть это регулируется, это решается. Но сразу говорю: там займы до миллиона рублей. Устроит это предпринимателей или нет?

О.П.: Там ведь, наверняка, необходим залог, да? Если будет… либо если имущество уже было заложено в предыдущих…

О.К.: По тем стандартам, которые прописаны, конечно, залоги необходимы. Но, еще раз говорю, если будет инициативная группа, эти вопросы можно встречаться, обсуждать и разговаривать. То есть не надо безмолвно смотреть какая деятельность была, то есть вот у людей здесь разговор заходил о том - наличие товара и был или не был товар? Ну, ведь мы прекрасно понимаем, что, наверно, бухгалтерия не лежала в отделе. Есть товарно-транспортные накладные, остатки. То есть первичка все равно осталась, то есть с этой первичкой можно работать.

С.З.: Здесь возникает такой вопрос: мы знаем, что есть и среди арендодателей были люди, которые работали уже на свои деньги, не было кредитов. В чистую работали, а было достаточное количество арендаторов, которые работали, еще отрабатывая кредиты, да, они были все закредитованы. В залогах были квартиры, машины, и все прочее.

О.П.: То есть мы не говорим сейчас о Магните, предположим, или Fix Price, то есть для них или там каких-то салонах, для которых это всего лишь одна торговая точка, а для тех арендаторов, для которых это был единственный магазин и весь товар сгорел, и был взят кредит.

С.З.: Очевидно, что для них кредит, возможно, который предоставился бы вот Фондом, о котором вы говорите, Олег Александрович, в первую очередь необходим, но опять же для того, чтобы покрывать те кредиты, которые они взяли на свой бизнес, то есть перекредитоваться на каких тогда условиях? Вот это очень важно.

О.К.: Те условия, которые есть в Фонде, там есть льготные кредиты, ставка, там, в пределах 10% годовых.

С.З.: Угу. У нас есть телефонный звонок.

В.С.: Да, мы дозвонились до одного из пострадавших от этого пожара, Сергей Красков у нас на связи. Это директор магазина «Линия огня», как раз таки вот он располагался в ТЦ «Фабрика». Сергей, добрый день.

С.К.: Добрый день.

В.С.: Ну, хотелось бы услышать, насколько серьезно пострадал ваш бизнес, ваша торговая точка, какие убытки вы понесли, ну хотя бы по приблизительным подсчетам?

С.К.: Ну, пострадала одна из двух точек, существующих в Хогелево полностью. Убыток там порядка нескольких сотен тысяч.

С.З.: А что вы будете сейчас предпринимать в связи со сложившейся ситуацией?

С.К.: Я пока не знаю, честно говоря.

С.З.: Как будете компенсировать свои убытки, которые обозначили в несколько сот тысяч?

С.К.: Пока не знаю, ничего не могу сказать.

О.П.: Сергей, можете ли рассказать, каким образом происходило это. То есть как вы узнали о том, что пожар идет и были ли предупреждены собственниками торгового центра о том, что надо вынести товар…

В.С.: Эвакуироваться.

О.П.: Эвакуироваться?

С.К.: Нет, там все произошло очень быстро. Позвонили. Ну, позвонил коллега. То есть он только успел спуститься на первый этаж, там все занесло дымом, и уже вернуться не было возможности.

С.З.: То есть вы только стояли и наблюдали, если вы приехали на место событий?

С.К.: Да.

О.П.: Есть ли какие-то взаимоотношения сейчас с арендодателем, с представителем этой администрации торгового центра и есть ли какие-то обещания по хотя бы открытию там части площадей и дальнейшей аренде?

С.К.: Нет, я не связывался. Так что не в курсе вообще дел.

С.З.: Сергей, а почему вот, достаточно, кажется, уже некоторое время прошло, и можно было бы предпринять какие-то действия. Вы сейчас находитесь в состоянии растерянности, насколько я понимаю. Непонятна схема действий дальнейших, да?

С.К.: Схема непонятна и нет надежды на то, что кто-то что-то компенсирует.

О.П.: Вы не страховали…

С.К.: Я не страховал.

О.П.: свой бизнес и товар.

С.К.: Нет.

В.С.: Сергей, когда будет назван конкретный виновник этого пожара, вы обратитесь с иском в отношении него?

С.К.: Я попробую, попробую. Попытка не пытка.

С.З.: Ага, понятно. Спасибо, Сергей.

С.К.: Пожалуйста.

В.С.: Спасибо. Сергей Красков был с нами на связи, директор магазина «Линия огня».

С.З.: Вот мы вчера общались со многими арендаторами и такая вот растерянность, она, в общем-то, у всех абсолютно прослеживается. Люди не понимают, куда им обращаться, что им делать, нужно ли вообще что-то делать.

А.Р.: И пока организоваться у них, честно говоря, не очень получается.

С.З.: Не получается.

А.Р.: Но все-таки если смотреть с юридической точки зрения, то шансов, конечно, у них на сегодняшний день практически нет получить любую компенсацию. И, более того, я считаю, что если у кого-то были кредиты, то максимум, что они могут выпросить – это реструктуризацию или отсрочку для погашения кредита.

В.С.: В тех банках, в которых они брали кредит?

А.Р.: Да, конечно, на которые они были закредитованы. Больше, я считаю, что, как бы не прискорбно это было признавать, я думаю, что никто ничего там больше не получит и не от собственника, не от, даже если будет выявлен виновный, я думаю, что это бесперспективно.

С.З.: Антон Михайлович, вы говорите, что большинство торговых центров застрахованы, застраховано помещение, здание застраховано. А вот случился пожар, страховые компании будут выплачивать компенсацию, будут выплачивать какие-то страховые, да…

А.Р.: Собственникам, да.

С.З.: собственнику конкретно. Собственник, в помещении которого произошел пожар, из этих денег никак компенсировать ничего арендаторам не будет?

А.Р.: Нет. Юридических основания для этого нет. Эти деньги могут быть использованы собственником как для собственных нужд, там, будет он восстанавливать, не будет он восстанавливать, там, я хотел бы еще вот на высказывания Олега ответить о том, что я не верю, что здание будет восстановлено. То есть, в, там, короткие сроки. Потому что сама архитектура здания очень сложная и не получится сделать какими-то там, один этаж или в два этажа, то есть это нужно все убирать и делать по-новому, потому что здание строилось на протяжении многих лет и оно состояло из четырех зданий. То есть постоянно пристраивались, и вот как раз сложность, многоуровность этих этажей, она, как бы, очень проблематична, так что я не верю, что даже в течение года будет восстановлен этот торговый центр и тем более я не верю, что арендаторы будут ждать открытия этого торгового центра, потому что мы вот уже за последние несколько дней видим как бы появившиеся заявки от этих арендаторов на торговые площади в других торговых центрах.

В.С.: Давайте перед небольшой рекламой еще успеем пообщаться с еще одним арендатором торгового центра. Это Маргарита, представитель сети салонов дамского белья «Ева». Маргарита, добрый день.

М.: Добрый день.

В.С.: Ну, хотелось бы и от вас услышать, насколько у вас масштабы вот этой трагедии широки, насколько вы пострадали.

М.: Достаточно широки. Дело в том, что в нашем отделе непосредственно пожара не было, огонь не затронул. Но весь товар залит грязной водою, он висел двое суток, и пропах гарью насквозь, то есть, ну, что-то сразу можно выкинуть, что мы уже и сделали, но не знаю, как удастся ли спасти остальной товар, вот сейчас я не могу сказать.

О.П.: Маргарита, а сколько понадобилось бы в идеале времени, чтобы просто товар вынести из торгового центра?

М.: Это нереально.

О.П.: Нет, если бы вас вовремя извести о пожаре, вы могли бы это сделать или там очень большие запасы?

М.: У нас почти 40 квадратных метров, товар был битком набит, отдел товаром был битком набит. Это… ну, не знаю. Это, наверное, целая газель нужна была бы, чтобы его вывезти. То есть вынести это за час, за два, это даже нереально.

О.П.: Вы как-то будете дальше выстраивать взаимоотношения с арендодателем, каким-то образом пытаться взыскать ущерб? Вот сейчас мы слышали, Антон Михайлович Русских сказал, что это практически нереально, но тем не менее, есть возможность хотя бы попытаться, попросить льготный кредит в Фонде предпринимательства, либо что-то еще, но для этого нужно объединяться.

М.: Ну, честно говоря, если, да, если будет такая возможность, да, хотелось бы какую-то компенсацию получить от арендодателей, но мне кажется, что это не будет возможно.

С.З.: Маргарита, вы собираетесь остаться в этом торговом центре?

М.: Нет.

С.З.: Не собираетесь?

М.: Однозначно нет.

С.З.: Почему?

М.: А потому что такой случай, я думаю, что может повториться.

В.С.: Именно в этом торговом центре?

М.: Именно в этом торговом центре, потому что в торговом центре, если честно, был бардак.

В.С.: В каком смысле?

М.: А в таком смысле, что охрана даже не предупредила продавцов о том, что в здании идет пожар. То есть продавцы узнали об этом от пожарных, которые начали их выводить.

В.С.: Собственно, уже вошли в здание.

М.: Охрана никак не сработала, не предупредила.

С.З.: Угу. И действия продавцов в тот момент?

М.: Продавцы даже и не думали, что так огонь распространится, они думали, что они выйдут на улицу на 15 минут, на 30 – максимум, подышать свежим воздухом и вернутся на рабочие места. То есть продавец закрыла отдел, взяла сумку, закрыла отдел и вышла. Она даже не взяла ни кассу, ничего абсолютно, ничего с собой не взяла.

О.П.: Что вы планируете сейчас делать с товаром, который у вас остался и испорчен?

М.: Ну, то, что испорчено насквозь, то, конечно, на выброс. А то, что более-менее товарный вид имеет, попробуем как-то восстановить.

С.З.: Маргарита, у вас есть еще несколько торговых точек.

М.: Да.

С.З.: Скажите, пожалуйста, вы будете пробовать страховать свой бизнес?

М.: Буду думать об этом.

С.З.: А насколько вы сейчас владеете информацией, какие страховые продукты существуют для малого бизнеса?

М.: Не владею ничем.

В.С.: Не интересовались, да?

С.З.: Понятно, спасибо.

В.С.: Спасибо. Маргарита, представитель сети дамского белья «Ева». Магазин тоже находится вот в пострадавшем торговом центре.

С.З.: Мы сейчас вынуждены уйти на короткую рекламу, после чего вернемся.

Реклама

С.З.: Возвращаемся в студию. «Дневной разворот».

В.С.: Давайте еще раз напомним наши номера, да, наверно?

С.З.: Секунду. Риски для бизнеса: кто должен думать о подстраховке предпринимателей? Мы разбираем ситуацию в торговом центре «Фабрика», подключаем арендаторов, выясняем как они вели себя во время пожара, какие убытки понесли и какие действия будут предпринимать. У нас в студии Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес Новости», Олег Казаковцев, член Совета Федерации по Кировской области, Антон Русских, депутат Кировской городской думы, советник генерального директора торгового центра «Европейский». 708-502 – телефон прямого эфира. Звоните, комментируйте ситуацию.

В.С.: Номер для смс – 8-909-720-10-10. Пишите, подписывайтесь. И на нашем сайте echokirova.ru и в нашей группе вконтакте есть опрос: «На чью помощь может рассчитывать предприниматель в случае ЧП?». Заходите, голосуйте. У нас есть звонок от слушателя. Алло, добрый день.

Л.: Алло, здравствуйте.

В.С.: Как вас зовут?

Л.: Лиля.

В.С.: Лиля, у вас, очевидно, есть какие-то соображения по поводу этого пожара?

Л.: Ну, я имею косвенное отношение к ТЦ «Фабрика». На втором этаже был магазин рукоделия, и у нас хозяйка покупала вещи, которые мы делаем своими руками.

О.П.: Вы имеет в виду магазин…

Л.: «Узорочье».

О.П.: «Узорочье», да-да-да. Вчера мы общались как раз.

Л.: Вот, и у меня вопрос к Олегу Александровичу. Поскольку я знаю продавцов, которые там работали, там примерно контингент – женщины 40 плюс минус. Люди просто пытались выжить только. И сейчас просто в шоке и на таблетках. И мне нравится, такой, знаете, небожитель нам с высокой башни рассказывает теорию. А на практике-то это выглядит совершенно по-другому. Олег Александрович не мог прийти, допустим, ну, после пожарища? Или, допустим, объявить по телевизору, что вот там-то и там-то будет собрание, где вам расскажут, куда вы должны идти, что вы должны написать, можете/не можете вы коллективный иск предъявить? Может, там надо начать с налоговой, им пересчитают этот налог, измененный там, пенсионный, прочее, десятое. Ну, люди-то реально в шоке.

В.С.: Ну, Лилия, видимо, сейчас говорит о том, чтобы именно вы, Олег Александрович, да, выступили этой организующей силой.

О.К.: Хорошо.

С.З.: Что должна быть вообще какая-то организующая сила.

Л.: Вообще-то это ваш хлеб. И, наверно, вы должны проявлять инициативу-то в первую очередь, а не говорить, что там надо сделать то-то и то-то. Вы просто расскажите хотя бы, где они будут собираться? У вас, наверно, в том же торговом центре должны быть какие-то списки арендаторов. Можно по телевизору это все сказать? Правильно?

С.З.: Мы вас поняли. Вопрос понятен.

Л.: Их централизованно собрать, а не на улице они там приходят, руками машут, все в истериках и на таблетках.

С.З.: Мы вас поняли, спасибо, Лиля.

В.С.: Спасибо, Лиля.

С.З.: Вопрос как раз к тому, что мы всегда призываем людей: объединитесь сами, пусть будет инициативная группа, и что-то сделаете. Чем занимается департамент предпринимательства бизнеса, поддержка, где у нас, до сих пор не состоявшийся бизнес-омбудсмен, где вообще хоть какое-то одно лицо? Люди хотят видеть одно лицо, конкретное, объединяющее, которое выйдет вот в такой сложный момент и скажет: «Вот я, заботясь о нашем кировском бизнесе, говорю: вам нужно сделать то-то, то-то, то-то. Мы вам поможем этим, этим, этим. Обращайтесь сюда». Вот у нас создан, например, оперативный какой-то штаб конкретно по этой масштабной трагедии, потому что это действительно очень масштабное, да, событие, которое произошло. Очень много людей пострадало. Видите, не только арендаторы, еще люди, которые сдавали туда товар. И сейчас все находятся в растерянности, и нет этой объединяющей силы. Требует народ объединяющую силу. Где этот комитет? Почему, действительно, по телевидению никто не выступил, собственно говоря, как и на радио нет ни одного заявления официального лица, представителя администрации той или другой. Если пожар единственный за 20 лет такого масштаба с такими, в общем-то, последствиями и потерями, однозначно необходимо внимание высокопоставленных лиц.

В.С.: Как вам такая позиция?

О.К.: Нормальная рабочая позиция. Я думаю, так и сделаем.

С.З.: Когда? Кто?

В.С.: В какой форме, да?

О.К.: Давайте сделаем следующее: есть Департамент предпринимательства, сегодня мы встретимся, оговорим. Омбудсмена у нас пока нет.

А.Р.: Нет закона о нем областного пока.

О.К.: Пока нет областного закона. Областной закон дорабатывается. Я думаю, он осенью появится, но есть, вот, мы требуем сегодня от власти… я не защищаюсь, я просто говорю: у нас есть общественное объединение предпринимателей.

С.З.: Какое? Где?

В.С.: Общественные организации, которые…

О.К.: Общественные организации. Есть «Опора России», есть «Деловая Россия», значит, есть…

С.З.: А никто из этих, из представителей этих организаций, насколько я понимаю, не появился там и ничего не заявил.

О.К.: Хорошо. Вот… Никто ничего нигде не заявил. Но никто никуда и не обратился. Значит, мы постоянно ждем, что кто-то должен прийти и сказать: «Ребята, давайте объединяться». Вот на сегодняшний день есть посыл? Я не защищаюсь.

С.З.: Олег Александрович, вы сейчас сказали, что организуете…

О.К.: Организуем этот процесс.

С.З.: Когда? В какие сроки это можно сделать?

О.К.: Ну, в ближайшие два дня.

С.З.: В ближайшие два дня вы встретитесь…

О.К.: В ближайшие два дня, значит, будем брать списки: кто, где, чего… Давать объявления, встречаться и организовывать процесс, но сразу хочу предупредить: то есть, что такое коллективный иск? Коллективного иска никакого быть не может.

С.З.: Ну, сейчас не об этом речь идет. Людям просто нужно понять, кто будет заниматься этой проблемой, куда им конкретно обращаться. Еще раз озвучьте, пожалуйста.

О.К.: Будет заниматься департамент предпринимательства.

С.З.: Обращаться со своими вопросами к департаменту предпринимательства?

О.К.: В департамент предпринимательства. Мы эту работу организуем.

С.З.: Пожалуйста, Антон Михайлович.

А.Р.: Ну, мы же понимаем, что это закончится только разговорами. То есть юридически, то есть, давайте там вот…

С.З.: Слушайте, ну это ужас вообще: сразу ставить… гробовую плиту класть на это.

А.Р.: Нет, подождите. Мы, ну, давайте мы там эту иллюзию тогда будем сохранять до бесконечности, но результата никакого не будет. То есть даже департамент займется – чем департамент может помочь арендаторам?

О.П.: Секунду. Вот я несколько вариантов вчера уже слышал, мы между собой обсуждали. Во-первых, есть товар, который неизвестно где реализовывать. Людям необходимы просто площади. Есть какие-то муниципальные, вероятно, площади, есть места на рынке, есть возможность, там, ярмарки. То есть в силах муниципальной власти на самом деле хотя бы предоставить людям какие-то места для того, чтобы они реализовали свой товар.

А.Р.: Те места, которые свободны и которые будут предоставлены этим арендаторам, они не подойдут. То есть чтобы заехать в новое помещение, нужно: а)сделать ремонт, нужно купить новое оборудование и выставить новый товар. Не первого, не второго, не третьего, насколько я понимаю, у этих арендаторов нет. Мы, я еще раз говорю, мы можем сколько угодно строить себе иллюзии, то есть я понимаю тех людей, которые переживают, но они должны реально понять: то есть вот это просто разговоры будут. То есть реально никто там им, на сегодняшний день, де-юре помочь не может. Точно так же я считаю, что нет механизма, может, Олег Александрович меня поправит, но нет механизма по поводу решения проблемы их с налоговой. Ни областная власть, ни городская власть, даже федеральная власть в эту ситуацию вмешиваться, там, в налоговый кодекс не будет. И никто ни на какие там уступки не пойдет. То есть они могут, конечно, объединиться…

С.З.: То есть призыв сейчас Олега Александровича «Объединяйтесь!» - он в пустоту. Ни к чему объединяться?

А.Р.: Нет, я еще раз говорю. Может, им будет так легче, но если с прагматичной точки зрения исходить, я не понимаю, где…

С.З.: Антон Михайлович, зачем нам департамент предпринимательства, в таком случае, если…

А.Р.: Департамент предпринимательства занимается совсем другими проблемами. То есть форс-мажорами и компенсациями департамент не занимается. Я еще раз говорю…

С.З.: То есть бессмысленна будет встреча в департаменте?

А.Р.: Нет, ну, я не знаю. Может быть, они какой-то вариант найдут, но я еще раз говорю: вот мое глубокое убеждение, что это в какие-то там реальные вещи никак не перельется, потому что для этого нет юридических оснований.

С.З.: Давайте Олег Александрович ответит.

В.С.: И у нас еще звонок от слушателя, да. Олег Александрович, да, вы. Вам слово, да.

О.К.: Почему я говорил, что необходимо объединиться? Потому что предприниматели должны выставить какие-то системные требования, они должны между собой договориться что необходимо. То есть, примерно составить реестр убытков хотя бы, чтобы понять. Понятно, что это может быть формально. Но они должны сказать что они хотят на сегодняшний день? Будут продолжать или не будут продолжать бизнес? Чтобы, я же говорил, чтобы кому-то предоставить кредиты – значит надо менять положение в том же фонде, если нужны какие-то льготы, да, надо собираться попечительским советом, составить реестр предпринимателей – кому эти льготные кредиты будут предоставлены. Потому что люди закладывали личное имущество, им надо заняться реструктуризацией, возможно, кому-то надо купить товар, еще какие-то вещи. Надо? Надо. По поводу предоставления помещений. Значит, если, предположим, один предприниматель придет к Антону Михайловичу и скажет: «Я погоревший, дай мне, пожалуйста, там, льготную аренду»,- он скажет: «Да нет, не буду я решать вопрос». Если придет с обращением уже, коллегиально от погоревших, там, количества лиц, может, Антон Михайлович, скажет: «Ребята, да, вы поговорили, там, возьму на себя, сделаю арендную плату меньше». Возможно, и такое будет.

С.З.: Нет, он бы сделал арендную плату меньше, если б компенсация какая-то последовала…

О.К.: Подождите.

С.З.: Из каких-то фондов.

О.К.: Вот давайте мы… Из каких? Когда мы надеемся на государство, я еще раз, в начале я разговора сказал: предприниматели вели деятельность…

С.З.: На свой страх и риск.

О.К.: На свой страх и риск. Кто-то платил налоги больше, кто-то меньше. Но те риски, которые сопровождают эту деятельность, они принимали на себя. То есть вполне осознанно. Почему когда в деревне сгорел дом, ему помогают миром? Но государство ведь не выплачивает. То есть это ответственность страхователя. В Кирове сгорела квартира, и никто не покупает человеку его вещи.

С.З.: Да в том-то и дело, Олег Александрович, что неосознанно, неосознанно они берут.

В.С.: Давайте дадим возможность слушателям еще высказаться

С.З.: Вот судя по тому, что говорили и вчера арендаторы – неосознанно, они не понимают на что они идут.

В.С.: Еще один арендатор у нас на связи сейчас. Алло, добрый день. Да, мы слушаем вас, как вас зовут?

И.С.: Меня зовут Ирина Серова, я хозяйка магазина «Узорочье». Вот, в общем, последние слова, что вы говорили – это просто, я даже не извиняюсь, это бред. В русском языке есть два старых

слова: срам и позор. Вот сейчас что вы говорите «на свой страх и риск», я платила все налоги, честно. Я платила всю аренду честно и вовремя. У меня сейчас проплачена полностью аренда за август. У меня вовремя платятся все налоги. Я, значит, прихожу к Антону Михайловичу, и он мне говорит косвенным текстом ты дура, иди отсюда, я для тебя одной стараться не буду. Вот у меня такой вопрос: я сейчас готова встать работать, хотя бы даже уже через неделю. Я все просушу, приведу в порядок, у меня очень много поддержки, меня поддержат очень многие люди. У меня есть товар сохранившийся, у меня часть инвентаря сохранилась, я готова встать, мне нужно сейчас помещение. И мне нужно помещение не абы какое, мне нужно помещение в центре города, с льготными условиями. Я от вас это просто-напросто даже не прошу, а требую. Мой магазин уникальный в городе, я работаю с кучей людей, которые мне сдают прекрасного качества вещи. Сейчас у меня Москва просит эти вещи, мне готова помогать Москва, наши партнеры. Я только очень сомневаюсь в помощи нашего города. Помогать надо не кучке предпринимателей, надо помогать и каждому отдельному человеку. Иначе вы просто на себя все время, вот сейчас вы накличете этот позор, вы от него не отмоетесь. У нас, между прочим, жизнь-то состоит из того, что люди друг другу помогают, а не только деньги загребают. Я вчера смотрела торговые центры. Все торговые центры построены по одному принципу: это плитка бестолковая на потолках, которая дает токсичный угарный газ, люди сразу сваливаются и не могут выйти, это система тяги, которая любой пожар превращает в огромный пожар. Я сейчас даже не говорю о таком пожарном термине, как обратная тяга. Это просто огромное помещение торговых центров с обычной воздушной тягой, законы физики вспомните, они обеспечивают огромные пожары. И вы людей не спасете. Я вам могу сказать это и про Максимум и про другие магазины. Я знаю, что только хвалят руководство ЦУМа. Всегда, всегда, скольких людей я слышала, руководство ЦУМа пользуется уважением и почтением. Больше я ни о ком не слышала. Я еще могу сказать из своего опыта, что я очень уважаю Кудрявцева, как представителя помещений под аренду.

С.З.: Скажите, пожалуйста, нам сейчас нужно будет уходить просто из эфира, на какую льготную ставку вы бы рассчитывали по аренде?

И.С.: 400-500 рублей.

С.З.: Спасибо, все.

О.П.: Спасибо, Ирина. Ну, понятно ваша боль, да, и такой огромный пласт вскрылся, да.

С.З.: Мы сейчас уходим на новости и рекламу. Вернемся в начале следующего часа. Я думаю, в том же составе.

Новости.

С.З.: Это программа «Дневной разворот», рубрика «Разворот на бизнес». Второй час идет обсуждение ситуации, которая сложилась после пожара в ТЦ «Фабрика». Светлана Занько, Владимир Сметанин в качестве ведущих сегодня.

В.С.: Да, добрый день. Приветствуем. Наших многочисленных гостей тоже нужно представить. Олег Прохоренко…

С.З.: Соведущий.

В.С.: Соведущий, прости. Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес Новости», Олег Казаковцев, член Совета Федерации от нашей области, Антон Русских, депутат кировской

гордумы, советник гендиректора ТЦ «Европейский» и еще один наш гость – Иван Макин, директор кировского филиала компании «Росгосстрах».

С.З.: 708-502 – телефон прямого эфира, 8-909-720-10-10 – это номер для смс, пишите нам в твиттере, у нас есть на сайте и в группе "ВКонтакте" опрос: «На чью помощь может рассчитывать предприниматель в случае чрезвычайных происшествий?», в данном случае пожар. Федеральные и местные власти, профильные организации, страховщики, коллег по несчастью, только на себя. Заходите голосуйте. Можете голосовать в прямом эфире, можете звонить и озвучивать кто должен помочь кому и вообще что делать в сложившейся в этой ситуации арендаторам, арендодателям, властям. Кто кого должен защищать и кому что компенсировать тоже можете говорить. Мы закончили прошлый час тем, что позвонила Ирина Серова, владелица предприятия «Узорочье» и она прямо вот обвинила, понятно, что это было эмоциональное выступление, Антона Михайловича в том, что он не пустит никого к себе на льготных условиях. Во-первых, к себе и пускать-то в общем-то некуда.

А.Р.: Нет, ну, давайте там по пунктам все-таки ответим, как бы, я согласен, что было очень эмоциональное выступление и я хотел бы точно так же эмоционально ответить и задать вопрос: а кого вы вините-то в этом? То есть вы должны претензии предъявлять в первую очередь к себе и к собственнику здания. К себе, потому что вы, заключая договор аренды, не попросили разрешения на эксплуатацию здания, во-вторых, вы не застраховали свое имущество, и в-третьих, вы когда работаете и заходите в это здание, вы вообще отдаете себе отчет что в этом здании происходит? Я был в этом здании. Я бы никогда там магазин не открыл. А сейчас вы говорите, там, вот вы такие плохие, дайте нам в центре города помещение за 500 рублей. Да с какого перепуга-то? То есть вот с чего вдруг я должен, как бы, ей предоставить это помещение по 500 рублей в центре города? То есть вы проявили халатность во взаимоотношениях, там, с халатным собственником здания, а я должен, как бы, предоставить вам по 500 рублей помещение?

С.З.: Это в 3 раза меньше, чем сейчас арендная плата в центре города.

А.Р.: Ну, как минимум. Как минимум. То есть и обвинять нас, как бы, сейчас в том, что мы, там, не идем им на встречу… Слушайте, я готов пойти на встречу советом добрым, там, я не знаю, поговорить, помочь чем-то, но говорить о том, что мы должны материально помогать предпринимателям, которые пострадали в этом и обвинять нас же в этом – ну, это как минимум не корректно. Я понимаю, что люди находятся сейчас в определенном шоке и это дает им возможность эмоционально высказываться, но давайте не будем перекладывать с больной головы на здоровую.

С.З.: Антон Михайлович, я знаю, что нам придется вас сейчас отпустить. Вы сказали, что можете помочь добрым советом этим людям, которые звонили нам. Какой от вас сейчас совет может последовать?

В.С.: И звонят еще.

С.З.: Да.

А.Р.: Я считаю, что вы можете претензии сегодня предъявлять только владельцу здания, который в нарушение всех правил эксплуатировал здание, которое не пригодно к эксплуатации, тем более для торговли.

О.П.: Они должны консолидироваться и составлять список требований своих?

А.Р.: Если с целью обращения как бы взыскания к собственнику – да. Все остальное, как бы, юридических оснований не имеет.

С.З.: Мы говорили в перерыве, очень тут тоже активно обсуждали, о том, что город должен понести тоже какую-то ответственность, поскольку эксплуатировалось здание без разрешения на эксплуатацию.

А.Р.: Город не выдает разрешения на эксплуатацию, то есть это все-таки функция МЧС, но они не выдавали этого разрешения, соответственно, здание эксплуатировалось без разрешения. Кто-то ответственен и должен понести, безусловно, там…

С.З.: А в городе есть какая-то ответственность за то, что эксплуатировалось здание без разрешения?

А.Р.: Нужно смотреть те документы, которые есть у собственника. Я, к сожалению, не обладаю информацией.

С.З.: А город несет какую-то ответственность за то, что в городе происходит?

О.П.: Да.

С.З.: Спасибо.

В.С.: Территория города. Безусловно. У нас есть звонок, давайте его послушаем. Алло, добрый день.

М.А.: Здравствуйте.

В.С.: Как вас зовут?

М.А.: Я просто-напросто в этот день пожара…

В.С.: Прости, вас как зовут? Представьтесь, пожалуйста. Вот меня Владимир зовут.

М.А.: Марина Александровна. Я в этот день, к сожалению, работала в «Фабрике» на втором этаже. Магазин ткани «Узорочье». Вы говорите о том, что это здание эксплуатировалось без всяких документов. Скажите, пожалуйста, а то, что вот где-то зимой, в начале весны, губернатор приходил со своей командой, и они смотрели помещение под дальнейшее использование. Затем однажды я сама видела сотрудника МЧС. Ну, не знаю, с какой он там целью был, потому что меня это, в общем-то, такие вопросы не касались. Я конкретно хочу сказать о пожаре. О том, что если б сотруднице магазина, арендатору, дочка не позвонила, увидев этот пожар, я не знаю, смогли бы мы эвакуироваться или нет.

С.З.: Люди, вы имеете в виду, смогли бы выйти или нет?

М.А.: Да-да-да. Как продавцы, так и покупатели. Потому что охранник, работавший в тот день, он пробежал в нерабочее помещение, ну это я просто краем глаза видела, потому что занималась с покупательницей. И затем, услышав крик этой женщины о том, что «девчонки, собирайтесь, горит крыша, мне позвонила дочка», я увидела вновь этого охранника, который говорил по телефону. Не он, он вообще промолчал. Мы сами бежали, подталкивали…

В.С.: Марина Александровна, спасибо, спасибо. Мы уже углубляемся в нюансы непосредственно, да.

С.З.: Секундочку, да.

А.Р.: У меня вопрос, а вы давно работаете, работали в ТЦ «Фабрика»? Сколько времени?

М.А.: Что?

А.Р.: Вы давно работаете там?

М.А.: Да нет, просто магазин открылся где-то в сентябре месяце, а я приступила к работе в октябре.

А.Р.: Ну, фактически год. Вы видели, в каком состоянии здание находится с точки зрения пожарной безопасности?

М.А.: Ну, в общем-то, да.

А.Р.: И вас это не пугало?

М.А.: Вы знаете, просто-напросто, администрация обязана за этим следить. Даже если мы обращались, вот, поверьте, в помещении, в котором находился этот магазин, в феврале месяце была огромнейшая протечка. Просто жуткая.

В.С.: Ну мы уже бытовые проблемы обсуждаем.

С.З.: Да, еще, Олег, одну секундочку.

М.А.: Дослушайте меня. Пришла администрация, заделала дыру на потолке и на этом все закончилось.

С.З.: Так, мы вас поняли. Олег Александрович Казаковцев еще хотел у вас спросить кое-то.

О.К.: Марина Александровна, звонки от вашей компании были. Меры будем принимать. Вы сейчас без работы остаетесь или у вас есть возможность найти на рынке труда себе достойное место продавцом?

М.А.: Да нет, я на пенсии, так что для меня это не проблема, то, что я потеряла рабочее место.

О.К.: То есть это была подработка. А средняя заработная плата у вас какая была как у продавца?

М.А.: Да, в общем-то, самая минимальная.

О.К.: Какая минимальная?

М.А.: Ну, от трех где-то до пяти тысяч.

О.К.: От трех до пяти за восьмичасовой рабочий день, который в торговом центре Фабрика работали?

М.А.: Да дело все в том, что я там работала-то буквально неполную рабочую неделю.

В.С.: Все-таки не восьмичасовой рабочий день там у вас был?

М. А.: Нет, у меня просто было два с половиной рабочих дня.

С.З.: Вот это нормальная, между прочим, зарплата за такую подработку. Хотел Антон Михайлович Русских еще по поводу губернатора что-то сказать.

А.Р.: Да, я на самом деле присутствовал на этом визите, когда губернатор приезжал. И там не стоял вопрос о дальнейшей эксплуатации, там как раз рассматривался вопрос о продаже данного объекта с точки зрения его полной реконструкции. И там разговора о том, как его дальше эксплуатировать, как раз и не стояло. И тот инвестор, который приезжал в Кировскую область и смотрел этот объект, он сразу же сказал о том, что вот объект если он и будет приобретать, то это будет все ломаться и будет все переделываться.

М.А.: Так почему…

С.З.: Так, все, извините, мы должны закрыть сейчас эту тему, да. Мы Марину Александровну выводим из эфира.

А.Р.: Спасибо, мы понимаем вашу беду, да.

С.З.: Спасибо. Слушайте дальше нашу программу. Мы сейчас не будем говорить о том, как будет эксплуатироваться здание дальше. Да, Антон Михайлович может уходить. Спасибо.

В.С.: Да, Антон Русских, депутат кировской городской Думы. Спасибо.

С.З.: Как будет эксплуатироваться здание дальше, кто его будет ремонтировать, за чьи средства, что будет на этом месте – это не тема сегодняшнего нашего разговора, это отдельно большая тема. А мы должны все-таки говорить об ответственности бизнеса. Кто за что должен отвечать, и какие риски на себя должны брать бизнесмены и кто их должен защищать? Вот сейчас у нас в студии появился Иван Макин, директор кировского филиала компании «Росгосстрах». Иван Олегович, здравствуйте.

И.М.: Здравствуйте.

О.П.: Добрый день.

С.З.: Мы вас назвали, но еще не поздоровались, потому что, видите, какие у нас тут жаркие споры идут, как люди эмоционально высказываются. Говорил Олег Александрович Казаковцев, что причиной всего является финансовая, юридическая безграмотность бизнесменов, которые, собственно говоря, занимаются малым бизнесом.

О.К.: Я не говорил о безграмотности, я говорил, что надо повышать финансовую грамотность населения.

С.З.: Ну вот то, что мы сейчас слышим, говорит, фактически, о том, что люди неграмотно однозначно подходят…

О.П. И такие ситуации, они безусловно случаются в том числе, потому что мы не знаем каковы возможные риски и как возможно от них защититься в правовом поле, чтоб потом не требовать с, ну, то есть, чтоб было с кого требовать, да. Если на дорогах мы уже представляем, у нас есть ОСАГО, и мы знаем, как взыскивать ущерб, если твой автомобиль был разбит по чьей-то вине, то в случае с пожарами в торговом центре или квартире, к сожалению, пока такой практики нет. Нет обязательного страхования. Но вот о тех возможностях, которые есть, я думаю, что Ивана

Олеговича сейчас спросим, и насколько часто предприниматели обращаются именно вот с просьбой застраховать их товар, их помещение?

И.М.: Ну, во-первых, я согласен с Олегом Александровичем, что финансовую грамотность надо повышать. Страхование – это элемент финансовой системы. Собственно, обеими руками за. А теперь по поводу данного пожара, да, что можно было страховать. Каждый из участников этого процесса, как собственник, так и арендатор, мог застраховать свое имущество в виде помещения, мог застраховать товар, который находится в обороте, мог также застраховать свою ответственность. Ну, вот в данном случае собственник мог застраховать свою ответственность и сейчас бы, вот в рамках этого договора страхования ответственности, арендаторы получали бы страховое возмещение. В рамках страховой суммы. Более того, прецеденты такие есть и на Кировской области такие прецеденты есть, пожаров, да, когда все эти договоры работали и работают. К сожалению, надо констатировать, что подход этих сторон к вопросам страхования достаточно формальный. Собственник имел договор страхования, значит, в рамках кредитного своего договора, но опять же подходил к этому вопросу достаточно формально. Насколько я знаю, не были проплачены вторые платежи, поэтому точно у него будут проблемы с выплатой страхового возмещения.

С.З.: Извините, что я перебиваю…

И.М.: Да.

С.З.: А с какой организацией собственник имел страховой договор?

И.М.: Светлана, давайте так: я обладаю этой информацией, но, к сожалению, по этическим соображениям не могу говорить. Есть как банковская тайна, есть так и страховая тайна, да.

О.П.: Не с вами.

И.М.: Как только… Да, не с нами. Вот не с нами сла… Ну, не слава Богу хочу сказать, но не с нами. Более того, хотел бы сказать почему страхование важно. Потому что страховщик, одна из функций страхования – это функция контролирующая. И если б страховая организация, в общем, тоже качественно подошла бы к договору страхования, ну, поверьте, когда мы получаем запрос на страхование, мы все очень внимательно смотрим заявления на страхование объекта недвижимости – это, в общем-то, там, листок бумаги, да, где учитывается абсолютно все. И самое основное идет описание именно с точки зрения пожаробезопасности. Не знаю, как страховщик принял на страхование данный объект, потому что здесь явное нарушения пожаробезопасности. Мы бы этот объект, скорее всего, на страхование бы не приняли в свое время. Вот с теми недоделками, которыми обладает это здание на сегодняшний день. Более того, в рамках договора страхования существует, проводят страховщики обязательно в порядке страховые инспекции. Мы регулярно проверяем на работоспособность тех систем пожаротушения, которые существуют в данном здании. Еще раз говорю, сказать что пожары происходят нечасто, но события все резонансные в силу того, что сопровождаются очень большими ущербами.

О.П.: Вы сказали, что не стали бы страховать, скорее всего, здание, то есть заключать договор с арендодателем, а то, что касается каждого в отдельности арендатора?

И.М.: Каждый арендатор мог бы застраховать свой товар, обратившись к нам. Мы, естественно, стали бы смотреть привязки к зданию, это бы для него отразилось бы, конечно, в тарифах. Также, каждый арендатор мог бы застраховать свою ответственность, потому что пожар мог произойти

по причине, по любой причине, да и от любого арендатора мог бы получиться пожар, и он тоже мог бы застраховать…

С.З.: Иван Олегович, что такое страхование ответственности?

И.М.: Страхование ответственности – это когда мы заключаем договор, ну, вот как ОСАГО, мы виноваты в каких-то процессах, да, ну, и согласно Гражданскому кодексу, обязаны возместить полный ущерб. В данном случае, если будет признана вина, если бы, например, арендодатель имел договор страхования ответственности, то в рамках этого договора пострадавшим людям, а это в данном случае арендаторы, за их имущество в рамках договора производили бы соответствующие выплаты.

С.З.: Велики ли бывают выплаты в таких ситуациях?

И.М.: Ну, там каждый до… Каждый договор достаточно индивидуален. Там есть определенные лимиты по страховым случаям, есть определенные лимиты по объектам, но все в рамках общей страховой суммы. Ну, вот я могу привести пример, что один у нас комплекс, тоже опосредованно, не буду называть не фамилии, не организации, оговор был заключен на 6 миллионов рублей. 6 миллионов рублей страховая организация в рамках договора страховой ответственности арендатору выплатила. Вернее, там было так: выплатила страховая компания, вот, мы, «Росгосстрах», выплатили, а она, вот эта страховая разместила, ну, в рамках договора, вот такая была схема.

В.С.: И все достаточно оперативно произошло?

И.М.: Ну, там достаточно долгая идет процедура в силу того, что, во-первых, надо собрать все документы, со всех органов, надо разобраться постараться в причинах пожара. Почему? Потому что ведь страховщику важно определить действительно истинного виновника, ну, и возможно там обозначить какой-то регресс, но делается достаточно оперативно. В течение там 2-3 месяцев. Ну, максимум до полугода люди получили бы страховое возмещение.

О.П.: Вот как раз я разговаривал с одним из собственников бизнеса, который располагался в этом торговом центре, и спрашивал его, намеревался ли он застраховаться? Он сказал, что да, делали расчеты, но сумма оказалась чрезвычайно высока. И поэтому он отказался от этой затеи.

И.М.: Ну, я по тарифам могу сказать, что все тарифы там в пределах одного процента на самом деле, то есть это по страхованию объекта как недвижимости, так и по страхованию товаров в обороте.

В.С.: Ну вот смотрите, предположим, товар, весь объем этот стоит полмиллиона рублей, 500 тысяч, сколько будет…

И.М.: Ну, вот считайте, 1%, условно говоря, - это максимальный страховой взнос был бы. 5 тысяч рублей и целый год он может спать спокойно.

С.З.: Но по страхованию товарных остатков это же очень сложная на самом деле процедура, товарные остатки меняются в магазине ежедневно, и что?

И.М.: Мы с этим работаем. Мы либо страхуем по максимальному товарному остатку, потому что страхователю, конечно, здесь тоже сложность существует. А страхователю, кто страхует, бизнесмену, надо открыть для нас карты, да, и показать, в общем-то, нам свой бизнес. Кто-то готов, кто-то не готов. Соответственно мы страхуем либо по максимальному остатку, мы можем страховать по среднему остатку, в течение действия договора страхования страхователь к нам может прийти, если у него резко бизнес подрос, мы можем увеличить договор, так сказать, страхования на необходимое покрытие. То есть это все достаточно гибко.

С.З.: Ну, вот сейчас, насколько я понимаю, страховые взносы не относятся, не идут в зачет там, например, да, когда люди выплачивают бизнес налоги. Ну, то есть на прибыль относятся и это еще останавливает предпринимателей.

ИМ.: В определенной части они относятся на затраты, в определенной части они уходят в прибыль…

С.З.: А в какой части на затраты?

И.М.: Ну, у нас, смотрите, в каждом договоре по-разному, там на самом деле небольшие, в зависимости от вида страхования, максимум там до 10%.

С.З.: Жалуются еще предприниматели, среди причин, которые малый бизнес называет, почему не страхуются, говорят еще о сроках выплаты. Что они слишком большие.

И.М.: Ну, об этом сейчас был вопрос как раз, как быстро реализуются убытки. Ну, на самом деле, договором страхования на сегодняшний день там предусмотрены четкие сроки выплаты. С момента получения последнего документа, как правило, это постановление наших МЧС, постановление по причине пожара, то, как правило, в течение месяца-двух, там в четкие сроки, должны выплатить, если выплаты не происходят, вступает в действие Законодательство по защите прав потребителей. Ни один страховщик сегодня не будет задерживать выплату, потому что штрафы на сегодняшний день просто очень большие.

В.С.: Это с лета прошлого года?

И.М.: Там пени, да и плюс 50% от страховой суммы, ну не один страховщик задерживать не будет. Как правило, знаете, как действует? Когда даже есть какие-то сомнения по сумме выплаты, всегда выплачивается в короткую там, да, вот в рамках договора, скажем так, не оспариваемая сумма, да, а оспариваемая сумма, да, ну, обычно дела длятся долго. Кто-то успел собрать документы, кто-то не успел, кто-то подтверждает, кто-то не подтверждает. Здесь, кстати, еще одна сложность, вот которую нужно говорить, это как ведут предприниматели, особенно малый, средний бизнес, свои дела, насколько у них поставлен грамотно учет, насколько они грамотно готовы подтвердить, что именно этот товар, именно пострадал, именно сгорел и т.д. и т.п. То есть вот такие вещи.

О.П.: Вы говорили, Иван Олегович, о том, что есть такие случаи, когда страхуют с ответственностью арендодателя, да, но, я так понимаю, что они не часто, потому что арендодатель в данном случае не очень заинтересован страховать свою ответственность перед арендаторами. Ну, вот как в последнем случае. И у меня вопрос…

И.М.: А там, Олег, не только перед арендаторами. Там даже если человек условно в торговом центре там поскользнулся, сломал ногу, это страховой случай. Слава Богу, у нас таких случаев крайне мало. И слава Богу, что во время пожаров у нас нет пострадавших.

О.П.: У меня вопрос к Олегу Александровичу как к законодателю. А вообще вопрос не рассматривался об обязании там владельцев, собственников здания в данном случае, страховать свою ответственность?

В.С.: То есть еще один вид обязательного страхования.

О.К.: Такой законопроект есть. Пока он поддержку не получил, потому что подорожание стоимости ведения бизнеса и уже было продекларировано то, что к 18 году попытаются убрать …

О.П.: Все виды…

О.К.: Максимально обязательного страхования. Я считаю, что в разумных пределах, по разумным тарифам, значит, такой закон, наверно, в принципе, нужен. Потому что если все будут страховаться, а количество пожаров, оно не такое огромное, если по России посмотреть статистику, тариф снизится. Здесь вопрос серьезный встает к страховым компаниям, потому что

когда люди сталкиваются, например, с ОСАГО, и получают небольшие суммы возмещения, возникает много недовольств. Но здесь ведь надо бороться не со следствиями, а, наоборот, с причинами. Поэтому сейчас рассматривается закон об актуарной деятельности, появятся актуарии, которые будут считать убыточность или неубыточность страховых видов. Я думаю, вполне возможно, что в будущем, наверно, закон о том, чтобы собственники жилья, коммерческих помещений, обязательно страховали свою ответственность. Он необходим. Но здесь будут и с той стороны, так сказать, желающие, страховое сообщество будут обвинять в лоббировании своих интересов, и будут, конечно, я считаю, часть предпринимательского сообщества недовольно тем, что это дополнительная нагрузка на ведение бизнеса.

О.П.: Но в данном случае это был бы выход из ситуации, когда пострадал как раз твой товар, когда ты по причине, там, форс-мажорной какой-то причине: пожар, затопление и т.д., потерял свой бизнес.

О.К.: Олег, давайте не будем путать вещи. Одно дело – это страхование имущества, другая ситуация – это страхование ответственности собственника за то имущество, значит, перед арендаторами, которое у него находится. это две разные вещи.

С.З.: Мы сейчас прервемся на короткую рекламу, после чего…

В.С.: Давайте напомним еще опрос и телефоны. Мы можем это сделать?

С.З.: Да, после чего мы вернемся. И сейчас телефоны…

В.С.: 708-502 в прямой эфир вы можете дозвониться, высказаться. 708-502, 8-909-720-10-10 – номер для смс. И наш опрос: «На чью помощь может рассчитывать предприниматель в случае ЧП?». Проголосовать вы можете на нашем сайте echokirova.ru и на нашей странице "ВКонтакте". Перерыв.

Реклама

С.З.: Продолжается «Дневной разворот». Светлана Занько, Владимир Сметанин, Олег Прохоренко, Олег Казаковцев, Иван Макин сейчас в студии. Мы обсуждаем возможности, вот тут, как раз, мы дошли до того, что риски для бизнеса – кто должен думать о страховании, собственно говоря, этих рисков? Почему у нас мало страхуются, потому что этот вывод можно сделать на основании общения с арендаторами в ТЦ «Фабрика». Все, кому я вчера звонила, мне говорили о том, что никто не застраховал свой бизнес никак, там не было ни страхования ответственности, ни страхования имущества, ни какого другого вида страхования. Почему не страховали? На этот вопрос ответ был такой: во-первых, неверие в страховые компании, не верят они страховщикам.

В.С.: Недоверие.

С.З.: Недоверие. Недоверие, которое выражают в сторону страховых компаний. Во-вторых, говорят о том, что, собственно говоря, даже если там есть какие-то продукты, о которых они не знают, то есть не знают, какие страховые продукты для малого бизнеса сейчас есть. Даже если они есть, они очень дорогие, заранее уверены арендаторы.

В.С.: Обдираловка такая, да.

С.З.: Обдираловка. Даже если они будут по средствам нам, они говорят, то срок ожидания страховых выплат неподъемный для нас, бизнес будет простаивать, кто будет компенсировать?

Мы не вытянем. То есть большие компании могут как-то это компенсировать, вытягивать. Вот то, что долго выплачиваются. А для маленьких компаний это непосильный, собственно говоря, труд.

О.П.: Ну, еще, может быть, не называлась то, что озвучил Иван Олегович, нужно показывать свою бухгалтерию, нужно показывать свои счета, остатки.

С.З.: Они даже, подожди, до этого еще даже не доходит, Олег. Вот то, что перечисляют: не верим, денег нам не хватит, потому что очень дорого, вообще мы не знаем что нам предлагают, - говорят они. И плюс они еще говорят, что, собственно… Сбил ты меня все-таки.

О.П.: Извини.

С.З.: Подожди, там была очень важная на самом деле вещь. А, вот что они говорят: «Мы рассчитываем на авось», это слово прозвучало практически от каждого человека.

В.С.: Вдруг случится, вдруг не случится.

С.З.: Случится/не случится. И третье, что было еще очень интересно, это относится конкретно к ТЦ «Фабрика». Говорят, вы знаете, мы не страховали, мы как-то это переживем все-таки, пережуем, переживем. А вообще, владельцы этого помещения, они замечательные ребята. Они-то к нам вышли и сказали: «Ребят, мы тут все реконструируем. Ты тут все заново построим».

В.С.: Это уже после пожара?

С.З.: Да. «Не уходите никуда, скоро вы будете здесь работать и будет все хорошо». На вопрос, а вы будете какую-то компенсацию от них требовать? Говорят: «Нет, не будем. И вообще мы о них говорить в эфире не станем, потому что они очень хорошие ребята. Портить отношения не хотим, хотим с ними работать дальше».

О.П.: Ну, видимо, мы говорили с разными арендаторами. Те, которые были у нас сегодня в эфире, придерживаются, как раз, кардинально противоположной точки зрения, что их не слышат, что ни о каком восстановлении там речи не идет и т.д.

В.С.: Ну, видимо, эмоции. Эмоции в первую очередь, да, продолжают брать верх.

С.З.: Да, у меня вопрос Ивану Олеговичу Макину, директору кировского филиала компании «Росгосстрах», действительно, страховые продукты, которые предлагаются для малого бизнеса, они, во-первых, есть?

И.М.: Есть.

С.З.: И они доступны по цене?

И.М.: Они доступны по цене. Вот мы сейчас проговорили, что бизнес там, вот, сколько мы говорили, миллион рублей…

В.С.: Полмиллиона, пятьсот. 1% - пять тысяч.

И.М.: Пятьсот. 1% - пять тысяч в год – вот страхование имущества. Это максимальная причем ставка.

С.З.: Вот. Дальше. Олег сказал, и я вспомнила, что я хотела спросить. Зачастую пугает количество документов, которые необходимо предоставить и оформить. Вот эту помощь страховые компании оказывают или арендатор, владелец бизнеса должен сам подготовить весь пакет документов?

И.М.: Ну, естественно, помощь оказывается. Потом, значит, есть, конечно, исчерпывающий реестр документов, которые нужно предоставить. Ну, в зависимости от профиля бизнеса и т.д. Не надо этого пугаться, мы точно поможем. Ну, в силу того, что мы сторона заинтересованная, которая готова брать на себя ваши риски. Поэтому мы вот точно поможем. Совершенно ответственно это заявляю.

С.З.: Как высчитаете, вот в данной ситуации, для этих бизнесов, с чего нужно было начать, что застраховать в первую очередь?

И.М.: Ну, я думаю, что собственника здания, конечно, должен был, если для него представляет ценность здание, застраховать здание, собственно говоря, оно в рамках кредитного договора и было застраховано, вот, наверно, важно было бы застраховать свою ответственность, учитывая, что здание, в общем-то, не первой свежести, плюс есть недоделки.

В.С.: Почти сто лет уже.

И.М.: Да, почти сто лет. Ну, а каждый из малопредпринимателей, в общем-то, я всегда говорил и говорю, что малый предприниматель – это человек, который постоянно находится в зоне катастрофических рисков. Что значит катастрофических – это то, что один риск там, реализация его, да, может привести к потере бизнеса. Сгорела точка – все, нет у человека не бизнеса, не… да, кстати, и его смежники пострадали и т.д. и т.п. Поэтому они, конечно, должны страховать свое имущество в данном случае. Ну, не должны, по крайней мере, такая у них должна возникнуть хоть в голове идея: что будет, если что-то произойдет? И смотрите, риск пожара это не единственный риск. Риск затопления могу произойти. Кстати говоря, очень много товара пострадало при тушении пожара.

В.С.: Огромное количество.

И.М.: Это тоже страховой риск. Об этом говорили, что в здании была протечка, затопление – это тоже страховой риск. Действия третьих риск – тоже страховой риск, да. То есть там, на самом деле, огромное количество рисков, хотя, конечно, в тарифе самый основной риск – это пожар, естественно.

С.З.: А, собственно, перерывы, например, в деятельности предприятия, о чем мы сегодня говорили, вы страхуете?

И.М.: Есть такой лист страхования, но там, конечно, посложнее, безусловно, да. Когда там ограничено это страхование по времени, на определенный период можно застраховать упущенную прибыль, выгоду. Но опять же здесь проблема не страховщиках. Кто их предпринимателей готов доказать и показать какую выгоду он реально имеет и какую выгоду он упустил. Тут уже вопросы, знаете, они боятся вот это показывать. Ну, тут, наверно, это связано с вопросами налогообложения в первую очередь.

О.П.: Иван Олегович, это все практика наша? У нас действительно пока нет такой традиции, тенденции к тому, что люди страхуются. На Западе как это обстоит дело? Я имею в виду

европейские страны, то есть там действительно предприниматель, начиная свой бизнес, страхует и товар, и помещение, и все?

И.М.: Ну, я не готов, знаете, так вот досконально сказать, что там… Добровольно страхование везде. На Западе имущественное страхование носит добровольный характер, безусловно. Это дело каждого предпринимателя. Судя по тому, что в ведущих западных странах ВВП доля страховщиков занимает 10%, можно сделать вывод, что там большинство рисков предпринимательских, они застрахованы. Даже на Западе существует классификация, целая отрасль страхования финансовых предпринимательских исков. У нас, к сожалению, ее такой нет, классификации.

О.П.: Отдела даже нет у вас?

И.М.: Нет, отдел есть, но надо классификацию эту иметь на российском рынке. Но готов с большой долей… А у нас, кстати, ВВП страхования занимает не более 1%, поэтому тут колоссальное поле для деятельности. Олег Александрович, далее…

О.К.: Да. Я готов кинуть камень в огород страховщиков, потому что в рамках того, что сейчас у нас появились, всё вертикально интегрированные, так сказать, страховые холдинги, здесь, фактически, остается фронт. Продажников, в том числе, сокращают, планы растут у страховщиков. Я уверен, что продажник, который должен был пройти по тому же ТЦ «Фабрика», и рассказать людям какой страховой продукт предлагается, скорее всего, туда не заходил.

И.М.: Я, наверно, соглашусь, посыплем, что называется, голову пеплом. Наверно, до всех не дошли. Далеко до всех не дошли. Ну, Олег Александрович, лично в нашей компании, значит, функции продавца, вы правильно сказали, что функции там поддержки, урегулирования убытков, у многих, так сказать, поднимаются наверх. Это минус безусловный. Потому что это удлиняет, безусловно, сроки урегулирования убытков. Но, по крайней мере, вот, наши продавцы, которые занимаются страхованием корпоративным, таким, условно говоря, назовем, то есть юридических лиц, они, функционалы, вменяно сопровождение при урегулировании убытков. То есть мы своих клиентов в данном случае не бросаем. Тот, кто застраховал, он ее ведет на всех стадиях до конца урегулирования. Ну, это в нашей компании.

О.К.: Потому что иногда услугу надо предложить на месте.

И.М.: Да. Нет, конечно, это наша задача, нам было бы очень интересно, если б люди к нам обращались и приходили к нам в офисы. Там, наверно, у нас побольше квалифицированных специалистов, но, конечно, на сегодняшний день, ситуация такова, что мы сами идем и точно страховщики до всех точно не дошли. Наверно, даже до большинства не дошли.

С.З.: Я помню прекрасно ситуацию, когда только стало распространяться страхование жизни, в общем-то, достаточно дорогостоящее страхование. Длительный период времени необходимо взносы вносить. Тогда приходили агенты практически, ну, вот в каждый офис, каждый дом стучались и рассказывали, и первая реакция обычно была отказ, потому что, ну, тоже казалось, что дорого, что долго, непонятно.

В.С.: И людям не до этого, да, еще было.

С.З.: Нет-нет, именно тогда было дорого, долго и непонятно когда выплатят. Сейчас страхуют жизнь молодые люди. Уж, по крайней мере те, кто обзаводятся семьями, практически все

страхуют жизнь собственную, детей своих. Об этом думают, но прошел не малый промежуток времени, прежде чем страховщики достучались до людей, объяснили, что это важно. Вот здесь Олег Александрович обозначил проблему, которую тоже вот об этом мы вчера рассуждали, что а чего не приходят-то эти замечательные агенты, так ярко описывая, собственно говоря, страховку жизни. Приходят к бизнесменам, вот, пожалуйста, и не рассказывают как это важно, нужно и так далее. То есть это хорошо, если департамент предпринимательства все-таки задумывается над тем, что необходимо цикл там программ, везде и всюду, радио, газеты, телевидение…

В.С.: Ликбез такой, да, организовать.

С.З.: Ликбез, который, да, организуют.

О.П.: Но, наверно, и сам этот пожар будет показательным случаем для многих там, для того, чтобы обратиться в страховую компанию.

С.З.: Ну, здесь очень важно и страховым компаниям взять на себя тоже такую ответственность.

В.С.: Да, кстати, вы, Иван Олегович, уже прогнозируете увеличение обращений в страховые компании?

И.М.: Конечно, и прогнозируем. Случай резонансный и мы, в общем-то, естественно, повысим свою активность в этом направлении и будем этот пример использовать. Ну, к сожал… не к сожалению, а к счастью, примеров не так много. И люди быстро плохое забывают. Вот вся беда. Конечно, мы сейчас активизируемся, попытаемся использовать этот повод, хотя он не очень хороший, для того, чтобы развить вот страхование имущественно-предпринимательских рисков всех вот этих.

В.С.: Показать людям, что бы было в случае, если бы была страховка.

И.М.: Ну, сейчас существенно проще, Владимир, на примере, да, что было бы, если б было страхование. Понятно, что были бы выплаты и людям было бы проще.

В.С.: У нас не так много времени остается. Наверно, нам можно уже подводить итоги нашего опроса, да. Итак, мы спросили вас сегодня: «на чью помощь может рассчитывать предприниматель в случае ЧП?». Самое максимальное количество ответов поступило за вариант «Только на себя» - 55% почти ответили. Страховщиков считают ответственными в этом случае ровно 30 опрошенных, 33 %.

И.М.: Это хороший процент, спасибо.

В.С.: На третьем месте федеральные и местные власти. На четвертом – «Коллег по несчастью» и профильные организации, в виде, например, тех же деловых общественных организаций, почему-то никто их не упомянул.

С.З.: О том, о чем мы говорили сегодня с вами, что общественные организации, которые были созданы для того, чтобы помогать предпринимателям, вот на них вообще как…

О.К.: Помогать и отстаивать интересы, выражать…

С.З.: Оказывается, никто на них не рассчитывает.

О.К.: Они не участвуют только в форумах. Это, к сожалению, жизнь.

С.З.: Это, Олег Александрович, показательно?

О.П.: Это чья все-таки вина, да, это сами общественные организации плохо работают или люди не очень… Ну, в чем причина?

О.К.: Я бы сказал, уровень доверяя к тем общественным организациям, есть же цеховой принцип.

В.С.: Олег Александрович, да, хотелось бы, чтобы вы еще раз проговорили вещи, сказанные в прошлом часе, что вы займетесь вопросом, да, организации.

О.К.: Займусь вопросом организации, консолидации по данной проблеме.

В.С.: Департамент предпринимательства и торговли будет непосредственно по этим действиям, да?

О.К.: Я думаю, что да, сегодня будем оговаривать, кто будет исполнителем, потому что то, что я говорил, я говорил не теорию, я говорил практику. Можно эмоционально возмущаться, можно называть это «стыд и позор», я считаю, что надо начинать всегда с простых достаточно вещей. То есть предприниматели, которые там участвовали, должны определиться, реестр, пострадавшие…

С.З.: Начинать нужно с себя.

О.К.: Прописать, так называемые, все «хотелки», что хочется. Не виртуально, что… Ну, давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения простого гражданина, ситуация простая: почему бюджет должен возместить?

В.С.: Уже 45 минут, нам пора уходить из эфира. С.З.: Я сейчас показываю такой знак, что нам придется заканчивать эфир. Олег Прохоренко, Олег Казаковцев, Иван Макин, Светлана Занько, Владимир Сметанин. Прощаемся.

В.С.: Прощаемся. Всего доброго, до свидания!

И.М.: До свидания!

О.П.: До свидания!

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта