30 июля 2013
Суть скромности - стыд, нескромности - тоже стыд
Время выхода в эфир: 30 июля 2013
121
2
Сегодня, обитая в воцерквленном государстве, мы снова отворачиваемся
от Христа, но, не как ранее, стараниями и заслугами политических
идеологий, а, как бы это страшно не звучало, непрерывным упорством
"вятского предстоятельства". Несовместимые даже с нашими ничтожными
пониманиями о сути "человека в облачении" - белого ли священства,
"черного" ли монашества: они молятся за прощение наших грехов - мы
видим в последние годы, что нашу епархию раздирают внутренние дрязги,
многочисленные разборки, а поперек дорог, ведущих в храм, возлег тучный
телец, имя которому Алчность.

И как молодому поколению, рожденному тогда, когда в стране еще Бога не
было, войти в храм, если, даже самые стойкие в вере миряне и служители,
больше рассуждают о выросших в разы ценах на требы, свечи и утварь, об
изгнании очередного священника, и о новом, представительского класса,
"Мерседесе" Владыки Марка, пересевшего в него из очень дорогого,
заоблачно дорогого для большинства прихожан, японского внедорожника.
Где уж тут найти время для разговоров о вере, молитве, скромности и
смирении, строящихся или восстанавливающихся храмах, к которым силами
Вятской епархии руки нынче не прикладываются.

Незадолго перед своей кончиной Владыка Вятский и Слободской Хрисанф,
отвечая на вопрос о "не слишком прилежной пастве", неожиданно сказал:
"Каков поп - таков приход", - после чего засмеялся моему удивлению,
ожидающей от него откровенно гневливого порицания нашей лени,
порожденной вечносущим лукавым. Тогда Владыка покорно взял на себя всю
вину и ответственность за наши окаянные души. А нынче мы сами себе
неумелые пастыри, сами себе грешники, возможно снедаемые завистью к
архиерейскому богатству, к спелому и розовощекому его окружению, жизнь
которого наверняка удалась.

Два месяца назад, 7 июня, прошли обыски и изъятия в офисе и церковных
лавках, принадлежащих настоятелю храма Веры, Надежды, Любови и матери
их Софии - отцу Георгию Купцову. Многие называли отца Георгия
"батюшкой-бизнесменом", не представляя, что на доход от церковных
лавок не только жила семья протоиерея: матушка и четверо детей - но
львиная доля шла на строительство и восстановление вятских храмов.
Сегодня отец Георгий, полгода назад лишенный права на служение, стал
неугоден правящему архиерею, недовольному отнюдь не неправедной жизнью
бывшего настоятеля, а потому, что конкурент. Ведь у батюшки не только
собственные лавки, мешающие окончательно монополизировать всю торговлю
церковной утварью, но и "приличные" цены на товары, которые, как и
прежде, по карману небогатому прихожанину.

Откровенно разрушая налаженный бизнес, уже два месяца не возвращаются
в лавку все изъятые изделия из драгоценных металлов, у которых, как
только предполагает следствие, что-то неладно с апробацией. А на днях
СМИ сообщили, что отца Георгия ждет шесть лет тюрьмы, хотя к моменту
публикации протоиерей даже не ведал о возбуждении уголовного дела.
Полицейские грустно шутят: "На Вас, батюшка, заказ. А у нас приказ"...
Да, кстати, вынесли весь товар из церковных лавок в день очень
символичный - 7 июня ушел из жизни бывший настоятель Успенского собора
- отец Петр. Теперь понятно, почему прозвучало от меня слово "разборки".
Но Бог мне судья.

Комментарии (2)

  • 31 июля 2013 | 12:31

    Владимир

    думается за всю историю православия никто так не "оскорблял чувств верующих" как совет директоров ОАО "РПЦ" с приходом часовщика и иже с ним пришедшим на Вятку автолюбителем
  • 30 июля 2013 | 17:25

    Олег

    Когда человек был еще ребенком, бабушка всегда говорила ему: «Внучек, вот вырастешь ты большой, станет тебе на душе плохо— ты иди в храм, тебе всегда там легче будет». Вырос человек. И стало ему жить как-то совсем невыносимо. Вспомнил он совет бабушки и пошел в храм. И тут к нему подходит кто-то: «Не так руки держишь!» Вторая подбегает: «Не там стоишь!» Третья ворчит: «Не так одет!» Сзади одергивают: «Неправильно крестишься!» А тут подошла одна женщина и говорит ему: — Вы бы вышли из храма, купили себе книжку о том, как себя здесь вести надо, потом бы и заходили. Вышел человек из храма, сел на скамейку и горько заплакал. И вдруг слышит он голос: — Что ты, дитя мое, плачешь? Поднял человек свое заплаканное лицо и увидел Христа. Говорит: — Господи! Меня в храм не пускают! Обнял его Иисус: Не плачь, они и меня уже давно туда не пускают.
Создание и продвижение сайта