А губернатор наш, кажись, социалист…

Блоги 26 августа 2013 642466 5

все блоги автора

Игорь Олин

директор средней школы поселка Вахруши Слободского р-на, учитель истории

На традиционной встрече с жителями Слободского района в этот август Никита Юрьевич был свеж, как в день восшествия на губернаторский пост. Однако стоило ему коснуться темы образования, как от репертуара Белых густо понесло нафталином — зазвучала старая песня про существование 600 школ при якобы ста необходимых, про школы, «где семь учеников». Нереализованный замысел стереть в пыль сотни сельских школ остался, видимо, осадком на душе. Впрочем, за прошедшие годы либерал-губернаторства большая Россия успела вернуть единство партии с народом, программу «Время», бумажную конституцию, кодекс строителя коммунизма (пускай и в православно-казачьей версии), потому хит вятского губернатора про оптимизацию образовательных учреждений также предстал в новой аранжировке.

Упор был сделан на социальную справедливость. «Ученик в отдалённой деревне является «золотым», — вещал глава региона. — А если придёт родитель ученика городской школы и спросит, почему на обучение моего ребёнка денег тратится гораздо меньше?! Деньги должны следовать за учеником, сколько учеников в школе — столько у неё денег». Многозначительность наступившей после этих слов паузы не оставляла сомнений — уравнительный принцип распределения для Никиты Юрьевича явился в этом случае абсолютной истиной. Обращение к понятию социального равенства звучало из его уст на редкость мило. Так крестьяне когда-то делили землю «по едокам». «По едокам» Белых теперь делит образование. Получившие свою долю школы «семи учеников», по его мнению, вполне справедливо будут агонизировать в нищете. Жители деревни — лишние люди «великой России», бельмо на глазу. Наш губернатор уверовал в равенство в отдельно взятой отрасли, как Мор в свою «Утопию» или Кампанелла в «Город Солнца», и, безусловно, здесь оказался не чужд определённой доли социалистических воззрений. Во всяком случае, не уступил Шуре Балаганову: «Я хотел честно, по справедливости, всем поровну». И, разложив деньги на четыре кучки, он скромно отошел в сторону, сказавши: «Вам, мне, ему и Козлевичу». Что из того, что в других случаях губернатор легко отходит от данного постулата, например, не требует равной оплаты за равный труд? Так ведь и Балаганов порою выдавал себя за сына лейтенанта Шмидта и подрабатывал щипачом, простительно — не коммунист ведь.

Коробит всякий раз, когда политическая фигура такого масштаба позволяет себе неуважительно говорить о людях, чьи жизненные обстоятельства можно назвать, мягко говоря, трудными. Из деревни ушёл соцкультбыт, банк, порою почта, там часто нет сотовой связи и интернета, отвратительное транспортное сообщение, на ладан дышат сельхозпредприятия. Что должны чувствовать жители этих населённых пунктов, когда губернатор вместо заботы и помощи отзывается о них, как об обузе? Когда тыкает им убогим зданием ветхой школы, разбитой дорогой, запустением? Им краснеть? Провалиться сквозь землю, что не повезло — родились здесь, приехали по распределению, живут, и вот ведь, мешают сегодня губернатору эффективно управлять? Мешают красиво выглядеть перед Москвой. Подвели власти Вятского края самим фактом своего существования и никак не сгинут?

…Листая в архиве протоколы колхозных собраний в годы Великой Отечественной войны, был поражён, читая, как люди, делившие граммы зерна, регулярно просящие правление о выдаче тех или иных продуктов, потому что голодают («Выдать 2кг картофеля»), отдававшие всё заработанное фронту (на танковую дивизию, на теплые вещи и др.), весной 1942 года, в самое страшное время поражений Красной Армии, в одной артели решили построить детскую площадку, в другой — школу. Построили. Потому что и в войну дети есть дети, потому что и в войну была жизнь и надежда. А сейчас вместо жизни остались лишь рапорт и «эффективное управление».

Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта