Молодежная политика "в коме"

Блоги 5 июня 2014 605964 0

все блоги автора

Михаил Курашин

руководитель региональных программ фонда "Соработничество"

Очередной виток событий, связанных с управлением по делам молодежи, вновь заставляет обратить внимание на то, что происходит в региональной молодежной политике.
Информация об уходе начальника управления по делам молодежи области (далее - УДМ) Сергея Учаева для меня оказалась неожиданной. Неожиданно с позиции того, что это произошло стихийно, быстро и в условиях того, что штат УДМ оказался фактически оголен. И об этом было много разговоров и комментариев на сайтах.
С чем-то я соглашусь (об этом ниже), но начать хочу с того, в каком состоянии находилась региональная молодежка и стоит ли обвинять одного Учаева в том, что все развалено.
Я писал уже не раз, что с грустью вспоминаю первых руководителей комитета по делам молодежи Леонида Ямбарышева и Ирину Большедворскую. При них государственная молодежная политика не просто сформировалась, а превратилась в систему, как организационную, так и содержательную. Значительный опыт олрганизаторской работы в комсомоле, желание (как ключевое условие) тогдашних руководителей провести перестройку от советсткого подхода к новым форматам молодежной политики, и главное - целеполагание, как обязательное условие, определяющее вектора и приоритеты в мероприятиях государственной молодежной политики. Конечно, кто-то сегодня упрекнет в том, что это все "древний совок" и я, как человек, испытывающий ностальгию по тому периоду, консервативен. Но когда мы вспоминаем ,что именно при тех руоководителях были сформированы сети муниципальных органов по делам молодежи и молодежных общественных организаций, а деятельность УДМ выходила за рамки организации мероприятий типа "шарики-фонарики" и "молодежных парламентов".
Дальше УДМ столкнулся с проблемой "кадровой деградации" и если при следующем начальнике Романе Бересневе в начале его пути были еще какие-то попытки удержать сети, то все последующие "начальники" вели молодежку к стремительной деградации.
Сначала, после ухода Р.Береснева, отпали муниципалы. Нет, конечно, и сегодня в каждом районе есть специалисты, отвечающие за молодежку. Но пропала всякая система взаимодействия и работы с ними с областного уровня (кроме отчетов, конечно), что привело к высокой текучке с этих муниципальных должностей и снижению мотивации заниматься активной молодежной политикой. Для меня этот период - с 2005 г.
Следующим "отмирающим" элементом стали общественные организации. Да, в период руководства Р.Береснева с целью их мотивации появились грантовые конкурсы. Но при следующем "начальнике" конкурсы перестали быть конкурсами, а стали, как мне кажется, формами премирования лояльных и поддержки "своих" организаций. Как следствие, большинство "несвоих" организаций, то есть, фактическое большинство молодежных общественных организаций, отказались от сотрудничества с УДМ и "ушли" либо в другие сферы, либо попросту прекратили свое существование. И дело не столько в денежной поддержке! Речь идет об участии в обсуждениях молодежной политики, привлечении организаций в качестве соорганизаторов в крупные региональные молодежные мероприятия и т.д. На их место пришли созданные "сверху" и сформированные по принципу лояльности "молодежные парламенты". Этот период наступил где-то в году 2006-2007 гг.
Заключительным "отторгнутым" копомнентом системы стали кадры самого УДМ. Вместо критериев профессионализма и желания, в приоритете стали такие, как исполнительство и преданность. Может быть исполнительство является и хорошим и правильным качеством, но когда специалистов высокого организаторского уровня переводят на бумажную работу и пустое обслуживание "своих" проектов, то, вполне понятно, мотивация такого спеца теряется и он уходит. А преданность вообще стало тем, что "закупорила" весь УДМ. Никакой утечки информации, закрытость даже от своих, непонятные действия на грани махинаций и т.д. То есть, вся организационная структура должна была закрытся от внешнего внимания и, несмотря на отдельные утечки о том, что "творят начальники", в целом, это удалось достичь. А началось это все где-то в 2008 г. и особо усилилась с появлением в качестве зама человека, который называет себя сегодня "бойскаутом".
Именно с его появлением молодежка становится все более политической. Но вместо того, чтобы развивать политическую активность молодежи, им предлагают стать политическими "инструментами", заявляя о том, что молодежь - это лишь будущее страны, а не его настоящее. Результат не заставляет себя ждать - еще часть общественников, которые не хотят заниматься политикой или не "в тренде" также отходят от сотрудничества с УДМ и участия в ГМП.
К появлению нового губернатора площадка молодежной политики фактически "пуста" и в этих условиях отдельные функционеры из УДМ предлагают "свои" мероприятия и проекты, обозначая их в качестве приоритета всей молодежной политики. Однако профессионального опыта, связей и мотивации не хватает на то, чтобы сделать мероприятия и проекты успешными. И ситуация с реализацией государственной молодежной политикой продолжает стремительно идти "вниз".
Последующий период до прихода С.Учаева можно считать стагнацией в ГМП: нового ничего не возникает, проводятся лишь традиционные мероприятия, упор сделан на мерпориятия в областном центре (где к этому времени работает бывший "начальник") и т.д. Неслучайно, что и вопрос по новому начальнику решался более 1,5 лет.
Появление С.Учаева было неожиданностью. Человек, не представляющий, что такое ГМП, должен был вывести УДМ и ГМП на новый уровень жизни. Мог ли он это сделать? Мог, но для этого ему необходимо было все-таки погрузиться в тему молодежной политики, а также решить кадровый вопрос. Он этого не сделал, а вместо этого начал разбирать то, что было наворочено до него. Кто в курсе знает, что отчет контрольно-счетной палаты области содержал четкую формулировку о нарушениях в период до назначения Учаева. Но, повторюсь, Сергея погубили не эти нарушения, а то, что он не смог организовать работу УДМ по основным направлениям государственной программы...
Его уход поднимает вопрос о том, что будет с УДМ и ГМП дальше. Наиболее вероятный и обсуждаемый вариант - присоединение управления к департаменту образования. Думаю, что это не самый хороший вариант. Департамент образования имеет свои цели и задачи, свою структуру и систему работы и присоединение УДМ может привести к тому, что молодежка окажется "на задворках" (как это произошло в ряде муниципалитетов и регионов, где было такое слияние).
Возможный вариант и, на мой взгляд перспективный, переформатировать ГМП с точки зрения цели и приоритетов. Молодежь - это трудовой и демографический ресурс, который развивается и реализуется уже сегодня. И необходимо создавать условия для того, чтобы помогать развитию и реализации ресурсных возможностей молодых людей. В этом случае, УДМ должен либо оставаться самостоятельным органов, либо быть присоединен к соответствующему департаменту, либо преобразован в новый орган - управление (департамент) трудовых и демографических ресурсов.
В этом случае, у ГМП есть путь к развитию, пусть и сложному, так как придется перестраивать работу не только УДМ, но и дворца молодежи, и муниципальных специалистов. Но это шанс для молодежки.

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта