Экономика периферии, или Ветер в карманах

Блоги 17 января 2017 4763 0

все блоги автора

Григорий Явлинский

политик

2665552

Выступление наГайдаровском форуме байкера Хирурга (Залдостанова) опатриотическом туризме, атакже участие вфоруме таких иностранцев, как Джеффри Сакс иДэвид Липтон, показывают, насколько российская экономическая политика провинциальна ипериферийна.

ВЕТЕР ВКАРМАНАХ

Спатриотическим туризмом, ядумаю, все ясно, аСакс иЛиптон как ключевые представители Запада нафоруме — это забавный сюжет возврата ккоманде американских советников 1990-х. Именно поих лекалам строились тогда «либеральные» реформы. Только в1990-е они говорили иначе. Это сейчас нафоруме они заявляют, что «у России нет шансов выйти даженасреднемировые темпы роста экономики, если небудет решена проблема защиты прав собственности, если небудет обеспечено верховенство права инезависимость судебной власти, если небудет проводиться полномасштабная борьба скоррупцией, если частный бизнес будет запуган ине готов проявлять присущую ему экономическую активность». 25 лет назад ничего изэтого ихне волновало. Тогда они рекомендовали иполностью поддерживали сегментацию экономического пространства бывшего Союза, гайдаровскую гиперинфляцию 1992 года в2600%, мошенническую приватизацию залоговых аукционов иваучеров, лоббировали выдачу навсе это (а заодно ина войну наСеверном Кавказе) кредитов МВФ. Создание вРоссии правового государства, реального права частной собственности ивообще институтов тогда Сакса иЛиптона неинтересовало. Ихрецептом была программа, называвшаяся «Вашингтонский консенсус»: финансовая стабилизация, либерализация, приватизация. Под нее идавали кредиты. Иименнореализация этой программы тогда привела ктому, что теперь вся экономическая система России находится втупике, ав политике мыимеем авторитарный неправовой коррумпированный режим. Вот стакими советчиками российское руководство опять решило поискать приоритеты врамках заявленной повестки форума: «Россия имир: выбор приоритетов».

Нуа перепалка Грефа сЧубайсом натему очередных фантазий последнего как нельзя ярко показала комичность завершившегося позавчера правительственного Гайдаровского форума. Наутверждение Чубайса отом, что «солнечная энергетика вРоссии уже состоялась… аветровая наподходе», Греф тут жезаметил, что невидит унас пока ни«солнца», ни«ветра». Разве что скоро появится «ветер вкарманах», предположил глава Сбербанка. Этот разговор смешон еще ипотому, что внедавно опубликованной версии энергетической стратегии России сказано, что доля возобновляемой энергетики к2035 году (!) влучшем случае достигнет 4% (!) отобщего объема выработки. Это при том, что, например, вГермании она уже сейчас достигла 32%, ак 2035 году будет неменее 50%. Тоесть всамом оптимистичном варианте отставание России отГермании всфере современной энергетики будет 12-кратным. Иеще одна важная цифра: к2015 году вЕвропе, США, Канаде, Австралии, Японии, Израиле возобновляемая энергетика (ветровая, солнечная, малая гидроэнергетика, энергия приливов иокеанических течений) заняла серьезную нишу нарынке (до 30-40%) сперспективой дальнейшего роста.

Или вотеще одна зарисовка сфорума. Выступает бывший премьер Австралии ирассказывает, как его страна проводила реформы. Максимальная открытость экономики, стимулирование несырьевых секторов, законодательное введение нормы обязательных семейных сбережений сцелью создания пенсионных накоплений… Именитые отечественные экономисты тут жезаявляют, что этот набор «абсолютно применим кроссийским условиям».

Нона самом деле австралийский опыт абсолютно неприменим и, главное, практически нереализуем сегодня вРоссии. Внынешней российской политической иэкономической реальности, при сложившейся запоследние 20 лет системе интересов, при текущем состоянии бизнеса иобщества, при полном отсутствии механизмов ижелания влиять навласть никакие реформы невозможны. Ниавстралийские, никакие-либо другие.

Сегодня чиновники обсуждают экономические перспективы страны нафорумах, подобных Гайдаровскому, ис компетентным видом озвучивают заведомо нереалистичные официальные прогнозы, которые все больше похожи накамлания шаманов. Бизнесмены, опасаясь неприятностей, участвуют вэтих постановках иделают хорошую мину, несмотря наочень плохие ожидания. Всех ихможно понять: итем идругим просто некуда деться. Однако унаучного иэкспертного сообщества, уроссийских интеллектуалов особая ответственность. Несмотря насерьезные ограничения, они сохраняют еще пока возможность верно оценивать ситуацию, неподменяя профессиональный диагноз бессмысленными дискуссиями, школярскими предложениями порешению нарастающих серьезнейших проблем иобещаниями вот-вотпредставить развернутую программу реформ. Впрочем, большинство предпочитает заниматься имитацией, прекрасно понимая, что внынешних политических условиях ис учетом диктуемой имсверху задачи безусловного сохранения сложившейся системы власти ипринятия решений нанеопределенную перспективу ничего серьезного вэкономике делаться небудет. Ато, что будет, неимеет принципиального значения — нисбалансирование бюджетной системы, ниснижение фискальной нагрузки нафонд заработной платы, нипопытки снижения инфляции, ниусилия поповышению эффективности банковского регулирования. Все это нужно, ноне важно.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ЗАСТЫЛА

Минувший год для российской экономики завершился довольно предсказуемо: темпы прироста ВВП оказались отрицательными — приблизительнополупроцентный спад посравнению спредыдущим годом (официальная статистика вскоре должна это подтвердить). Вовторой половине 2016 года ситуация была более позитивной, что позволяет правительству надеяться наначало восстановления экономики в2017 году — от0,5% до1% прироста ВВП поотношению кпрошлому году. Однако, если принять вовнимание масштаб допущений идосчетов, которые производятся при вычислении агрегатных макроэкономических показателей, значения темпов такого порядка неговорят нио чем. Делать наих основании фундаментальные выводы было бынекорректно. Скорее следует полагаться наотдельные, более частные показатели ина общие ощущения. Аэти ощущения таковы: экономическая активность застыла нанизкой точке под влиянием противоречивых сигналов.

Очевидно, что условия вцелом стали хуже, чем они были десять, пять лет или три года назад. Причем это касается всего, нуили почтивсего. Цены наосновные позиции российского экспорта, доступность долгосрочного финансирования, активность крупных инвесторов, динамика внутренних ивнешних рынков, степень предпринимательской уверенности — все эти базовые условия как минимум неулучшаются. Риски внутри страны — икоммерческие, иполитические — по-прежнему высокие. Исказанное втой же, если нев большей, степени применимо крискам внешним.

«УСПОКОИТЕЛЬНЫЕ» СИГНАЛЫ

Политика по-прежнему душит экономику, иэто крайне печально вне зависимости отвозможных мотивов иих объяснений. И, главное, власть продолжает пичкать иллюзиями иблагоглупостями активную часть населения, отдействий которой более всего зависит экономическая динамика. Людям внушают, что все само собой наладится иэкономика вот-вотначнет уверенно расти. Что изоляция исамоизоляция идут напользу экономике. Что традиционный ВПК сего производством танков иракет все еще является главным двигателем экономики — иэто сейчас, вXXI веке! Что потребление нужно ограничивать ради абстрактного величия страны, выражаемого вмасштабных военных операциях затысячи километров отроссийских границ ив циклопических престижных проектах. Все это если иможно назвать экономическим ростом, товесьма специфическим — винтересах очень отдельных людей иочень отдельных групп.

Наэтом фоне дажеунекоторых высокопоставленных представителей власти пробивается понимание, что без структурных иинституциональных реформ нынешние перекосы ипровалы: прежде всего рост бедности, сокращение иупрощение потребления, отток человеческого ифинансового капитала — уже через несколько лет настолькоухудшат общественное настроение, что власть окажется перед тяжелейшей дилеммой. Руководству страны придется сделать выбор: либо отказаться отдорогостоящей манипуляции населением спомощью социальных ибюджетных платежей, либо пойти нарезкое усиление внешней конфронтации, что может привести уже кбольшой войне. Оба варианта крайне неприятны, втом числе идля власти.

Инет ничего более странного врассуждениях ороссийской экономике, чем разговоры отом, что «трудности подействуют отрезвляюще изаставят заниматься делом, реальными реформами». Всякий, кто хоть немного знает, что представляют собой российская бюрократия, бизнес ивласть, ниминуты несомневается, что это невозможно.

Тем неменее именносейчас поднялась волна «успокоительных» сигналов: обещания оградить бизнес отпроизвола ирепрессий, разговоры отом, что нижняя точка кризиса пройдена, что никаких чрезвычайных мер больше небудет ичто всем надо «засучить рукава» ивернуться кнормальной активности. Собственно, иэтот несчастный Гайдаровский форум изчисла таких успокоительных средств: «мы возвращаемся вмир», «воткнам приехали иностранцы, имы вместе выбираем приоритеты»... Видите, совсем скоро уже все будет хорошо.

Другой вопрос — поверят лилюди этим сигналам, которые пока неподтверждаются никакими практическими действиями. Если нет, то, видимо, уже вобозримой перспективе нужно готовиться ксерьезным политическим осложнениям.

Институциональные иструктурные реформы вэкономике невозможно проводить при обвальном политическом откате повсем направлениям. Сверхконцентрация власти, еенепрозрачность инесменяемость, отсутствие политической конкуренции, сдержек ипротивовесов создают ситуацию, когда исами реформы, иобщественное давление, необходимое для ихосуществления, становятся абсолютно нереальным делом.

ПРОГРАММА ЕСТЬ, ГОСУДАРСТВА НЕТ

Если отвлечься отличных амбиций иинтересов, заставляющих конкурирующие экспертные группы бороться заприоритетное финансирование, обвинять друг друга внекомпетентности инастаивать нанеобходимости разработки все новых программ, тодискуссию онаправлениях ипутях возможной экономической модернизации можно считать закрытой. Программа смены модели российского капитализма восновных чертах давно уже определена имногим известна.

Это впервую очередь изменение внутренней ивнешней политики, отмена репрессивных законов, освобождение СМИ, налаживание нормальных отношений сближайшими соседями иостальным миром.

Это освобождение ипоощрение предпринимательской инициативы.

Это создание благоприятной истабильной институциональной среды для бизнеса, готового соблюдать законы инести свою долю социальной ответственности. Такая среда предполагает наличие обратной связи между государством иответственным бизнесом, предоставление бизнесу возможности легально иоткрыто участвовать вполитической жизни страны.

Это обеспечение максимально конкурентной среды вовсех сферах, заисключением оправданных случаев естественной монополии. Грамотные законы иэффективные, прозрачные органы антимонопольного регулирования должны сочетаться сполитическими механизмами антимонопольного контроля, чтобы недопустить скрытое давление итеневой лоббизм состороны групп, заинтересованных всохранении своего монопольного положения. Понятно, что эффективное действие таких механизмов требует максимальной прозрачности деятельности иинформационной открытости вгосударственном ичастном секторах.

Следует всячески стимулировать накопление иинвестиции, создавать отрицательные стимулы для проедания доходов иэкономических активов. Навыполнение этой задачи должна быть ориентирована налоговая система. Для этого должна функционировать система так называемых «институтов развития», задачей которых является поощрение долгосрочных инвестиций ииспользование для этих целей большей части рентных доходов государства.

Можно продолжать идальше. Однако, поскольку главная задача (всех выступавших наГайдаровском форуме) наближайшие 15 месяцев — это перевыборы Путина (или выборы того, «на кого Путин укажет»), все разговоры остратегиях развития, все программы Кудрина до2024 года, все форумы типа Гайдаровского, петербургского, сочинского или ВТБ, атакже все другие формы имитации деятельности для одурачивания людей, сточки зрения собственно экономики, являются бессмысленной тратой времени иденег. Проблема сегодня заключается нев отсутствии программ ирецептов, ав отсутствии государства, способного иготового всерьез работать над реализацией жизненно важных для экономики задач.

ПЫЛЬ, ПОДНЯТАЯ БАЙКЕРОМ

Имитация дискуссии вее отсутствие никому неинтересна нивнутри страны, низа рубежом. Именно поэтому основным ньюсмейкером форума становится Залдостанов. Если говорить обэтой ситуации вболее широком контексте, тоновости ороссийской экономике ипланах еереформирования, ксожалению, никому неинтересны. России вмировых новостях много, носовсем подругим поводам — всвязи спредполагаемым компроматом наТрампа, например. Ноэто незначит, что такая эпоха наступила, ичто Трамп иЗалдостанов интереснее экономики. Даже если это итак, торазветолькоотчасти.

Экономическое экспертное сообщество может вернуть себе статус ньюсмейкера, если вместо ритуальных разговоров ореформах вообще экономисту начнут всерьез ичестно обсуждать сложившуюся встране ситуацию. Безусловно, при этом необойдется без разговора ополитике, нозато дискуссия будет интересной ипо сути. Что жеделать, если фактором, прямовлияющим наперспективы экономики, является, например, фальсификация выборов. Обэтом есть что сказать нетольконапублицистическом уровне, нои внаучном сообществе.

Собственно, дажеодно честное выступление, выходящее запределы «спора» Грефа сЧубайсом, уже стало быновостью. Так периодически унас случается — топро бизнес кто-нибудь честно выскажется, топро искусство. Итогда это сразу привлекает интерес масс. Правда, поднятая одиночным выступлением информационная волна быстро затихает. Ночестная дискуссия — это принципиально иной уровень. Честная дискуссия направлена наспасение страны. Иу экспертного сообщества есть шанс стать причастными ксотворению истории. Может стоит хотя быпопробовать вытащить себя заволосы изболота форумов? Ведь дажепопытка — лучше, чем бездействие. Лучше, чем стоять наобочине иглотать пыль, поднятую байкером.


Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта