Ответ Владимиру Познеру

Блоги 22 марта 2016 26055 0

все блоги автора

Ксения Собчак

телеведущая

Оригинал—«Дождь»

Уважаемый Владимир Владимирович!

Раз Выответилимне публично, тосчитаю нужным все-такиразобраться доконца, для меня это очень важно — вчера Выобвинили меня внепрофессионализме. Так как затронута моя профессиональная честь, считаю важным объясниться.

Полная версия дебатов Познера иНавального

Еще раз попорядку. Слова Алексея Навального Выназвали «либо заблуждением, либо ложью», аменя обвинили внеподготовленности, что «непрофессионально». Нона самом деле:

1) Яв самом начале программы поставила сюжет, где прямоговорится: «Только через два дня, всреду, 2 марта, вкриминальных новостях вышли короткие сообщения обаресте Бобокуловой Пресненским судом. Итоговые программы «большой тройки» посвятили резонансному преступлению минимум эфирного времени».

2) Навальный тоже упомянул, что телеканалы поставили «два дня спустя».

1. ВопросПарфеновубыл поставлен несовсем так, как Выговорите. Речь шла отом, «поставили быВы такой сюжет в«Намедни», ато вотВладимир Познер, например, непоставил бы?» Тоесть яне «сознательно» умолчала (чего умалчивать-то, если мыв самом начале обэтом заявили?), апровела параллель свашей позицией.

Факты таковы: минимум дважды впрограмме было упомянуто, что телеканалы выпустили новость несразу, атолькопосле того, как ихобвинили взамалчивании, истало ясно, что новость обсуждает вся страна. Конечно, встудии Вымогли этого просто неуслышать, пропустить, аАрину Бородину вэтот момент могла отвлечь дочка, или мыплохо инедостаточно это объяснили. Это можно обсуждать, ноговорить, что мыоб этом несказали — все-такинестоит.

2. Касательно перехода оттемы гибели девочки кобщей теме цензуры. Владимир Владимирович, ссамого начала тема дебатов звучала как «Замалчивание важных новостей — цензура или выбор редактора?», ане «Почему Познер непоставил быв новости сюжет огибели девочки». Было очевидно, что иВам, иАлексею, инашим зрителям будет интересно поговорить оцензуре нафедеральных каналах. Ипереход отчастного кобщему здесь был очевиден. Учитывая Ваш телевизионный опыт ибыстрый умя уверена — Выпрекрасно понимали, что тема будет шире конкретного случая, и, кстати, ваша позиция здесь была предельно ясна ипонятна: «Я неотвечаю заПервый канал, иза цензуру». Ваш жеоппонент считал, что Высоучастник преступления. Иконечно, этот интересный иважный диалог — продолжение темы, возникшей ввашей переписке сАлексеем.

3. Поповоду моей работы иработы моих коллег нателевидении. Телевидение недолжно быть государственным. Это факт. Апока оно государственное, нанем должны работать профессиональные люди, ане отрицательный отбор попринципу «кто громче крикнет «крымнаш» или еще что-нибудь, что скажет начальство. Унас есть закон запрещающий цензуру. Это касается игосканалов. Против нас всех применена именноона. Шац сЛазаревой нестали хуже шутить, яне стала хуже вести развлекательные шоу, аПарфенов неразучился делать свои программы. Выталкивая всех этих, атакже любых других людей сальтернативной точкой зрения изинформационного пространства, нам всем, посути, затыкают рот иборются лично скаждым изнас. Если жегосканалы иих высокие руководители считают, что телевидение — это как госфабрика попроизводству молока, тоскажите обэтом прямо: «мы берем наработу толькообслуживающий интересы власти персонал». Аведьнам по-прежнему пытаются объяснить, что Владимир Соловьев или Дмитрий Киселев непредвзятые журналисты. Иподлость ииезуитство — именновэтом.

4. Ипоследнее. Несмотря навсе вышесказанное, инезависимо отВашего отношения, яуважаю Вас исогласна стем, что Выделаете важную инужную работу. Просто конкретно наэтих дебатах Ваша позиция была слабее. «Слабее» нев смысле хуже или лучше — просто публично отстаивать позицию компромисса всегда сложнее, чем позицию идеалистическую, бескомпромиссную. При этом Выединственный человек, который неврет имного раз говорил публично, что уВас есть ограничения, которые Высознательно приняли. Эта честность вызывает глубокое уважение. Асудить закомпромисс всегда легко. Явотчестно скажу, что незнаю, и, возможно, тоже пошла бына какой-то неприятный компромисс ради возможности делать социально важные вещи. Это вообще сложные вопросы, изсерии «что лучше: добро воимя зла, или зло воимя добра?», «что лучше — иметь какую тосвободу слова (в Вашем случае достаточно обширную, большую, чем улюбого человека либеральных взглядов внашей стране) внесвободной стране, или бороться слюбыми ограничениями свободы слова ценой публичного черного списка?» Намой взгляд, мудрый ответ наоба эти вопроса — незнаю.

Вконце концов, каждый делает свой выбор. Акакой изних правильный — посмотрим.

Оригинал


Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта