Приступление и наказание

Блоги 13 октября 2016 8433 0

все блоги автора

Товар-Деньги-Товар

деловое издание

Приступление и наказание


Экспертный совет журнала «ТДТ» сформулировал наказы новому главе региона.

По сути, очередное заседание совета стало логическим продолжением двух предыдущих встреч, на первой из которых эксперты журнала обсудили вызовы и угрозы, которые ожидают Кировскую область в ближайший год, а на второй – скорректировали их список в связи с арестом и отставкой Никиты Белых. Увы: сами собой насущные проблемы области со сменой её первого лица не рассосались – разве что появилась надежда, что новый руководитель сумеет-таки найти верный подход к их решению, учтя – в том числе – и рекомендации экспертного сообщества. Состоялось отчётное заседание ещё в середине августа, то есть сработать наш журнал решил, как уж повелось, на упреждение – не дожидаясь, пока Игорь Васильев начнёт кадровые чистки в правительстве, а кировчане изберут себе новое ОЗС. И тот факт, что кое-что из прозвучавшего на совете уже реализуется новоназначенным вр.и.о. на практике, лишь ещё раз подчёркивает актуальность затронутых нашими экспертами тем.

Члены экспертного совета
(в порядке вступления в разговор):

Андрей Зорин– председатель совета Кировского отделения Российского общества политологов, председатель экспертного совета журнала «ТДТ».
Михаил Шевелёв– председатель совета АНО «Центр жилищной экономики и структурного развития региона», учредитель журнала «ТДТ».
Илья Черезов – эксперт по вопросам государственного и муниципального управления.
Николай Пихтин– блогер.
Наталья Шутова – экс-руководитель информационно-аналитического управления Законодательного собрания Кировской области.
Евгений Дрогов – председатель Кировского отделения Союза журналистов России, директор издательства «О-Краткое».
Николай Голиков– главный редактор «ТДТ».

Андрей Зорин:

– Обсуждая предварительно тему нашего заседания, мы нашли для неё необычную формулировку: «Приступление и наказание». К исполнению своих обязанностей приступил новый человек – и у нас есть возможность высказать ему свои наказы, выразить ожидания. Если обратили внимание, Васильев достаточно аккуратен в своих оценках – и не только на публичных мероприятиях, но и на различных заседаниях и совещаниях, которые сейчас проводит. Как было заявлено, необходимо время для понимания того, что у нас здесь происходит, как это всё выстроено. За прошлые годы мы в «ТДТ» много всего наговорили, напрогнозировали о власти нелестного, начиная от промышленных парков и заканчивая кадровой политикой. Сбылось, к сожалению, вот таким печальным образом – арестом главы региона. Надеюсь, в этот раз всё будет по-другому. И у нашего экспертного совета есть ещё время, чтобы выразить свои ожидания от нового губернатора, понимая, что в сентябре следующего года пройдут выборы. От какого «наследства», на наш взгляд, необходимо отказаться Игорю Васильеву? На что обратить особое внимание, что сохранить, а что буквально уничтожить? Попробуем сформулировать некий наказ экспертного совета журнала «ТДТ».

Михаил Шевелёв:

– Первое впечатление от нового губернатора – это, конечно, форма. Форма представления, форма позиционирования, форма отношения к публичному поведению. Здесь меня зацепило несколько моментов. Во-первых, мне увиделось в этом некоторое противопоставление пиару: я, мол, человек не публичный, для меня главнее сделать, чем сказать. Он не совершает резких движений и не ставит своей целью сформировать позитивное впечатление о себе. На мой взгляд, это выдаёт в нём достаточно серьёзного управленца, потому что когда методологически подготовленный управленец приходит на новое место, он никогда резких шагов не делает. А то, что люди сейчас к нему вереницей в кабинет потянулись – это ему только на руку, это помогает разносторонне разобраться в ситуации. Плюс его незапланированные выходы в город – как вечером с супругой, так и в ходе официальных мероприятий. И в этом плане его первые управленческие действия достаточно грамотны, они вселяют надежду, что формат управления будет максимально требовательный: должен – сделай, сказал – ответь.

Во-вторых, конечно, привлекло внимание его заявление про проектный режим управления. Здесь, я думаю, его ждут несколько подводных камней, потому что проектный подход требует достаточно большой широты взглядов и, в том числе, предполагает работу не только со «своими» людьми – меж тем как сегодня в Кировской области быть «вписанным» в систему, принадлежать к «своим» является фактором определяющим. Проектный же подход подразумевает отбор исполнителей по уровню их профессионализма, умение доверять и сотрудничать с «несистемными» людьми. Если Игорь Васильев сможет работать с такими людьми и встраивать их в практическую деятельность на разных уровнях, это будет самый большой его плюс. Соответственно, мой наказ новому губернатору состоит в том, чтобы его кадровый выбор не сводился только к преданным и лояльным людям, но предполагал, в первую очередь, использование профессионалов. Если человек может это сделать – давай возьмём его на эту работу, а если у него всё получится – дадим ему продвижение по карьерной лестнице.

Проектный подход, если посмотреть на него с чисто коммерческой точки зрения, направлен на то, чтобы повысить производительность чиновничьего труда. И без привлечения «свежей крови» эта затея обречена на провал. Как будет наш новый глава выстраивать систему карьерных лифтов, как будет вести работу по кадровому резерву – я пока даже не представляю. В заседании нашего совета сегодня участвует Илья Черезов, мы с ним как раз вспоминали недавно о последних кадровых конкурсах, победители которых получили возможность проявить себя на государственной и муниципальной службе… Сколько лет назад это было?

Илья Черезов:

– Четырнадцать уже прошло.

Михаил Шевелёв:

– Ну, вот. Артём Молчанов, Роман Береснев, Илья Черезов, Эдуард Носков – все они как раз и появились четырнадцать лет назад. А вот про участников более поздних конкурсов уже ничего не слыхать…

Илья Черезов:

– Мёртвым грузом лежат в списках.

Николай Пихтин:

– У существующих лифтов есть один очень серьёзный косяк: из них никто никогда не падает вниз. То есть человек может работать из рук вон плохо, а то и вовсе ничего не делать – и всё равно будет расти по службе.

Михаил Шевелёв:

– В общем, мой наказ – технологично-кадрово-управленческий. В элементы политические я, пожалуй, вдаваться не буду, оставлю их вам.

Наталья Шутова:

– Поведение нового главы региона – по крайней мере, пока – полностью соответствует той первой и основной профессии, которую он получил в юности. Он слушает и анализирует. В главное разведывательное управление в советское время случайных людей не брали, это были сильнейшие аналитики. Но в том калейдоскопе встреч, которые Игорь Васильев уже успел провести, на мой взгляд, явно не хватает встречи с депутатами Законодательного собрания – и меня это настораживает. Эти люди, извините, пять с половиной лет стояли у власти, занимались формированием бюджетов, принимали законы… То есть он встречается с представителями национальных диаспор, с членами Общественной палаты – а депутатов обходит стороной. Но если он действительно хочет понять, в какую область он приехал, какие проблемы ему придётся решать и с кем иметь дело – кто, как не депутаты, могут ему всё это рассказать? Как бы мы ни относились к пятому созыву ОЗС, что бы им вслед ни кидали – там действительно много интересных и умных людей, очень разноплановый срез и по партийным спискам, и по социальному статусу. И, главное – у них есть опыт и своё видение проделанной работы. Ведь чтобы идти вперёд, надо понимать, что и почему уже сделано. Мы ведь не обнуляем всё – область же нельзя обнулить!

Михаил Шевелёв:

– Зато он провёл другую встречу – с сорока крупнейшими налогоплательщиками. По персональному составу, кстати, состав присутствовавших мало отличался от ОЗС.

Николай Пихтин:

– Кто-то мудрый, помнится, сказал, что если художнику показать красную краску, а потом попросить нарисовать зелёный лист, в его зелёном листе всё равно будет красная краска. Может, поэтому Игорь Васильев и не встречается с депутатами, чтобы у него в мозгах не навязла их идеология?.. Будут новые – с ними и будет работать.

Наталья Шутова:

– В чём состоит мой наказ? Я бы хотела видеть иные отношения у губернатора с председателем ОЗС. Никита Белых за семь лет правления превратил Законодательное собрание в департамент по изготовлению законов. То, что творилось – это было уничтожение законодательной власти. От этого надо уходить.

Николай Пихтин:

– Я уже как-то говорил, но повторю снова, потому что для меня это больная тема, как серпом… по любому месту тела. Ведь смотрите, когда у нас идёт пленарное заседание ОЗС, во главе президиума всегда сидит губернатор – а ведь это прямое смешение ветвей власти! И дай Бог, чтобы при Игоре Васильеве его представитель в ОЗС где-нибудь на галёрочке сидел, как в Государственной Думе сидит представитель правительства, иногда лишь вставая и отвечая – если спросят – на вопросы депутатов. И дай Бог, чтобы губернатор не продавливал через ОЗС нужные себе законы, а был готов исполнять то, за что проголосуют депутаты. А чтобы интересы правительства были учтены – для этого есть работа на комитетах, в коридорах, в кулуарах. Там всё и должно происходить.

Михаил Шевелёв:

– Снова вспомнил о той встрече с сорока крупнейшими налогоплательщиками, которую провёл Васильев. Он же разведчик, да? И тут, мне кажется, читается очень простой мессидж: ребят, когда вы изберётесь в ОЗС, налогоплательщиками вы быть не перестанете. И законы мне от вас в принципе не нужны. А вот наполнение бюджета – святое дело. Так что давайте с этого и начнём. Сначала налоги – потом политика. Такой посыл был бы очень шикарен. То-то они все такие грустные в зале сидели.

Андрей Зорин:

– В этот момент, наверное, так и было сделано. Мол, мужики, вы давайте налоги, а распределять бюджет другие будут.

Михаил Шевелёв:

– И людей для этого я, мол, сам потом назначу.

Николай Пихтин:

– То, что Игорь Васильев сразу побывал на основных предприятиях и в райцентрах – это интересно, Белых такого не делал. Он только через энное время, уже со свитой ездить начал, приурочивая к событиям, чтобы ленточки резать. То, что он запросто по городу вечером прогуливается – тоже очень важная тема, дай Бог, чтобы он и дальше это продолжал, чтоб и дороги знал, и как они асфальтом покрыты. Потому что если Владимира Быкова, к примеру, завести, завязав глаза, куда-нибудь во дворы на улицу Попова, то он неделю оттуда будет выход искать, я на 100% уверен, потому что города совсем не знает.

А наказ мой простой – кадры. Когда Белых пришёл, мы в газете «Прецедент» первую же статью, ему посвящённую, назвали «Короля играет свита». Кадры, команда – это основа основ. И неважно, откуда он их возьмёт – хоть с Камчатки, лишь бы были профессионалы. Местные, конечно, будут ворчать: мол, варяги понаехали. Но варяг варягу рознь. Если будет приглашать «своих», «управляемых» по принципу личной преданности – это не есть хорошо. Но если варяг – профи, который имеет опыт и действительно может работать, то я обеими руками – за.

Ну, и, конечно, что действительно нужно отметить – это мощная аналитика нового вр.и.о. Не удивлюсь, если он постоянно держит связь, советуется со своими людьми, которые в Москве остались – приближёнными, друзьями такого же формата, как и он. Он прекрасно понимает, что короля играет свита и потому вполне логично опасается, что его со всех сторон окружат люди Никиты Белых. Что, собственно, мы и наблюдаем: вы только посмотрите, сколько появилось желающих с ним познакомиться, за ручку поздороваться. Это ненормально.

Ненормальным я считаю и то, что произошло с Общественной палатой. Он совет Общественной палаты пригласил к себе, что принципиально неправильно – он должен был сам в палату прийти, поскольку Общественная палата – это не орган власти, это общественная организация. А как секретарь палаты Дмитрий Курдюмов прогнулся? Другого слова тут просто не найти. Помните, когда Васильев сказал, что готов как гражданин вместе с участниками рабочей группы прийти и посмотреть, как делают дороги? А Курдюмов ему ответил, что, дескать, по регламенту, в рабочую группу могут входить люди, которых утвердил совет, а так как весь совет здесь, то мы вас сейчас и утвердим. Это же полное нарушение регламента!

Наталья Шутова:

– В Кировской области Общественная палата – это не общественная организация, это именно орган, созданный по образу и подобию ОЗС. Поэтому я всегда говорю: зачем Общественная палата, если у нас есть Законодательное собрание? Наша палата – это второе ОЗС. Те, кто не прошли в ОЗС – их пристроили в палату.

Николай Голиков:

– Просто у нас двухпалатный парламент: палата общин и палата лордов.

Николай Пихтин:

– Короче говоря, у меня три наказа. Первый – это кадры, второй – отношения с ОЗС и третий – отношения с Общественной палатой и институтами гражданского общества. Чтобы при новом губернаторе общественникам и бизнесменам не мешали работать.

Андрей Зорин:

– Так они ж будут все приходить и что-то просить…

Николай Пихтин:

– А не пускать. Дверь закрыть и не пускать. Раз вы гражданское общество – то сами всё и делайте. А если бизнес – то сами всё и решайте.

Михаил Шевелёв:

– Перевести Общественную палату на самофинансирование – это вообще круто!

Николай Пихтин:

– Всё гораздо хуже: в Общественной палате как-то на полном серьёзе обсуждали, чтобы каждому её члену ещё и деньги платили.

Михаил Шевелёв:

– В смысле – чтобы членам платили? Я-то думал, чтобы члены сами – типа, членские взносы. А что? Это же общественная организация, ты же сам только что сказал.

Николай Голиков:

– Когда мы решили, что нужно будет в журнале дать картинку того социально-экономического положения, в котором вр.и.о. принял Кировскую область, я решил просчитать некоторые позиции и начал с покупательной способности работающего населения. Так вот: она у нас оказалась самой низкой в ПФО. Потому что по зарплатам мы в округе 11-е, а по стоимости потребительской корзины – входим в четвёрку самых дорогих вместе с Пермью, Самарой и Нижним Новгородом. Но, дорогие мои, где мы – и где Самара?

В чём причина такой нашей дороговизны? В том, что проблемы наших товаропроизводителей мы решаем за счёт населения. Мы выдвигаем идеологический лозунг: «Покупайте вятское», – а оно дорогое. И, соответственно, дорогая корзина. И потому мой наказ очень простой: работу правительства нужно деидеологизировать, в том числе – в вопросах поддержки местных производителей. Настоящая поддержка заключается не в том, чтобы заставлять людей покупать дорогие товары. Надо решать вопросы по стоимости энергоресурсов, по транспортным тарифам, по ГСМ, по всему, что сегодня делает наши товары неконкурентоспособными. Это трудная работа, но её нужно начинать, тем более что в других регионах её как-то ведут, и цены на энергоресурсы очень разнятся от территории к территории. У нас в энергетическом вопросе есть определённый монополизм и два прежних губернатора работали как раз в команде владельца этой монополии. Но это преодолимо – была бы политическая воля. И если новый губернатор её проявит, он даст возможность развиваться честным производителям, я специально говорю – честным, потому что мы знаем, что некоторые сегодня просто паразитируют на лозунге «Покупай вятское», взвинчивая цены.

Наталья Шутова:

– Правильно: хватит кормить Василия Куприяновича!

Николай Голиков:

– Не только Василия Куприяновича. И Валерия Васильевича, и Константина Марковича, и Сергея Александровича, и Олега Юрьевича… Много кого. То есть поддержка получается за счёт населения, а это сильно снижает его покупательную способность. Аналогичная ситуация и в сельском хозяйстве, и в том же туризме, где идеология поставлена выше экономики. Парейазавры в Котельниче, а «Хилтон» строят в Кирове. И аэродром в Котельниче не строят, и музей зачем-то в Киров переводят. Непонятен мне и акцент на православные ценности, как если бы до Крещения Руси у Вятки истории не было. У нас на территории множество финно-угорских святынь, эти народы жили здесь до нас десятки тысяч лет, но мы даже не пытается на этом поле играть. Зато за госсчёт поддерживаем Великорецкий крестный ход, ничего на этом не зарабатывая. Зарабатывает епархия: на свечках, футболках, кепках, майках, – всё, как положено на рок-фестивалях. При этом мы говорим, что туризм – это бизнес и должен быть прибыльным. Но если это бизнес, идеологические догмы надо задвинуть в сторону. То есть, мой наказ: отделить экономику от идеологии, не путать интересы бюджета со сторонними закулисными обязательствами.

Евгений Дрогов:

– Мой наказ состоит в том, чтобы на культуру перестали смотреть как на отрасль экономики, которая должна приносить деньги, и начали воспринимать её как сферу, формирующую тот самый человеческий капитал, о котором Игорь Васильев говорил в первой же своей речи. Как, кстати, и его предшественник, который, уже изучив область, объявил, что да: у нас нет золотых приисков и нефть ключом не бьёт, но у нас есть люди.

Наталья Шутова:

– Мне кажется, это был просто комплимент. Это как женщине, пусть даже она крокодил, сказать, что она красавица.

Евгений Дрогов:

– Я другое сравнение приведу, более выпуклое. Когда приезжаешь в степь, где кроме сухого ковыля ничего нет, но зато есть люди, которые в этой степи как-то выживают…

Андрей Зорин:

– Тогда вся надежда на них, потому что больше не на кого.

Евгений Дрогов:

– У нас в последнее время любят объявлять всякие года – Год того, Год сего. Особенно показательным в этом плане получился объявленный в Кировской области Год предпринимателя. Надо же было такому случиться, что именно в этот год органы федеральной власти – и, в частности, фискальное ведомство, – вдруг решили, что предприниматели мало платят налогов, и взвинтили по ряду категорий малых предприятий и ИП налоговую нагрузку аж в 2,5 раза, если не в три. Я сам, как директор ООО, платил 14% социальных отчислений, а стал платить 34,5% после этой вот революции. Неудивительно, что количество предпринимателей за Год предпринимателя сократилось в 2,5 раза.

Михаил Шевелёв:

– Количество-то сократилось, зато качество как повысилось!

Евгений Дрогов:

– Я уж не говорю про федеральные года – тот же пресловутый Год семьи, когда развёлся Президент России. Мы объявляем Год культуры – и обязываем учреждения культуры сократить к 2018 году расходы на треть. Они что – за коммуналку будут меньше на треть платить? Нет. В первую очередь пострадает персонал. В Год литературы мы сокращаем 70 библиотек по Кировской области – это как? Издаём 11 книг общим тиражом в 8 тысяч экземпляров. Обалдеть можно! Я бывал в закрытых библиотеках. Там на полу стоят стопки книг с выдранными страницами, где стояли штампы – а это титульная и 17-я. Но если вы всё это списываете – отдайте людям, зачем книги портить? Это же идиотский какой-то стандарт! Так вот, Васильев в том интервью, на которое мы ссылаемся, сказал: не человек для закона, а закон для человека. Пусть это декларация. Но почему бы нам не сделать её наказом, руководством к действию для губернатора?

Мы объявляем Год литературы – наносим литературе ущерб, объявляем Год культуры – непоправимый урон культуре. Если объявляем Год кино, то сразу рейдерские захваты кинотеатров начинаются, а ещё в Год кино у нас в Кирове был закрыт уникальный проект под названием «Десять вечеров в…». Это как раз показатель.

Были же предложения: давайте объявим Год чиновника, может, их число тоже сократится на треть? Но это уже мой второй наказ – объявить Год чиновника. Первый – это проработать такие критерии эффективности в культуре, которые бы не соотносили, к примеру, книжную отрасль с продажей водки. Ну, и, конечно, если мы объявляем какой-то год, то давайте уже как-то концентрироваться на его проблематике.

Наталья Шутова:

– А можно ещё памятники перестать устанавливать? Айболиту, медсестре – при всё моём уважении.

Евгений Дрогов:

– Следующий мой тезис заключается вот в чём: Игорь Васильев сказал, что работа чиновника без критики невозможна и что у него нет ни желания, ни задачи выслушивать дифирамбы. И мне очень бы хотелось, чтобы этому принципу он следовал не только в первые дни, а на протяжении всего губернаторского срока. Чтобы к концу его правления не оказалось так, что все ведущие СМИ подчинены ему через аффилированные структуры, как получилось с его предшественником.

Наталья Шутова:

– То, о чём мечтал Николай Шаклеин, осуществил Никита Белых.

Евгений Дрогов:

– Хорошо быть либералом и говорить о свободе и открытости СМИ, но когда ты вдруг сталкиваешься с непрофессионализмом, с провинциальностью, с повязанностью в отношениях, – а всего этого в кировских СМИ, к сожалению, хватает, – то весь твой либерализм куда-то пропадает. Есть правовое поле, пусть измахраченное и подкорректированное, но оно есть и даёт тебе возможность высказать свою позицию. Не одёргивать каждого и не отвечать плевком на плевок в социальных сетях, где набегает кто попало, а использовать публичные площадки: страницы газет, журналов, эфиры на телевидении и радио. То есть выстраивать равноправный диалог с общественностью при активном посредничестве СМИ.

Михаил Шевелёв:

– А наказ-то в чём? Купить у Никиты Юрьевича его СМИ?

Евгений Дрогов:

– Как раз наоборот. Раз уж они подконтрольны Никите Белых – то пусть так под ним и работают. Что в этом плохого?

Илья Черезов:

– Первое впечатление от нового главы, если исходить из его первых заявлений и действий – это ощущение настроя на открытость. Отсюда и мой наказ – этот тренд не терять. Причём информационная открытость должна быть не односторонней, это должен быть именно диалог – с населением, с бизнесом, с экспертным сообществом, со СМИ.

Михаил Шевелёв:

– Но тут, наверное, нужно говорить не только об открытости, но и о прозрачности. Есть такое чисто аудиторское понятие.

Илья Черезов:

– Прозрачность – очень хорошее, правильное понятие, граничащее с честностью, да?

Михаил Шевелёв:

– С правдой. Хотя правда у нас настолько многогранна…

Илья Черезов:

– Согласен. Потому и говорю, что информационная открытость не может быть односторонней, как это часто бывает у органов власти, в ней все грани должны быть. И, повторю: диалог – со всеми участниками.

Второй мой наказ связан с эффективностью построения системы власти. Здесь в первую очередь необходимо установить адекватные критерии оценки работы органов власти. То есть оценивать и деятельность чиновника, и вообще развитие области нужно по качеству предоставления услуг, но не формально, а конкретно. Надо смотреть: сколько занимает времени получение разрешения на строительство? а на подключения к энергоресурсам? То есть брать в расчёт фактические вещи, а не анализировать область по абстрактным критериям…

Михаил Шевелёв:

– По процентам роста…

Илья Черезов:

– По которым невозможно в минус уйти. Ну, и, поддержу тему о кадрах, о формировании команды. Дело в том, что переход на проектный режим работы, который продекларирован Игорем Васильевым, требует изменения управленческого сознания. В своё время что-то подобное пытался предпринять Владимир Лебедев, тогда всё тоже начиналось очень обнадёживающе, но, к сожалению, очень быстро завязло.

Андрей Зорин:

– В процессе подготовки к нашей сегодняшней встрече мы уже обсуждали с коллегами возможности внедрения проектного подхода в системе существующей административной системы. И не вспомнили ни одного успешного примера, когда органы госвласти и управления, поделённые по отраслевому или какому-то иному принципу, смогли бы внутри себя создать эффективные проектные группы. Такой подход требует межведомственного взаимодействия, других принципов работы и управления – при том что есть ещё и текущие задачи, которые никто не отменит, и спрашивать будут за них. Наверное, единственный удачный опыт – это когда проекты выводились вовне системы власти: Олимпиада, Универсиада и далее по списку.

Михаил Шевелёв:

– Дополню список: «вежливые зелёные человечки». Успешный проект в рамках государственных некорпоративных структур.

Андрей Зорин:

– Ну, да – им же Президент лично руководил. Но у нас ситуация другая. Даже если представить, что вот: всех назначили, распределили роли, указали позиции, подробно разъяснили, что проект общий и единый… Но кто командовать-то всем этим будет? В проекте же есть сроки, ресурсы, руководитель, оперативность принятия решений, нелинейные связи и отношения…

Илья Черезов:

– В органах власти проектный подход наталкивается на стену, потому что там очень сильна межведомственная конкуренция, межведомственная разобщённость. Проектный подход мог бы это сгладить. Кстати, в республике Коми органами исполнительной власти был в своё время создан проектный офис и года три-четыре они достаточно неплохо это внедряли. Туда для изучения проектного подхода даже кировская делегация как-то ездила, насколько я знаю. Но вот чем там всё закончилось в связи с известными событиями, я сейчас сказать не могу…

Андрей Зорин:

– Когда проект закончен, возникают извечные вопросы: кто победитель, и кто больше всего наработался – это раз. Кому эту «галочку» ставить – это два. А потом есть ещё и финансовый результат в конце – а как деньги-то делить?

Илья Черезов:

– То есть внедрение проектного подхода – это наказ.

Андрей Зорин:

– Коллеги, если позволите, теперь и я – на правах координатора экспертного совета – некоторые свои пожелания выскажу. Постараюсь не повторяться. На что я обратил внимание из первых встреч и визитов Игоря Васильева, которые уже осуществлялись? Очень хотелось бы, чтобы у нового нашего губернатора не было пиара ради пиара, этой вечной борьбы с ленточками, чем мы при Николае Ивановиче наелись и при Никите Юрьевиче. Если уж губернатор куда-то приезжает, то – сошлюсь на опыт главы государства – это должны быть содержательные вещи, а очередное разрезание ленточки. Из этой же серии вопрос о присутствии первого лица на всевозможных мероприятиях. У нас это как происходит? Первое лицо прибыло, приветственное слово своё зачитало – и тут же исчезло. То есть вы тут друг с дружкой что-то обсуждайте, а меня телекамеры уже сняли и больше мне тут ничего не нужно.

Евгений Дрогов:

– Это у нас парадигма проведения любых мероприятий с участием официальных лиц.

Андрей Зорин:

– Мой наказ таков: если уж ты пришёл – так разговаривай, обсуждай, комментируй. То есть должны быть серьёзные основания для присутствия первого лица на том или ином мероприятии. И если этих оснований нет – то лучше не участвовать. Сколько времени сразу сэкономится для более важных дел! А уж количество советов, которые созданы при правительстве во главе с губернатором – это вообще что-то невообразимое…

Илья Черезов:

– Но тут не надо забывать, что есть требование федеральных властей – при реализации проекта обязательно создание совета.

Андрей Зорин:

– Но не все же проекты у нас федеральные, правда?

Николай Пихтин:

– Маленькая ремарочка в тему. Когда при Николае Шаклеине на сайте правительства стали писать, – а все СМИ транслировать, – что «Николай Иванович совершил визит на завод ОЦМ», я вообще не понимал, что творится… Почему «визит»? Какой визит? Он что у нас – король? И сейчас снова началось: «Игорь Васильев совершил визит в Слободской»…

Андрей Зорин:

– Тут Николай Голиков говорил о деидеологизации, а я скажу немножко о другом. Очень важна внятная, выраженная политика главы региона, её понимание. Во всех сферах, в образовании, в здравоохранении, в культуре, в экономике. Внятная политика. А политика всегда подразумевает достижение тех или иных целей и наличие принципов, на которых она строится. Тогда сразу будет понятно: идёт человек в рамках этой политики или нет. Как у нас произошло с предыдущим губернатором? Декларировалось одно, а на практике происходило по-другому. Моё пожелание – хотя бы на местном уровне таких противоречий избегать, они для власти губительны.

В этом смысле для меня очень показательной стала встреча Игоря Васильева с советом ректоров, где не просто состоялся диалог, а была выражена готовность власти использовать местный интеллектуальный потенциал. А ведь это было одно из первых действий, совершённое только что назначенным вр.и.о. Тоже своего рода мессидж: что я делаю в первую очередь.

Приведу пример, который меня приятно удивил, когда губернатор одной из приволжских губерний обсуждает с местной организацией Российского общества политологов политическую повестку дня, связанную с выборами. Не выслушивает, присутствуя, а именно участвует в обсуждении. И вот это участие в обсуждениях для первых лиц, которые формируют команду, на мой взгляд, очень важно. Показать свою политическую и где-то интеллектуальную состоятельность.

Конечно, нельзя пройти мимо того, что обязательно в Кировской области должно сохраниться и развиваться дальше. Я имею в виду те инициативные проекты, которые были запущены при Никите Белых: народный бюджет, ППМИ, активизация ТОСов и тому подобное. Это очень важные для населения проекты, нацеленные на рост собственной инициативы, и их ни в коем случае останавливать нельзя.

Михаил Шевелёв:

– ППМИ – это не тема для наказа, это обычный проект, с которым мы связываем развитие местного самоуправления. Как нормальное развитие местного самоуправления может быть вставлено в наказ?

Евгений Дрогов:

– Очень просто: продолжать и не прекращать.

Андрей Зорин:

– Постараюсь подвести общий итог. Удивительно, что мы много говорили о деидеологизации принимаемых решений, и в то же время ссылались на политику. Подняли очень важные вопросы о том, как будут выстраиваться отношения исполнительной и законодательной властей, и по общественным организациям и гражданским инициативам, которые, на наш взгляд, необходимо сохранить и, может, быть наполнить новым содержанием. Мы услышали мнение о проектном подходе и проблемах в его реализации. Прозвучал и кадровый, управленческий наказ, что совсем неважно откуда будут люди, главное, чтобы они были профессионалами, а это мы увидим по результатам проектов.

Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта