«Мне бы совесть не позволила остаться дома» Российские школьники рассказали «Медузе», почему они пошли на уличные акции

Блоги 27 марта 2017 4566 0

все блоги автора

Meduza

интернет-издание

Фото: Татьяна Макеева / Reuters / Scanpix / LETA

Наакциях против коррупции 26марта было много школьников истудентов— еще ниразу так массово наоппозиционные митинги ишествия они невыходили. ВМоскве десятки подростков задержаны; многих изних отпустили изотделений полиции только под утро. «Медуза» поговорила сошкольниками, которые вышли наулицы, чтобы выразить свою гражданскую позицию. Некоторые имена изменены попросьбе говоривших.

Константин

17 лет, Москва

В2017 году достаточно опрометчиво тешить себя надеждами, что такие примитивные формы политической активности, как физическое присутствие наулице, могут что-то изменить. Япошел намитинг, исходяиздвух соображений: во-первых, протест сам посебе эстетичен, ктомуже унас такие акции становятся культовыми, ради этого стоит тратить свое время исвои силы. Во-вторых, само участие вмассовых мероприятиях— это эмоциональная разрядка, возможность проверить, где заканчивается твоя гражданская позиция.

Коррупционная повестка сегодня объединяет многих людей, вне зависимости отихидеологических убеждений. Фильм Навального [о Дмитрии Медведеве] стал информационным поводом для того, чтобы собрать людей ипровести ихпоМоскве. Ясчитаю свои политические воззрения достаточно зрелыми для того, чтобы наних невлиял какой-то отдельный 40-минутный фильм. Конечно,мне было неприятно его смотреть, нояучаствую вовсех массовых мероприятиях последние три года, влюбом случае вышелбы наТверскую.

Поначалу япросто ходил науличные акции протеста, ноэто были неосмысленные действия. Потом ястал изучать политические науки, читать книги, иэта форма протеста мне показалась очень важной. Только так мыможем заявить осебе,освоем существовании, освоем статусе налогоплательщика— да, яуже думаю обудущем.

Думаю, что ябы проголосовал заНавального напрезидентских выборах. Мне несовсем нравится его левая повестка— яощущаю себя правым. Нодумаю, что левачество— это то, что сейчас нужно для России. Нельзя строить никаких консервативных сообществ там, где люди несчитают себя людьми; имвпервую очередь нужны социальные пакеты, чтобы они поняли, что они люди, анеживотные. Навальный— это то, что нужно России. Думаю,унего нет шансов что-то сделать наэтих президентских выборах, нопокрайней мере онесть, оншумит, принимает участие вполитической жизни России. Яуважаю его как человека.

Полицейское оцепление наТверской улице вМоскве, 26марта 2017 года
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС / Scanpix / LETA

Мычасто обсуждаем политику сдрузьями. Новбольшей степени мыговорим отом, что происходит смиром вцелом. Бывает, что наполитические темы мыговорим исродителями.

НаТверскую япринес ссобой флаг России. Содержание какогобы тонибыло плаката ясчел провокативным, имне показалось, что сфлагом япродержусь дольше,— так иполучилось, нас сдрузьями забрали впереходе наПушкинской площади последними. Надо отметить, что танескрываемая галантность, скоторой нам всамом начале шествия предлагали переместиться вСокольники, была необычной для несанкционированных мероприятий, авконце нас аккуратно, неприменяя грубой физической силы, сняли иотвели вавтозак. Так что сегодня мне очень понравилось качество обслуживания— меня задерживают уже невпервыйраз. Идля родителей это была стандартная процедура, они неудивились инеругались.

Меня огорчило, что россияне, которые собрались вМоскве, непонимали, что имделать,— это очень чувствовалось. Нет какого-то воодушевления; меня огорчило то, как прошел митинг, сколько людей пришло, как они себя вели. Новсе равно хорошо, что люди рискнули собой, своим временем, рискнули выйти нанесогласованное мероприятие.

Такое количество школьников намитинге ядля себя объясняю фильмом Навального. Школьники посчитали то, что внем описано, несправедливым, ирешили последовать призыву Навального. Подростку достаточно легко испытать чувство зависти, неопределенности, недосказанности ивыйти, попытаться что-нибудь сделать. Большинство россиян бездеятельны, это такиедиванные мудрецы, которые при словах «политическая активность» только умиленно улыбаются.

Катя

16 лет, Москва

Как только стало известно, что планируется мероприятие наТверской улице, мысмоими товарищами поняли, что пойти туда— это наш долг. Яхотела выйти изаявить освоих правах— ипоказать нашей власти, что мыненамерены терпеть происходящее исидеть дома. Мнебы непозволила дома остаться совесть. Язнаю, что лучше явыйду наулицу ибуду иметь негативные последствия, чем яостанусь иневыражу свою законную точку зрения.

Ядавно знала опроизволе нашей власти, нопосле того, как яувидела расследование Навального, где были изложены прямые факты— фотографии сдронов, слова очевидцев, скоторыми невозможно поспорить,— японяла, что передо мной настоящие доказательства того, насколько внашей стране разваливается система государственного управления инасколько сильна коррупция.

Когда убили Бориса Немцова— мне тогда было 14 лет,— явпервые вышла наулицу, чтобы принять участие вмарше памяти, иэтот день изменил всю мою жизнь. Япошла туда одна, без родителей, без друзей, тогда никто неразделял моих взглядов, ияпочувствовала себя как дома среди этих незнакомых людей ипоняла, что отныне янесмогу жить как прежде.

Вдальнейшем яначала общаться смолодежным крылом одной изпартий исребятами измолодежных общественных движений, вместе сними яучаствую вразличных акциях. Для меня это круг поинтересам, яненахожу поддержку среди своего окружения научебе— одноклассники настроены противоположно моему мнению. Мое мнение относительно политики полностью разделяет только мой папа, который сомной провел полночи вОВД. Онзнал, что япойду намитинг, яего заранее предупредила, отчасти потому, что боялась задержания, уже тогда понимала, что это возможно. Онпопросил меня быть аккуратнее; когда меня кинули вавтозак, ясразу ему позвонила ипопросила приехать.

Меня приятно удивило, какое количество школьников вчера было наулицах.Япривыкла, что ребята моего возраста оказываются вменьшинстве накаждой акции протеста инакаждом митинге.

Ястояла сплакатом «Долой неравноправие уточек» вруках, вкакой-то момент началась давка, ивтолпу ворвались сотрудники ОМОНа. Двое изних схватили меня под локти изакинули вавтозак. Янеоказывала никакого сопротивления, только пыталась спросить, зачто они меня уводят, ноответа неполучила. Перед тем как сесть вавтозак, яразвернула смятый плакат, после чего один изомоновцев выругался, сорвал его иссилой закинул меня вавтозак. Онзаполнился заполчаса— нас там было около тридцати человек.

Думаю, что мыпросто попали вволну, когда сотрудники ОМОНа задерживали каждого, кого видели перед собой. Мыпытались узнать усотрудников, которые нас везли, вкакое ОВД мыедем, ноответа неполучали. Всамом ОВД сотрудники полиции нехамили, ноэто оказалось еще страшнее— они оказались абсолютно аморфными.

Задержания подростков вцентре Москвы, 26марта 2017 года
Фото: Александр Земляниченко / AOP / Scanpix / LETA

Комната заявителей, вкоторой янаходилась сшести вечера дочетырех утра,— этоместо, вкоторое попадаешь инезнаешь, когда оттуда выйдешь. Когда мыпытались узнать, когда нас выпустят, что нас ждет дальше, можемли мывызвать адвоката, нам говорили: «Незадавайте глупых вопросов инемешайте нам работать». Они все время повторяли нам: «Ждите». Только чего ждать, было абсолютно непонятно. Все новости мыузнавали отдрузей изнакомых потелефону ивсоцсетях. Вэтой комнате было всего три стула, анас всамом начале— больше тридцати человек, часть изних потом увезли вдругое ОВД: наше было переполнено.

Вкакой-то момент стало известно, что вОВД едут сотрудники Следственного комитета, нам это подтвердили сотрудники полиции. Посвоим источникам мыузнали, что СКпобывал уже вдвух или трех ОВД иопрашивал там людей. Витоге кнам приехали трое представителей СКистали вызывать людей надопрос. Скем-то говорили десять минут, скем-то около часа— все зависело отпоказаний. Некоторыессылались на51-ю статью Конституции— онеразглашении свидетельской информации против себя исвоих близких, отказываясь давать показания. Новцелом все наши заявления были сделаны как под копирку: «Яоказался вцентре, незная отом, что собирается митинг, узнал обэтомтолько потому, что обэтом говорили окружавшие люди, ирешил проследовать сними дальше, оказавшись задержанным». Признаться втом, что тыдействительно пошел намитинг, казалось нам неразумным.

Вматериалах накаждого изнас, которые составляли сотрудники СК, было написано, что мыявляемся свидетелями поуголовному делу. Когда мыспапой спросили уследователя, который сам едва-едва окончил университет исам ещенеразбирается втом, что онделает,покакому делу япрохожу свидетелем, онговорил, что неможет дать нам этой информации. Тоесть нас допрашивали, даже неговоря, для какого дела.

Только вчетыре часа утра мне сказали, покакой причине язадержана. Каждому изнас пришили административное нарушение— статью 20.2, онарушении проведения митингов. Обвинения унас увсех как под копирку, вмоем даже непотрудились заменить глаголы мужского рода наженский. Там было написано, что яоказывала сопротивление при аресте,привлекалавнимание граждан, выбегала напроезжую часть, недавая машинам поней двигаться, выкрикивала лозунги иагитировала окружающих меня людей. Янаписала вобъяснении, что категорически несогласна сданным обвинением.

Вкакой-то момент ночью меня оставили силы ияподумала, чтовсе это— одна большая беда иянезнаю, как изнее выпутаться. Нокогдамои друзья изнакомые, даже издругих стран, мне пишут, что они мною гордятся ичто явышла втом числе изатех, кто немог быть наТверской, японимаю, что все сделала правильно. Янежалею, что вышла вэтот день наулицу своего города, что непобоялась гулять там даже сплакатом, потому что когда яловила улыбки икрики «Молодец!» среди толпы, язнала, что все действительно правильно. Нескрою, яопасаюсь того, что ждет нас дальше, ноянадеюсь, что никто изнас непропадет.

Антон

16 лет, Белгород

Я— также как ивсе— посмотрел расследование Алексея Навального, ионо меня, естественно, возмутило. Сначала мыстоварищами решили организовать собственный митинг, вкотором язначился ответственным запроведение. Наследующий день после того, как мыподали заявку наего проведение, меня вызвали кдиректору школы. Поодним сведениям, она узнала обэтом издепартамента образования, подругим— отФСБ иизотдела «Э» полиции. Директор сказала мне, что ненадо этим заниматься, ивитоге ярешил неучаствовать ворганизации митинга, просто пришел туда как гражданин.

Яневоспринимал этот митинг как акцию вподдержку Навального, для меня это была возможность выразить свою гражданскую позицию, исполнить свой гражданский долг. Янесталбы голосовать заНавального навыборах, унего ведь нет даже опыта муниципального правления итолковой экономической программы; также непонятно, какая команда сним придет. Возможно, онмогбы быть вице-премьером или министром, ноявно непрезидентом.

Ясмотрю почти все расследованияФБК. Стараюсь следить затем, что происходит встране, знакомиться сполитической жизнью. Ябыл редактором иостаюсь администратором исторического паблика во«ВКонтакте». Мычастенько обсуждаем политические темы сдрузьями, новосновном делаем это всоцсетях— вжизни редко встречаемся.

Отец уменя политикой интересуется— в1991–1993годах онстоял набаррикадах вМоскве, амамааполитична— унее есть политические взгляды, ноона ихнепродвигает. Сотцом унас схожие взгляды, имычасто обсуждаем новости. Номоя активность сложилась скорее под влиянием книг иинтернета, атакже моих знакомых, которые учатся наполитологов.

Отец намитинг неходил, онсказал, уже немолод для таких мероприятий.Родители знали, что япойду, инебыли против этого, отнеслись спокойно.

ВБелгороде все прошло спокойно, без задержаний ипровокаций. Намитинге явысказал идею отом, что коррупция пришла изСоветского Союза, что вРоссийской империи еенебыло илиже она жестко наказывалась.Еще явысказал мнение отом, что молодежь выступает сегодня закапитализм, анезанеофеодализм, попринципам которого сегодня живут вРоссии. Ясильно волновался перед выступлением, ведь когда стоишь напарапете, аперед тобой целая куча народу, журналисты, все тебя слушают— это очень волнительно. Доэтого натаких мероприятиях яникогда невыступал. Ноядоволен— нам сдругом хлопали больше всех.

Сейчас меня опять будут щемить вшколе, могут даже исключить. Яузнал, что директор, увидев мое выступление, сказала, что, «скорее всего», онбольше унас «неучится». Яуже связался сюристом, который мне сказал, что унеенет оснований меня исключать, унас впринципе запрещено исключение людей изшкол.

Очень рад, что люди вБелгороде вышли наулицу. Ведь большинство унас живет попринципу— меня некасается, пойду посижу дома. Было приятно видеть, что пришло много людей.


Полная версия

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта