«Горькие» знания

Блоги 9 ноября 2015 73721 0

все блоги автора

Олег Кочкин

генеральный директор компании "Вятка-авиа"

31 октября произошла трагедия с российским самолетом, летевшим над Синайским полуостровом. Во всех СМИ и социальных сетях тут же покатился вал комментариев, версий, предположений, упреков и претензий ко всем, к кому только можно. Что интересно, те, кто действительно имеют большой опыт и знания в области авиации либо вообще ничего не комментировали, либо ответы их были скудны и сводились к тому, что пока рано что-то предполагать, нужно дождаться выводов расследования.

Тут необходимо сделать одно отступление. Расследованием авиационных происшествий занимается Межгосударственный авиационный комитет. Сроки таких расследований занимают от полугода до нескольких лет. Для примера. Катастрофу Боинга-737 в Перми МАК расследовал 8,5 месяцев, и это еще быстро. Расследование катастрофы в аэропорту Казани, произошедшей в ноябре 2013 года, продолжается до сих пор. Отметить нужно и то, что в среднем, по статистике авиационных происшествий, к катастрофе приводит девять (!) ошибок, неисправностей и нарушений, одновременно произошедших в аварийном полете. В частности, в случае с катастрофой самолета в Перми, хоть заключение МАКа и выглядит сухо: «Непосредственной причиной авиационного происшествия явилась потеря пространственной ориентировки экипажем, в первую очередь КВС…, что привело к перевороту самолета через левое крыло, его вводу в интенсивное снижение и столкновению с землей», тем не менее, в заключении указаны 40 (!) рекомендаций по повышению безопасности полетов. При внимательном сопоставлении текста отчета и этих рекомендаций становится понятно, что, по сути, к катастрофе привело одновременное сложение 40 факторов!

Как же наивно и глупо на этом фоне выглядят «версии» доморощенных «экспертов» в области авиации и некоторых журналистов, судящих о состоянии авиапарка той или иной компании по тому, что «при посадке трясло», дребезжала обшивка, не горела лампочка персонального освещения, не досталось пледа. Кто-то делает вывод об авиакомпании из того, что «Когалым» означает «гиблое место», и «я вряд ли бы полетела самолетом перевозчика с таким названием».

Выводы просты: в авиации невозможно быстро установить причину катастрофы. Причина эта никогда не бывает одна. И самое главное: после произошедшей катастрофы летать не становиться опаснее, а наоборот, т. к. авиационная наука пополняется новыми знаниями о предотвращении катастроф. Как бы горько это ни звучало.

Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта