С самого утра пришел Витя-Гитлер

Блоги 12 сентября 2016 7937 0

все блоги автора

Евгений Ройзман

Глава Екатеринбурга

С самого утра пришел Витя-Гитлер. Седьмой десяток. Отсидел всю жизнь и теперь ему до минимального стажа не хватает лет тридцать. Мыкается. А я ему реально помочь ничем не могу, поэтому каждый раз даю денег. С одной стороны его жалко, а с другой стороны хотелось бы, чтобы он поскорее ушел. И вот я дал помощнику денег и говорю: «Передай Вите и проводи». А народу много. Выглянул через полчаса, а он все там сидит. Я ему говорю: «Виктор, тебе ведь дали денег, что ты сидишь?». А он глаза выпучил: «Никто мне денег не давал!». И я понимаю, что он два раза хочет нажить. Я ему говорю: «Витя, у тебя совесть есть?». А он бьет себя в грудь, чуть не плачет и кричит-клянется типа: «Да чтоб мне птичка на нос села! Да чтоб я документ потерял!». По глазам вижу, что врет. Принялся уже было его стыдить, в это время выходит помощник: «Виктор, говорит, вот твои деньги, пойдем я тебя провожу». Ох, как неловко-то вышло!

Каждый прием с нами на равных работает Мисс Екатеринбург Елизавета Аниховская. Удивительно светлая девушка. Ей на курсы надо было, ушла чуть раньше. А как ушла, так как будто свет выключили.

Девчонка пришла. Муж-узбек, четверо детей, старшему одиннадцать, младшему год. Его депортировали за неуплаченные штрафы до восемнадцатого года. И вот сидит, плачет – жить не на что. И официально ничего решить невозможно. Хоть с голоду помирай. Замкнули на Лара Булатова. Что делать, надо помогать.

И еще девчонка пришла. Ухоженная, работает, фитнесом занимается. И по ней не скажешь, что у нее в душе. А у нее восемь лет назад двойняшки родились с ДЦП, оба не ходят самостоятельно. Она их не бросила и как-то тянула. Потом муж ушел. Как-то справлялась. А потом муж перестал помогать, и не потому, что плохой, а просто работы нет. И уже совсем хоть помирай. Постараемся помочь.

Потом пришли тетушки с Уральских рабочих. Они попали в программу капремонта. Вот счастье-то подвалило! Пришли бодрые рабочие и срезали все трубы и батареи. Будем менять. А потом говорят: «Нам денег не заплатили и мы уходим». Типа не получилось. А тут уже холодает и до белых мух недалеко. Стали разбираться, а у нас таких ситуаций уже много. Вообще с этим фондом капремонта история очень мутная. Занимаемся.

А потом зашла очень грустная красивая девушка. У нее развивается опухоль в голове. Требуется операция – гамма-нож. Делают только в Москве. Вопрос двухсот с лишним тысяч рублей. По сути – копейки. Три с небольшим тысячи долларов. Но у меня их нет. Отправили ее к одному серьезному нейрохирургу. Он отзвонился, говорит: «Операция действительно срочно нужна, попробую по своей линии договориться о какой-то скидке». Похоже, все-таки придется собирать деньги. Все контакты у Степан Чиганцев (Stepan Chigantsev).

Потом пришла женщина. Ввосьмером проживают на тридцати метрах. Три семьи, четыре поколения. И никаких шансов. Как мог вгрузился, поэтому, когда зашел следующий с предложением создать Музей Кружки «Кружка, как отражение событий» долго не мог понять, о чем он говорит.

Потом Евгений Касимов позвонил. У женщины-писательницы жесточайшая онкология. Нужно срочно что-то решать. А ей даже детей оставить не с кем. Сдала в монастырь. Вообще, не дай Бог заболеть. Столько сразу нерешаемых проблем вылезает. Постараемся помочь.

Пришла тетушка. Какая уж там тетушка, моя ровесница. Двадцать лет назад мать продала квартиру, а ее кинули. И вот с тех пор скитается по чужим углам, а сама инвалид, ходит с палочкой. Умудрилась выучиться на охранника, курсы закончила, и теперь ей не дают удостоверение охранника, потому что у нее нет постоянной регистрации. И она говорит: «Мне бы в какой-нибудь самой захудалой общаге просто койку, чтоб мне было куда прийти». Очень жалко тетку.

А потом пришел сын Героя СССР Павла Пологова. Его подвиг изображен на знаменитой картине Нисского «Таран». Он воевал на самолете, который ему сделали тагильчане. Был командиром полка. Очень достойный мужик, я его знал. Мне довелось с ним общаться. Сын принес копию наградного листа с описанием подвига. Читается как детектив. Просит сделать памятную доску на доме, где он жил, на улице Шарташской. Сделаем.

Потом пришла девушка, рассказала страшную историю, как муж забрал у нее пятерых детей и уехал. Старшему одиннадцать, младшему три. Она их уже год не видела и даже не представляет, где искать. А я сколько-то готов был, потому что знаю эту историю от мужа. И там есть решение суда. Непростая история.

А потом совсем уж древняя старушка зашла. Мужа у нее убили, сын погиб. А ей надо делать операцию на глаза. И надо десять тысяч. И я сходу не смог понять – или действительно ей надо делать операцию, тогда это один разговор, а если просто помочь, то это совсем другая история. И пока мы все это выясняли, она расстроилась и ушла. Вот разыскиваем теперь.

Потом зашла еще одна пожилая женщина. Муж воевал, ранен был, награды, умер в восемьдесят третьем. Оградка покосилась, пирамидка провалилась, облупилась, поправить некому. Сделаем.

И еще одна женщина зашла. Мать у нее – ветеран, была награждена медалью и умерла. А к медали полагалось три тысячи. Она пришла их взять, а ей не дали, потому что мать у нее умерла. И от этого еще обиднее.

Пришли тренеры-горнолыжники с Уктуса. Мастера спорта, люди заслуженные. У нас была детская база на Уктусе, и в начале девяностых, когда все развалилось, они тренировали там бесплатно, зарплату не получали. Говорят, Хабаров помогал. А потом всю эту территорию губернатор передал сыну своего знакомого. Вместе со всем этим имуществом. Соответственно с тренерами и детьми. Не помогает никто вообще. Но все равно продолжают тренировать. Стали разбираться, история очень непростая. Катя Петрова взялась помочь.

Потом пришли представители огромного дома на Черепанова, 12. Шестьсот двадцать семь квартир. Пытаются уйти из УК в ТСЖ. Ох, что там творится! Какая ж управляющая компания отпустит такой дом. У нас по городу такие войны идут. За последний год машин двадцать уже сожгли. Испортил людей квартирный вопрос.

А еще дядя Миша приходил. Вот уж кого люблю. Сам из Одессы, закончил школу Столярского. В этот же день началась Война. Пришли немцы. Год на оккупированной территории. Потом угнал у немцев катер. Перешел через линию фронта, дошел до Берлина. Веселый, стойкий. Пришел с серьезной проблемой. Увидел Лизу – заулыбался, приосанился, плечи расправил. С удовольствием с ней сфотографировался.

Давно не рассказывал о приемах. Народу идет очень много – до ста человек. После приема сил писать не остается, а время пройдет, так вроде и не актуально уже.

Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта