ПОРТРЕТ КОЛИ. ХОЛСТ, МАССАЖНОЕ МАСЛО ИЛИ КАК ВЫПЕКАЛИ ХУДОЖНИКА ЖОЛОБОВА

Блоги 25 сентября 2015 139910 0

все блоги автора

Гульнара Гарипова

Куратор культурно-выставочных проектов

Бизнесмен, покупая картину у художника, спрашивает:

— А почему у тебя всё такое непонятное?
— А это потому, что я так вижу.
— Во, блин! А чё тогда очки не носишь?


В подобную анекдотическую ситуацию я попала несколько лет назад, когда моего младенца ежедневно посещала массажистка – самозабвенно-трудолюбивая дама. «Ой, а что это у вас картина такая странная висит?», - морщась, спросила она и ткнула масляным пальчиком в «Сороку» Николая Жолобова. Я ответила, что, возможно, работа вызывает у неё «странное» чувство в силу бессознательной тревоги, вызванной значением символов: ведь сорока – хтонический персонаж… Массажистка с нескрываемым трудолюбием посмотрела мне в глаза и отчеканила: «Я бы такую картину у себя не повесила. Мне больше нравится, когда нарисованы цветочки или лес, ну, в крайнем случае, люди». Я побоялась лишить сына эффективного лечебного массажа. И не стала делиться с дамой размышлениями Ортега-и-Гассета о том, что для большинства людей эстетическое наслаждение не отличается в принципе от тех переживаний, которые сопутствуют их повседневной жизни. Ограничилась общепринятым «о вкусах не спорят».


Хотя по мне, так пусть лучше спорят. В искусстве, да и не только в нем, нет ничего хуже единодушного «одобрямс». К счастью, творчество Жолобова воспринимают по-разному. Кто-то восхищается его работами, благодаря которым мир преображается в радостный, почти детский праздник. Другим, напротив, претит «нарочито народный наив с налётом интеллигентского декоративизма», тогда как Виктор Харлов считает, что у Жолобова «не наив, а хорошо выстроенная композиция зрелого мастера». Кто-то ценит ранний период творчества Николая Александровича: земные темы, решённые плотным, материальным цветом. А другие восхищаются поиском новых, стилизованных, утончённых форм - выражением мечтаний и сновидений художника в таких работах как «Юность» и «Сон». Я же люблю творчество Николая Жолобова за возможность найти в нем массу символов - проводников в непредметный мир смыслов, живущих в бессознательном и связывающих людей в едином по типу переживании мира и самих себя. В его полотнах есть тот самый «призрак мёртвого пламени».


Но куда более мощные эмоции возникают, когда видишь рождение картины, наблюдаешь за процессом ее создания. Ты приходишь в мастерскую Коли Жолобова, и попадаешь в чарующую, экстатическую атмосферу. Это не образцовая мастерская именитого художника, которую давно пора превратить в музей, а живое, говорящее и местами даже поющее пространство, где стены укутаны теплом и уютом гобеленов Нелли Зубаревой – супруги Николая, где антиквариат не выставлен напоказ, а заброшен куда-то в угол, где в каждом этюде, в каждой капле краски на полу, в каждой чайной чашке – улыбка самого художника. Жолобов рассказывает байки. Много говорит о детстве, о том, как новорождённым его заворачивали в тесто и «допекали» в русской печи (ну как тут удержаться от параллелей с Колобком, его нечеловеческой природе и способностях?). Вспоминает, как жил в замкнутом мире деревни без благ цивилизации и был безмерно счастлив. И ты понимаешь, что нет в его работах и тени «нарочитой народности», что в них дышит живая, органичная и априорная народность.


А еще художник Коля светится добротой. Вот видишь его – и сразу хочется поставить штамп «добрый человек». И частичку этой доброты мечтаешь унести с собой. И уносишь: одну картину, вторую, третью... А дома разглядываешь их и сквозь легкие мазки видишь Колины морщинки, слышишь музыку: такую тихую, обязательно со свирелькой. И думаешь: надо будет спрятать эту доброту, когда в следующий раз придет энергичная массажистка.





Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта