В середине 70-х в СССР тоже набирал силу "внутренний туризм"

Блоги 11 марта 2016 28266 1

все блоги автора

Игорь Болдырев

предприниматель, ген.директор "Телекомпании 9-й канал"  в 2008-2012 гг.

Прямо накануне 1-го класса меня провезли на автомобиле практически через всю страну.

В середине 70-х в СССР тоже набирал силу "внутренний туризм". Люди покупали машины и им было предельно скучно передвигаться на них "дом-работа-дача-магазин". Вот и придумали себе колесить от Байкала до Черного моря. Отлично помню, что от Иркутска до Москвы мы добрались за неделю. Помню, как ехали через Урал. Отчим тогда сказал, что днем будем спать, а ночью ехать. Потому что по уральским горам бегают беглые зеки, а они, понятное дело, на разбой выходят по темноте. Так что лучше в это время ехать.

Вообще-то, это походило на правду: в дороге на пенитенциарный спец.транспорт мы насмотрелись предостаточно. Выглядел он убедительно. Такие здоровенные деревянные фуры, а вместо крыши - клетка. Если на перевале дорога узкая, то тащишься за таким "людовозом" довольно долго. А оттуда головы торчат, в таких противных кепочках с маленькими козырьками. И все они машут, улыбаются, маме неприличные жесты показывают. В общем, я их всю дорогу через Урал ненавидел, но плохому все-таки научился.

Как-то, уже в европейской части я тоже показал девочке из едущей параллельно машины неприличный жест, да еще язык "лопатой" вывалил. Предки это дело заметили и решили меня шутя "воспитнуть". Говорят, что ж ты делаешь? А вдруг это дочка Брежнева?! Знали куда бить. Параноил со страху я несколько часов. Требовал нагнать ту машину, чтобы я упал в ноги девочке и просил не казнить меня и все мое семейство. Испугался, короче.

А однажды мы сбили воробья. Грохот стоял такой, как будто кто-то булыжником по машине залепил. Нашли мы птичку, всю переломанную, на бампере за номером. Всю дорогу я ее зачем-то согревал, обкладывал мягкими тряпками на заднем сидении, но птица все равно умерла. Остановились в чистом поле. Я рыдаю, как чмо последнее. Мама меня успокаивает в духе: пернатый дух кетцалькоатль сейчас к дедушке твоему на небо полетит. Ну какое на фиг небо советскому дошколенку? Закопали мы воробья в могилке, а я туда тайком стеклышко вставил, такое окошко из царства Аида. Мало ли, а вдруг проснется и испугается темноты?

Но как же все это быстро куда-то испарялось в детстве! И "кровожадная дочка Брежнева", и мертвый воробей задерживались в оперативных переживаниях не больше чем на сутки. Глядишь, и уже смеемся всей машиной над странным чувачком по имени Слава Кпсс, которым, как "...", расписана вся страна.

А потом была потрясающая черноморская переправа на огромном пароме, на который заехали мы, а еще целый железнодорожный состав. И еще был какой-то потрясающий безлюдный пляж под городком Саки, где по ночам строили какой то институт из романа братьев Стругацких. Фрукты. Рыбки. Красивая мама-блондинка в оранжевом купальнике. Пластиковый прозрачный козырек в трещинах.

В первый класс я пришел вполне сформировавшимся, пожившим человеком. Строчка из песни "Широка страна моя родная", напечатанная на задней странице ученической тетради, больше не казалась мне риторической чепухой, а маленькие советские чакры раскрылись, чтобы больше не закрыться никогда.

Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта