Коробка жизни Что такое «бэби-боксы», чем они полезны и почему их уже запрещают

Блоги 23 июля 2015 279239 1

все блоги автора

Илья Рождественский

журналист "Эха Москвы"

Ввоскресенье, 12 июля, выступая насъезде «Родительского всероссийского сопротивления», глава комитета Госдумы повопросам семьи, женщин идетей Елена Мизулина нетолькопожаловаласьна«нетрадиционный илиберальный» Семейный кодекс, нотакже выступила против принятиязаконопроектао«бэби-боксах»— специальных пунктах, где матери могут анонимно оставить нежеланных детей. Несколько лет назад именно Мизулина боролась заихлегализацию; теперь за«бэби-боксы»сражаются только благотворительный фонд «Колыбель надежды» иеще несколько небольших организаций. Позаданию «Медузы» журналист «Эха Москвы»Илья Рождественскийвыяснил, зачем вроссийских регионах устанавливают «окна жизни» икак они должны помочь снизить детскую смертность.

Свою вторую беременность Ольга Куликова скрывала допоследнего. Рожать нехотела: денег небыло, растить шестилетнего сына приходилось одной, иногда помогала бабушка. Почему Куликова несделала аборт— история умалчивает. Кврачам она так ниразу инеобратилась ирожала дома. Когда младенец появился насвет, женщина взяла кухонный нож и15 раз ударила ребенка. Потом она обмотала его скотчем, положила впакет ихотела выбросить заограду дома, новыяснилось, что новорожденный еще был жив. Тогда она достала молоток иударила ребенка шесть раз. Участковый села Подсинее Алтайского района Хакасии, нашедший изуродованное тело, потом долго немог прийти всебя: отребенка фактически ничего неосталось. Впоследствии судмедэксперт исписал почти страницу, просто перечисляя все повреждения. Куликова свою вину признала иполучила полтора годаколонии-поселения.

История Куликовой уникальна лишь своей жестокостью, нонеобстоятельствами. В2013 году, поданным Судебного департамента при Верховном суде, постатье «Убийство матерью новорожденного ребенка» были осуждены 75 человек, изкоторых 35 отправились зарешетку, аостальные отделались условными сроками или ограничением свободы. В2014-мприговоры были вынесены вотношении 42 женщин, изних половина получили реальные сроки. В2010 году посоответствующей статье Уголовного кодекса было заведено 130 дел, досуда дошли 58, в2011-м— 138 и65, в2012-м— 132 и68 соответственно. Однако сколько младенцев погибает впервые минуты своей жизни, потому что матери нехотят оставлять ихсебе, доподлинно неизвестно. Вотделениях полиции признаются, что нередко обнаруживают тела новорожденных, новыяснить имена родителей удается далеко невсегда. Вофициальную статистику эти случаи могут инепопасть, чтобы непортить раскрываемость.

Изученные «Медузой» случаи убийства матерью новорожденного похожидруг надруга. Женщины часто немогут объяснить всуде, почему несделали аборт или почему незахотели отказаться отребенка, отдав его вдетский дом. Иногда они говорят отом, что боялись порицания состороны родственников изнакомых. Ужительницы Нерюнгри (Якутия)В. А. Кожановойуже был один ребенок, которого ктомуже нужно было лечить отастмы; отец второго ребенка отказался помогать ей; она боялась, что если сделает аборт, тородные иблизкие отвернутся отнее, аначальник выгонит сработы, авитоге— запаниковала. Также женщины рассказывают осложном материальном положении иотом, что ихбросил возлюбленный. Жительница Читы Татьяна Сушкова хотела вернуть молодого человека, родив ребенка, новоктябре 2013 года, возвращаясь сработы, увидела его сдругой девушкой. Дома она приняла таблетки, спровоцировавшие выкидыш, нородился живой ребенок; она положила его впакет ибросила ввыгребную яму общественного туалета.

Только что рожденных младенцев топят втуалете, душат подушками, руками ипуповиной, оставляют наулице, прячут вморозилке нанесколько месяцев, бьют ножом икирпичом, выбрасывают напомойку ихоронят заживо. Родственники часто узнают обеременности самыми последними (так,20-летняяМилена Еремян родила ночью дома, пока всоседней комнате спала еемать; девушка непроронила низвука).

Подход к «бэби-боксу». Пермь, 17 января 2014 года
Фото: Максим Кимерлинг / ТАСС / Scanpix

Спасти этих детей можно былобы, еслибы уихматерей была реальная возможность родить анонимно илиже передать ребенка врачам спомощью«бэби-бокса»(или «окна жизни»)— специально оборудованного вмедучреждении места. Состороны улицы располагается окошко, состороны здания—кроватка-колыбель. Младенца кладут вбокс, закрывают дверцу, через 30 секунд она блокируется, иснаружи открыть ееуже невозможно. Вэтот момент персонал больницы узнает потревожному звонку имиганию лампы, что«бэби-бокс»кто-тооткрывал. Около«бэби-бокса»нет нивидеокамер, ниохраны. Матерям, оставившим своих детей, негрозит уголовная ответственность— разумеется, если намладенце нет повреждений. Ребенку будет присвоен статус подкидыша. Если мать передумает, тосможет вернуть себе ребенка втечение полугода, сделавДНК-тест. После шести месяцев ребенок попадает вбазу наусыновление.

Обычно чтобы подойти кокошку, надо подняться понебольшой лестнице. Считается, что эти финальные шаги, которые молодая мать делает, прежде чем оставить своего ребенка, могут помочь ейпередумать. Рядом сокном висят объявления сномерами центров помощи матери иребенку— последний способ переубедить мать. Ноужесли она совсем неготова—«бэби-бокс»спасает сразу двоих: младенца, откоторого могли просто избавиться, иего мать, которой вэтом случае грозилбы срок.

Установкой подобных «окон жизни» занимаются несколько организаций. Новтом, что вРоссии воктябре 2011 года появились первые«бэби-боксы», главная заслуга принадлежит пермскому фонду «Колыбель надежды» иего президенту Елене Котовой.

«Такое всегда было, что младенцев оставляли наулице иубивали. Просто, наверное, яэтого незамечала. Апотом унас вПерми случилась история, когда тела двух младенцевнашлинабалконе. Иэта информация уменя отложилась вголове,— говорит Елена Котова. —Так совпало, что вэтоже время яуслышала про „бэби-боксы“. Сначала ядумала, что создам проект икому-нибудьего подарю. Нояпоняла, что унас очень маленький процент общественников делает работу, связанную слюдьми иреальными историями, анеосваивает гранты. Просто есть люди, которые понимают ценность человеческой жизни, аесть те, кто непонимают».

Елена Котова демонстрирует «бэби-бокс», установленный в родильном доме в Киришах, Ленинградская область. 31 октября 2012 года
Фото: Наталья Михайлова / Интерпресс / ТАСС

Котова изучила законодательство иобнаружила, что никаких ограничений наустановку«бэби-боксов»нет. Стех пор она ездит идоговаривается сроддомами идетскими больницами. Котова убеждает ихспомощью одного аргумента: замороженного ребенка выходить гораздо сложнее, нежели младенца, который полторы минуты пролежал в«бэби-боксе», аделать это имвсе равно придется.

«Этот младенец находится рядом счеловеком, откоторого зависит все. Оннеможет убежать, оннеможет позвать напомощь, оннеможет позвонить вкакие-тоспециализированные службы. И, соответственно, если человек награни ивэтом состоянии онхочет оставить ребенка вподъезде или наулице, привязав шарик, или вмагазине, иликому-тотам передать исбежать, толучше пусть малыш попадет сразу вруки врачей»,— объясняет Котова.

Впрочем, фонд нетолько устанавливает«бэби-боксы», ноиразмещает наних телефоны помощи. Пословам Котовой, как только женщина узнает про нежелательную беременность, она тутже начинает искать пути решения этой проблемы: сидит всоциальных сетях, скем-тосоветуется, пытаетсячто-топридумать. Номер телефона на«бэби-боксе»— это как раз выход изситуации, который она ищет. Всего таким образом удалось помочь 400 женщинам, утверждает Котова: «Мыначинали разговаривать сдевушками, ипотом они отказывались отидеи выбросить ребенка иоставляли детей себе, имоказывали помощь, ивсе, вся судьба поворачивалась вдругую сторону».

Сейчас президент фонда пытается помочь девушке, которая вынашивает двойню. Она уже купила таблетки, чтобы убить плод, инашла место, где ейза100 тысяч рублей сделают аборт набольшом сроке, нобуквально каждый день Котова уговаривает еенеизбавляться отмладенцев. Продержаться осталось недолго: роды должны быть вавгусте. «Представляете себе картинку? Якогда сеематерью поговорила, уменя был нервный срыв. Разное было, нотакое впервые. Онабы пришла родить анонимно, благо позакону это возможно. Новыпопробуйте это сделать: вам взорвут мозг ибудутоскорблять. Унас исдокументами-товыкидывают издетдомов. Якогда первый раз девочку привезла анонимно рожать, наменя врачи смотрели как насумасшедшую»,— сетует Котова.

Сейчас вРоссии установлены 20«бэби-боксов»в11 регионах, еще в16 субъектах Федерации фонд ведет переговоры. Стоимость одного «бокса»— около 400 тысяч рублей. Вэту сумму входят сама конструкция, установка, запуск исистемасмс-информирования: сообщения отом, что «бокс»кто-тооткрывал, приходят намобильный телефон вфонд. Первые «окна жизни» появились вПерми ивКраснодарском крае, затем вТюмени, Курске, наСтаврополье ивЕкатеринбурге. Одновременно появился проект «Анонимные роды»: сотрудники фонда работают над тем, чтобы женщины узнали отакой возможности, аврачи относились спониманием. Если женщины будут уверены ванонимности, они скорее предпочтут рожать вроддомах, чем дома. Ивэтом случае ребенок неокажется вопасности, ауспециалистов появится возможность поговорить сматерью ихотькак-топомочь.

Мотивы матерей, которые решают убить своего ребенка, анеотдать его вдетский дом,— это, пожалуй, самое сложное.Кто-тосовершает убийствоиз-застраха,кто-то—из-застыда. Укого-тосложная ситуация всемье, акто-топросто пропустил сроки, когда можно было сделать аборт, изапаниковал. Унекоторых нет регистрации, поэтому они рожают дома, перевязывают пуповину ниткой ибросают ребенка. «Ясейчас изучаю 11 дел, где мамы убили своих детей. Изнаете, что для меня было, наверное, самым шокирующим? Эти женщины все, скажем так, встатусе „норма“, тоесть они обычные люди, наши соседи, наши коллеги, живут ссемьей»,— говорит Котова.

«Бэби-бокс». Пермь, 17 января 2014 года
Фото: Максим Кимерлинг / ТАСС / Scanpix

Установить«бэби-боксы»удается далеко невовсех регионах. 3мая 2015 года «окно жизни» открылось вКирове при приходе Пресвятого Сердца ИисусаРимско-католическойцеркви, ауже через три дня его закрыли потребованию областной прокуратуры. «Согласно закону, полномочиями повыявлению брошенных детей наделены только органы опеки ипопечительства. Другие юридические ифизические лица неимеют права этим заниматься. Все понимают, что это незаконно»,—объяснялапресс-секретарьнадзорного ведомства Наталья Ким. Настоятель прихода отец Григорий Зволинскийпообещалобжаловать это решение: «Основным правом ребенка иправом человека является право нажизнь. Зачем любому человеку право наобразование, наздравоохранение, право знать своих родителей, если его убьют? Тех, кто пытаются защищать детей, кто пытается спасать их, называют преступниками. Это парадокс». Вапелляции отстоять«бэби-бокс»неудалось.

Под угрозой закрытия оказался и«бэби-бокс»векатеринбургском храме Святителя Иннокентия Московского. «Выявлено, что некачественно проводится дезинфекция „бэби-бокса“, время вызова иприбытия машины „скорой помощи“ нерегистрируется, всвязи счем непредставляется возможным установить, требуетсяли ребенку медицинская помощь исвоевременноли она оказана»,—заявиливместной прокуратуре. Взащиту «окна жизни»выступилиуполномоченный поправам ребенка вСвердловской области Игорь Мороков ипротоиерей храма Владимир Зайцев. Последний известен тем, что вмарте 2015 года напутствовал уральских добровольцев, уезжавших вДонбасс, «бить фашистскую мразь» (заэто его навремя дажеотправиливмонастырь). Наэтот раз священнослужитель был чуть более осторожен ввыражениях: «Прокуратура отрабатывает заявление этого человека [Павла Астахова], которому, очевидно, нечем заняться».«Бэби-бокс»удалось спасти. ВТюмени «окно жизни» такжепродолжилоработу после прокурорской проверки.

* * *

Внезапные проверки«бэби-боксов»действительно, как правило, связаны сдетским омбудсменом Павлом Астаховым. Астахов— наиболее последовательный противник установки«бэби-боксов», ноактивно этой темой онзанялся сравнительно недавно: запоследние полгода онобращался впрокуратуру поповоду «окон жизни» чаще, чем завсе предыдущее время работы насвоем посту.

Астахов утверждает, что подобные конструкции нарушают Конституцию, все законы всфере защиты детей иКонвенциюООН, поскольку они провоцируют матерей отказаться отребенка илишают младенца права знать, кто его родители. «Потом можно открыть дальше пункты поприему стариков— чего ихбросать, правда? Неисполняете обязанности— идите исдайте, вот ивсе»,—негодоваломбудсмен вмарте назаседании Совета позащите семьи итрадиционных семейных ценностей. Тогдаже онпредположил, что подростки излюбознательности будут спрашивать уродителей, зачем нужны«бэби-боксы». Врезультате «окна жизни» станут популярными среди старшеклассниц. Фактически установка«бэби-боксов»сродни торговле наркотиками, заключил Астахов.

Котова возражает: в7 пункте Конвенции оправах детей действительно говорится, что ребенок «имеет право наимя инаприобретение гражданства, атакже, насколько это возможно, право знать своих родителей иправо наихзаботу». При этом в6 пункте указано, что «каждый ребенок имеет неотъемлемое право нажизнь».

Врач смотрит на монитор, показывающий куклу в специальном контейнере, в который женщины могут анонимно оставлять нежеланных новорожденных детей, в приемном отделении городского родильного дома. Сочи, 4 ноября 2011 года
Фото: Михаил Мокрушин / РИА Новости / Scanpix

«Если такая возможность [знать своих родителей] есть, тотогда это можно сделать. Если нет такой возможности, тотогда главное, чтобы была сохранена ребенку жизнь,— объясняет Котова. —Вообще, все противники „боксов“ только говорят, что ихнадо запретить. Адальше начинаются общие фразы про работу сженщинами. Но, насамом деле, никакой профилактики нет! Понимаете, как эти дети, которых кладут в„бэби-боксы“, никому ненужны, так иматери ихникому ненужны».

Астахов эти доводы неслышит ипродолжает свой «крестовый поход». Так, всвязи с«окном жизни» вКирове Астаховзвонилгубернатору области Никите Белых: «Если вытакие смелые, топоставьте их, чтобы накаждом шагу стояли, потому что тамать, которая хочет убить, она небудет бежать вединственный „бэби-бокс“. Ейнадо, чтоб было накаждом шагу». ВЕкатеринбурге прокуратуразаинтересовалась«окном жизни» также после обращения Астахова.Из-задетского омбудсмена ипоследующего вмешательства Генпрокуратуры«бэби-бокс»непоявилсявМоскве. ВПерми прокуратура ненашла нарушений, проверив местный«бэби-бокс». Заэто Астахов обрушился скритикой насотрудников надзорного ведомства ипозвонилзаместителю генпрокурора страны Александру Буксману.

Впрочем, уАстахова немало оппонентов, иэто нетолько общественные организации. Некоторые региональные уполномоченные поправам детей вцеломподдерживаютустановку«бэби-боксов». Взащиту «окон жизни»выступаютчлены президентского Совета поправам человека иСледственный комитет. «Жизнь ребенка вданном случае является безусловным приоритетом. Вцелом поРоссии в2014 году зарегистрировано 136 убийств детей ввозрасте доодного года. Возможно, распространенность ишаговая доступность „бэби-боксов“ позволит значительно сократить число таких фактов [убийств новорожденных]. „Бэби-боксы“ доказали свою позитивную роль вРоссии, несмотря накритику такой идеи, истали дополнительным инструментом защиты детей»,—полагаетпредставитель ведомства Владимир Маркин.

* * *

В2011 году идею«бэби-боксов»отстаивал нынешний глава Минсельхоза Александр Ткачев, занимавший втовремя пост губернатора Краснодарского края. Онвзял проект под свое руководство: были закуплены сразу пять «коробок» чешского производства насумму в2,7миллиона рублей. Каждый изнихукрасилицитатой Ткачева: «Дети рождаются, чтобы жить».

Тогдаже депутаты Госдумы Елена Мизулина, Любовь Шубина, Наталья Карпович иАлександр Четвериков предлагали закрепить статус«бэби-боксов». Они хотели внести поправки взакон «Обосновных гарантиях прав ребенка вРоссийской Федерации», которые позволилибы отказываться отмладенца анонимно втечение его первых шести месяцев жизни. Также парламентарии настаивали наизменении125-йстатьи Уголовного кодекса, чтобы неподвергать преследованию мать, положившую ребенка «вспециализированное место для анонимного оставления детей». Документнепрошелдаже первое чтение. Ачерез несколько лет Мизулина сталапротивником«бэби-боксов»: «Был такой законопроект, номыотказались отэтой идеи, потому что общество иэксперты невидят внем необходимости. Принятие такого закона породилобы разрастание этой практики».

Виюне 2015 года фонд «Колыбель надежды» обратился вМинздрав спросьбой разработать законопроект, который систематизировалбы накопленный опыт ипозволилбы применить его повсей стране. Соответствующее письмо былонаправленодиректору департамента медицинской помощи детям ислужбы родовспоможения министерства Елене Байбариной. Фонд поддержали вОбщественной палате.

Вещи детей, которых родители оставили в бэби-боксе частной клиники города. Пермь, 17 января 2014 года
Фото: Максим Кимерлинг / ТАСС / Scanpix

Рано утром 12марта 2015 года в«бэби-бокс»Краснодарской городской больницыподбросилидевочку. Вес— 3,4 килограмма, возраст— чуть больше суток. Записки при ребенке небыло. Девочка стала тринадцатым младенцем, которого положили вспециальные «приемники» при кубанских больницах запять лет. Всего вРоссии в«бэби-боксы»подбросили 33 ребенка, пятерых изних потом забрали обратно родители. Всех остальных, кроме одного, усыновили.


Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта