Флешмоб «Фламинго»

Блоги 18 августа 2015 231220 0

все блоги автора

Валерий Панюшкин

Сейчас — спецкорр Русфонда и руководитель детского правозащитного проекта «Правонападение».

Представьте себе, собираются люди. Много, человек сто. И идут обедать в кафе «Фламинго» в Нижнем Новгороде. Да я знаю, знаю, что кафе закрылось, знаю, что мы, как всегда, упустили все возможности диалога, но вы просто представьте себе.

И вот эти люди занимают в кафе «Фламинго» все столы. И заказывают много еды. Много-много. Что там у них есть? Шашлык? Кутаб? Хачапури? В общем, все это они заказывают. И еще выпивку заказывают. Пиво, вино, лимонад, морс — всего побольше. Чтобы столы ломились. Чтобы для владельца кафе это была несомненная удача. Месячная выручка за один день!

И за каждым столом (ну, вы уже догадались) среди здоровых людей сидят разные люди с особенностями. С синдромом Дауна, с церебральным параличом, с буллезным эпидермолизом, замотанные с ног до головы бинтами… Может быть даже ребенок со спинальной мышечной амиотрофией на аппарате искусственного дыхания, вот прямо с трахеостомой в горле, вот прямо подкатили его на коляске к столу, а к коляске приторочен аппарат ИВЛ на аккумуляторах.

— Простите, можно у вас где-нибудь аккумулятор для ИВЛ подзарядить, а то вдруг сядет?

Разные люди, дети, взрослые. Не все с особенностями, а процентов десять — примерно столько, сколько их и есть в популяции. Десятеро из ста. Сидят за столами все вместе. Веселятся. Празднуют день рождения какого-нибудь ребенка с синдромом Дауна.

— Простите, можете вынести торт со свечками вон той девочке с красными бантиками?

Официантка выносит торт. Все поют «С днем рожденья тебя!». Девочка с синдромом Дауна задувает свечки.

И да, могут случиться всякие непредвиденные обстоятельства. Молодой человек с расстройством аутистического спектра, да, может вдруг забрести за барную стойку, заблудиться там, разрыдаться, сесть на пол. Ну ничего, утешают как-то.

Или невербальная девочка может подойти вдруг к официанту и протянуть свою книжечку ПЕКС. Официанту, конечно, страшновато. Он про невербальную коммуникацию первый раз в жизни слышит. Но книжечку берет, раскрывает. А там на первой странице написано: «Здравствуйте, я Маша. Я не говорю, но много что могу выразить при помощи картинок, которые наклеиваю в этой книжке. Помогите мне, пожалуйста». И на следующую страничку Маша лепит картинку, на которой нарисован унитаз. Чего тут непонятного? Любой официант поймет. Ребенок ищет уборную.

Вот такой праздник. Ничего даже объяснять не надо. Владелец кафе смотрит на всех этих людей за столами и про всех про них понимает, что они, во-первых, люди, а во-вторых — клиенты. Или наоборот. Не важно.

И даже если вы думаете, что он такая тупая скотина, что ничего на свете не хочет знать, кроме выручки, то вот же эти люди принесли ему хорошую выручку. Впрочем, я не верю, что он такая тупая скотина. Наверняка у него в детстве был какой-нибудь слабоумный дядюшка, и его все жалели. Или у его троюродной сестры ребенок c ДЦП, и он им иногда помогает. Просто он испугался в тот день, когда в кафе его пришла Оксана Водянова. Испугался и растерялся и отреагировал на собственный испуг и растерянность так, как это у нас теперь принято — агрессией.

Вы же тоже отреагировали агрессией — наказать, оштрафовать, закрыть, посадить! И упустили возможность праздника.

А я думаю, что была такая возможность. Я думаю, что цель наша не в том заключается, чтобы накрутить двушечку человеку, поправшему наши святыни, а в том, чтобы про святыни объяснить. На том языке, на котором человек понимает, пусть даже на языке выручки. Или веселого застолья.

Преломить хлеб — это ведь понимают все, нет?

Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта