Неуважение к православию: сатана там правит бал

Блоги 3 сентября 2015 198245 0

все блоги автора

Дмитрий Губин

журналист, теле-, радиоведущий

Не уважаю религиозных чувств, - уважаю право на их реализацию.
Скажем, Фрэнсис Коллинз, руководитель проекта расшифровки генома человека, - глубоко верующий человек, протестант. Ну, у него такая особенность работы теменных и височной долей мозга. Уважать человека за особенности работы теменных и височных долей для меня странно (это как за особенности гипоталамо-гипофизарной системы уважать, и тут Милонов, не будь он невежественным дураком, уже вскинулся бы на меня), но я уважаю право Коллинза писать всякие глупости на тему веры в книжке "Доказательство Бога".

Однако православие, которое, по идее, должно помогать людям с особенностиями работы теменных и височных долей мозга, мне уважать совершенно не за что - по крайней мере, в его сегодняшнем изводе.

Ведь архимандрит Тихон (Шевкунов) с его православной проникновенностью и дурак и мразь Энтео одним мирром мазаны.

Это такое современное русское мирро, которое, как и современный русский сыр - эрзац. Эрзац мысли, предательство мозга.
Вот об этом я и написал неделю назад для "Росбалта" - ниже даю полный вариант.

ПРАВОСЛАВНЫЙ ТАЛИБАН

Православных энтео-подобных активистов Алексей Венедиктов окрестил «православным талибаном»; похоже. Талибы уничтожали статуи Будды (а православные талибы – экспонаты в Манеже и, предположительно, горельеф с Мефистофелем на Лахтинской улице в Петербурге), потому что это оскорбляет их религиозные чувства. За талибами стоят законы шариата, за православными талибами – закон об оскорблении чувств верующих. На иноверческую (и тем более атеистическую) культуру и тем, и другим плевать. Разница пока что в масштабах – но дайте срок: они и до статуи Антокольского (сидящий Мефистофель; Русский музей), и до квартиры Шаляпина (пел Мефистофеля!), и до оперный сцены доберутся. До «Тангейзера» в Новосибирске уже добрались.
Православный талибан вполне себе покрывается идейно московской патриархией. Да, конечно, официальные церковные спикеры – Легойда и Чаплин – заявляют, что если в действиях энтео-подобных есть состав преступления, то суд должен судить. Но их лукавство (и стоящий за ними лукавый) не должны обманывать. Энтео – прихожанин московского храма, духовником или настоятелем прихода ему вполне может быть выражено порицание, на него может быть наложена епитимья. Но вы хоть раз слышали, чтобы духовные пастыри Энтео осуждали? И не услышите. Потому что такой извод православия – плоский, злобный, невежественный, пропитанный дешевым бытовым мистицизмом – и есть нынешнее православие.

Чтобы понять это, не обязательно знать изнутри жизнь рядового прихода (настоятель обязан славословить начальство и выполнять тайный - официальной отчетности нет – план денежных отчислений епархии; он при этом бесправен, никаких официальных зарплаты и контракта на службу у него нет; в глухой приход он может быть задвинут на раз-два). Не обязательно также слушать торжественные, бессмысленные, полные славословий церковному начальству проповеди в каком-нибудь Елоховском соборе. Не обязательно разглядывать фото многочисленных, образцово пышных и вульгарных резиденций Патриарха, каждую из которых следовало бы назвать «Игольное ушко».

Достаточно полистать самую популярную на сегодняшний день душеспасительную книжку, православный бестселлер «Несвятые святые» архимандрита Тихона (Шевкунова). Это наилучший образец «православия для бедных», настоящая апология бытовой обрядности. И про изображение Мефистофеля, которое следует уничтожить, там тоже есть.Эта увлекательно написанная книга страстно убеждает читателя, что православие - не столько культура или нравственным кодом, сколько набор обязательных бытовых уложений, типа «согрешил – помолился – покаялся».

Вот парочка характерных эпизодов.
Одна из героинь, глубоко православная воровка, заведующая плодоовощной базой, ложится на пустяковую офтальмологическую операцию, где Господь ее убивает. (Ну не врач же? – операция ведь рядовая). За что гнев Божий? За воровство? Да нет, воровству бог Шевкунова вполне попускает (вера ничуть не мешала воровке воровать; про осуждение воровства ее духовником, знаменитым о. Иоанном Крестьянкиным Шевкунов не сообщает – но сообщает о том, что краденое богомольная воровка жертвовала церкви, которая, таким образом, состояла в доле). Но бог Шевкунова не прощает воровке того, что она ложится на операцию без благословения духовника. О, вот это грех так грех!

Другой эпизод: у милицейского начальника попадает в аварию сестра. Она в тяжелом состоянии; множественные сочетанные травмы, включая закрытые переломы. Шевкунов указывает верный путь к спасению: молитва перед святой иконой Владимирской божьей матери. Начальник молится, и – о, чудо! – операция не нужна. Раздробленные кости как-то так сами собой сложились в целое. (Я эту главку прочитал хирургам отделения военно-полевой хирургии ВМА, где после аварии лежал мой пасынок. Можно, я не буду передавать их реакцию?)

Ну, и изображение Мефистофеля – это тоже важный эпизод. Один ученый, друг автора, попросил освятить новый дом. У о. Тихона, однако, возникли проблемы: черный пудель хозяев его невзлюбил. Но о. Тихон понял, где зарыта собака и кто в черном пуделе сокрыт: собака – нечистое животное вообще, а уж черный пудель и вовсе воплощение сатаны (читайте «Фауста»). Вдобавок владельцу дома подарили на новоселье чугунную скульптуру знаменитого каслинского литья, изображающую все того же Мефистофеля! Что делает глубоко православный о. Тихон? Он топит статую в реке. И, полагаю, лишь остатки светского гуманизма не дали ему точно так же поступить и с песиком.

Хочу ли я сказать, что архимандрит Тихон виновен в науськивани своей книжкой таких, как Энтео, на православные погромы? Как писатель – конечно, нет! Книжка – всего лишь книжка, и Булгаков «Мастером и Маргаритой» вовсе не укрепляет зло в душах. На каждого писателя есть литкритик, на каждую книжку другая книжка, и тех же вариантов «Фауста» тьма (включая ценимый мной «Мефистофель» Клауса Манна о становлении нацизма и фашизма).
Но проблема в том, что в нынешней русской православной церкви ничего, что могло бы быть оппозицией о. Тихону. Нет других. Заткнуты, разгромлены, запрещены. Андрей Кураев лишен кафедры (после того, как занялся проблемой совращения детей и подростков в РПЦ). Георгию Митрофанову запрещены интервью и публичные выступления (и это начало списка). Все прямо как на гостелевидении, где вместо Леонида Парфенова и Евгений Киселева – какие-нибудь, прости, господи, Кургинян, Зейналова да Дмитрий Киселев. Да, когда-то мы могли гордиться русской философской православной мыслью (Леонтьев, Флоренский, Булгаков), но это было век назад. Зайдите сегодня в хороший магазин с религиозной литературой (типа московского Primus Versus, куда часто забегают студенты Свято-Филаретовского института) и попросите дать почитать что-нибудь современное уровня Розанова. На вас посмотрят с печалью. Ничего этого нет. И наше счастье, что энтео-подобные не умеют читать: иначе пожгли бы и веководой давности розановских «Людей лунного света», и бердяевский «Эрос и личность».

И вот складывании этой пустыни, в поглощении ею всего живого виноват уже и архимандрит Тихон как архипастырь.

Виноват среди прочих в числе прочего в том, что и государственная, и государственно-православная идеология у нас сегодня просты, как штаны пожарного. Типа, мы – высочайшая духовность, а все, кто против нас, - слуги сатаны, и думать тут нечего, и спорить нельзя.

Разница между государством и церковью лишь в том, что движение «Божья сила» громит выставки в Манеже и зачищает фронтоны домов, а обобщенное движение движение «В Путине сила» громит НКО, фонды поддержки науки типа «Династия» и зачищает страну от лучших умов.

Скучно жить на этот свете, господа, когда светоч таков.

Что-то подобное, впрочем, уже писал религиозный русский писатель Гоголь.

Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта