Персонально ваш: о Никите Белых

Блоги 25 июня 2016 13692 0

все блоги автора

Алексей Венедиктов

Главный редактор радиостанции "Эхо Москвы"

С.Бунтман―14 часов, 7 минут. Персонально ваш Алексей Венедиктов. Ведет Сергей Бунтман. Все правильно. Алеша, добрый день!

А.Венедиктов―Добрый день.

С.Бунтман―Вчера была программа «Суть событий», где заменял Сергея Пархоменко Алексей Венедиктов, так что яко многими подробностями того, что происходит исоображениям— воткэтому яотсылаю, кзаписи этой программы. Сегодня мы, как иобещал Алексей Венедиктов – яего поймал наэтом – продолжаем эту печальную истранную историю сНикитой Белых. Впервую очередь продолжаем, потому что тыобещал, тедетали, которые будут известны ито развитие.

А.Венедиктов―Ксожалению, я, конечно, общался поздно вечером идальше, скажем так, сразными людьми и, втом числе, скриминалистами, профессиональными криминалистами. Меня заинтересовала, вчастности, фотография, где показал Никита белых сотсветами наруках следов меченых денег. Имои знакомые профессионалы обратили внимание, что направой руке – аон правша, Никита – унего след тольконаладони, которого даженебывает, если пачку взять, инет следов напальцах. Тоесть, если онпересчитывал, тоон непопадал вэту жидкость меченую. Просто обратили внимание, говорят: «Ну, просто это одна фотография неочень хорошего качества. Вторую руку мыне видим, потому что она стыльной стороны. Новотправая рука… попробуй пересчитать деньги, если тыправша икакие следы утебя должны остаться. Причем такое ощущение – они говорят,— что какой-то твердый предмет ондержал». Один дажепосмеялся исказал, что бокал. Вот так вот. Нобокал – содной стороны.

Тоесть вопросы множатся, ответов нет. Сейчас судья удалился насовещание сам ссобой. Янапомню, что сейчас идет заседание суда, где принимается решение омере пресечения. Прокуратура иследствие потребовали арест. Сам Никита Юрьевич попросил домашний арест. Аадвокат Вадим Прохоров предложил залог наусмотрение суда, или наоборот, кто-то изних – залог, кто-то – домашний арест. Одно неисключает другого. Судья удалился насовещание.

И, кстати, стала понятна вчерашняя задержка. Там жесудья неможет выносить решение, если непоступило требование Следственного комитета всуд до22 часов. Никиту Юрьевича привезли в22.03. Какая поразительная точность. Асегодня дежурный судья, небезызвестный Артур Карпов, человек, принимавший решение поаресту Магнитского инаходящийся всписке Магнитского; человек, принимавший решение поделу Савченко, поаресту Савченко; человек, принимавший решение попродлению ипо аресту всех «болотников» так называемых, унего были решения про домашний арест два или три, нов основном – всё под стражу. Вчера был другой судья дежурный, яего назвал «судья специального назначения. Ну, посмотрим, может быть, яошибаюсь. Новоттеперь мне расскажите непро политику, что называется. Насамом деле, это тоже некая странность, потому что, ядумаю, что следователи ипрокуратура знают про правила 22-х часов, ивоттак привезти ровненько иопоздать на2 минуты и37 секунд, назовем это так, это ювелирное умение. Ябы назвал это издевательством.

С.Бунтман―Ново всех случаях – было, небыло – ноорганизация здесь чувствуется.

А.Венедиктов―Яне сказал быслово «организация», ясказал быслово «координация». Там сейчас тоже идет интересная история. Следователь, выступая, сказал, что Никита Юрьевич признал, что онбрал деньги, нобрал нанужды города Кирова. Тут жев соцсетях разлетелось отом, что Никита Юрьевич брал деньги. Ятольконапомню, что Никита Юрьевич немэр города Кирова, агубернатор Кировской области ик бюджету или кразвитию города Кирова, насамом деле, губернатор отношения неимеет позакону. Это такая интересная история.

Иеще одна интересная история. Выяснилось, что гражданин Германии – был человек, который перевал эти деньги – это факт. Нет деньги передавались. Вэтом баре деньги передавались. Вопрос: что это заденьги иза что? Это тоже факт – гражданин Германии. Ия как-то представил себе, как гражданин Германии может впачках… ну, дажене400 тысяч евро, апредположим часть – там больше 100 тысяч явидел: пачки разложены – каким образом они ему попали вруки? Немеченые – меченые, они понятно почему – потому что Следственный комитет иФСБ. Онвез ихчерез границу? Нет, врядли. Тогда гражданин Германии должен был такую сумму снять вкаком-то банке.

С.Бунтман―Иоб этом есть наверняка сведения.

А.Венедиктов―Да, конечно.

С.Бунтман―Оснятии такой суммы, даи нетакой…

А.Венедиктов―Тоесть есть возможность следов: откуда это икуда пошло. Поэтому еще раз повторяю: там очень много вопросов. Уменя совсем недавно был разговор нафоруме свысокопоставленными друзьями, имы говорили поделу Савченко. Япросто вспомнил. – «Она жеосуждена». Яговорю: «А суд меня неубедил». Вот пока меня неубеждает то, что представляет публично Следственный комитет, анепублично еще необщался. Публично Следственный комитет исистема доказательств неубеждают. Факты какие-то подтверждаются, безусловно, иони, как тыправильно сказал, печальные, если непонимать… Меня спросили сегодня – ядискутировал слегка всвоей ленте вТвиттере – меня спросили: «Если это невзятка, точто это может быть?» Яговорю: яне могу фантазировать, нодавайте забудем про Никиту Юрьевича ипредставим себе, что явам даю какие-то деньги иэто фиксируется. Мысидим свами застолом, какие-то люди фиксируют. Яберу деньги. Это может быть взятка? Может быть. Это может быть возвращение долга? Может быть. Это может быть дававание вдолг? Может быть. Это может быть возвращение средств, вложенных вочто-то? Может быть.

Тоесть, если говорить теоретически, тоэто может быть. Инужно доказать, что это преступный умысел, преступные намерения, преступные деньги. Мне кажется, что этим должно заниматься следствие. Факт передачи денег есть, хотя повторяю еще раз, что эта краска наруках – опять нея, яне специалист, ялузер вэтом смысле, но, естественно, явсегда обращаюсь всегда клюдям, которые специально занимаются этим, которые неимеют никакого отношения нико мне ник Никите Юрьевичу.

С.Бунтман―Вызывает сомнение чрезвычайная публичность, засвеченность этого места.

А.Венедиктов―Про публичность, засвеченность!.. Как выдумаете, Сергей Александрович, что для государственных каналов важнее: визит Путина вКитай ипереговоры скитайским руководством, спредседателем товарищем Синь или еще отсутствие решение поделу Никиты Белыха?

С.Бунтман―Смотря какие каналы.

А.Венедиктов―Государственные.

С.Бунтман―Все?

А.Венедиктов – 1―й, 2-й…

С.Бунтман―Яне буду гадать, яуже повопросу понимаю, что был важнее Никита Юрьевича белых.

А.Венедиктов―Да! Иэто удивительная история, потому что мызнаем, что визит Путина даеще вКитай – это всегда номер один, это помпа, это репортажи 7-10 минут, это первая новость. Однако, Сережа, в14 часов мыпосмотрели новости. Первая новость: Никита Белых вклетке— это просто картинка. Итам две-три фразы отом, что онпризнал, что взял деньги. Онпризнал – неследователь, замечу я– онпризнал, тоесть искажение информации. Без ссылки наследствие. Авотвторая новость только– Путин. Путин после Белыха. Даснимать уже надо начальников этих! Что они себе позволяют? Ивы мне будете рассказывать, что это случайно, что государственные каналы так делают одинаково?

С.Бунтман―Ну, всё жедля зрителя, тыпонимаешь. Это интересней.

А.Венедиктов―Унас один зритель, Сергей Александрович, изовут его Владимир Владимирович Путин.

С.Бунтман―Ноон вКитае, там неловит российское телевидение.

А.Венедиктов―Доложат, неволнуйтесь. Онже несам смотрит. Выменя пугаете. Тем более, что вопросы комне поэтому делу идут ииз Китая тоже.

С.Бунтман―Идут изКитая…

А.Венедиктов―Да.

С.Бунтман―Откаких китайских товарищей?

А.Венедиктов―Яне знаю, откаких товарищей. Унас, знаешь ли, национальность запрещена. Незапрещена, унас нет впаспорте национальности.


С.Бунтман―Вданном случае яимею ввиду гражданство.

А.Венедиктов―Ну, яне проверял паспорта. Яс людьми общаюсь без этого. Все интересуются, потому что увсех возникает, дажеулюдей, которые сильно, как бысказать мягко, конкурируют заисключением тех, кто сейчас наэтом делает себе некие истории политические, они спрашивают, видимо, переключая насебя: «Леша,— пишут мне,— извини, нам отсюда невидно, аты вот… какие сомнения?» Ясвои сомнения излагаю. Или: «А почему так театрально?» Яговорю: «Я незнаю, как театрально. Это высвоих товарищей поспрашивайте – иБастрыкина иБортникова – почему так театрально. Откуда язнаю».

С.Бунтман―Они проявили достаточно давно склонность ктеатрализации.

А.Венедиктов―Тызнаешь, когда надо.

С.Бунтман―Кого там вязали прямонаПетровке?

А.Венедиктов―Не-не, секундочку! Театральность ведьзаключается нетольковтом, кого вязали, атеатральность, например, заключается… Как меня спросили: «Слушай, акто вел съемку внутри Следственного комитета, когда его ведут внаручниках?» Яговорю: «Я незнаю, кто вел. Язнаю, кто публиковал». – «Мы тоже знаем. Акто вел съемку? Кто отдал-то? Внутри Следственного комитета». Ачего? Там режим, между прочим, оказывается. Вот мои пекинские товарищи знают, что там режим.

С.Бунтман―Асьемка профессиональная, телевизионная?

А.Венедиктов―Съемка профессиональная. Это съемка, безусловно, служебная. Нет, это невпущенные журналисты. Это служебная съемка, которая передается каналам. Нораз она передается каналам – вот, можно делать вывода подоказательной базе, что эмоции, как мыс тобой уже неоднократно говорили, икак яговорил поповоду брексита, что эмоции возобладают над информацией – иэто особенность телевидения, это правда. Икогда начинаешь разбираться втексте – вотяговорю, кто признал, что брал деньги. Да, деньги были, иэто его деньги, скажем так, оних взял. Нокогда все пишут отом, что вот, онпризнал… Еще раз говорю, что это мызнаем сослов следователя. Никита там, задайте ему вопрос, коллеги. Вытоже там. Имой коллега задаст там, яимею ввиду инаш коллега задаст вопрос.

Нет, просто умногих вопросы. Можно себе представить самый печальный сценарий, как тысказал, новопросы все равно остаются увсех – итех, скем дружен Белых ис кем конкурирует Белых. Илюди правильно спрашивают. Люди, которые опытные, скажем так, они правильно спрашивают. Ия тоже спрашиваю, потому что ятоже опытный. Интересно.

С.Бунтман―Да. Рано говорить отом, что все это значит.

А.Венедиктов―Ая незнаю пока, что это значит. Яповторюсь: яне верю что… то, что язнаю оНиките, оего жизни ио его времяпрепровождении, его биографии иего постоянной жизни – яне верю, что онвзял взятку. Яне верю, что онвзял взятку – раз. Яне верю вто, что онвзял взятку воттаким образом. Ненадо делать изнего дебила. Еще раз повторяю: под камерами уиностранного подданного огромную сумму… Камеры вэтом баре есть, мысмотрели, явчера корреспондента посылал вэтот бар посмотреть, есть камеры или нет.

С.Бунтман―«Лотте-плаза»— наСмоленке, совсем рядом.

А.Венедиктов―Ходил смотрел унас парень, проверялся – все нормально. Потом, вызнаете, Никита часто выезжал заграницу. Если быон хотел взятку, наверное, онбы взял еена какой-нибудь свой счет куда-нибудь туда. Или насчет несвой, ему нельзя иметь счета, нонашел бы… Ну, действительно, слушайте, ондавно вбизнесе… Ненадо изнего делать дебила.

С.Бунтман―Онпрошел толерантное отношение клюбым уходам, онпрошел нетолерантное отношение…

А.Венедиктов―Унего по«Кировлесу» было 37 допросов. Вот тому «Кировлесу», который сейчас ему дал взятку как бы. Ну, ребята, все-таки, конечно, может быть, что черная кошка, она белая икрокодилы летают нонизенько, как известно, ноуж больно летают они низенько.

С.Бунтман―Авотинтересно, когда подошли кчеловеку… мычитаем оСахалине, отом, осём, опятом-десятом… Когда подошли кчеловеку, которого мывполне знаем ипредставляем себе психологический портрет, ане толькопомемам винтернете, вопросов становится еще больше.

А.Венедиктов―Послушай, ая вотлично незнаю ниХорошавина ниГайзера, нос Хорошавиным явстречался два раза, ас Гайзером – нет. Ноя должен сказать, что меня тоже пока ничего неубедило. Вот то, что ясмотрю… Чего-то онтам попустительствовал теще… Якогда это прочитал – Гайзер, по-моему, попустительствовал теще… Сейчас, кстати, тоже Никита попустительствовал. Покровительствовал ипопустительствовал – сказано вделе. Яберу открытые данные – это то, что впресс-релизе следственного комитета – покровительствовал ипопустительствовал. ИвотГайзер— по-моему, губернатор Гайзер – тоже попустительствовал ипокровительствовал теще, которая открыла сеть ресторанов. Послушайте, ау Хорошавина ручку нашли.

С.Бунтман―Послушай, япопустительствую теще, ясейчас подумал обэтом.


А.Венедиктов―Унас Владимир Владимирович всем трем губернаторам попустительствовал, кстати, если ужтак совсем ужсерьезно. Нет, нуэто несерьезно. Поэтому вотяГайзера незнаю, но, что явижу воткрытом, икак это было: кампания ивсе руководство…— меня это пока неубеждает. Яжду суда, ия посмотрю, почему человека непосадить сбраслетом дома: Гайзера, Хорошавина. Людей, которые несовершают преступления против личности, неподозреваются ине обвиняются вубийстве, изнасиловании, искалечивании изаказном убийстве – чего? – браслет наногу. Работает хорошо. Ну, поставьте – пусть сидит дома. Ужкакой был страшный преступник – чуть лиЧикатило – Навальный – сидел сбраслетом дома. Ничего страшного под домашним арестом.

Никиту япросто знаю, иу меня больше уверенности втом, что это какая-то западня иподстава. Яне знаю Хорошавина ине знаю Гайзера, носчитаю, что отношение одинаковое должно быть. Абсолютно верно, если есть подозрения, есть доказательная база, все трое сотрудничают соследствием – чего выделаете? Выиз них показания вышибаете? Накого? Расскажите накого? Это все история такая… При этом есть масса профессиональных следователей, которые распутывают тонкие эти коммерческие всякие истории. Но, ребята, еще раз: они непредставляют угрозу обществу. Браслет минус паспорта, приставить… хорошо, вдом отдыха посадите, заприте ивсё. Чего втюрьме-то? Исидят люди… Урлашов – пожалуйста, тебе – три года сидит парень. Где обвинительный приговор? Три года сидит!

С.Бунтман―Это как раз, когда сидит инет…

А.Венедиктов―Итоже ведьнепреступление…

С.Бунтман―Икогда сидят, это практика такая: отларечника домиллиардера – эта практика.

А.Венедиктов―Так это неправильно.

С.Бунтман―Ачто, Ольга Романова, она как раз заэто иборется стысячами людей.

А.Венедиктов―Всвое время продавили домашний арест, это внесли, ибраслеты внесли. Извини, яс этим Реймером, который ныне тоже осужденным, тогда начальником ФСИНа про браслеты начинал говорить, итоже говорил отом, что это правильно. Иэто правильно. Иповторяю: «Браслеты или домашний арест, или здесь залог непредопределят виновность, атюрьма, конечно, ломает.

С.Бунтман―Может, это ицель.

А.Венедиктов―Явообще-то сомневаюсь, что Никиту можно сломать. Конечно, всех можно, наверное, сломать, если ужпытать-пытать. Нотюремное заключение его несломает, мне так кажется. И, мне кажется, что для этих идля других, нетолькогубернаторов, толькото, что наслуху – если непреступление против личности, если нет угрозы для жизни издоровья…

С.Бунтман―Тем более, постоянно тоже идет шарманочная мелодия одекриминализации экономических преступлений, итак далее.

А.Венедиктов―Ну, вот, да, ноона шарманочная.

С.Бунтман―Да, все время повторяющаяся мелодия. И, честно говоря, здесь могу сказать, что вомногих своих действиях, что внешний, что внутренних, российская власть предсказуема, как алкоголик Андрон Николаевич: абсолютно понятно, что завтра напьется, тольковкаких размерах? Здесь мне неочень понятно. Вот это кампания липротив губернаторов коррупционных?.. Против кого?

А.Венедиктов―Ядумаю, что каждый случай имеет несколько слоев. Яимею ввиду, если мывозьмем трех губернаторов. Один слой – региональный. Там идет борьба забизнес. Пирог скуксился, сжался, иместные воротилы, которые, может быть, отсюда нам ине видны, они делят ипеределывают рынок, игубернатор иногда помогает, иногда мешает. Иесли каким-то мощным кланам губернатор мешает… Атакже напомню тебе, что существует местное ФСБ, местное МВД, местный СК, которые взаимодействуют как ис губернатором, так ис местными кланами, потому что угубернатора денег нет, ау кланов есть, чтобы было понятно. Иони становятся инструментами вэтой борьбе запредел собственности или засохранение собственности. Итем губернаторам, которые непринимают правила игры, они ихподставляют. Ну, это просто рассказывают разные губернаторы мне, ите, кто еще непосаженные идаженеобвинены.

С.Бунтман―Причем повсем параметрам.

А.Венедиктов―Неимеет значения, какой губернатор.

С.Бунтман―Ине имеет значения, какое дело, потому что подстава может идти поразным…

А.Венедиктов―Мыдажезнать небудем. Платежи ЖКХ, управляющие компании…

С.Бунтман―Хочешь, ябранное слово скажу? «Тангейзер».

А.Венедиктов―«Тангейзер», да. Второй слой, безусловно, онфедеральный ион неполитический. Яимею ввиду, что разные башни Кремля своих людей особенно вусловиях турбулентности выборов ито, что губернаторы стали избираться худо-бедно, они пытаются между собой конкурируя, снять чужого, поставить своего. Алучше для этого, чем возбуждение уголовного дела… хрен его знает, как закончится, ноотстранят быстро.

С.Бунтман―Одна связанная сНикитой Белых молния… Мывсе время ищем сейчас решение, мыждем решения, ия смотрю: Иванов заявил, что ФСБ идругие органы неинформируют его. Озадержании Белых онузнал вКитае.

А.Венедиктов―Ну… китайские друзья работают. Хорошо, нуэто ладно…

С.Бунтман―Нафоне СиЦзиньпинов бесконечных, красного цвета здесь, яединственное, что выловил пока оНиките Белых. Атам все подписывают совсеми.

А.Венедиктов―Да, это большой визит. Поэтому удивительно, что первая новость – это даженерешение поаресту, ато, что суд удалился насовещание – вотпервая новость. АПутин – потом. Это госканалы. Извини, язабыл, тыменя…

С.Бунтман―Ятебя счего-то сбил. Суровней, сослоев…

А.Венедиктов―Вторые слои— это «башни Кремля», ниу третий слой – это, конечно, идеология. Это такой удар поимиджу либералов, что «вот, ребята, нетольконаши «еэровские» воруют, авсе одним миром мазаны: иваши воруют; так что все воруют, иразницы особой нет». Ядумаю, что это уже науровне администрации президента была акцептация. Ия сомневаюсь, что Сергей Борисович Иванов небыл проинформирован, потому что губернатор находится под администрацией президента – под Ивановым, под Володиным, под управлением внутренней политики. Это уровень Иванов иВолодина. Ипрактика существующая – это информирование. Ия напомню, что дажевовремена Сталина арестовать первого секретаря обкома партии можно было толькоссогласии Политбюро или при информировании ЦК– это называлось так. Икогда были такие нарушения, товарищ Сталин наводил порядок. Или товарищ Суслов наводил порядок.

С.Бунтман―Надо передачу сделать осистеме арестов высокопоставленных чиновников всоветское время.

А.Венедиктов―Не-не, яв это неверю.

Продолжение

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта