Кричать надо громче

Блоги 5 июня 2014 605360 0

все блоги автора

Сергей Мамаев

журналист


Неоднозначные впечатления, но в целом позитивные. Самый негативный и неприятный эффект от приезда «эховцев» в Киров – от нас. Но именно это и считаю главным плюсом для себя. Задумался, что, в общем-то, полезно.

Три часа эфира до…

В первом часе в студии находился А.А. Пикуленко. Каюсь, раньше я его эфиры не слушал, т.к. очень на «Вы» с техникой и мало что понимаю в автомобилях, кроме того, что они железные. Тут же разговор больше шел о впечатлениях от поездки.

Сан Саныча сменили А. Плющев и Т. Фенгельгауэр. Их позитивному настрою не помешали и наши звонки в эфир, хотя мне радости они точно не добавили.

Под занавес в качестве «тяжелой артиллерии» прибыл А.А. Венедиктов. И вот тут меня огорчило местное «Эхо». Я не думаю, что аудитория «Эха Москвы» меняется от времени года, облачности, курса доллара или места, откуда идет вещание. Как неважно было знать слушающим сводки Совинфорбюро о том, где находится Левитан - в Москве или в Свердловске.

Очень был разочарован тем, что вопросы, заданные ведущей Венедиктову, были те же самые, на которые он неоднократно давал ответы и в своих эфирах, и в различных интервью. Регулярно слушая и читая сайт «Эха Москвы», я уже заранее знал, что ответит ААВ на тот или иной вопрос.

Предупреждая упрек, почему сам не задавал вопросов, скажу, что у меня есть свое понимание окружающего мира и процессов в нем происходящих, в том числе, благодаря и «Эху». Хотя есть моменты, в которых я не всегда с ними согласен. Я просто хотел с ними увидеться.

Что касается поступивших в эфир звонков и вопросов на очной встрече. У меня сложилось впечатление, что людям был важнее сам факт высказаться. Объяснить приезжим свое недовольство властью в своей области, донести свое мнение о том, какая должна быть жизнь и власть в Кирове. При этом, полагаю, хотели не столько узнать мнение гостей по этому поводу, сколько получить в этом моральную поддержку, что немаловажно, конечно.

Кажется, что кировчане даже гордятся тем, что у нас и дороги очень плохие и заборы покосившиеся. И всячески оправдывали это. Губернатор тем, что у нас мала плотность населения на кв. км, следовательно, мало машин и мало поступившего налога на содержание дорог. Слушатели тем, что мужики спились и остались одни вдовы, которым не под силу починить упавший забор.

Тем не менее, Сан Саныч прав в том, что посоветовал сначала починить свой забор, а уж потом требовать от властей ремонт тех же дорог и пр.

Вывод только один – перестать уповать на приезжих, даже самых уважаемых, перестать плакать им в жилетку, сетуя на тяжелую судьбу оппозиции в регионе. Надо просто делать то, что считаешь нужным, не ожидая похвалы или поддержки.

Все-таки нужно расставить приоритеты. Что важнее: выговориться перед московским гостем (в данном случае «эховцами») или убедить себя в правильности своих же действий. С их непременной поддержкой в правильности нашего пути, разумеется.

Эхо будет слышнее у того, кто изначально громко крикнет. Хочется, конечно, сразу рявкнуть на федеральном уровне, но может, сначала дома покричим? С непременным условием услышать эхо от нашего вопля. Только надо помнить, что эхо, неоднократно отразившись, может вернуться в искаженном виде. К этому тоже надо быть готовым.

Три круга самоцензуры журналиста по Венедиктову:

1. То, что ты можешь позволить себе в соответствии с воспитанием, образованием и собственным представлением о приличности, основанном на том же воспитании, образовании и исходя из жизненного опыта.

2. Корпоративная этика. То, что тебе запрещается делать при условии сотрудничества с тем или иным СМИ. В чем ты согласился себя ограничить при устройстве именно на эту работу.

3. Законодательство РФ

Первые два пункта у ААВ точно совпадают. С третьим можно поспорить. «Взбесившийся принтер» издал такую массу запретительных законов и издаст еще, что скорее соблюдение законов станет в приличном обществе недопустимым, чем его исполнение.

И как резюме: самоцензура показывает, насколько журналист готов последствиям за свои слова и поступки. Готов ли он к тому, что будет уволен, к игнорированию профессиональным сообществом, а так же и к репрессиям со стороны власти.

Есть, наверное, люди, которые думают так же, как и я:

«Я знаю, что надо делать, чтобы люди лучше жили, я знаю, как руководить всем этим, и я могу оценить эффективность работы каждого и на любом посту. НО… меня не зовут, не спешат узнать мое мнение ни в эфире, ни в приватной беседе. Сам же я навязываться не буду. Много чести».

P.S. общепринятое – навязываться
вятское – навяливаться.

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта